Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Нервы на пределе. Глава 22.1: Немножко ревности.
Ооо, я понимаю твое сумасшествие,
Я вот-вот потеряю разум,
Думаю, я – чокнутая,
Думаю, я теряю свой разум.
Ты зовешь меня чокнутой,
Думаю, я видела, как ты трогала моего парня,
Ты сумасшедшая?
Может, мне стоит вывести тебя на улицу
И показать тебе, ты, сумасшедшая?
Оооо, я поняла твое сумасшествие…
Прикоснись к моему мужчине снова
И я покажу тебе, я изобью тебя.


Kaci Battaglia ~ Crazy Possessive


~ Белла ~

- Постой, постой… Что насчет этого? – спросила я Элис, показывая ей маленькое черное платье с завязками на шее, которое вытащила из своего переполненного шкафа. Мама прислала еще три коробки с нарядами из своего магазина, и даже Эдвард, кто продастся за одежду, отметил, что непомерный выбор имеющихся у меня нарядов является абсурдным, если не абсолютно безумным.

Да, это верно… он шарился в моем шкафу. Как-то днем мы были у меня, и я отлучилась в ванную буквально на пару секунд. Когда вернулась, то, клянусь, он уже рассортировал половину моей одежды по цветам, а всю обувь аккуратно составил по парам.

Фрик.

Но он – мой фрик.


Элис застонала, рухнув в кресло в углу моей комнаты.
- Это мне тоже нравится, Белла. Ладно, остановись, здесь слишком много всего, что можно выбрать, и моя голова уже кружится, и мне хочется надеть их все. – Моя кровать от изголовья до изножья была буквально покрыта нарядами для Элис, в которых бы она могла провести свою первую ночь с Джаспером…

Они собираются сделать это.

Элис дергалась и нервничала, и, конечно же, ей просто хотелось красиво выглядеть для него. Она остановилась на очень облегающем джинсовом платье без бретелек, имеющем блестящие серые и голубые вставки, в комплекте с моими серыми ботинками, которые были на нее слишком большие, но она все равно настояла на том, что наденет с ними носки.

Элис с Джаспером немного сдерживались, желая ждать по крайней мере полтора месяца с их первого поцелуя, прежде чем заняться сексом. Согласно Элис они переделали уже все, кроме фактического «грязного дела», и, на удивление, Джаспер спрашивал совета у своих братьев, изо всех сил стараясь сделать это событие особенным для нее. Элис сказала, что он заказал столик в хорошем ресторане, а затем упомянул идею сходить к башне Спэйс Нидл, прежде чем вернуться в отель, чтобы… ну… потрахаться, наверное.

Нам с Эдвардом это было на руку, потому что они поедут с нами в Сиэтл. Пока мы будем на концерте, они отправятся на ужин, напьются и вернутся в отель заниматься сексом. Эдвард не хотел, чтобы его родители знали, что мы собираемся провести ночь в одной и той же комнате… они никогда не одобрят этого из-за запретительного приказа. Джаз с Эдвардом сказали родителям, что мы, девочки, снимем номер вместе, поскольку мой отец не позволил бы иначе, однако мой отец вообще понятия не имел, что парни едут с нами. Он наверняка бы запер меня до тех пор, пока я не получила бы право на пенсию. Насколько он знал, я еду с Роуз, Элис и Анжелой.

Умные, но простые стратегии были выстроены, ложь придумана, и наши соответствующие планы на вечер приведены в движение. Нам осталось лишь молиться, чтобы нас не поймали. Когда дело касается напичканных гормонами подростков, пытающихся скрыть планы на уик-энд со своими соответствующими половинками, ЦРУ, ФБР и Секретная служба им и в подметки не годятся.

Мы вчетвером отправились в путь в середине утра, пока Карлайл с Эсме завтракали в городе, и к обеду достигли Сиэтла. Элис не затыкалась всю дорогу, явно показывая, что она – комок нервов. Эдвард несколько раз закатывал глаза, усмехаясь мне, а затем сделал музыку погромче, чтобы заглушить непрерывное тявканье. Едва ли можно было вытерпеть Элис-собирающуюся-заняться-сексом. Наконец, когда мое собственное терпение достигло предела, я попросила Джаспера поцеловать ее, лишь бы она заткнулась хоть на чертову секунду. Я мысленно пинала себя за то, что передумала и не подсунула утром ей в кофе «ксанакс».

Обидно ли мне? Может, я завидую? Нееееет… не я. Абсолютно точно.

Мы зарегистрировались в своих номерах в отеле; один был под моим именем, другой – под именем Эдварда, и, на счастье, они находились просто на одном этаже, а не прямо рядом, потому что… последнее, чего нам с Эдвардом хотелось бы, это слышать приглушенные крики моей лучшей подруги и его брата в муках любовных ласк. Эдвард удостоверился, что ему достался номер с двумя среднего размера кроватями, в то время как Джаспер выбрал комнату с одним огромным ложем. На самом деле я думаю, что главное беспокойство и приоритет при выборе комнаты у Эдварда состояли в наличии проклятого утюга в ней. Все остальные мысли появились позже.

Поездка на лифте до десятого этажа отеля была очень странной… все четверо из нас были неудобно тихи, поскольку все мы знали, чем Джаспер с Элис собираются заняться позже вечером и чем мы с Эдвардом… не собираемся.

Вообще.

Так или иначе, я была взволнована и немного нервничала по поводу своего первого вечернего выхода с Эдвардом, первого, надеюсь, из многих. Это тоже казалось немного странным, поскольку я внезапно почувствовала, что мы делаем что-то очень взрослое. Аренда гостиничного номера и посещение рок-концерта с Эдвардом заставили меня ощутить себя до странного зрелой, чего я еще не чувствовала в свои шестнадцать лет. Мне довольно-таки понравилась идея играть с Эдвардом в «семью». Очень.

Однако, учитывая всю ложь, что мы сказали своим родителям, я ощущала огромное чувство вины, даже при том, что наши действия были абсолютно невинными… не считая части с поддельным водительским удостоверением.

Я не была уверена касательно его намерений насчет ночи, когда сперва увидела две кровати, но тихо надеялась, что мы хоть немного пообжимаемся после концерта. Тем не менее, учитывая, как он неожиданно отдалился в последние несколько недель, я не собиралась просить у него ничего, что касалось бы прикосновений, боясь повторения.

И хотя мы «подурачились» без фактических прикосновений накануне Дня благодарения, Эдвард с тех пор – уже больше недели – ничего не предпринимал, а я слишком боялась давить на него, поэтому оставила его в покое, надеясь, что он сделает первый шаг сам.

Он не сделал.

Несмотря на это я не волновалась. Фактически, мне было даже стыдно за то, что жажду его, зная, сколько проблем это может навлечь на него, буквальных и эмоциональных. У него и так было достаточно о чем подумать - в связи с новыми лекарствами и тем фактом, что у его родителей ожидается ребенок, - так что ему не хватало только меня, зудящей о своих нуждах.

Но я знала, что Эдвард достаточно хорошо обращается со своими перепадами настроения, так что было что-то еще, чего он мне не говорил… что-то помимо депрессии и медикаментов, которые он принимает, что-то, что внезапно взбудоражило его. Я пару раз пыталась спросить, но не справилась с нервами, и потом подумала, что мне стоит просто отстать от него, пока он сам не будет готов.

У меня было такое чувство, словно все, что я делаю, это жду, а потом жалуюсь на это ожидание. Тороплюсь и жду. Порочный круг.

Оставив свои сумки в номерах, мы вчетвером сходили пообедать в маленький тайский ресторанчик, а затем прогулялись по магазинам, заглядывая в экстравагантно украшенные праздничные витрины и забредая в случайные магазинчики. Я хотела купить восхитительную маленькую мягкую желтую уточку для ребенка, но Джаспер заметил, что их мама чрезвычайно суеверна и боится любых подарков, пока беременность не перевалит за шестимесячный порог, после чего вероятность потерять ребенка будет наименьшей.

Я знала, что они до ужаса боятся потери этого ребенка, но Эсме выглядела такой жизнерадостной и уверенной в том, что эта беременность дойдет до конца. Я удостоверилась, что отдельно молюсь о ней вечерами… просто на случай, если Господь обратит внимание на мои молитвы, поскольку он, кажется, не слышал меня, когда я просила чуда для Эдварда.

Эдвард не очень много говорил об этом, хотя как-то раз сказал, что действительно очень рад за своих родителей и что он очень взволнован появлением малыша в их доме. Я сочла это странным, но была приятно удивлена, учитывая, что последнее, чего я ожидала от него, так это что он будет с нетерпением ожидать рождения маленького человечка, который плюется, писается, какается и без устали кричит все ночи напролет. Я не знаю, понимает ли он вообще, насколько грязными и шумными бывают младенцы. Наверное, он просто сосредоточился на том, какими красивыми и особенными они бывают, и это практически заставило меня любить его еще больше.

Мне казалось, что для трех парней-подростков идея наличия младенца в их доме могла быть странной, но даже в этом случае я знала, что Эдварда главным образом беспокоило то, будет ли ребенок девочкой. Без вопросов ясно, что его это пугает, но он никогда не озвучивал этого… мы все просто знали.

Спустя несколько дней после того как они объявили о беременности, Карлайл позвонил адвокату Эдварда, чтобы узнать, не скажется ли это на нем в каком-нибудь правовом отношении. Адвокат Эдварда заявил, что нет, члены семьи не подлежат запретительному приказу, потому что абсолютно невозможно жить с кем-то под одной крышей, особенно с ребенком, и не коснуться его. Кроме того, если бы Эдвард оказался неспособен прикоснуться к малышу, то это серьезно сказалось бы на его или ее эмоциональном состоянии. Посему, узнав об этом, он испытал огромное облегчение, как и его родители, которые, как мне кажется, вообще не задумывались о проблеме с прикосновениями до того, как зачали ребенка.

Я знала – и Эдварду даже не нужно было об этом говорить, - что это также распространяется и на его сводную сестру в Нью-Йорке. Теперь он определено мог встретиться с ней, не беспокоясь о телесном контакте, но странность его биологического отца, не допускающего встреч, сводила все на нет. Наверное, ему просто придется отказаться от этой идеи, как и от многих других в его жизни. И черт подери, если это не приводило меня в уныние.

Но даже в эти пару недель неуверенности Эдвард оставался в нетипично приподнятом и веселом настроении – очевидно, антидепрессанты действовали очень хорошо, помогая сбалансировать все, что бы там ни творилось у него в голове. Я была очень счастлива видеть его таким, но, к моему стыду, мне иногда не хватало той его задумчивой части, которая внезапно исчезла.

Поскольку задумчивый и загадочный Эдвард был таким чертовски сексуальным.

Во время прогулки по Сиэтлу Элис внезапно решила, что ей хочется какое-нибудь дамское белье. Когда мы нашли отдел для взрослых, то проскользнули с ней внутрь, отогнав парней на противоположную сторону магазина. Они, конечно же, в конце концов оказались возле порно и всевозможных секс-игрушек, в то время как мы погрузились в мир кожи, атласа и кружев.

Элис, должно быть, перетрогала, передвинула и развернула все пары трусиков маленького размера в отделе, к чрезвычайному раздражению грубых, вульгарных продавщиц, одетых в слишком обтягивающую, слишком откровенную одежду, из-за которой наши мальчики не могли прекратить поглядывать на них.

Да, девушки, «верблюжьи пальцы» - лучший способ завладеть мужским вниманием. Ваши отцы должны гордиться вами. (п.п.: «верблюжьи пальцы» - это когда штаны облегают девушку настолько плотно, что, в общем, врезаются во все неприличные места, подчеркивая их, своим образом.)

В конце концов Элис остановила свой выбор на черном кружеве, добавив соответствующий «пуш-ап» лифчик, тогда как я купила красные кружевные стринги и подходящий к ним лифчик без бретелек, даже и не зная зачем. Не то чтобы их мог увидеть кто-то, кроме меня. Я присмотрела тонну вещиц, которые мне понравились и которые мне хотелось бы надеть для Эдварда, но, учитывая нашу ситуацию, не думаю, что было бы справедливо дефилировать перед ним в чем-то таком откровенно сексуальном.

Пока делали покупки, мы заметили, что наши парни, к большому моему и Элис интересу, оплачивают что-то в кассе. Джаспер с Эдвардом оставили свои кредитные карты на стойке у продавщиц, чтобы мы могли оплатить свои соответствующие покупки, что мне показалось не только очень вдумчивым, но и очень романтичным. Когда мы расплачивались за белье, я задалась вопросом, не просматривает ли и не оплачивает ли Эсмама их счета и не интересуется ли она их расходами. Надеюсь, она не подумает, что им нравится наряжаться в женскую одежду.

Мы схватили свои пакеты и снова нашли мальчиков у порно.

- «Волосатый Хряк и Пенис на заказ»? – спросила я, бросив любопытный взгляд через плечо Эдварда на обложку диска, который он держал в руках. Он хохотнул, ставя диск обратно на полку, рядом с «Озабоченным Пукальщиком и Потаенным Местечком». – Класс. Даже не хочу знать, куда он сует свою палочку, - заметила я, закатывая глаза при виде огромной стены, уставленной пластиковыми футлярами с огромными грудями на обложках. (п.п.: «Волосатый Хряк и Пенис на заказ» - Hairy Porker and the Order of the Penis – ссылка на «Гарри Поттер и Орден Феникса», «Озабоченный Пукальщик и Потаенное местечко» - Horny Pooter and the Chamber of Secretions – соответственно «Гарри Поттер и Тайная Комната.)

Эдвард насмешливо взглянул на меня, а затем ухмыльнулся.
- Эй, это лучше, чем «Спермопоглощающие сестры – 3». (п.п.: имеются в виду сестры университетских студенческих сообществ.)

- Ну, полагаю, в этом нет никакого смысла, если только ты не смотрел «Спермопоглощающие сестры – 1 и 2», - саркастично ответила я. – Тебе действительно нравится такое?

Эдвард застенчиво пожал плечами, вытаскивая диск «ИндиАнал Членс и Храм Вагины».
- Я не знаю… то есть… это служит своей цели, наверное. – Он начал теребить свой пакет пальцами, а затем спросил: - Ты когда-либо смотрела что-нибудь подобное? (п.п.: «ИндиАнал Членс и Храм Вагины» - Индиана Джонс и Храм судьбы.)

- Эмм… я видела урывками только то, что показывают ночью на кабельном канале, ну и однажды… - я отвернулась от Эдварда, полностью смущенная и чуточку возбужденная.

- Однажды что, Би? Скажи мне, - прошептал он сзади, тихо посмеиваясь над моим ухом.

Я слегка простонала от чувства его теплого дыхания на своей шее и возникших из-за этого ощущений в животе.
- Эмм… ну… пару недель назад мы с Роуз смотрели видео в интернете… - Я покачала головой, вспомнив ту девушку, в зад которой засунули вереницу больших черных бусин, после того как трахнули в каждое отверстие в ее теле. – Оно было реально живописным и немного странным, и, ну, думаю, Роуз вроде как использовала его в качестве… эмм… исследования.

Глаза Эдварда расширились.
- Ладно, остановись… Я не хочу знать. – Он пробормотал что-то о том, что его чертов брат, мерзкая задница, является скрытым извращенцем.

- Прости, - тихо засмеялась я. – Так что ты купил? – спросила я, вытягивая шею, чтобы заглянуть в его пакет.

Он сжал края вместе, эффективно закрывая от меня содержимое.
- Не твое дело, любопытная девчонка.

- Все, что ты делаешь, – мое дело, Эдвард. Это DVD, грязный поросенок?

В уголке его рта появилась ухмылка.
- Неа, и я не поросенок, а просто мужчина с потребностями, - парировал он, гордо вскинув голову.

Джаспер хохотнул на другом конце комнаты, услышав, очевидно, наш разговор.
- Ага, мужчина, которому нужно заняться сексом с чем-нибудь еще, кроме собственной руки.

- Заткнись на хрен, придурок, - отозвался Эдвард, закатывая глаза.

- Прекрасно, пусть так. Тогда мне просто придется показать тебе, что купила я и что, между прочим… ты никогда не увидишь на мне… - И я опустила свой пакет на пол, приседая и вытаскивая красные кружевные стринги, со злобной усмешкой растягивая их в руках. На каждой их стороне имелись маленькие шелковые бантики… ооооочень хорошенькие. Какая потеря.

Эдвард прошипел сквозь зубы, приседая на корточки сзади меня.

- Я купил вибратор, ясно? – прошептал он. Его зеленые глаза, озорные и пылающие, встретились с моими.

- Фуууу, для себя?

Он цокнул языком о нёбо.
- Нет, для тебя, детка.

Для меня? Для меня? Для меня!

- Правда? – ошеломленно спросила я и понизила голос к легкому шепоту: - Постой… это… фаллоимитатор? Поскольку я не думаю…

- Нет, это не фалло… вот, смотри, - произнес он, вытаскивая коробку из пакета, чтобы показать мне. – Я хотел удивить тебя позже, но… - Прозрачная упаковка содержала маленький фиолетовый пластмассовый вибратор, повторяющий форму пальца. Он шел в комплекте с пятью различными насадками, и одна из них по виду напоминала кролика. Там даже имелся пульт управления.

Это был вибратор… которым Эдвард планировал удивить меня… позже.

- Он надевается на мой палец, а ты выбираешь любую насадку, какую хочешь. Думаю, у всех у них разные предназначения, но мы можем попробовать их все, чтобы понять, что тебе нравится больше, и… если ты наденешь для меня эти красные стринги, то… что, не нравится? – спросил он, выглядя расстроенным. – Я думал, тебе понравится это.

Подождиииите-ка секундочку… Святое чертово дерьмо… он хочет испробовать это на мне?!

Я едва не запрыгнула на него прямо там, в магазине, как шнауцер в период течки.
- О… мне нравится… очень-очень. Я просто… Я удивлена, что ты… хочешь сделать это… со мной. – Я запиналась об слова, потому что сама идея того, что Эдвард хочет сделать что-то даже отдаленно сексуальное со мной, перепутала все мои связные мысли в мозгу. – Возможно, мы могли бы даже не идти на тот концерт, - застенчиво улыбнулась я.

Он усмехнулся, возвращая вибратор обратно в пакет.
- Хмм, нет, мы пойдем на концерт… эти билеты было практически невозможно достать, и я потратил на них гребаное состояние. Но после этого у нас будет вся ночь, и мы не выписываемся из отеля до одиннадцати утра, так что… - Я почувствовала, что заливаюсь краской, а мои девичьи прелести покрываются влажной теплотой при мысли об очередном оргазме, в этот раз от пальцев Эдварда… или типа того. Он ухмыльнулся, явно зная, что сотворил со мной, и подал знак двигаться дальше. Мы прошлись вдоль магазина, останавливаясь перед огромной витриной с искусственными вагинами.

- Мне кажется, нам стоит купить и тебе что-то, - сказала я, показывая на одну из множества резиновых вагин. – Как насчет карманной киски? – Я вжала подбородок в шею, крепко ухватившись за свой пакет и открыто смеясь над отвратительными имитациями вагин, которые были созданы с одной только целью – подарить облегчение без присутствия партнера женского пола.

Эдвард приглушенно фыркнул, а затем разразился смехом.
- Черт, Джаспер сказал то же самое. Я просто не могу представить, как буду совать свой член в силиконовую киску, это просто… настолько отчаянно. Я еще не дошел до такого, спасибо.

- Оооо, там даже есть одна в форме рта. – Я склонила голову набок, восхищаясь реалистично выполненными губами и маленьким язычком, торчащим оттуда. – Они и вправду помещаются в карман? И парни просто ходят везде с ними, а потом вытаскивают, когда им приспичит? – полусерьезно спросила я.

- Ладно, пойдем, - фыркнул Эдвард с легкой ноткой раздражения в голосе.

- Почему? Мне весело, - возразила я, протестуя против ухода. – Что… тебе не нравятся пластиковые пещерки для бекона? Резиновые складочки для болонской колбасы? Розовые бархатные чехольчики для сарделек?

Он закатил глаза и покачал головой, настоятельнее указывая на дверь. Я захихикала и развернулась к выходу, когда осознала, что он не следует за мной.

- Би? Ты не хотела бы попробовать один из тех? – тихо спросил он, кивая в сторону множества упаковок с фаллоимитаторами. Выражение его лица отражало и любопытство, и надежду.

Я вернулась назад, склонив голову набок. Меня удивило, что там присутствует столько вариантов. То есть, даже с первого взгляда я могла насчитать несколько сотен игрушек разного стиля, размеров, цветов и форм… и это не учитывая тех, что предназначались специально для анальных игр.

- Честно? Я подумывала об этом, но только в последнее время, поскольку… ну, поскольку я такая неудовлетворенная постоянно и не могу… ничего поделать с этим. Роуз сказала, что мне стоило бы приобрести один такой и что это полностью изменит мою жизнь, но… - я затихла, внезапно чувствуя себя очень уязвимой и невероятно девственной.

Он наклонил голову, пытаясь поймать мой взгляд. Его нос практически касался моего.
- Но что, любимая?

Мое дыхание слегка сбилось, и, после того как мне удалось отодрать свою растаявшую сущность от пола, я ответила:
- Ну, мне вроде как хочется, чтобы первой вещью внутри меня был… ты. – Я стремительно перевела от него взгляд, на мгновение задерживаясь на покрытой джинсовой тканью промежности Эдварда, а затем возвращаясь к его глазам.

Эдвард неуверенно протянул руку, играя с одной из пуговиц моего пальто.
- Я люблю тебя, - с трепетом прошептал он, и в его голосе слышались мягкость и легкая тоска.

- Я тоже люблю тебя, Э. Очень, очень люблю.

Мы пробыли в магазине еще немного, разговаривая и смеясь, пока не наткнулись на что-то, что, возможно, могло изменить мою жизнь, как предвещала Розали. Сговорившись о покупке, мы с Эдвардом тихо спорили, кто понесет ее к кассе. В конце концов я сдалась, забирая у него пакет наряду с кредиткой, поскольку он настоял, что оплатит эту вещь, и я была реально впечатлена способностью кассира сохранять невозмутимый вид. Наверное, при таком типе работы, если приходится видеть эти сумасшедшие вещи каждый день, это просто становится до ужаса приземленным. Даже самое странное дерьмо.

~ % ~

Потом мы направились обратно к отелю. Элис с Джаспером шли впереди нас, держась за руки, обмениваясь частыми обожающими взглядами и лапая друг друга на каждом чертовом перекрестке. И какими бы раздражающими они ни были, было реально удивительно видеть, насколько сильно Джаспер привязан к ней. Всего чуть более месяца назад он всячески обзывал ее и раздражался при виде ее, а теперь смотрит так, словно она – единственная женщина на земле. Он и в целом казался более милым, не таким придурком и не таким враждебным по отношению к Эдварду, каким был раньше.

Любовь меняет, наверное… и в некоторых случаях делает тебя лучше.

- Фу, пообещай мне, что мы не будем походить на них, - раздраженно простонала я, когда Джаспер переплел свои пальцы с пальцами Элис, целуя тыльную сторону ее ладони.

Эдвард тихо рассмеялся.
- Би… как по-моему, то мы будем в десять раз хуже, так что ты можешь начать смиряться с этим уже сейчас.

Мы с Эдвардом забежали в прелестную маленькую закусочную и купили поджаренные сэндвичи «панини» и чипсы, чтобы взять с собой наверх. У нас осталось всего несколько часов, чтобы принять душ и оказаться в клубе до начала шоу, так что плотный ужин был не совсем разумным. Выйдя из лифта со всеми своими сегодняшними покупками в руках, мы попрощались с Элис и Джаспером, оставляя их у их двери.

Я крепко обняла ее и прошептала, чтобы она написала мне, когда сможет, и сообщила, как обстоят дела… или как все прошло. Эдвард с Джаспером обнялись по-братски и похлопали друг друга по спине, и Джаспер прошептал что-то Эдварду на ухо, от чего последний ухмыльнулся и покраснел.

Мы с Эдвардом поели бутербродов перед телевизором, а затем выкурили по сигарете на крошечном балконе. По какой-то причине сегодня на улице стоял невыносимый холод, хотя небо было ясным и в его черноте проглядывалась россыпь звезд.

Очертания Сиэтла на фоне горизонта были очень красивыми. Мы могли рассмотреть Спэйс Нидл и все те огромные, все еще освещенные офисные здания, так же как и оживленную суету на улицах внизу. Меня интересовали люди, идущие по тротуарам под нами… куда они направляются и что бы они сделали, если бы хоть кому-то из них пришлось иметь дело с запретительным приказом, исключающим прикосновения? Мне бы очень хотелось поговорить с кем-нибудь, у кого есть опыт в этой области.

Эдвард выдувал кольца дыма в воздух, и то, как он вытягивал шею и как напрягалась его челюсть, посылало обжигающие молнии в мой пах. Затем его глаза внезапно пропутешествовали вниз, останавливаясь на моей груди. Очевидно, мои соски затвердели от уличного холода, нахально и беззастенчиво проявляясь через мой тонкий розовый топ. Я скрестила руки, с усмешкой пряча свои торчащие соски, чем не на шутку встревожила Эдварда.

- О, зачем ты это сделала? Дай мне посмотреть. Они такие симпатичные и явно встали, чтобы поприветствовать меня… Привет, Эдвард… Привет, Эдвард… - со смехом произнес он, неоднократно прижимая указательный палец к большому, словно зажимая их.

Я нахмурилась, убирая руки и игриво выставляя грудь вперед. Эдвард довольно ухмыльнулся, делая очередную затяжку сигареты.
- Так лучше?

- Намного, - хихикнул он. – У тебя восхитительные сиськи, Би. И они такие… дружелюбные, - он усмехнулся, покачивая бровями.

- Спасибо, чувак. Они реально забавные маленькие штучки, не так ли? – спросила я, опустив взгляд к своей груди. Дыхание Эдварда запнулось, и он тихо вздохнул, не отрывая глаз от моих сисек. – Все, что нужно, это чуточка холодного воздуха… или легкое прикосновение… простое слово, и они очень радушно ответят. – Я пробежалась большими пальцами по холмикам, безжалостно дразня его. Быстрый взгляд на растущую выпуклость в его промежности подсказал мне, что он возбужден.

Такой предсказуемый. Его предательская мужская мышца делает все это слишком легким.

- Би… остановись, пожалуйста. У нас действительно нет времени для этого, - умоляюще попросил он. – Почему бы тебе не пойти в душ первой, так как что-то подсказывает мне, что, судя по тому невероятному количеству одежды, которой ты взяла на одну ночевку, нам понадобится много времени здесь.

Я пожала плечами и загасила свой окурок о бетон, зная, что он абсолютно прав. У меня было припасено шесть нарядов на сегодня, и я понятия не имела, какой надену. Вымыв волосы, тело и побрив все важные места, я почистила зубы, а затем завернулась в полотенце, позволяя пару выйти из ванной. Эдвард лежал на кровати, скрестив перед собой длинные ноги, и дремал под приглушенный звук телевизора.

Я любила наблюдать за ним, пока он спит. Он всегда выглядел таким милым и чуточку мальчишеским. Когда я пересекла комнату, направляясь к своей сумке, то учуяла в воздухе слабый аромат своих духов, а потом заметила тубу своего лосьона на кровати рядом с ним. Меня осенило, что он «позаботился» о себе, пока я была в душе. Я сузила глаза на своего спящего красавца. Эгоистичный ублюдок… он мог, по крайней мере, позволить мне посмотреть…

- Эдвард!

Он резко подскочил, протирая рукой лицо и мигая.
- Черт… что случилось, детка?

- Как часто ты мастурбируешь? – спросила я, подсаживаясь к нему на кровать.

Он потер глаза и со смешком снова откинулся на подушки.
- Не меньше раза в день, но обычно дважды. Иногда даже три, в зависимости от того, что на тебе надето в тот день и насколько это провоцирующее.

- Три раза в день, о, боже. Думаешь, когда мы начнем… заниматься этим, то будем делать это три раза в день?

Эдвард усмехнулся, укладывая руки себе под голову.
- Господи, я надеюсь. Если ты сможешь принимать меня так много раз. У тебя могли бы быть проблемы с ходьбой на следующий день.

Я шлепнула его по руке щеткой для волос и пробормотала:
- Свинья.
Однако на самом деле я была полностью согласна с ним. И я чертовски хорошо знала, что не прочь была бы похромать немного, пока не смогу ходить нормально снова. Я могла бы даже прикупить инвалидное кресло или, возможно, ходунки. Черт, даже трость меня устроила бы…

Эдвард спросил который час, усаживаясь и скользя к краю кровати. Он вытащил из шкафа несколько рубашек и джинсы, которые я даже не заметила, когда он успел развесить. Ну конечно – они помялись в сумке, а это было абсолютно недопустимо.

Все еще сидя в полотенце на кровати, я расчесывала волосы, не без удовольствия наблюдая, как он вытаскивает огромную гладильную доску и включает гостиничный утюг. Он ухмылялся мне, игнорируя мое изумление его домашними/ОКР-привычками, пока я втирала лосьон в кожу ног.

Когда он начал гладить, я рассмеялась и произнесла:
- Ты такой мужественный, Э. – Господи, какой он сексуальный. Теперь я поняла, что имела в виду моя мама, когда говорила, что нет ничего сексуальнее, чем мужчина, выполняющий домашние обязанности…

Он напряг бицепс на руке, которая прижимала утюг к джинсам, и для пущего эффекта издал мужественный рык. Такой чертовски милый. Я нанесла макияж и высушила феном волосы, пока он выглаживал две пары джинсов и три рубашки.

Когда Эдвард вскочил в душ, я оделась в наряд номер один, вторглась в ванную и провозгласила:
- Показ мод!

Он отодвинул душевую занавеску, достаточно лишь для того, чтобы высунуть голову и посмотреть, о чем я, черт возьми, говорю. Когда я повернулась кругом, он улыбнулся.
- Вплавь это в свой мозг, потому что там еще пять и я не хочу быть вынужденной надевать этот снова. Это важно, так что удели мне внимание. – Эдвард отсалютовал мне, приставив руку к виску, и я ушла примерять наряд номер два.

Когда я вошла в наряде номер четыре, Эдвард отодвинул занавеску снова, показав приличный кусок своей влажной задницы. Я пялилась на его красивые ягодицы, идеальные и просящие, чтобы их ущипнули, и просто вкусняшки… намного дольше, чем следовало… пока он не кашлянул. Мне было приятно, что он не раздражен моими девчачьими привычками, и то, что он проявил отзывчивость и даже энтузиазм, помогая мне и подкидывая творческие советы, когда я дефилировала в выбранном наряде. К этому моменту, опираясь на всевозможные выражения его лица, мне уже было известно, что ему понравилось больше всего, но я действительно наслаждалась тем, что могу подглядеть за влажным и голым Эдвардом.

Он выбрал блестящий серебристый пуловер, спускающийся с одного плеча, из наряда номер четыре и темные обтягивающие джинсы из пары номер два, в комплекте с серыми замшевыми ботильонами из третьего наряда. Он сказал, что это сексуально, но и в то же время стильно, и заставляет меня выглядеть на тот возраст, который указан в моем поддельном удостоверении.

И я стала размышлять, почему люди думали, что он – гей. Мой парень любит делать покупки, гладит, как Джун Кливер (только мускулистая и накачанная стероидами), ухаживает за интимной зоной, словно трансвестит, одевает меня без единой жалобы и знает точно, кто такие Джимми Чу и Маноло Бланик. Все те причины, почему я люблю его.

К тому времени как он появился из ванной, одетый лишь в крошечное полотенце, я уже была готова к выходу и лежала на кровати, играя со своим новым вибратором.

Не в прямом смысле слова.

Он скинул полотенце прямо передо мной, снова показывая свою идеальную, вызывающую желание ее куснуть, задницу, а затем небрежно натянул джинсы, словно не сделал ничего такого возмутительного. Он просунул влажную голову через облегающую черную футболку, и я с грустью наблюдала за тем, как темная ткань, разрисованная витиеватыми, напоминающими тату узорами, покрыла его совершенный торс.

Мое тело было чрезмерно напряжено, чувствуя каждую унцию эстрогена, стреляющего прямо в девичьи части моего тела. Я подумала, что было бы не очень умно продолжать это… наблюдать за тем, как он одевается передо мной, соблазняя мое либидо поддаться его естественным желаниям. Я ушла на балкон, выкурить очередную сигарету, пока он возился со своими волосами – примерно с час. В конце концов мы вызвали такси, направляясь в клуб.

Я безумно нервничала. Я не представляла, что случилось бы, если бы они распознали подделку в моем удостоверении и если бы я подверглась безмерному унижению быть осмеянной и вышвырнутой на улицу из-за того, что являюсь ребенком. Это было бы слишком смущающе.

Огромное здание, украшенное искусственными пальмами и хромированными элементами, светилось белыми огнями и заставило меня подумать о Майами. Изнутри слышались звуки ударных басов, дарящих кирпичу и отделке здания свое собственное сердцебиение. Очередь из скудно одетых людей, ожидающих на холоде в стремлении попасть внутрь, тянулась буквально до конца квартала, и я вздрогнула от мысли, что нам придется стоять там, но все же была благодарна, что сегодня нет дождя.

Эдвард обошел такси и открыл для меня дверь.
- Просто следуй за мной, ладно, красавица? – прошептал он, направляя свои длинные ноги прямо к вышибале у входа. Тащась сразу за ним, я с трепетом поразилась его смелости, но он просто назвал свое имя, и охранник, просмотрев какие-то бумаги на своем клипборде, кивнул нам, разрешая войти. Эдвард отступил, пропуская меня вперед. Джентльмен, как всегда. Нет нужды говорить, что я была безмерно впечатлена.

Другой мужчина, с огромными руками и широченной грудью, проверил наши удостоверения инфракрасным сканером, пока я беспричинно рылась в содержимом своей блестящей сумочки и безмолвно дрожала от страха. Я боялась встретиться с ним глазами, страшась, что он выгонит меня, но он просто улыбнулся и пробормотал Эдварду что-то, чего я не смогла расслышать.

Эдвард тихо рассмеялся, произнося:
- Спасибо, мужик.

- Что он сказал? – спросила я, скидывая пальто и кладя его в вытянутую руку Эдварда.

- Он сказал что-то… эмм… очень лестное в отношении тебя. Если бы он не был таким крупным, я бы, блядь, врезал ему, но он прав, так что я не стал возражать…

Мы сдали свои пальто, а затем, как будто я и так не была достаточно ошеломлена, миниатюрная девушка в обтягивающем черном платье и с прической в виде очень красивого боб-каре (которое, на мой взгляд, очень пошло бы Элис) взяла наши билеты и сказала нам следовать за ней. Она провела нас через клуб и вверх по маленькой лестнице на своего рода балкон, уставленный диванчиками и маленькими кофейными столиками. Она сняла со столика знак «Зарезервировано для Каллена», передвинула зажженную свечу в центр и жестом предложила нам присесть.

- Не возражаете, если я оставлю это себе? – спросил Эдвард, показывая на маленький знак о резервировании. Я окинула его вопросительным взглядом, пока он засовывал листок в задний карман. Он хохотнул, а затем застенчиво улыбнулся, в то время как я просто таращилась на него. – Мне «Johnny Walker Black» и «7Up» с лимонной спиралью, и… шоколадный мартини? – спросил он у меня, приподняв бровь. Я решительно кивнула, и, улыбнувшись, девушка исчезла в толпе. Все это, начиная с выхода из такси и заканчивая заказом напитков, управлялось абсолютно уравновешенным, уверенным и опытным Эдвардом, с которым мне еще предстояло познакомиться. Я была так заведена и впечатлена, что едва могла сдерживать свою киску. Я вообразила, что если бы расстегнула свои штаны и выпустила ее… то она бы походила на ту штуковину из фильма «Чужие» и мстительно вцепилась бы в лицо Эдварду, не желая отлипать. (п.п.: Johnny Walker Black – виски-скотч.)

Я наклонилась вперед, упираясь ладонями в стол.
- Когда, черт подери, ты успел превратиться в тридцатилетнего? Серьезно, Э… откуда ты знаешь, как делать все это? Ты вошел сюда так, словно делал это миллион раз. С такой… обходительностью.

Эдвард откинулся на спинку своего кресла, выпячивая грудь и даря мне всезнающий взгляд.
- У меня больше опыта, чем я позволяю видеть кому бы то ни было, - уверенно ответил он.

- Это очевидно. У меня такое чувство, что я совсем не знаю, кто ты сейчас.

Он нахмурился, опуская руки на стол.
- Белла, я вырос в Чикаго… Я путешествовал по экзотическим странам с пяти лет. Хочешь верь, хочешь нет, но мой отец довольно-таки учтивый. Он научил меня, как незаметно подсунуть купюру в руку метрдотеля в целях получения хорошего столика, когда мне было семь. Я посещал казино, бары и лучшие рестораны с тех пор, как моя мама вышла замуж за Карлайла. Говорю тебе, я уделяю внимание такому дерьму. Знаешь, за пределами Форкса существует жизнь. Мама говорит, что видит во мне много шарма Эдварда или чего бы там ни было, чем я немного возмущен, но если я унаследовал от него именно это, то мне действительно не на что жаловаться. – Он покрутил рукой стеклянный подсвечник, а потом взглянул на меня. – Ты очень красивая, ты знаешь об этом? – молвил он, наклоняясь вперед и упираясь локтями в стол. – Вышибала был прав… я чертовски удачливый ублюдок.

Я почувствовала, что краснею, а мои уши начинают гореть, и застенчиво улыбнулась. Прежде чем я смогла поблагодарить его, официантка принесла наши напитки, выставляя их на столик, а Эдвард положил на ее поднос две двадцатки и тепло улыбнулся ей, благодаря. Нижняя часть клуба от стены до стены была забита людьми, так, что даже нельзя было двинуться. Наверху, в VIP-зоне, народ с комфортом устраивался на своих местах, наслаждаясь сверхдорогими напитками и такими же дорогими, заказанными заранее столиками.

Должна признать, мне понравилось, что меня так балуют. Это заставило меня чувствовать себя особенной и важной, а еще лучше было то, что женской части толпы было больше двадцати одного, поэтому наш столик не располагался на отшибе из-за его ограничений Эдварда, что искренне впечатлило меня. Он сделал это для нас, просто чтобы мы могли насладиться концертом вместе, не беспокоясь о любых столкновениях.

Я сделала глоток своего напитка, вздрагивая, потому что высокое количество алкоголя обожгло мне горло, но все же облизывая губы, наслаждаясь восхитительным вкусом. Мне никогда раньше не доводилось пробовать мартини, не говоря уже о шоколадном мартини, и я обнаружила, что это чертовски вкусно. Это также заставило меня чувствовать себя искушенной и эффектной, а не шестнадцатилетней девчонкой из дрянного малонаселенного городка в Вашингтоне, кем я, собственно, и являлась.

Я склонилась над столом, поднося бокал к губам Эдварда. Он сделал глоток, одобрительно промычав, и предложил мне попробовать свой скотч, глотнув которого я едва не задохнулась. Ужасная штука. Как, черт возьми, он мог этим наслаждаться, было вне моего понимания.

Несколько минут спустя свет потускнел, и из-за черного занавеса послышались стонущие гитарные аккорды группы. Громко приветствуемая высокая девушка с безумными рыжими кудрями на голове и в фиолетовом обтягивающем комбинезоне вышла на сцену, крича:
- Настал момент, которого вы все так ждали. Леди и джентльмены… Новолуние!
Мы, вскочив со своих мест, прислонились к перилам, занавес открылся и группа начала играть свою первую композицию.

Вечер продолжался, и мое второе мартини пошло гораздо лучше, чем первое. Я с большой любовью и восхищением наблюдала за стоявшим рядом со мной Эдвардом. Он слегка потряхивал головой под музыку, в такт фортепиано постукивая пальцами по перилам, что мне очень нравилось. Время от времени он поглядывал на меня, сверкая ослепительной улыбкой, которая, что он чертовски хорошо знал, каждый раз заставляла мои колени слабеть.

Один раз он подошел ко мне сзади, упираясь руками в перила по обе стороны от меня… шепча:
- Ты такая чертовски красивая, и я люблю наблюдать за тем, как двигается твое тело.

Святое чертово дерьмо.

Подоспели еще две порции напитков, и я определенно чувствовала себя разгоряченной,
в голове слегка плыло, и было немного трудно устоять на моих трехдюймовых каблуках. К концу песни солист объявил, что группа берет небольшой перерыв. Стробоскопы направились к танцполу, освещая пространство клуба, а из кабины ди-джея заревела какая-то сумасшедшая техно-музыка. Если бы мне не хотелось так чертовски сильно в туалет, я бы спустилась вниз потанцевать.

Эдвард почти расплакался, когда я сказала, что собираюсь в уборную. Ему очень не нравилось, что мне придется пробираться через толпу без сопровождения, но я не могла просить его рисковать только для того, чтобы потом ждать меня в до смешного длинной очереди. Я взяла с собой телефон и сказала, что позвоню ему, если окажусь в какой-нибудь проблеме. Глупенький мальчишка.

Я начала спускаться по лестнице, каждые четыре секунды бормоча «Извините», пока не решила, что вежливость совсем мне не помощник. После этого я просто стала пробиваться сквозь толпу, так как мой мочевой готов был взорваться. В долгие пятнадцать минут ожидания в очереди я прислонилась к стене, пялясь на Эдварда через помещение клуба и наблюдая, как он играет со свечой, теребит свой телефон, а затем, заскучавший, просто глазеет по сторонам. Я видела, как он встал и перегнулся через перила, выглядя так, будто кричит на кого-то, но затем очередь в дамскую комнату продвинулась и он скрылся из виду.

Я быстро воспользовалась туалетом, обновила блеск на губах и слегка взбила волосы, прежде чем посмотреть на телефон, подумав, что это Эдвард. Я улыбнулась, когда увидела, что это сообщение от Элис.

О, БОЖЕ, О, БОЖЕ, О, БОЖЕ! Это было чертовски И-ЗУ-МИ-ТЕ-ЛЬ-НО! Надеюсь, ты весело проводишь время. Увидимся завтра. Эли.

Пробираясь на обратном пути через толпу, я мельком увидела Эдварда, все еще находящегося за столом. Я остолбенела на месте, позволяя людям, находящимся позади меня, толкать меня и вопить, что я мешаю их движению. Но я ничего не слышала из-за какофонии музыки, голосов и бессмысленного шума в моих ушах. И мне было чертовски плевать, потому что центр моего внимания находился в другом месте – на Эдварде, который больше не сидел один, а был окружен двумя блондинками и брюнеткой.

И они, черт подери, прикасались к нему.

Ну что, мои хорошие, есть какие-либо догадки, кто такие эти девицы? giri05003 Жду на форуме. И надеюсь, я вам не наскучила своими п.п., уж очень много их в этот раз было.

Источник: http://robsten.ru/forum/19-611-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: nats (23.09.2012) | Автор: nats
Просмотров: 1731 | Комментарии: 34 | Рейтинг: 5.0/29
Всего комментариев: 341 2 3 4 »
0
34  
  Так так!

33  
  ну, скорее всего - это близняшки Таня и Кейт, а вот 3-я темная?

31  
  Спасибо за главу!!! lovi06032 И что же будет дальше? Кто эти блонди обвитые вокруг Эди??? 12 Бегу читать дальше под впечатлением первой части

30  
  ВАу, спасибо за вашу работу, это великолепно!:good: hang1 hang1
Может девушки это та самая сводная сестра или еще какая старая знакомая!?.. 4 Скоро узнаем!.. girl_blush2

32  
  насколько помню - сводной сестре 2 годика giri05003

29  
  Беллка, вперед giri05003

28  
  Спасибо) Бегу читать дальше) dance4

27  
  Спасибо за долгожданную проду!Эдя такой заботливый,вибратор купил.Я это как то живенько представила ...ха..Эдьке никакого лосьона не хватит.А так наш Эдвард джентельмен.И кто это там Эдю трогает?Би,спасай мальчика.
Ну за Элис я порадовалась!
жду с нетерпением проду!

26  
  Интрига просто жесть)))))жду скорой продки! 4

25  
  Щас Би разберется по крупному шо там за звезды fund02002

24  
  Джаспер не подкачал-Элис в восторге. Эдвард джентельмен: и комплементы, и ухаживания, и фаллоимитатор купил-просто лапа fund02002
Пойди- ка, Белла, повыдерай им лохмы. Это Эдварду нельзя к девкам прикасаться, а тебе даже очень dance4
Спасибо за всё good lovi06032

1-10 11-20 21-30 31-33
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]