Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Нервы на пределе. Глава 23.2 Заглаживая вину.
Наше общение после вчерашних событий было неловким, странным и неуверенным, но, несмотря на это, мы с Беллой оказались способны простить друг другу глупые поступки и на некоторое время оттеснили эту проблему в сторону. Во время обратной поездки в Форкс я наслаждался тишиной, потому что Элис, очевидно, была весьма удовлетворена и обессилена, благодаря отличным навыкам Джаспера «творить любовь» (или, как он красноречиво обозвал это, – «затрахать до оцепенения»).

Мой ум то и дело дрейфовал к мысленным изображениям, вызывающим у меня усмешки и улыбки, вкупе с интенсивными горячими приливами в область паха, сопровождающими мой не спадающий стояк. С промежутком в несколько минут или около того, независимо от того, чем я занимался в тот или иной момент, в мой мозг вторгались похотливые мысли о Белле, прижатой мной к той стене… о звуках, которые она издавала, когда мой рот атаковал ее, и о том, какой теплой была ее киска, когда я терся об нее членом. Эти ощущения… то, как ее тепло заставляло меня дрожать, как ее аромат окутывал мой разум и как мягкость ее кожи воспринимала грубость моих покусываний и жестких поцелуев… я никогда в своей жизни этого не забуду.

И как бы это ни безумно звучало, мне не удалось заставить себя сожалеть о том, что я набросился на нее, потому что, во-первых, мне отчаянно нужно было, чтобы она поняла, сколько значит для меня, а во-вторых… я любил эту девушку больше, чем воздух, которым дышал, и то, что у меня нет возможности быть в ней физически, время от времени просто выводит из равновесия. По крайней мере, я знал… она знала… что когда мы наконец-то сможем быть вместе – кожей к коже и влажному теплу, смешанному с первобытным желанием и непреодолимыми эмоциями, - то это будет стоить каждой минуты, что мы провели, не будучи близки. Потому что, разве не было бы отстойно, если бы мы прождали два года, а потом вдруг обнаружили, что между нами нет никакой химии или совместимости?

Да… это было бы чертовски отстойно.

После утомительной дороги домой мы с Беллой разделились, молча соглашаясь на передышку друг от друга, хотя это вовсе и не было тем, что я хотел. Она придумала какую-то отговорку насчет домашней работы по испанскому и математике, но когда я упомянул это Эму и Роуз, они оба сказали, что ни по одному предмету домашних заданий не задавали, так что я понял, что Белла солгала мне. И как бы мне ни хотелось, я не стал спрашивать об этом, потому что если она не хотела ранить мои чувства желанием побыть одной, то мне стоило уважать ее решение.

На следующий день после школы мы с Беллой обо всем поговорили, заново изложив свои позиции друг другу. Если честно, я понятия не имел, что она чувствовала себя лишней, а затем и вовсе почувствовал себя, как дерьмо, поскольку понял, что девушки, вероятно, не включили ее в беседу только потому, что не желали оскорбить или развратить ее, как я их и предупреждал. Вся эта чертова неразбериха – моя и только моя ошибка, и я по-настоящему жалел, что вообще пригласил их за столик.

И хотя наше обсуждение было немного напряженным, мы мирно решили, что оба по-своему правы в своих действиях тем вечером в клубе. Я заставил ее пообещать, что в будущем, если я когда-либо сделаю что-то, что разозлит ее или поставит в неудобное положение, она не станет мне лгать или спускать с рук. Белла сказала, что ее ультиматум по поводу Тани все еще в силе, независимо от того, будет ли она обязана присутствовать на каком-либо семейном мероприятии со мной или нет. Она вроде бы не возражала против моей дружбы или чего-то такого с Таней – по телефону или интернету, - но сказала: «Я не хочу, чтобы та сука трогала тебя, если я не могу».

Думаю, это справедливо.

Однако когда тем вечером я позвонил ей, чтобы пожелать спокойной ночи, она вела себя чудно́ и до странного тихо. Белла сама по себе словоохотливая и редко теряется в подборе темы для беседы, поэтому я понял, что ее молчание не может привести ни к чему хорошему.

- Э… мне нужно, чтобы ты рассказал мне о вас с Таней, - в конце концов тихо произнесла она.

Я громко фыркнул, чертовски раздраженный, если не сказать больше, так как к этому моменту все это было уже лишним и действительно надоело.

- Красавица, мы уже разговаривали об этом, еще до того, как я сказал тебе, что они пришли, и они…

- Нет-нет, - прервала она меня, цокнув языком о нёбо. – Я говорю о круизе. Расскажи мне, что произошло там между вами двумя.

Я помедлил, пытаясь понять, о чем она в действительности спрашивает. После моих расспросов о том, зачем ей это нужно, она пояснила, что хочет долбаные подробности… все мельчайшие детали моего первого сексуального опыта с Таней.

Убейте, блядь, меня прямо сейчас.

Я воспротивился, настаивая, что ей не захочется слышать детали, потому что это может ранить ее и, если быть откровенным… все это было чертовски смущающе для меня. Но она была непреклонна, думая, что если я перескажу сцену, а она представит ее визуально, то это каким-то образом поможет мне очиститься. На мой взгляд, она была гребаной мазохисткой и получала удовольствие, мучая нас обоих… особенно меня – в наказание за то, что испортил ее выходные.

Снова сердито фыркнув, я начал:
- Ну, нам с Джаспером было скучно, и мы просто слонялись без дела. Пришли Таня с Ириной и принесли с собой бутылку «Абсолюта». Мы напились, и Джаспер с Ириной стали целоваться. И, я не знаю… думаю, к этому моменту мы с Таней просто тоже начали целоваться, а затем…

- Постой. Значит, ты возбудился, когда увидел, как Джаспер с Ириной целуются?

- Эмм… я, блядь, не знаю… наверное. Я был пьян и не помню, - начал заикаться я.

- Чушь. Ты прекрасно помнишь. Это возбудило тебя? – безжалостно повторила она.

Я выдохнул и тихо пробормотал:
- Да.

Тишина.

- Значит, наблюдение за тем, как другие люди целуются и прочее, заводит тебя. Хммм. Ладно, что было затем? – Складывалось ощущение, что она повторяла это больше для себя, чем спрашивала меня.

- Ну, мы вроде как целовались, и она в некотором роде… оседлала меня на стуле, и, думаю… - я честно пытался припомнить, что случилось затем. – Думаю, я снял с нее платье, а затем, если не ошибаюсь, она опустилась на пол и начала… эмм… делать мне… эээ…

- Минет? – спросила она.

Да, чертов минет. И я сосал ее сиськи, перед тем как она соскользнула с меня, и мне охеренно нравилось чувствовать ее упругие соски в своем рту и слышать звуки ее стонов, вызванных тем, что я делал, и нравилось чувство власти над ней, когда она подталкивала свои сиськи ближе ко мне, прося еще.

Я ненавидел это.

Потому что, если честно, я отдал бы что угодно, лишь бы Белла была моей первой. Я отдал бы все на свете, чтобы иметь возможность повернуть время вспять и чтобы эти воспоминания были о девушке, в которую я влюблен, а не о… кем бы там, блядь, Таня ни была мне.

- Белла, на какой хрен тебе нужно знать это дерьмо? Серьезно? Мне было четырнадцать, я был долбанным озабоченным подростком, - не выдержал я.

- Затем… что я хочу знать, что, черт возьми, мне делать, когда придет наше время, Эдвард. Я не хочу, чтобы ты рассматривал меня как девственную, неопытную, жалкую маленькую девочку, которая понятия не имеет, что делает. Так что если я заранее выясню, что тебе нравится и как делаются все эти вещи, то тебе, по крайней мере, не будет скучно и… ты не будешь разочарован мной через два года, когда в конце концов наступит наш час.

- Белла, это просто смешно. Ты знаешь, что мне нравится. Мне приятно все, что ты делаешь. И не похоже, будто у меня было много секса и я могу сказать, что люблю, а что нет. Я занимался сексом всего четыре раза, и в один из этих раз был полностью в отключке. В другие три я кончил настолько быстро, что даже не успел в полной мере насладиться. Так что прекрати себя изводить этим. Когда придет наше время, все будет изумительно, обещаю.

Она раздраженно простонала, расстроившись, что я проявил нахальство и отказался помогать ей.
- Прекрасно. Как скажешь. Я собираюсь ложиться спать.

- Я люблю тебя, красавица. И просто чтобы ты знала… одним из всего того, что я люблю в тебе, является твоя нетронутость. Мне нравится знать, что у меня будет нечто, никому ранее не принадлежавшее, и что ты целиком и полностью моя.

Когда она вздохнула, я понял, что она улыбается.
- Я тоже тебя люблю. Спокойной ночи.

~ % ~

Была середина недели, и мы сидели в библиотеке на уроке самостоятельных занятий. Методисты дали нам указание выбрать предмет по выбору на следующий семестр, начинающийся после Рождественских каникул, которые, кстати, она с разрешения своих родителей проведет со мной в Чикаго, и я, за неимением лучшего слова, был чертовски взвинчен.

По правде сказать, меня совсем не вдохновляло возвращаться туда, если не считать встречи с бабушкой и дедушкой. Вероятность, что я столкнусь с кем-нибудь знакомым мне до переезда, была очень мала, однако, какие бы дьявольские усилия я ни прикладывал, чтобы избежать этого, она все же существовала. Я чертовски сильно нервничал по этому поводу, и слава Богу, что мне ни дня каникул не придется провести без Беллы.

- Значит, искусство исключаем? – спросила она, перечеркивая один из пунктов списка.

- Да, у меня довольно паршивые навыки рисования, так что никакого искусства. – Я двинул свой блокнот через стол, чтобы показать ей двух нарисованных карандашом человечков, держащихся за руки.

- Они блюют? – спросила она, прищуриваясь, чтобы лучше разглядеть.

- Нет, это сердце, показывающее, что они влюблены. Это мы с тобой, - тихо пояснил я, сопровождая слова широкой усмешкой.

Она прищурилась снова.
- Это – сердце? Больше похоже на рвоту.

Я закатил глаза, сминая бумагу в комок, но она вытащила ее из-под моей руки и разгладила.

- Что еще есть? – спросил я, не прекращая постукивать карандашом по поверхности стола. Она выхватила у меня карандаш и сердито отшвырнула в угол библиотеки. Я посмотрел на нее с притворным ужасом.

- Ты до чертиков раздражаешь меня этой штуковиной. Так или иначе… столярное дело? – Белла закатила глаза и захихикала от одного лишь названия.

- Давай дальше, - нахмурившись, сказал я. Можно подумать, я добровольно взял бы в руки столярные инструменты. Мне еще повезло, что я могу без содрогания пользоваться гребаной открывалкой. Хотя было бы интересно посмотреть на Беллу в маленьких джинсовых шортиках и рабочих ботинках. Я осторожно выудил из сумки ручку.

Нет… никакого столярного дела.

- Значит, полагаю, автомеханика тоже исключается, - фыркнула она, вычеркивая этот пункт из списка.

- О, как будто ты бы с охотой полезла под автомобиль, - с издевкой протянул я.

- Верно. Единственное, под чем хочу быть я, - это ты. Тогда остается лишь шитье и мировая кулинария.

- Да? – спросил я, игриво поглаживая ее руку кончиком ручки. – Ты хочешь, чтобы я заменил тебе масло? – Я покачал бровями, а она фыркнула и одарила меня изогнутой улыбкой, на что я, посмеиваясь, сказал: - Что ж, давай тогда выберем уроки приготовления пищи.

- Ладно, классно, - ответила она, закрывая свой блокнот и глядя на меня с неуверенной застенчивой улыбкой. – Ну и… эмм… говоря о приготовлении… ты уже… просмотрел инструкцию?

Я озадаченно взглянул на нее, а затем, когда до меня дошло, о чем она говорит, на моем лице расплылась ухмылка.
- Хмм… ага. Это чертовски унизительно. Но не так уж и сложно… о, и говоря о сложностях, мне нужно будет твое присутствие, чтобы… держать меня… статичным? – Я долго подбирал верное слово, представляя про себя, как сам поддерживаю свой член, и смеясь над этим… Иисусе…

Она захлопала в ладоши, подпрыгивая на месте, словно маленький ребенок.
- Ооо! Я смогу посмотреть? Да! Может, мы сегодня это сделаем?

- Да, если хочешь. Но я сперва накурюсь. О, и заскочи домой и возьми свои красные сапоги. – Прозвучал звонок, и мы встали и начали собирать свои сумки. – И короткую юбку, - добавил я, жестом пропуская ее вперед, а затем, когда мы проходили через двойные двери, ведущие в коридор, я наклонился к ее уху и прошептал: - И свои красные кружевные стринги.

Она задрожала и издала едва слышный стон, и вот поэтому-то во второй половине дня мы и оказались в моей ванной с комплектом «Create A Mate kit» и моей абсолютно лысой зоной мужественности. (п.п.: этот комплект выглядит так или вот так. Если переводить дословно, то это – комплект для создания «партнера».)

Да, согласно пылким призывам инструкции мне нужно было побрить свое «наследство». Я посмотрел в зеркало, оглядывая двух своих лысых «красавчиков». Мои «мальчики» выглядели в этот момент так, будто чертовски сильно замерзли. Все, о чем я мог сейчас думать, - как сильно они будут чесаться, когда волосы снова начнут отрастать. Я всегда аккуратно постригал интимную зону, но никогда еще не отваживался брить наголо.

И, однако же, я проделал это на ура.

Мы с Беллой сперва накурились, поскольку я не думал, что смогу выполнить в нормальном состоянии самое оскорбительное задание, которое мне только приходилось делать в своей жизни. Она, одетая в красные сапоги и до предела короткую джинсовую юбку, сидела на крышке унитаза, выставив голые бледные ноги и умышленно сверкая своими красными трусиками, в то время как я в долбаный пятый раз перечитывал инструкцию. Она беспрестанно хохотала, заставляя и меня смеяться, но хотя это и было до одури смешно, я не желал напортачить, потому что набор был рассчитан только на две порции, а мне очень, очень хотелось, чтобы все получилось с первого раза.

Я аккуратно разложил все принадлежности в порядке их использования на туалетном столике, включая и отвратительный розовый блеск, который она намеревалась добавить в смесь в конце, потому что это была Белла и ей казалось, что блестящая розовая копия моего члена будет в сто тысяч раз лучше, чем неблестящая.

- Да ладно, Белла, прекрати смеяться. Я тут вообще-то пытаюсь создать шедевр, - произнес я, чуть ли не плача свозь смех. – Будь серьезнее. - Она прикрыла рот, но это не помогло, а лишь усилило ее хихиканье. Я вскинул руки, признавая поражение, и спросил: – Ну ладно, ты готова или нет?

- Готова, готова. Просто скажи мне, что делать и когда я тебе понадоблюсь, - молвила она, покачивая бровями с намеком и слегка приподнимая юбку.

- Погоди пока, Нетерпеливый Бобер. Хе-хе-хе… поняла… Нетерпеливый Бобер, - повторил я, смеясь над собственной шуткой, и вздрогнул, подумав, что слишком много времени раньше проводил с Эмметом за просмотром по MTV «Бивиса и Батхеда». (п.п.: Нетерпеливый бобер - Eager Beaver – рьяный энтузиаст, трудяга-работяга, а также: человек, который своим энтузиазмом и нетерпением всех выбешивает; девушка-подросток, стремящаяся вкусить первых сексуальных радостей; вагина, и вследствие этого девушка, готовая вскочить на первого попавшегося, тоже зовется Нетерпеливым Бобром.)

Я вздохнул и снова взял в руки инструкцию, подавляя очередной смешок, чтобы не завести ее еще больше.
- Смешайте порошок из комплекта с водой, - пробормотал я, насыпая порошок в небольшую миску. - Вода должна быть двадцати пяти градусов по Цельсию. – Белла с энтузиазмом вставила градусник в мерную чашку, показывая, что из нее получается отличный помощник. Как только вода остыла до нужной температуры, я начал добавлять ее к порошку, пока Белла непрерывно помешивала.

Зачитывая указания вслух, я продолжил:
- Следите за смесью и убедитесь, что она не застыла до того, как вставите свой член. – Господи-боже. Я вздохнул, покачивая головой. Куда, на хрен, подевалось мое чувство собственного достоинства? О да, я вспомнил… оно смылось в канализацию вместе с моими лобковыми волосами…

«Через две-три минуты вставьте член. Только убедитесь, что смесь не слишком затвердела».

- Иисусе… - проворчал я, чувствуя себя чертовски униженным. Белла медленно сползла на край сиденья, чтобы трусики было видно еще лучше. – Ты сейчас свалишься с унитаза.

Она широко усмехнулась мне и начала стучать коленями друг о друга, напевая: «Чего не сделаешь ради любви», - а затем внезапно соскользнула с сиденья унитаза на пол, обратившись в хохочущую кучу.

- Ой. Эй… это все искусственный член! – гордо воскликнула она.

Я вздернул бровь, наблюдая за тем, как она, потирая локоть, снова усаживается на сиденье.

- Очень ловко, милая, - снисходительно произнес я, закатывая глаза. – Ты в порядке? – Она кивнула, а я пробормотал: - Растяпа. Пока смесь доходит до нужной консистенции, вам нужно привести свой член в боевую готовность. Вероятно, вам понадобится какая-либо помощь. Журнал, подруга – или друг – могли бы здесь оказаться полезны. Ладно, детка, твой черед, - сказал я, покусывая губу. Все это было таким извращением.

- Хорошо, ну и… что бы ты хотел, может, маленький стриптиз? – встав, спросила она и соблазнительно стянула с себя рубашку, показывая красный кружевной лифчик. – Или… мне просто сразу обнажить свои прелести?

- Стриптиз, - с усмешкой скомандовал я, присаживаясь на край ванны. Она изумительно выглядела раздетой до пояса и в этой короткой юбке, и я чувствовал, что становлюсь твердым. Белла закусила губу и развернулась ко мне спиной. Расстегнув пуговицы и молнию, она медленно выскользнула из юбки. Я с восторгом наблюдал, как ткань спускается по ее бледным ногам на пол, открывая ее маленькую сладкую попку, одетую лишь в красное кружево, исчезающее промеж ее ягодиц.

- Блядь… - простонал я, чувствуя, что мой член становится невероятно твердым от вида ее практически обнаженного тела. Она выглядела чертовски восхитительно… все эти ее мягкие изгибы и сливочного цвета кожа в контрасте с кроваво-красным кружевом... И хотя я не первый раз видел ее в стрингах, для меня было новым наблюдать за тем, как она обольстительно раздевается… и наблюдать не с охеренно далекого расстояния и не через чертовы деревья. Она была прямо передо мной, а мне приходилось «праздновать» выдавшийся случай, засовывая свой член в липкую штуковину.

Я знаю, как устроить вечеринку, разве нет?

Я просунул руку внутрь своего купального халата, чтобы немного погладить себя. Из верхушки уже просачивалась жидкость, и я подушечкой большого пальца круговыми движениями втер ее в головку. Белла бросила на меня через плечо быстрый взгляд и потянулась руками к застежке лифчика.

- Нет, подожди! – завопил я, абсолютно позабыв о следующем этапе и вообще о долбаной цели всего этого действа. Переместившись к раковине, я налил смесь в цилиндр, с отвращением взирая на него, будто он меня чем-то обидел.

- Давай, Э, просто всунь туда член, пока оно не слишком затвердело, - со смешком поощрила меня Белла. Никогда бы не подумал, что услышу, как ее губы изрекают нечто подобное. Складывалось ощущение, что она уж очень наслаждается всем этим.

Я расстроенно простонал.
- Ладно, ладно. Когда я сделаю это, засеки одну минуту, хорошо, красавица?

Белла кивнула, хватаясь за часы. Ее работа, по сути, заключалась в том, чтобы продлевать мое возбуждение, пока смесь вокруг меня не застынет. Я снова уселся на край ванны и развязал пояс халата. Пушистая черная ткань упала вокруг моих бедер, выставляя мою эрекцию взору полуобнаженной, слегка сумасшедшей девушки. Я погладил себя несколько раз ладонью и понял, что тверже уже не стану.

Прелестные карие глаза Беллы расширились, и она, ступив на пару шагов ближе ко мне, прошептала:
- Такой большой…
Я тихо рассмеялся над ее изумлением.

- Ну вот, - пробормотал я, просовывая твердый, возбужденный член в цилиндр и чувствуя, как клейкая масса внутри окружает его. Смесь оказалась холоднее и неприятнее, чем я ожидал, она была чем-то похожа на дурацкую шпатлевку, забытую на холоде. Немного странное сравнение, но неважно. Часть меня до этого была восторженной, поскольку я надеялся, что это хоть как-то напомнит мне, каково это – находиться внутри настоящей киски, но… увы, нет, чувство было совсем не таким.

- Ну как, ощущения приятные? – с искренним любопытством в голосе спросила она. Я услышал, как таймер щелкнул, а затем начал тикать.

- Неа. Ощущения реально отвратительные.

- О, - лицо Беллы разочарованно поникло, потому что, как я понял, она тоже надеялась, что это доставит мне удовольствие. Разве это не чертовски мило, только своим, абсолютно извращенным и сумасшедшим способом?

В секс-шопе Белла сказала, что хочет, чтобы первой вещью, которую она почувствует в себе, был я. Поэтому мы собирались попытаться со следующей за мной лучшей вещью… моей вибрирующей резиновой копией. О, постойте-ка, извиняюсь… моей блестящей вибрирующей резиновой копией. Я не думал, что она будет настаивать, как только копия будет закончена, и, конечно же, меня устраивало, если она решит отступить. Впрочем, помимо повода для близости, эта штука послужила бы как своего рода подготовка к реальному процессу.

Из услышанного от своих подруг она выяснила, что первый сексуальный опыт девушек зачастую оказывается болезненным, некомфортным и неприятным. Исходя из этого, она подумала, что «самопрорывание» сделает наш первый раз более романтичным. В теории это звучало неплохо.

Нам обоим стало интересно, считается ли официальным лишение девственности, если внутри побывал не настоящий «боек». Правду сказать, мы вбили этот вопрос в Google, однако результат оказался нулевым. Я подумывал расспросить об этом папу, но эта беседа была бы просто охеренно странной.

Помоги мне боже, если кто-либо когда-либо получит доступ к истории на моем лэптопе или к отчетам по моей «АмЭкс». Слава Господу, я оплачиваю все это сам.

- Иди сюда, - улыбнувшись ей, тихо позвал я и откинулся на кафельную стену, все еще заседая на краю своей ни разу не использованной ванны с тубой магической липкой субстанции, впитывающей мою воображаемую мужественность. Белла пошла на мой зов, останавливаясь приблизительно в шаге от меня, и медленно опустилась на колени на плетеный коврик. Стрельнув глазами к моей покрытой шпатлевкой промежности, а затем посмотрев мне в глаза, она улыбнулась, сдерживая рвущийся наружу смех, и склонила голову набок, ожидая следующего указания. Я закатил глаза и кивнул на ее лифчик, который она тут же расстегнула, позволяя лямкам свободно скатиться с ее плеч. Я вытянул свободную руку, нежно снимая кружево с ее кожи.

- Господи, ты так чертовски совершенна, - прошипел я, чувствуя в своем члене тепло и покалывание, которые, как я искренне надеялся, просто были чувственным ответом на сиськи Беллы, а не аллергической реакцией на состав смеси. С ее губ сорвался тихий стон, и она провела руками вверх по бедрам, танцуя кончиками пальцев над выпуклостями тазовых костей. – Давай, потрогай их, - выдохнул я, чувствуя себя в этот момент как никогда обделенным. Невзирая на то, что на сей раз мой член был окружен чем-то отличным от моей долбаной руки, я не чувствовал облегчения от страшной потребности в виде поглаживания, облизывания или чего-то еще. Белла подняла свои изящные маленькие руки к грудям, обхватывая их и слегка массируя.

- Вот так? – тихо спросила она. Я застонал, чувствуя, как волны сладострастного жара пронизывают мой член и мой пах, лишний раз доказывая, что ее невинность и неопытность являются для меня чуть ли не самыми возбуждающими качествами. Не то чтобы я был каким-то там гребаным экспертом в этой области или чем-то таким, но сама идея, чтобы говорить ей, что делать, определенно взывала к любящей покомандовать части моей личности.

- Да, именно так, красавица. Боже, ты охеренно изумительна. Зажми свои соски… - Белла, соблазнительно закусывая губу, выполнила мою просьбу, кружа большими пальцами вокруг идеальных, упругих сосков. Сжав их, она тихо простонала, запрокидывая от удовольствия голову. Одна ее рука двинулась вниз, поглаживая бедро, а другая продолжала ласкать грудь.

- Черт, детка… потрогай себя там… - приказал я, чувствуя, что мучительное стеснение моего члена становится чертовски невыносимым. Она уселась на задницу, медленно спуская свои трусики, пока не сняла их совсем. И в ту же секунду, как ее рука направилась к ее средоточию, сработал таймер. - Дерьмо! – Я слегка потянул за цилиндр, и форма довольно легко соскользнула, освобождая из плена мой возбужденный член. Как гласила инструкция, я поставил контейнер вертикально на туалетный столик, а затем схватил с раковины влажное полотенце, попутно бормоча Белле: - Продолжай, детка.

Она начала ласкать себя, в то время как я быстро очистил член от остатков формовочной смеси. Крепко обхватив твердый ствол ладонью, я погладил его, чувствуя невероятное облегчение от этого контакта, и опустился на колени перед Беллой. Она отодвинулась назад, прислоняясь к ванне, а я переместился поближе к ней, останавливаясь лишь в нескольких дюймах от ее обнаженного тела.

С громким шлепающим звуком я прижался ладонью к кафельной стене за Беллой, нависая над ней и наблюдая, как она, широко раздвинув ноги, трогает себя. Другой рукой я энергично поглаживал свой член, нуждаясь в облегчении от этой напряженности.

- Вот так, детка, потрогай свой клитор, - прорычал я в экстазе, наслаждаясь тем, что вижу ее такой уязвимой и покорной.

Я доминировал над ней, охваченный этим хищническим, первобытным и чертовски сильным чувством, в то время как она послушно извивалась подо мной, повинуясь каждому моему приказу. Она смотрела на меня своими большими невинными глазами, и я так сильно любил ее в этот момент… за то, что она – моя девочка, что терпит все мое дерьмо, что такая чертовски стойкая… что вызывает в моем теле такие охрененно приятные ощущения, какие еще никто и никогда не вызвал.

Продолжая ускоренно ласкать себя, я не мог не заметить, что ее киска была очень влажной, и это завело меня до невозможности больше, заставив мой член распухнуть практически до болезненного состояния. С ее губ сорвался легкий, хриплый стон, являющийся очевидным признаком ее сильного возбуждения. Мой халат соскользнул на пол вокруг меня, а я ласкал себя все сильнее и быстрее, чувствуя приближающееся освобождение. Я знал, что Белла еще далека от оргазма, но также прекрасно знал, что помогу ей, после того как кончу.

Когда она снова посмотрела на меня, я наклонился к ее лицу, на миллиметры от ее губ, ощущая, как тепло ее дыхания овевает мои губы.

- Я чертовски сильно люблю тебя, - проговорил я через сжатые зубы, пытаясь объяснить ей, что она – все для меня. Часть меня хотела просто послать все подальше и отдаться нашим желаниям, прикоснуться к ней, удовлетворить ее, заставить ее кончить от моих пальцев. Но я до одури боялся. Я жаждал целовать эти губы и чувствовать ее язык внутри своего рта, переплетающийся с моим, но знал, что никаким гребаным образом не смогу остановить ни себя, ни Беллу, потому что она, очевидно, тоже нуждалась в этом и жаждала этого так же сильно, как и я, а я не мог… я просто не мог…

Красный лак на ее ногтях, кружащихся вокруг клитора, завораживал меня, заставлял мои глаза следить за каждым ее движением. Мы оба тяжело дышали, издавая легкие стоны в ответ на наши поглаживания и ласки разбухшей влажной плоти и желая неизмеримо больше, чем нам было позволено.

Как только кроваво-красный кончик ее пальца исчез внутри нее, ее плечи подались вперед и она застонала, быстро двигая рукой. Этого зрелища хватило, чтобы лишить меня последних оставшихся частей самообладания и выдержки.

- Черт… я сейчас… кончу… - Я испустил сдавленный крик, упиваясь выплесками полного освобождения от давления, которое скрывалось во мне. Моя грудь вздымалась, и я по-прежнему нависал над Беллой, выстреливая остатки своего облегчения.

И как бы усердно я ни пытался удержать извергающиеся всплески, мои глаза, пока я кончал, все же были закрыты, а затем я понял, что жидкость с моей руки капает на грудь и живот Беллы. Я был до чертиков шокирован, что «обкончал» свою милую девочку.

- Дерьмо, любимая, прости… - я двинулся к раковине, как можно быстрее ополаскивая руки и смачивая салфетку теплой водой. Когда я вернулся к Белле, чтобы очистить ее кожу, она была вся раскрасневшаяся, а ее пальцы по-прежнему оставались в ней, хотя и прекратили двигаться. Я шепотом искренне извинялся перед ней, пока вытирал ее, но она быстро стерла пальцем последнее влажное сливочного цвета пятно со своей груди и засунула его в рот, пробуя на вкус и улыбаясь. Я откинулся на пятки, восторгаясь и трепеща перед ней. Она была чертовски удивительной.

- Э? – тихо произнесла она. – Я… эмм… принесла с собой фиолетовый вибратор. Он в моей сумке. Как думаешь, может, мы могли бы… - ей даже не нужно было говорить следующее слово, потому что моя задница уже пронеслась через ванную в спальню и начала судорожно копаться в недрах ее сумки, ища проклятый вибратор. Она поместила его в шелковый мешочек, который, вероятно, шел в комплекте с ним и о котором я не знал.

Я натянул пару боксеров, поскольку меня не особо прельщало расхаживать с лысым и вялым членом, болтающимся туда-сюда. Достав маленький прибор, я надел на него прилагающуюся насадку, включил питание, затем выключил и натянул его на указательный палец.

Прислонившись к дверному косяку ванной, я многозначительно помахал ей маленькой головкой кролика, надетой на мой палец. Лицо Беллы расплылось в ухмылке, и она, поднявшись с пола и промчавшись мимо меня, плюхнусь спиной на кровать. Я расстегнул молнию на ее сапогах и осторожно снял черно-белые носки в стиле Злой Ведьмы Запада (или где там, черт возьми, эта сука летала), наблюдая, как она ставит босые ноги на покрывало, сдвигая колени. Ее глаза горели нетерпением, но в то же время мне показалось, что я увидел в них легкую вспышку испуга. (п.п.: Злая Ведьма Запада – героиня «Волшебника страны Оз», в нашем «Волшебнике Изумрудного города» Волкова она звалась Бастиндой.)

- Ты готова к потрясающим ощущениям, детка? – спросил я, пытаясь заверить ее, что нет причины отступать. Я был эгоистом в этом – мне хотелось, чтобы она почувствовала себя невероятно хорошо, но не только ради нее, а и ради себя самого. Мне нужно было лично удостовериться, что это дерьмо сработает и что я смогу хоть как-то удовлетворять ее и сохранять довольной, придерживаясь в то же время правил своего долбаного запретительного приказа. Я должен был знать, что способен сделать Беллу счастливой и как мужчина, поскольку это наконец-то подарит мне небольшую передышку от извечных ощущений бесполезности и неполноценности, которые я чувствую, называясь ее бой-френдом.

Поудобнее усевшись между широко раскинутыми ногами Беллы, я щелкнул выключателем и застонал от открывавшегося передо мной вида. Ее руки лениво покоились на животе, но я знал, что ей будет гораздо приятнее, если они будут в другом положении.

- Положи руки над головой, красавица, - наказал я. Она не моргнув глазом выполнила мое пожелание, полностью доверяя мне. Мне чертовски сильно нравилось это. Может, я и не заслуживал всего ее доверия, но она, тем не менее, отдавала его мне целиком.

Облизнув языком губы, я осторожно прижал гудящий вибратор к внутренней поверхности ее бедра, медленно… мучительно медленно поднимаясь им к ее центру. Когда я взглянул поверх ее обнаженной груди ей в глаза, то увидел, как они расширяются, а ее губы образуют маленькое «о», и затем, когда вибратор приблизился к ее влажности, ее веки с трепетом закрылись. Я прикоснулся ушком «кролика» к ее набухшему клитору, и ее тело дернулось, а изо рта вырвался судорожный выдох.

Взгляд Беллы был интенсивным и тлеющим, и это без слов сказало мне, что она хочет больше. И я дал ей больше, снова прижав вибратор к ее клитору, но теперь проводя небольшие круги вокруг него.

- Черт… черт… дерьмо, - забормотала Белла и ахнула, потому что вибратор за какие-то три секунды довел ее до оргазма. Ее шея выгнулась, заставив голову упереться в кровать… открытая и выставленная… заставляя меня хотеть жадно присосаться к ней, как я сделал после концерта. Ощущения от ее горячей кожи на моем языке и между зубов вынудили меня тогда жаждать больше, отчаянно и неистово желать востребовать ее тела, сделать ее своей. У нее все еще оставались слабые красноватые следы, где я зубами прикусывал ее кожу, отмечал ее.

Моя.

Руки Беллы сжимались, комкая покрывало над головой, и я пытался не зацикливаться на двух сморщенных следах от ее кулаков – доказательствах ее удовольствия… удовольствия, которое я дарил ей. Именно тогда я понял, что позволю ей комкать все, что ей, блядь, захочется, только бы это значило, что она кончает.

Она продолжала сквернословить и метаться под воздействием моего пальца, который едва касался ее. Я на время убрал его, чтобы она могла передохнуть от такой интенсивности. В конце концов напряжение ослабло, и ее дыхание вернулось к норме. Она облизала губы и встретилась со мной глазами. Я улыбнулся ей, игнорируя свой неистовый стояк, практически пылающий в моих трусах… этот раз для нее… все это – для нее.

- Хочешь еще? – спросил я, заманчиво приподнимая «кролика».

Она страстно закивала головой.
- Эдвард… ты можешь… всунуть его внутрь?..

Мое тело от ее слов едва не развалилось на части, и я почувствовал, как дергается мой член и из его прорези на белье просачивается жидкость. Я быстро снял головку кролика, заменяя ее ровной округлой насадкой, и выключил вибрацию, поскольку знал, что Белла, вероятно, будет нуждаться в медленном темпе, так как у нее там никогда ничего не было, помимо ее собственного маленького пальчика. Она была достаточно влажной, так что я не беспокоился насчет смазки, об использовании которой предупреждали все инструкции к вибраторам. Она втянула воздух сквозь зубы, когда я слегка прошелся вдоль ее блестящих губ, обвел вход, а затем погрузил кончик вибратора в нее приблизительно на дюйм.

- Ух ты… - ахнула она. Я тогда продвинулся немного глубже, чувствуя, как плотно сжимаются ее мышцы вокруг пластмассы на моем пальце. Она, блядь, была больше чем тугой… она, черт возьми, была герметично запечатана, сохраняя свою свежесть или что-то подобное.

- Детка, расслабься… сделай глубокий вдох и позволь себе насладиться. Если почувствуешь дискомфорт, я остановлюсь. Просто думай, что это мой палец в тебе, и позволь мне доставить тебе удовольствие, хорошо? – Она кивнула, глубоко вдыхая, а затем медленно выдыхая. Я почувствовал, как ее внутренние мышцы разжимаются и расслабляются, позволяя моему пальцу продвинуться еще немного глубже. Когда я достиг возможного предела, то немного выдвинул вибратор, а затем снова погрузил его внутрь, как если бы это был мой собственный палец. Она ахнула и застонала, взбрыкивая бедрами. – Тебе нравится? – спросил я, не сводя с ее глаз своего пристального взгляда и чувствуя, что моя выдержка вот-вот иссякнет. – Тебе нравится, когда я вот так тебя трахаю? Просто подожди, детка, пока в тебе не окажутся мои пальцы. Я не могу дождаться, чтобы почувствовать ими, как ты кончаешь…

Она протяжно и хрипло застонала, приподымая бедра в попытке сильнее прижаться к вибратору внутри себя.
- О боже, как хорошо… давай быстрее… пожалуйста, Э.

Придвинувшись к ней ближе, я, слегка загибая, повернул палец, надеясь найти ее «G-точку». Белла вскрикнула, опять комкая покрывало кулаками, и затем, когда она приблизилась к оргазму, я включил вибрацию.

Ее внутренности задрожали во второй раз, и она взорвалась, дергаясь и крича, как дикая банши. Ее волосы длинными спутанными прядями разметались вокруг лица, а кожа между грудей порозовела, покрывшись тонким слоем пота. Она начала умолять меня остановиться, но я не хотел, потому что мне нравилось обладать этой властью – властью доставлять ей удовольствие. Когда я вынул вибратор из нее, она перевернулась на бок, сворачиваясь в клубочек; ее грудь вздымалась от хриплого тяжелого дыхания. Я укрыл ее покрывалом, грустный, потому что потерял возможность лицезреть ее совершенство, и не совсем уверенный, не нужно ли ей сейчас побыть минутку наедине с собой.

- Ты в порядке? – нерешительно прошептал я. Она кивнула головой и начала хихикать. На меня нахлынуло облегчение, почти заставившее меня игриво шлепнуть ее по заднице - за то, что заставила меня поволноваться.

- Я. Чувствую. Себя. Чертовски. Потрясающе.

- Хорошо, - сказал я, соскальзывая с кровати. – Для меня очень много значит знать, что я могу подарить тебе такие ощущения, даже при том, что на самом деле это не совсем я, понимаешь?

- Я люблю тебя, Эдвард, - мягко произнесла она.

- И я люблю тебя, детка. Ну ладно, теперь я пойду, закончу делать свой фальшивый член. Если у тебя такая реакция от дурацкого вибратора, то подожди, пока не почувствуешь меня внутри себя. Твоя голова просто взорвется, - посмеиваясь, сказал я и с дерзкой усмешкой направился в ванную.

Всего какие-то сутки спустя я извлек из формы вибрирующий, телесного цвета, блестящий резиновый пенис… точную копию меня, вплоть до долбаных вен на стволе и прорези в разбухшей головке. Я тщательно осмотрел его, держа для сравнения рядом с настоящим членом. Должен признаться, меня реально впечатлила отмеченная аутентичность, которую и обещал набор.

Белла взглянула на него широкими глазами, полными удивления, какое и должна испытывать юная девственница, увидев член своего парня, идеально запечатленный в силиконовой копии, способной сохраниться до конца времен. Она потерлась о него щекой, словно он был котенком или чем-то таким, и прошептала:
- Спасибо, Эдвард.

- Пожалуйста, любимая. – Это меньшее, что я мог для нее сделать. У меня нет возможности дать ей много, но если она хочет именно это, то у нее оно есть.

Охрененно гордый и самодовольный, я гадал про себя, мог ли хоть когда-нибудь подумать судья Аро, что я, Эдвард Энтони Мейсен, «кусок дерьма», «избалованный богатенький ребенок», «эксцентричный насильник», найду способ обойти его дерьмовые, чертовски несправедливые надуманные правила. Может, он и постарался лишить меня настоящей жизни, но в действительности лишь ненароком подарил мне лучшее, о чем я только мог просить, - милую, красивую, удивительную девушку, которая отчаянно любит меня, несмотря на все мои недостатки.

Так что, пошел ты на хер, Аро.

Моя девочка будет кончать от моего члена… и при этом я, блядь, даже не прикоснусь к ней.

Попробуй-ка засудить это, ты, гребаный ублюдок.


Ну и как вам способ, коим Эдвард решил обойти "долбаные" правила, а заодно и загладить свою вину перед Беллой? giri05003 Хорошо наборчик, не правда ли? Жду ваших впечатлений на форуме!

Источник: http://robsten.ru/forum/19-611-125#407741
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: nats (04.11.2012) | Автор: nats
Просмотров: 1732 | Комментарии: 41 | Рейтинг: 5.0/26
Всего комментариев: 411 2 3 4 5 »
0
41  
  girl_wacko

40  
  Да!!!!! Их фантазиям нет предела! Спасибо за перевод!!

39  
  ничего себе, выход, оказывается есть fund02002 girl_blush2 молодцы..... fund02002

38  
  О НЕПТУН АХАХХ ДОДУМАЛИСЬ fund02002 это конечно круто, но я хотела бы чтоб девственности её лишил не силиконовый член а эм..... настоящий

37  
  детки от переизбытка тестостерона сходят с ума))) спасибо за проду!

36  
  Теперь их фантазия разыграется еще больше! girl_wacko good good girl_wacko girl_blush2 good

35  
  Спасибо за главу.

34  
  Спасибо за главу! Да уж! Прикольно

33  
  Эдди реально настроился на то, чтобы Белки было хорошо...
Спасибо огромнейшее за проду good good good good

32  
  Спасибо за главу! good Да действительно безвыходных ситуаций не бывает! fund02002

1-10 11-20 21-30 31-40 41-41
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]