Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Обещание на мизинцах. Глава 15: Безумство.

«Когда любовь не безумство - это не любовь»
 
Педро Кальдерон де ла Барка



Когда фиаско с белкой было улажено, а беспорядок убран, парни сели смотреть телевизор. Таня с Кейт взяли машину Эдварда, чтобы съездить в продовольственный магазин за продуктами для ужина, и я внезапно почувствовала себя лишней. На мгновение я задержалась в гостиной и уже была готова уйти, когда Эдвард посмотрел на меня.

- Присядь, - предложил он, похлопав по диванной подушке рядом с собой.

Я колебалась.

- Мне, наверное, лучше уйти домой.

- Почему?

- Не хочу мешать.

Он закатил глаза.
- Просто, черт побери, сядь, Свон.

Краем глаза я заметила, что Карлайл улыбнулся, когда я села рядом с Эдвардом. Однако он ничего не сказал, его взгляд был сосредоточен на экране телевизора.

- Итак, расскажи мне о Тане, кузен, - спустя пару мгновений попросил Джаспер, нарушая тишину. Я изо всех сил старалась не кривиться, не желая это слышать. Мне приходилось терпеть ее, когда она рядом, так что я уж точно не хотела ничего о ней слышать, когда она ушла.

Эдвард вздохнул.
- Что ты хочешь знать?

- Ну, ты можешь начать с того, как, черт возьми, тебе удалось подцепить такую горячую молодую штучку?

Я сморщила нос, подпирая голову кулаком на подлокотнике дивана. Ох, Джаспер… Я официально отзываю свое давнее увлечение тобой.

- Я не знаю, правда, - ответил Эдвард. – Наверное, я оказался в нужном месте в нужное время. Однажды она просто вошла в мою жизнь и с тех пор она здесь.

- Значит, тебе просто повезло? – спросил Джаспер. Эдвард кивнул, и на мгновение повисла тишина, пока Джаспер внезапно не рассмеялся. – Да, бьюсь об заклад, тебе повезло. Кстати, сколько времени тебе потребовалось, чтобы трахнуть ее? Час? День?

Меня замутило, желудок резко скрутило, а Карлайл встал со своего кресла.

- Я бы предпочел не слышать о сексуальной жизни моего сына, - пробормотал он, выходя из комнаты. Он сжал мое плечо, проходя мимо, и сочувственно улыбнулся. Похоже, Таня не только мне не нравилась. Карлайл всегда хорошо меня знал, даже лучше, чем мой родной отец.

Я хотела прокричать ему остаться и не оставлять меня в трудный момент, но я, как обычно, промолчала. Это была я – тихая Белла Свон, которая никогда не скажет то, что нужно сказать. Если пословица не врет и молчание и вправду золото, то на моем пальце уже должно красоваться кольцо в четырнадцать карат.

- Около недели, - признался Эдвард, когда его отец вышел из комнаты.

- Черт, почему так долго?

Эдвард покачал головой.
- Только ты думаешь, что неделя - это долго.

- Это потому что речь идет о ком-то горячем вроде нее. Не понимаю, как тебе удалось держать руки при себе хотя бы минуту, не говоря уже о целой неделе.

Я закатила глаза, желая, чтобы они сменили тему.

- Я был занят на работе, - сказал Эдвард. – У меня едва находилось время, чтобы перевести дыхание, поэтому это было не так сложно.

- У вас был оральный секс, по крайней мере? – спросил Джаспер. – Немного ласк языком?

Я простонала и встала, отказываясь даже смотреть на них. Это было отвратительно.

- Думаю, теперь и моя очередь уйти от этого разговора.

- Да ладно, Свон, - сказал Эдвард, пытаясь схватить меня за руку, чтобы остановить, но я отстранилась. – Не уходи.

- Пока, Белла, - сказал Джаспер, посмеиваясь. – Увидимся еще.

Я показала ему средний палец, чем заставила смеяться еще сильней, и направилась в кухню.

- Давай покончим с этим дерьмом, - сказал Джаспер, как только я скрылась из виду. Тон его голоса внезапно изменился, что меня удивило. Я остановилась. – Ты ее любишь?

- Таню?

- Ты знаешь, о ком я.

Я ждала его ответа затаив дыхание, но дождалась только тишины. Очевидно, Эдвард тоже неплохо умел играть в эту чертову молчанку. Это раздражало.

Один из нас должен был сломаться.

- Ты и так знаешь ответ на этот вопрос, - наконец сказал он; его голос был тихим и едва слышимым оттуда, где я стояла. Мне хотелось прокричать, что я не знаю ответа, что мне нужно его знать, но у меня не было возможности даже подумать о том, что предпринять. Прежде чем кто-нибудь успел сказать что-либо еще, распахнулась задняя дверь. Голоса Тани и Кейт эхом разнеслись по всему первому этажу.

- Не заходите на кухню! - взволнованно проорала Таня. – Это будет стопроцентный сюрприз!

«Либо она специально просчитывает по времени это дерьмо, либо она самая удачливая сучка в мире», - подумала я, потому что она всегда появлялась в самый неподходящий момент.

Я вернулась в соседний дом, не в настроении разговаривать с кем-либо из них, и была удивлена, обнаружив дома Чарли. Он сидел в своем кресле, все еще в форме, и поднял глаза на меня, как только я вошла.

- Привет, Беллз. А я гадал, куда ты убежала.

Я закатила глаза и плюхнулась на диван.

- Думаю, ты, наверное, последний человек, который может говорить о бегах, учитывая то, что ты исчезаешь быстрее, чем Гудини. (п.п.: американский иллюзионист, гипнотизер, прославившийся разоблачением шарлатанов и сложными трюками с побегами и освобождениями.)

- Что это ты сегодня такая ворчливая?

- Я не ворчливая, - заявила я, скрещивая руки на груди и хмурясь. Да, я надулась. – Меня просто раздражает, что Полумна Лавгуд и ее закадычная подружка мандрагора все еще там.

Он рассмеялся, глядя на меня в замешательстве.
- Кто?

- Ох, не спрашивай. Это из «Гарри Поттера».

- А-а. Ты всегда любила эти книги, - сказал он, покачивая головой. – Любовь к чтению ты переняла у матери.

Я напряглась. Конечно, он приплел ее сюда, потому что, очевидно, я была еще недостаточно раздражена.
- Я ничего не переняла у этой женщины.

Он вздохнул.
- Ты получила всего понемногу от нее, Белла. Ты готовишь…

- Я научилась этому у Эсми, - перебила его я. – Моя мать всегда была слишком пьяна для готовки.

- Ты такая же умная, как она.

- Она не может быть особо умной. То есть, посмотри на нее сейчас! О, погоди-ка, точно… мы не можем этого сделать, потому что она исчезла много лет назад.

Он странно посмотрел на меня, выражение его лица было обороняющимся. Казалось, он почти боялся того, что я сорвусь, но мне ли винить его в этом. Я определенно чувствовала себя так, будто нахожусь на грани срыва.

- Ты на нее похожа внешне.

Я закатила глаза.
- Все говорят, что я твоя копия.

- Иногда ты говоришь, как она.

- Правда? – переспросила я, хотя мне это было ни капли не интересно. Я была готова уйти в соседний дом, лишь бы избежать этого неловкого разговора. Но поступать так с Чарли мне хотелось меньше всего. – Кажется, единственное, что я помню, это мычание, когда она пыталась говорить.

Он покачал головой.
- Она не всегда была плохой. Бывали и хорошие времена. Ты просто не помнишь.

- Ага, но можно ли винить меня в этом? – спросила я. – И, кстати, почему мы вообще говорим о ней? Я не хочу даже думать об этой женщине. У меня сейчас и так забот полон рот, учитывая потенциальную банни–бойлер по соседству. (п.п.: выражение «bunny boiler» появилось в фильме «Роковое влечение», означает коварную мстительную женщину, которая не позволит мужчине уйти.)

- Это перебор, Беллз. Думаешь, Таня настолько плоха?

Конечно, он понял, что речь идет о «Роковом влечении».

- Не знаю, но если честно, я бы не стала ее недооценивать. У нее явно нет проблем с враньем и манипулированием людьми.

- О, так ты прочитала досье?

- Да.

- Ты сказала Эдварду?

- Нет.

- Ничего себе, ты держишь это в себе?

- Э-э, да, - ответила я. – Ну, вроде того. Я рассказала Джейку.

- Джейку? Это не кажется тебе немного странным?

- Почему?

- Потому что он твой парень.

- И что?

- Ну, Эдвард – твой бывший парень.

- И он мой лучший друг.

- Который из них?

Я нахмурилась. Это не имело никакого смысла.

- Что?

Чарли рассмеялся над выражением моего лица.

- Кто твой лучший друг?

- О, Эдвард. - А так ли это? Я так устала, что уже ни в чем не была уверена. Могло ли у меня быть сразу два лучших друга?

- Значит, между вами нет ничего бо́льшего?

- Ну, думаю, это всегда будет бо́льшим…

- И Джейка устраивает то, что с Эдвардом у тебя бо́льшее?

- Ах, да, он знает, - ответила я. – Погоди, зачем ты задаешь мне все эти вопросы?

Он пожал плечами, и его губы дернулись в улыбке.
- Просто смотрю, смогу ли я вытащить из тебя хоть какое-нибудь признание, Беллз.

***

Я не спала. Я не могла.

Всю ночь я мерила комнату шагами, сходя с ума от отчаяния. Я представляла библиотеку в огне и как из-за меня все мои любимые книги превращаются в пепел. Мое сердце неистово колотилось, а желудок крутило. Несколько раз я настолько доводила себя до паники, что приходилось подбегать к мусорной урне - меня тошнило.

Я пыталась найти утешение в словах Эдварда, что они не узнают, что это были мы, но проблема была в том, что
я знала. Я знала, что это мы были причиной пожара, и вина уже съедала меня изнутри.

Вскоре после того как я вернулась, Чарли вызвали на работу, а я стояла у окна и смотрела, как он уходит. Время неумолимо продолжало свой отсчет, когда он ушел, каждая секунда казалась вечностью, и это не прекращалось до рассвета, пока отец не вернулся домой.

Я переоделась в чистую одежду и на дрожащих ногах направилась вниз. Чарли был в гостиной, снимал пальто, когда заметил меня. Его глаза были уставшими, а выражение лица - пустым. Меня вновь охватила паника, я ждала, когда он закричит, скажет мне, что я разоблачена, но вместо этого он просто вздохнул и отвел взгляд.

- Тебе не нужно на работу сегодня, - с печалью в голосе произнес он. – Библиотеку собираются закрывать.

Я уставилась на него, пытаясь отыскать в его словах какой-нибудь скрытый подтекст.

- Правда? Почему?

- Прошлой ночью там случился пожар, - сказал он. – Библиотеке причинен небольшой ущерб, поэтому там будет произведен ремонт.

Небольшой? Так значит, библиотека все еще стоит на месте?

- Насколько небольшой ущерб?

Он пожал плечами.
- Все произошло очень быстро, поэтому, думаю, совсем небольшой.

Я выдохнула с облегчением.

- Как начался пожар?

- Похоже, кто-то проник внутрь.

- Как?

- Не могу сказать, Беллз. Ты же знаешь. Следствие продолжается.

- О.

- Не переживай, не успеешь и глазом моргнуть, как они снова откроются. Уверен, миссис Маккарти позовет тебя помочь ей.

- Да, конечно. Все, что угодно.

Я была рада, что Чарли настолько изнурен, потому что была слишком испугана, чтобы сыграть лучше. Он сказал, что отправится наверх вздремнуть, и спустя несколько минут я последовала его примеру, укладываясь в постель и проваливаясь в сон.

Позднее меня разбудил стук в дверь, и я, сонно взглянув на часы, поняла, что уже больше полудня.

- Изабелла, - позвал Чарли через прочную деревянную дверь. – Ты можешь спуститься?

- Э-э, да, конечно, - ответила я, и мое сердце чуть не остановилось. Паника снова охватила меня: он назвал меня Изабеллой.

Я сделала несколько глубоких вдохов в попытке успокоиться, прежде чем направиться к лестнице. Одетый в джинсы и фланелевую рубашку, Чарли сидел в гостиной, а рядом с ним был один из его помощников в форме. Я осторожно оглядела их, останавливаясь в нескольких шагах.

- Что случилось?

Чарли вздохнул, поворачиваясь к офицеру. От меня не укрылось, что мой отец даже не посмотрел на меня. И тогда я поняла наверняка: меня разоблачили.

Офицер встал, показывая прозрачный пластиковый пакет на молнии, и у меня внутри все оборвалось, когда я увидела в нем свои ключи от работы.

- Сегодня утром это было обнаружено в библиотеке, в нескольких футах от места пожара. Библиотекарь полагает, что они могут принадлежать вам.

- Э, возможно, - сказала я. – Я потеряла свои ключи.

- Когда?

- Вчера.

- Где?

- Я не знаю. Если вы нашли их в библиотеке, то, думаю, вероятно, там.

- Когда в последний раз вы были в библиотеке?

- Вчера, - ответила я. На самом деле, так оно и было, но только наполовину. Я работала несколько часов с утра и вернулась туда ночью, но, думаю, им не нужно знать о второй части сейчас.

- Во сколько?

- Во сколько? – переспросила я, чтобы дать себе время подумать. – Ну, я работаю по утрам. Уверена, в моем расписании можно посмотреть конкретные часы.

- И?

- Э-э, это все.

- Вы уверены?

- Да.

- Вы больше ничего не хотели бы добавить?

- Нет.

- Вы уверены, что не обладаете информацией о том, что произошло?

Я помедлила перед ответом.

- Такое чувство, что вы меня допрашиваете.

Чарли громко вздохнул, по-прежнему не глядя на меня. Это пугало. Я почувствовала тошноту.

- Думаю, я должен положить конец этому разговору, - сказал он. – По крайней мере, пока я не смогу позвонить адвокату.

Я изумленно посмотрела на отца. Адвокату?

- Конечно, Чарли, - сказал офицер, сжимая плечо моего отца. Выражение его лица граничило где-то между жалостью и сочувствием. – Просто привези ее в участок, хорошо? Мы во всем разберемся.

Чарли кивнул, но ничего не сказал. После ухода офицера я продолжала стоять, слишком испуганная, чтобы пошевелиться.

У меня крупные неприятности.

- Вчера вечером ты сказала, что идешь спать еще до меня, - спустя мгновение безапелляционно произнес он. – Я видел, как ты отправилась в свою комнату, и твой грузовик не покидал подъездную дорожку.

- Да. - По крайней мере, это было правдой.

- Есть свидетель, который утверждает, что видел черный автомобиль рядом с местом происшествия.


Вот дерьмо.

- Это ни о чем не говорит. В Форксе куча черных автомобилей.

- Он говорит, что это была неновая машина, такая, как водит Эдвард Каллен, - ответил он. – Согласно его точным словам... та самая, которую водит Эдвард Каллен.

Черт.

- Он не единственный, у кого есть старая машина.

- Да, но этот человек совершенно уверен, и у него нет причины лгать.

- Кто это?

- Майкл Ньютон.

Ньютон?
- Как он…

- Как он что? – спросил Чарли, когда я умолкла. – Как он мог видеть?

Это не есть хорошо.

- Да, то есть, как он в темноте рассмотрел, что машина была черной? У него, должно быть, хорошее зрение.

- Полагаю, так оно и есть, - ответил он. – Так скажи мне, Белла, прежде чем мы поедем в участок с официальным заявлением… прошлой ночью у библиотеки была машина Эдварда?

Я пожала плечами, когда Чарли наконец посмотрел на меня, в его глазах отражались гнев и разочарование. Я была слишком напугана, чтобы ответить на этот вопрос.

- Ты должна мне сказать, Белла. Это серьезные обвинения, возможно даже в тяжком преступлении, а ему уже восемнадцать. Если он совершил это, мне нужно знать, как я могу помочь. Если ты одолжила ему свои ключи, то это уже другое дело.

Тяжкое преступление. Кажется, я услышала только это слово из уст моего отца. У Эдварда колледж, стипендия, спорт, музыка… и у него не может быть преступлений.

- Ты говоришь, что он может попасть в тюрьму?

- Не исключено. Возможны лишение свободы, условный срок, домашний арест, общественные работы. Все зависит от конкретных обстоятельств.

В списке потенциальных возможностей я не услышала ни Гарварда, ни бейсбола. Все, что я слышала, так это то, что на законном основании Эдвард привязывался к Форксу, а все двери перед ним закрывались.

- Эдвард этого не делал, - бездумно ляпнула я.

Чарли скептически посмотрел на меня, очевидно, уверенный, что это дело рук Эдварда.

- Ты уверена?

- Абсолютно, - ответила я. – Это точно был не он.

- Откуда ты знаешь?

- Потому что это была я.


***

Таня сжульничала. (п.п.: в оригинале cheated – изменять, жульничать, обманывать.)

Не с другим мужчиной, хотя маленькая, нездоровая часть меня отчаянно желала этого. Это определенно облегчило бы мне задачу по ее устранению. Но нет, Таня жульничала более изощренно и незаметно… она притворилась, что умеет готовить.

После кулинарных курсов и дней, проведенных за едой в самых лучших ресторанах, что только были в нашем округе, я приобрела способность анализировать еду, ингредиент за ингредиентом. Я с легкостью могла отличить блюдо, приготовленное любителем, от приготовленного профессионалом, точно так же, как и могла сказать, кто готовил: первоклассный повар или новичок. И стоило мне зайти к Калленам в дом и увидеть, что будет на ужин, я чертовски ясно поняла, что Таня не готовила это.

Каких только блюд на столе не было: от салата со слегка обжаренными морепродуктами и нантакетских креветок до крабовых котлет и полосок кальмаров. Была рыба с жареным картофелем, так же как и нечто похожее на домашний хлеб на закваске. Для меня было более чем очевидно, что она это где-то купила, скорее всего, в одном из ресторанчиков вдоль побережья, готовящих морепродукты. Чтобы приготовить все эти блюда, даже обладая необходимыми навыками, нужно потратить больше времени, чем у нее было, но, кажется, никто не обратил внимания на сей факт. Все мы собрались за столом: Эсми, Карлайл, Эдвард, Джаспер, я, Таня, Кейт и даже Чарли – и я была единственной, у кого еда вызывала отвращение.

- Таня, это выглядит потрясающе, - сказал Карлайл, садясь за стол. – Должен сказать – я впечатлен.

- И пахнет изумительно, - вмешалась Эсми. – Не так ли, Белла?

Я напряглась. Почему я?

- Э-э, да.

Лучезарно сияя, Таня сидела напротив меня и от волнения практически пританцовывала на стуле. Мне хотелось запустить своей тарелкой ей в голову.

- Спасибо! Я так старалась. Хотела сделать все безупречно ради дня рождения моего малыша.

Она повернулась к Эдварду, лицо которого просияло от ее слов. Раздалось всеобщее «О-о-о-оу», которое, казалось, эхом разнеслось по столу и молотком ударило по моим нервам. Оживленно болтая, все раскладывали еду по тарелкам, в то время как я молча положила себе немного салата из морепродуктов.

Эдвард взял крабовую котлету и, нахмурившись, оглядел стол. Увидев выражение его лица, я покачала головой, зная наверняка, что именно он ищет.

- Я принесу кетчуп, - сказала я, отодвигая стул и вставая. Он посмотрел на меня, и уголки его губ слегка дернулись в ухмылке.

Раздраженная тем, что Таня привлекает столько внимания, я направилась на кухню, в то время как все продолжали восхищаться едой. Готовка была моим коньком и была им так долго, сколько я могла себя помнить. Это было тем, что Эдвард всегда любил во мне, а она обманом похитила мои лавры. Я знала, что это не по-взрослому – воспринимать все как соревнование, но чувствовала, что это было тем, в чем я могу победить. Похоже, она ослепила его, оплела своими сетями настолько сильно, что он собирался жениться на ней через неделю, а я хотела найти хотя бы один недостаток, который Эдвард смог бы увидеть.

Открыв холодильник, я взяла кетчуп на дверце и остановилась, когда мой взгляд наткнулся на небольшую склянку с острым соусом, которая стоял рядом на полке. До меня доносились голоса из гостиной, их похвалы разжигали что-то внутри меня. Возможно, это было мстительно, но в тот момент я думала лишь о том, что если она могла сжульничать, то и мне можно.

Я взяла острый соус и открыла кетчуп, быстро вливая в него немалую часть соуса. Я поставила острый соус обратно и взболтала бутылку с кетчупом, затем закрыла дверцу холодильника и вернулась в гостиную.

- Вот, держи, - сказала я, протягивая ее Эдварду. Забирая бутылку, он подмигнул мне, и сердце в моей груди затрепетало. Я снова села за стол и начала ковыряться в своем салате, краем глаза наблюдая, как он поливает кетчупом крабовые котлеты.

Он откусил немного, и довольное выражение его лица тут же сошло на нет, когда он медленно прожевал пищу. Его лоб недоуменно сморщился, а я улыбнулась и положила в рот немного салата, в то время как он схватился за стакан воды. Он залпом выпил почти полстакана, и это после одного укуса котлеты. Его обеспокоенный взгляд обратился к Тане. Эдвард не был привередливым в еде, но единственной вещью, которую он терпеть не мог, была чересчур пряная пища.

Таня ярко улыбнулась ему, в ее глазах сияли надежда и волнение.
- Вкусно? Тебе нравится?

Эдвард натянуто улыбнулся и кивнул.
- Да, э-э, это великолепно.

Я ухмыльнулась, вылавливая кусочек трески в салате и кладя его в рот.
- Салат тоже вкусный, Таня. Это палтус, верно?

- Ага, - без тени сомнения ответила она.

- А это кусочек великолепного тунца ахи, - проговорила я, показывая кусочек лосося.

- Да, парень на рынке сказал, что это самый лучший, - ответила она.

Эсми взглянула на меня, непонимающе нахмурив лоб.
- Думаю, ты перепутала рыбу, милая. У тунца ахи мякоть нежная и плотная, тогда как эта слоится и гораздо грубее. Я довольно уверена, что это лосось.

- Правда? – притворно удивилась я. – Ты уверена?

- Да. И палтус очень плотный и сладковатый, - сказала она, вылавливая кусочек рыбы из салата. – А эта рыба нежная, с очень тонким вкусом. Думаю, это треска.

- Ах, да, теперь я это вижу, - сказала я, кладя в рот кусочек. – Не могу поверить, что я их перепутала. Это настолько очевидно, если хорошо подумать.

- Да, - ответила она, пристально глядя на меня. – Или, скорее, должно быть очевидно для знатока твоего уровня. Это начальный курс кулинарной школы.

- Ха. Хотя это морские гребешки, верно? – спросила я, уставившись на Таню и надеясь, что она порадует меня ответом.

- Э, да.

Эсми положила в рот кусочек гребешка.
- Бухтовые гребешки, Белла. Они меньше, и у них чуть более сладкий вкус.

Я кивнула, продолжая молча ковыряться в своем салате. Я заметила панику на лице Тани, ее взгляд устремился к Кейт. Она поняла, что я раскусила ее. По взглядам, которыми одаривала меня Эсми, стало понятно, что она тоже догадалась обо всем, но, кажется, Эдвард по-прежнему ничего не замечал. Он не обращал внимания ни на что, кроме как на графин воды на столе. Он допивал уже третий стакан. Я заметила, что он начал немного потеть, пытаясь из вежливости к невесте через силу доесть крабовые котлеты, хотя я знала, что внутри у него все горит.

Это не было победой, совсем нет, но, по крайней мере, я больше не была единственной, кто мучился.

***

- Давайте вспомним всю историю еще разок, - сказал офицер. Я вздохнула, желая, чтобы мне больше не пришлось это делать, но знала, что у меня нет выбора. Я увязла в этом слишком глубоко, чтобы отступать без серьезных последствий для себя и людей, которых люблю.

- Прошлой ночью я не могла заснуть, поэтому решила выйти подышать свежим воздухом. Я взяла машину Эдварда Каллена, потому что мой грузовик плохо заводится в последнее время, и мне не хотелось застрять из-за него где-нибудь поздно ночью.

- И куда вы отправились оттуда?

Я уже рассказывала ему это дважды, но он пытался подловить меня на лжи. Но не тут-то было. Если Чарли и научил меня чему-то, то это логичности. Я бы рассказала эту историю сотню раз, и она оставалась бы прежней, только бы это спасло Эдварда от проблем.

- Несколько минут я ездила по окрестностям, а затем остановилась у библиотеки.

- Зачем?

Я пожала плечами.
- В тот момент это показалось мне хорошей идеей.

- Хорошо, продолжайте.

- Я использовала свои ключи, чтобы войти, и некоторое время бродила по библиотеке, рассматривая книги. Библиотека – мое любимое место, чтение расслабляет меня, поэтому я подумала, что смогу после этого немного вздремнуть.

- А откуда там появились одеяло и свеча?

- Из машины Эдварда. Я знала, что они там с прошлого вечера, когда мы проводили время вместе. Я зажгла свечу, потому что не хотела привлекать внимание включенным светом.

- А зачем одеяло?

- В библиотеке холодно.

Он кивнул.
- Продолжайте.

- От свечи загорелась книжная полка. Я пыталась потушить огонь одеялом, но это не сработало. Я схватила огнетушитель, но система пожаротушения сработала прежде, чем я смогла им воспользоваться. Сигнал тревоги напугал меня, поэтому я сбежала и уехала домой. Конец истории.

- И вы были одна?

- Конечно.

- Эдвард не ездил с вами?

- Нет. Он не фанат библиотек. Библиотека последнее место, где он хотел бы оказаться в такой час.

Я была вполне уверена, что они знают, что я лгу, но в моей истории им не найти ни одной нестыковки. Офицер записал мои показания, и я подписалась под ними, признавая себя виновной в произошедшем. Ставя свою подпись на пунктирной линии, я понятия не имела, что будет со мной дальше, но в одном была уверена точно – я только что спасла будущее Эдварда.

Я все еще сидела в участке с Чарли и его другом-юристом Гарри Клируотером, когда вошел Майкл Ньютон. Он взглянул на меня, когда офицер с ним поздоровался, и внутри меня все оборвалось. В своем поспешном признании я забыла о свидетеле. Если он видел машину Эдварда, то запросто мог видеть, что ею управлял Эдвард.

- Мистер Ньютон, спасибо, что пришли так скоро. По телефону вы сказали, что, по-вашему, можете опознать водителя машины?

- Да.


Черт.

- Я уже сказала вам, что это была я, - выкрикнула я. Все резко посмотрели на меня, мистер Клируотер сделал мне замечание, а Майкл просто непонимающе смотрел на меня. Я поняла тогда точно, что он знает правду… он видел там Эдварда.

- Мистер Ньютон, не могли бы вы сказать мне, кого видели там?

Я умоляла его взглядом, на глаза навернулись слезы. «Пожалуйста, не сдавай Эдварда», - безмолвно кричала я.
«Пожалуйста», - одними лишь губами прошептала я, чертовски надеясь, что нравлюсь ему достаточно, чтобы он солгал ради меня.

- Белла, - прошептал он, его голос был напряжен. Мой желудок ухнул куда-то вниз, поскольку я подумала, что он тихо извиняется за то, что собирается пойти против моих показаний, но он откашлялся и повернулся к офицеру. – Это была Изабелла Свон.

Мой отец вздохнул, совершенно расстроенный и разочарованный, но я почувствовала лишь облегчение. Кризис миновал.

- Вы уверены, что это была мисс Свон? - уточнил офицер.

Майкл кивнул.
- Да, определенно.

Офицер сказал Майклу, что тот может идти, и я слегка улыбнулась ему на его пути к выходу. Майкл выглядел обеспокоенным, когда посмотрел на меня, словно ощущал вину за то, что сделал, но, так или иначе, он выдавил ответную улыбку.

Следующие несколько часов я провела в участке с отцом и мистером Клируотером: мне предъявили обвинения в незаконном проникновении, непредумышленном поджоге и умышленном причинении вреда – два тяжких преступления и одно правонарушение. Я нашла нелепым, что проникновение считалось меньшим нарушением, когда это было единственным, что мы сделали преднамеренно.

Вечер подкрался незаметно. Я сидела в допросной комнате одна, когда открылась дверь. Я подняла взгляд в надежде, что отец собирается забрать меня домой, но вместо этого встретила взгляд печальных голубых глаз.

- Миссис Маккарти, - поприветствовала я, в душе запаниковав. Она была последним человеком, которого я ожидала увидеть, и внезапно меня затошнило. – Я… э-э…

- Ты не обязана ничего говорить, Белла, - прервала она меня. Я была благодарна ей за это, потому что не знала, что сказать. Она была так добра ко мне, дав мне работу, которую я любила, а я в одну ночь все разрушила. – Они вызвали меня сюда, чтобы отдать твой график работы, и я услышала, что ты до сих пор под арестом.

- Да, - сказала я. – Я…э-э… Я не знаю, когда они отпустят меня и собираются ли вообще.

- Так это правда? – спросила она. – Они сказали, что ты призналась в содеянном.

Я неуверенно кивнула.
- Да, правда.

- Грустно слышать это, - сказала она. – Жаль, что приходится терять тебя как сотрудника.

Она шагнула вперед, останавливаясь прямо передо мной, и запустила руку в свою большую сумку. Мои глаза расширились от шока, когда она достала оттуда цветок и положила его на стол передо мной.

- Ты обронила его. Я подумала, что тебе хотелось бы его вернуть.

Не сказав больше ни слова, она вышла, а я потрясенно уставилась на цветок. Спустя мгновение я услышала, как Чарли вышел в коридор, и быстро схватила розу, бросая ее в мусорное ведро у стола.

Я не хотела объяснять, откуда она там взялась, учитывая, что он все равно знает о моей нелюбви к цветам.


***

«У вас три новых сообщения».

Бип.

«Белла, это Анжела Вебер. Твой босс, помнишь? Ты уже давненько не звонила, и я начинаю сомневаться, помнишь ли ты, что у тебя есть работа. Сейчас около часа дня. Позвони мне в офис, как только прослушаешь это сообщение».

Вот дерьмо. Я не обращала внимания на телефон с тех пор, как поговорила с Джейком сегодня днем, и понятия не имела, что Анжела пыталась связаться со мной.

Удалить.

«Это снова Анжела. Полагаю, в твоем районе нет связи, поскольку я так ничего и не услышала от тебя, а день уже на исходе. По крайней мере, я надеюсь, ты не забыла, что на этой неделе у тебя по графику ресторан «Бэйсайд» и стейк-хаус «Сэмми». Мне нужно, чтобы ты отправила мне по электронной почте свою колонку самое позднее завтра вечером. У нас больше нет запасных обзоров».

Черт. Я была так сосредоточена на событиях в Форксе, что совершенно забыла о других своих обязанностях. От мысли об этом я почувствовала тошноту. Это было так на меня не похоже. Я была ответственной. Я никогда не рисковала своей работой.

Удалить.

«Джезебелла, ты нарушила одиннадцатую заповедь – ты должна отвечать на свой гребаный телефон, когда Джейк вызывает твою задницу. Кайся».

Только Джейк мог рассмешить меня в такую дерьмовую ночь. Удалить.

Вздохнув, я откинулась на кровать и уставилась в потолок. Сегодняшний ужин оборвался внезапно - Эдвард потерял самообладание, его лицо стало ярко красным, а на лбу выступил пот. Он ругнулся и выскочил из-за стола, сказав, что ему нужен свежий воздух, прежде чем он потеряет сознание. Сбитая с толку его резким уходом, Таня ударилась в слезы и выбежала из-за стола, а Кейт последовала за своей подругой. Джаспер вышел за Эдвардом, в то время как Эсми, извинившись, отправилась посмотреть, как там девочки. Чарли именно в этот момент решил, что нужно отметиться в участке, и меньше чем через тридцать секунд за столом остались только мы с Карлайлом.

Я продолжала сидеть, ковыряясь в своем салате из морепродуктов, тогда как Карлайл отложил вилку. Он откинулся на стуле, и я чувствовала на себе его взгляд, но отказывалась поднимать голову.

- Не недооценивай его, Белла, - спустя мгновение сказал он. – Не совершай ту же самую ошибку, что совершила в то лето. Ты недооценила его тогда, и посмотри, как он отреагировал.

Я покачала головой, по-прежнему не глядя на Карлайла.
- Я никогда не недооценивала Эдварда. Я просто сделала то, что было для него наилучшим.

- Нет, ты сделала то, что считала наилучшим для него. В этом вся разница, - поправил Карлайл. – Ты не позволила ему сделать свой собственный выбор. Ты просто считала, будто знаешь, что лучше для него.

Тогда я сломалась и посмотрела на Карлайла, на серьезное выражение его лица. В нем не было злости, но я увидела нечто, подозрительно похожее на жалость.

- Вы не можете на самом деле думать, что позволить Эдварду понести наказание за пожар было бы лучшим для него. Я легче отделалась, потому что работала там и у меня были ключи. Эдварду бы так не повезло.

- Верно, благодаря тебе у него все еще безупречная репутация, но его мучают угрызения совести.

- Он не должен их испытывать. Ему не из-за чего их испытывать. Это не помешало мне сделать то, что я хочу в жизни, не закрыло ни одну дверь передо мной. Но если бы я позволила ему во всем признаться, его стипендию в Гарварде отобрали бы, и его бы отчислили из подготовительной программы прежде, чем он ее даже начал. Несмотря на мое досье, я там, где я сейчас, но неизвестно, где Эдвард закончил бы.

- И снова верно, - сказал Карлайл. – Сомневаюсь, что он стал бы доктором. Вероятно, он отправился бы в Сиэтл и занялся бы музыкой. Признаю, я был бы разочарован, но не уверен, что мой сын расстроился бы. По крайней мере, его совесть была бы чиста, а это все, чего он хочет. Последние десять лет он провел пытаясь сделать счастливыми всех окружающих, потому что думает, что таким образом компенсирует совершенное им. Он верит, что слишком поздно исправить что-либо с тобой, так что вместо этого старается делать все правильно со всеми остальными.

Карлайл встал и подошел к моему стулу, останавливаясь позади него. Вздохнув, он сжал мое плечо.
- Я забочусь о тебе как о родной, Белла. Я не хочу видеть, как история повторяется, поэтому не недооценивай его. Доверь ему самому сделать для себя правильный выбор.

Он вышел, оставляя меня в столовой в полном одиночестве. Я встала через пару минут и пошла к Чарли, поднимаясь прямо в спальню и хлопая дверью. Я пробыла здесь уже два часа – два долгих мучительных часа, – и сейчас сомнения терзали меня еще сильнее, чем когда-либо прежде.

Спустя мгновение я встала и подошла к столу, где взяла старую записную книжку, лежащую сверху. Она по-прежнему была открыта на списке вещей, которые я знала о Тане. Я взяла ручку и быстро приписала еще пару пунктов.

Она сжульничала, чтобы победить. Она до жути боится белок. Прежде она танцевала. Есть вероятность, что с Эдвардом она ради денег. Она не знает его любимых блюд.

Также я ей не нравлюсь. Совсем. Это сложно не заметить.

Я отложила ручку и, расстроенная, стала листать страницы записной книжки. Вместо того чтобы почувствовать себя лучше из-за того, что испортила нелепый ужин Тани, я могла думать лишь о том, как это отразилось на Эдварде. Я гадала, в порядке ли он, в голове беспрестанно крутились слова Карлайла. Я его недооценивала? Я так не думала, но что если я неправа?

Через мгновение я осознала, что старая записная книжка заменяла мне дневник, когда я жила в Форксе: случайные рисунки заполняли страницы с беспорядочными записями. Везде было имя Эдварда, ребяческие каракули кричали о моей любви к нему. Я грустно улыбнулась, увидев надпись «Белла Каллен», пересекшую всю верхнюю часть страницы, и провела по ней пальцем. Как говорил Эдвард, я никогда не была особо женственной, но это не означало, что я была невосприимчива к идеалистическим мечтам, свойственным девочкам-подросткам. Я была так захвачена нашими отношениями в старшей школе, настолько очарована своей первой любовью, что думала, будто это не закончится никогда. Я думала, что те чувства, которые я испытывала, лежа с Эдвардом в экстазе в библиотеке, будут существовать между нами всегда. Выводя на бумаге «Белла Каллен», я еще не знала, что огонь между нами потухнет прежде, чем сможет по-настоящему разгореться.

Нахмурившись, я перевернула последнюю страничку, где прочитала несколько жалких предложений, занимающих пару первых строк.

Сегодня утром состоялся суд. Чарли привез меня на своей патрульной машине и все время сидел рядом со мной, несмотря на то что это должно было его смущать. Появился Эдвард, но он не разговаривал со мной, наверное, оттого, что там был Чарли. Думаю, он все еще злится из-за того, что я созналась. Так или иначе, мистер Клируотер поработал с окружным прокурором и заключил с ним сделку. Я признала свою вину в незаконном проникновении, причинении ущерба и в обоих проступках, и судья дал мне двадцать пять часов общественных работ и возложил на меня обязанность по возмещению вреда. Понятия не имею, где я возьму сто пятьдесят тысяч долларов, которые должна уплатить, чтобы возместить ущерб. Я буду выплачивать их до конца своей жизни.

Я вздохнула. Эдвард был вне себя от того, что я рассказала в полиции, будто пожар возник из-за меня. Узнав об этом, он хотел отправиться в участок и во всем сознаться, но мне удалось отговорить его. Если бы он признался, то рискнул бы не только своим будущим, но также подставил бы меня – за лжесвидетельство полиции. Он отступил, когда я сказала ему, что не хочу, чтобы он навлек на меня еще бо́льше неприятностей, чем уже у меня были, но он рассердился… очень рассердился.

Вполне уверена, этот гнев до сих пор его терзал.

Звук стука эхом отразился по комнате, и я захлопнула записную книжку, вставая. Я осторожно подошла к окну и, подскочив, вскрикнула, когда лицом к лицу столкнулась с Эдвардом. Он был на дереве, цепляясь за ближайшую к дому ветку, и махал мне, чтобы я открыла окно. Шокированная, я открыла его, и он быстро забрался в комнату.

- Что ты здесь делаешь? – спросила я, потрясенная тем, что вижу его перед собой. Внезапно я почувствовала приступ паники, предположив, что он пришел, чтобы накричать на меня за то, что я сделала. Трюк с острым соусом в кетчупе был таким детским. Он, должно быть, все понял.

- Разве я не могу прийти без особой на то причины? – вопросом на вопрос ответил он, стряхивая с джинсов приставшую к ним кору. Он прошел мимо меня и плюхнулся на кровать.

- Конечно, можешь, - сказала я, нерешительно присаживаясь рядом с ним. – Я просто удивлена. Просто не думала, что в твоем-то возрасте ты еще можешь лазать по деревьям.

- Эй, я подумал, что раз уж ты смогла это сделать, то и я смогу, - усмехнулся он. – Хотя это было непросто. Я ушиб ногу, и в шее что-то защемило.

Сморщившись, он потер шею, а я, не подумав о том, что делаю, потянулась и убрала его руку. Я стала растирать ему шею, и он вздохнул, расслабляясь.

- Тебе следовало быть поосторожнее, - сказала я. – Бесплатная страховка для пенсионеров тебе еще несколько лет не светит.

Он рассмеялся.
- Знаю. У тебя случайно нет «Бен-Гея» под рукой, а? (п.п.: бальзам, используемый при болях в мышцах и суставах.)

- Нет, но, думаю, у Чарли есть «Алив» от артритов. Я могу принести тебе сливовый сок, чтобы ты мог запить его.

- Издевайся-издевайся, - пробормотал он, откидываясь на кровать. Я быстро убрала руку и посмотрела на него, ошеломленная интенсивностью его взгляда. Мы молча смотрели друг на друга, и я внезапно, с чрезмерной ясностью, осознала наше положение. Мой желудок сделал сальто, сердце учащенно забилось, и я ощутила головокружение. Я чувствовала аромат его одеколона, его ярко-зеленые глаза гипнотизировали. Мне отчаянно хотелось попробовать его на вкус, когда он усмехнулся своей обаятельной кривоватой улыбкой, и я неосознанно облизнула губы. Затем что-то вспыхнуло в его глазах, что-то волнующее и пугающее. Я подалась вперед на долю дюйма, готовая в следующее мгновение наклониться и поцеловать его, когда звук его голоса заставил меня остановиться.

- Я наконец рассказал ей.

Такого я не ожидала.
- О том, что мы встречались?

Он кивнул.

- О пожаре в библиотеке?

Еще один кивок.

Я помедлила.
- Ты рассказал ей о том, что произошло после этого?

Он просто лежал там, не шевелясь, но мне не нужен был ответ. По выражению его лица было и так понятно, что он рассказал ей все. Внутри меня зародилось облегчение, хотя оно в тот же момент было поглощено потоком воспоминаний. Я вздохнула, отводя от него взгляд.

- Как она отреагировала?

Он сухо рассмеялся.
- Именно так, как я и ожидал.

- Значит ли это, что я свободна от свадебных торжеств?

О, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…

- Нет.

Черт.

- Значит, свадьба все же состоится?

Он молчал, и отсутствие ответа с его стороны беспокоило меня. Не выдержав, я взглянула на него и увидела, что он с замешательством смотрит на меня.

- Не думаю, что что-то, произошедшее десять лет назад, может служить причиной разрыва, Свон.

- А что насчет того, что произошло день назад?

Он, нахмурившись, сел, и выражение его лица заставило мой желудок сжаться.
- Об этом… думаю, нам нужно поговорить.

Я покачала головой.
- Ах, вот и причина. Значит, именно поэтому ты здесь.

Я начала вставать с кровати, но он схватил меня за руку, останавливая.

- Это не совсем так.

- Тогда как же? – спросила я, позволяя ему притянуть меня обратно.

- Я не знаю.

Я скептически посмотрела на него.
- Не знаешь?

Он вздохнул.
- Через несколько дней я женюсь, Свон. Таня вошла в мою жизнь в самое подходящее время, и я был так уверен в этом… в ней. Но затем тебе понадобилось появиться.

- Ты пригласил меня, - сказала я. – Я бы ничего не узнала об этом, если бы ты мне не сообщил, поэтому можешь не винить меня в том, что испытываешь сейчас. Я не сделала ничего неправильного.

Как только я произнесла последнюю часть предложения, в моей голове сработал сигнал тревоги. Лгунья. Лгунья. Лгунья.

- Знаю. Черт, я не говорю, что это твоя вина, Свон.

- Тогда что ты говоришь?

- Я говорю, что думал, будто пережил все это. Когда Таня появилась в моей жизни, я подумал – вот оно. Я думал, что смогу снова говорить с тобой, что смогу находиться рядом с тобой, не испытывая всей этой… этой… ерунды.

- Какой ерунды? – спросила я. Он был настолько взбудоражен, что я не могла понять, к хорошему ли вел этот разговор или к плохому. – Что ты чувствуешь?

- Я чувствую себя так, словно хочу что-нибудь ударить, Свон, - сказал он, вставая и расхаживая взад-вперед. – Ты настолько обескураживаешь меня, не делая при этом ничего! Просто будучи рядом с тобой, просто видя тебя… все это заставляет меня чувствовать себя тем же человеком, каким я был тогда, тем, кто позволил своей девушке понести наказание за преступление, которое совершил он! Я усердно работал над тем, чтобы больше не быть тем человеком, но появилась ты и обратно превратила меня в него! Мне хочется придушить тебя за это, но, Иисус Христос, это не мешает мне хотеть тебя!

Я лишь уставилась на него, совершенно ошеломленная его вспышкой. Очевидно, тихого Эдварда больше не было.

- Ты хочешь меня?

- Конечно, я хочу тебя, - сказал он, бросив на меня косой взгляд. – Ну, или он хочет тебя, но я больше не он. Я больше не могу быть им.

- Но ты – это он, - не согласилась я. – Эдвард, ты можешь нацепить галстук, надеть уродские туфли для яхтинга и ездить на машине для мамочек, но ты все равно тот же самый человек.

Он простонал.
- Ты делаешь меня им.

- Это потому, что ты становишься самим собой, когда я рядом, - сказала я. – Ты всегда жил этой своей неполной жизнью безупречного публичного человека, но когда мы оставались одни, появлялся настоящий ты. Я не виновата в том, что мое присутствие по-прежнему заставляет тебя сбрасывать маску.

- Я думал, что теперь все будет по-другому, - сказал он. – Я скучал по тебе и хотел, чтобы ты снова была моим лучшим другом. Я думал, что если у меня будет кто-то, кто значит для меня больше, то мне не придется волноваться насчет того, что мы с тобой вновь пересечем черту дружбы. Я просто… я думал, что мы сможем вернуться назад, но мы не можем. Мы не можем быть такими же друзьями, какими были прежде.

Он перестал мерить шагами пространство и провел рукой по волосам, а я растерянно наблюдала за ним.

- Ты хочешь, чтобы я уехала? – спросила я, неуверенная в том, к чему ведет этот разговор. Моя грудь болезненно сжалась от этой мысли, а слезы защипали глаза, но я боролась с ними. Я не могла расплакаться перед ним, даже если сама мысль о том, что мне придется уехать от него, ранила меня. – Я приехала сюда только ради тебя, так что если это то, чего ты хочешь, я уеду обратно в Сиэтл.

- Нет, - твердо сказал он, качая головой. – Это не то, чего я хочу.

Я раздраженно вздохнула.
- Тогда чего ты хочешь?

- Я хочу знать, почему, после всех этих лет, я все еще, черт возьми, люблю тебя, Свон.


От переводчика: Огромное спасибо Натулечке за проверку главы.
И спасибо вам за то, что читаете и делитесь своими впечатлениями!

Источник: http://robsten.ru/forum/49-1138-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: nats (29.10.2013) | Автор: nats
Просмотров: 2270 | Комментарии: 27 | Рейтинг: 5.0/54
Всего комментариев: 271 2 3 »
0
27   [Материал]
  это он 10 лет тянул кота за хвост.............! гм. не мужик

0
26   [Материал]
  Ну, наконец-то, Эдя понял, что все еще любит Беллу dance4 dance4 dance4 , теперь только осталось, чтобы он понял, что ему надо жениться на Белле, а не на Тане girl_blush2

0
25   [Материал]
  Аллилуйя!!!

1
24   [Материал]
  lovi06015 good good Да неприятно чувствовать себя никчемным , но Белла тогда давно все сделала правильно . А сейчас пусть он ответит , почему же в сердце до сих пор любовь к Белле ? Спасибо большое .

0
23   [Материал]
  [img]../../../smiles/cray.gif[/img]Ну вот, и признание осталось действие - покончить с этой свадьбой..................................................... 1_012
sval1 Эдвард ты что, творишь Белла отдала самое дорогое свою невинность!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!Прикрыла тебя, спасая от наказания и просто любит тебя!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!.......................................... [img]../../../smiles/serdza.gif[/img]
girl_wacko Все эта Таня пусть отправляется туда откуда пришла или останется, а ты  с Беллой свадьбу сыграешь и точка kisssss .....   fund02011

22   [Материал]
  Спасибо, спасибо, спасибо!

21   [Материал]
  Ураааааа! Спасибо за главу!

20   [Материал]
  я счастливаааа dance4

19   [Материал]
  Ну наконец-то его прорвало! Это его признание так долго зрело внутри него и вот он все-таки решился на серьезный разговор. А то все его действия вокруг Беллы напоминали какую-то странную игру.

18   [Материал]
  Проще не станет. У Эдварда такая неразбериха в голове, рядом с Беллой хаос увеличивается.

1-10 11-20 21-27
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]