Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Однажды вечером, после пяти. Глава 49.

Глава 49

Любовники

 

 

Так мы начали снова.

И снова.

И снова.

 

Мы не спали и едва ли выходили на свежий воздух. Эдвард утверждал, что моё тело изменилось за те восемнадцать месяцев, что мы были врозь, и он не мог больше считать себя экспертом без проведения обширных исследований.

 

Я понимала его чувства. Испытать близость с Эдвардом снова – стало уникальным сравнением контрастов. Хотя его телосложение мало чем отличалось от того, что я помнила, в близости с ним всё было по-другому. Мы занимались любовью несколько раз, прежде чем я смогла сформулировать эти изменения словами.

 

- Не помню, чтобы это было так. – Я положила голову ему на грудь.

 

- Как «так»? – спросил он.

 

Я очертила границу его соска указательным пальцем, пытаясь передать свои мысли словами:

- Если бы вчера ты спросил меня, каким словом можно описать наши прежние интимные отношения, я бы ответила – «удовольствие». Мощное физическое удовольствие.

 

Я почувствовала, как он усмехнулся подо мной.

 

- А сейчас ты, что, с трудом возбудилась и не смогла получить разрядку? Я не считаю себя экспертом по женским оргазмам, но мне кажется, удовольствие ты получила. Конечно, если есть что-то такое, что ты любишь, а я не делаю, то я готов приступить к освоению нового. Как всегда, я твой прилежный ученик. – Его рука передвинулась вниз по моей спине и лениво погладила задницу. – Итак, мисс Свон… предусмотрено ли на сегодняшнем уроке освоение новых навыков? Какие-нибудь упражнения, чтобы помочь мне усовершенствоваться? Я готов над ними основательно поработать.

 

- Всё в порядке с твоими навыками. – Я сложила руки у него на груди и упёрлась в них подбородком. – Наслаждение, которое я испытываю от интимной близости с тобой, такое же сильное, как и раньше. Как я уже говорила, мне кажется, что последние несколько часов не имели ничего общего с физической разрядкой.

 

- Если судить по количеству излившейся из тебя влаги, освободилась ты по полной программе. Повезло, что кровать большая, и нам есть куда подвинуться. В противном случае, один из нас спал бы в луже.

 

Я легонько шлепнула его по плечу.

- Я серьезно. Кстати, о простынях – почему эта кровать вообще оказалась застеленной? Кажется, ты сказал, что здесь несколько месяцев никто не появлялся.

 

Он невинно улыбнулся.

- Возможно, я позвонил и попросил сделать некоторые приготовления.

 

- Ах ты, боже мой, какие мы самонадеянные! Я, что, настолько предсказуема?

 

- Тебя послушать, так можно подумать, что здесь и заняться больше нечем – исключительно развратом.

 

- Сейчас не сезон. Тут действительно нечем больше заняться.

 

- Это ты так думаешь, – насмехался он, – а вот я позаботился не только о постели – кстати, простыни потребовались бы нам независимо от наличия или отсутствия интима – есть ещё еда и вино... – Он скользнул рукой вдоль моего бока вниз.

 

- Вино притупляет ощущения. – Я скатилась с него на свою половину кровати, и моя обнажившаяся грудь тут же оказалась в его руках. Большим пальцем он прочертил линию вверх по моему соску, и я закрыла глаза, наслаждаясь его прикосновением. – Сегодня я хочу чувствовать всё.

 

Эдвард рассмеялся.

- Не хочу тебя разочаровывать, но думаю, ты уже всё почувствовала.

 

- Пожалуйста, не смейся надо мной. Я дорожу каждым мгновением рядом с тобой. Не так давно твои прикосновения возглавляли список вещей, которые, я думала, уже никогда не испытаю.

 

Он погладил меня по щеке, и я прижалась к его ладони.

- Я хочу быть с тобой всегда. Это прозвучит банально, но жизнь слишком коротка, и если потеря отца меня чему-то и научила... – Он покачал головой. – Я не могу больше игнорировать то, что никаких гарантий не существует; даже при самых лучших намерениях, даже проживая каждый день так, будто он последний. Однажды утром ты проснешься, и, хотя ты не будешь об этом знать, каждая из возможностей этого дня будет твоим последним шансом. Я больше не верю в то, что у нас есть всё время мира. Так или иначе, всему приходит конец. Как бы я ни хотел отложить этот разговор и насладиться мгновением, я знаю, что не могу так поступить. Это будет нечестно по отношению к любому из нас.

 

Я мысленно перечислила неприятные темы, которые мы обсудили за последние несколько дней.

 

Его обновленная сексуальная история… было.

Как я собственноручно подтолкнула его в объятия Кейт, поведя себя как кретинка на церемонии Дэвида… было.

Что я должна была научиться любить себя, прежде чем смогла бы полюбить его так, как он заслуживает… было.

Несмотря на то, что он это отрицал, он действительно ненавидел, что мои волосы стали такими короткими… было.

 

Я не могла представить, что же мы могли пропустить.

- О каком именно разговоре ты ведёшь речь? – спросила я, наконец.

 

- О том, чего ты ждёшь от наших отношений.

 

- Это легко. – Я завершала каждое слово поцелуем на его груди. – Любовь. Страсть. Близость. И много-много секса.

 

- Хорошо. – Он улыбнулся. – Но чего ты хочешь от наших отношений после возвращения домой?

 

Комок застрял у меня в горле.

- Прости, не поняла?

 

- Мне осталось два года в Принстоне... ­– начал он.

 

- Я это осознаю. – Я вздохнула. – И понимаю, что со временем ты захочешь вернуться назад в кампус.

 

- Я не собираюсь возвращаться в кампус. Я не оставлю маму одну.

 

- Твоя мать не хочет, чтобы ты провел свою жизнь, опекая её. Для неё важно, чтобы ты насладился временем, оставшимся тебе в Принстоне; она сама мне так сказала. И, к твоему сведению, в будущем году она планирует оплачивать тебе комнату в общежитии независимо от того, будешь ты в ней жить, или нет.

 

- Я подозревал, что она это сделает. И всё же – это только география. Буду я жить в общежитии, или дома – это не меняет того факта, что большинство проблем, которые были у нас раньше, всё ещё существуют. С самого начала наши представления о том, что значит быть в отношениях, сильно отличались.

 

- В редкие моменты полной честности я признавалась себе, что хотела бы провести оставшуюся часть жизни с тобой. Мне нелегко было говорить тебе об этом из-за того, что я недостаточно доверяла тебе. Говоря тебе о своей любви и о том, что хочу тебя навсегда, я ощущала себя такой уязвимой. Я и сейчас в определённой мере это чувствую, но учусь с этим справляться. Хоть я и чувствую себя совершенно беззащитной рядом с тобой, я знаю, что ты никогда не причинишь мне боли намеренно.

 

В жесте, который можно назвать милым, Эдвард поднял мою руку с кровати и оставил поцелуй на костяшках пальцев.

 

Он продолжил держать мою руку, когда заговорил:

- Однажды ты сказала, что не веришь в брак.

 

- Я сказала, что никогда не представляла себя в браке. Знаю, ты истолковал это, как пренебрежение к тебе, но на самом деле это было не так. В тот момент моей жизни я была не в состоянии поверить, что кто-то может предпочесть остаться со мной, особенно, если у него есть выбор.

 

- Это изменилось?

 

- Нет. Да. Вроде того. – Я закрыла глаза и медленно выдохнула в тщетной попытке немного освободиться от нарастающей напряженности. – Я всё ещё прохожу психотерапию. Работаю над этим. Надеюсь, что смогу когда-нибудь сделать этот шаг, если всё будет складываться как надо. Но знаю, что, если этот вопрос встанет завтра, я запаникую, спрячусь в свою раковину и замкнусь. Я думаю, это прогресс для меня: теперь я настолько в мире с собой, что способна распознать и описать именно те чувства, которые во мне есть. Прости. Я знаю, это не тот ответ, который ты хотел услышать. Наша первая попытка отношений закончилась ложью. Я не могу позволить нашей второй попытке начаться с неё.

 

Он кратко сжал мою руку.

- Я ценю твою честность. У меня ещё один вопрос.

 

- Хорошо. – Я нервно кивнула.

 

- Ты готова появляться со мной на публике?

 

Я рассмеялась.

- Я уже это делаю. Хоть я не посылала в школьный округ официального уведомления о наших отношениях, но когда этот вопрос звучал в разговорах с коллегами, не отрицала, что мы близкие друзья. Не думаю, что я обязана им что-то большее, поскольку никогда не стала бы обсуждать мою личную жизнь на работе. Но это никак не связано с тобой. Ты окончил школу два года назад. Я очень сомневаюсь, что это будет проблемой.

 

Озорная ухмылка промелькнула на его лице. Внезапно я поняла, что невольно сыграла ему на руку.

 

- Я рад это слышать. В следующие выходные будет одно мероприятие, и я хотел бы, чтобы ты присутствовала там со мной. Прежде, чем ты спросишь: да, там будет употребление алкоголя несовершеннолетними, а также другие запрещённые вещества.

 

Похоже, я попалась...

 

- Будет ли это мероприятие проводиться на частной территории?

 

- Да.

 

Представив себя в свои двадцать шесть на студенческом приеме, я поняла, что буду чувствовать себя лишь немногим менее убого, чем эксгибиционист в парке Риттенхаус. Тем не менее, я не могла ему отказать.

 

Я вздохнула, признавая своё поражение.

- В таком случае я с удовольствием составлю тебе компанию.

 

- Спасибо. – Он притянул меня к своей груди. – Я знаю, что это доставляет тебе неудобство, но это не будет продолжаться вечно. У нас осталось всего два года до того, как мне всё будет разрешено законом.

 

- К тому времени ты закончишь колледж и отправишься в медицинскую школу.

 

Он резко выдохнул.

- Я не уверен, что смогу это сделать.

 

Я закрыла глаза и сильнее прижалась к его груди.

- Я последую за тобой куда угодно, ты же знаешь?

 

Он погладил меня по голове.

- Знаю. Но я не об этом говорю. Я не уверен, что хочу заниматься медициной.

 

Я облокотилась на локти, чтобы видеть его лицо.

- Правда? Что изменилось?

 

Он вздохнул.

- Даже не уверен, что могу это объяснить. Не то, чтобы у меня когда-нибудь были иллюзии насчет практической медицины. Я видел, как оба мои родителя приходят домой после потери пациентов. Спустя какое-то время это становится... почти нормальным. Мой папа никогда не казался расстроенным этим больше, чем ты, если у тебя неудачный день в школе. Умом я понимал, что врач несёт ответственность за жизнь пациента, скончавшегося в его дежурство. Я знал, что семью пациента, как правило, должен проинформировать лечащий врач. Просто никогда не задумывался, каково это быть тем врачом...

 

Он запнулся на этих словах, и его глаза наполнились слезами.

- Я никогда не задумывался, каково это, говорить женщине, что она потеряла мужа... говорить мужчине, что он потерял отца... пока сам не оказался на противоположном конце такого разговора. Врач вышел к нам, держа в руке хирургическую шапочку, с побитым видом. Я даже не могу вспомнить, что именно он сказал, но никогда не забуду криков матери. Она упала на колени и умоляла, а потом в отчаянии рухнула на пол. Врач бормотал мне что-то о том, что папа потерял слишком много крови, а волосы моей мамы, такие красные на сером линолеуме, тоже казались лужей крови.

 

Я села и прижала его к груди. Мне не требовалось видеть его лицо. Дрожь в его голосе вкупе с его затруднённым дыханием, рассказали мне обо всем. Несколько минут спустя, когда он оторвался от меня и откинулся на спинку кровати, его покрасневшие глаза доказали, что я была права.

 

Он притянул меня к груди.

- Я знаю, что хирург-травматолог, который оперировал моего отца, думал, что подвёл нас, что подвёл мою маму. Я видел это в его глазах. Тем не менее, когда его смена закончилась, он, вероятно, поехал домой и поужинал со своей семьёй, как сделал бы в любой другой день. Я знаю, что так и было. Я видел, как мой папа делал это бесчисленное число раз, и я не осуждаю его за это. Чтобы успешно работать в медицине, человеку нужно иметь эту способность эмоционально отсоединяться, ради того, чтобы оставаться нормальным. У меня этой способности нет.

 

- Сомневаюсь, что у твоего отца она была в восемнадцать лет. Как ни грустно, я полагаю, что это одна из тех вещей, которые приобретаются исключительно с опытом.

 

- Это опыт, без которого я могу обойтись. Я не хочу стать бесчувственным, не хочу быть в состоянии махнуть рукой на потерю человеческой жизни. Я благодарен, что есть люди, которые могут это делать, которые на это согласны. Сомневаюсь, что когда-либо смогу стать одним из них. – Он ненадолго замолчал, медленно пробегаясь кончиками пальцев по моему позвоночнику – И не уверен, что хочу этого.

 

- Не хочу говорить банальность, но ты всё ещё можешь работать в других направлениях медицины. Многие из тех, кто заканчивает медицинские школы, никогда не становятся практикующими врачами. Можно вести исследовательскую или проектировочную работу в этой области.

 

- Верно. Я не собираюсь менять основные учебные дисциплины, так что я, безусловно, могу пойти по этому пути, если решу, что он меня привлекает. На самом деле, я думаю, что могу на некоторое время сделать перерыв и пытаться писать музыку. Я всегда могу пойти в медицинскую школу позже, если передумаю.

 

Я поиграла с редкими волосками вокруг его сосков.

- Музыканты невероятно сексуальны.

 

- Сексуальнее, чем врачи? – спросил он, по-видимому очень заинтригованный.

 

- Это от многого зависит. Смотря, на каком инструменте он играет, а также от того, какого цвета халат наденет врач. Хотя у врачей умелые руки, музыканты тоже кое-что ими умеют. Волынщики могут задерживать дыхание на несколько минут. Представь открывающиеся возможности…

 

Он рассмеялся и перекатил меня на спину, устраиваясь у меня между ног.

 

Я обвила его лицо руками.

- Я просто хочу, чтобы ты был счастлив. Как ты проводишь свои дни, не имеет для меня большого значения до тех пор, пока тебя самого это удовлетворяет. Меня гораздо больше волнует то, как ты проводишь свои ночи.

 

Я боролась с порывом провести рукой вниз по его груди и сжать сосок. Эдвард мог подумать, что я использую секс, чтобы избежать откровенности, и в прошлом он, скорее всего, был бы прав. Но теперь всё было по-другому. Принять его в себя было лучшим способом показать мою преданность и искренность.

И мою любовь.

 

- Итак, что же нас ждёт, когда мы вернёмся домой? – спросил он, повторяя свой более ранний вопрос.

 

Он должен был понять, что в этот раз всё было по-другому.

 

Я провела кончиком пальца вокруг головки его члена, восхищаясь, как он твердеет под моим прикосновением. Я встретилась с ним взглядом и скромно улыбнулась.

- Я вроде как надеялась на то, что проведу с тобой оставшуюся часть своей жизни.

 

- Так оно и будет, – прошептал он, толкаясь внутрь меня.

 

Я закрыла глаза и растворилась в нашем единении, наконец-то в состоянии отдать ему каждую частичку себя, зная, что он любит мою уродливую половину так же сильно, как и красивую. Я не была уверена, что нам уготована вечность, но, когда вспоминала содержание немногословного письма, которое он послал мне в один из наших самых мрачных моментов, я верила, что так и будет.

 

Эдвард никогда мне не лгал.

 

 

________________

Перевод: dolce_vikki
Редакция: bliss_

 



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1803-85
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: dolce_vikki (10.12.2015) | Автор: Перевод: dolce_vikki
Просмотров: 634 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 5.0/31
Всего комментариев: 151 2 »
avatar
0
15
Как же на нее повлияли месяцы без Эда и курс психотерапии - она вроде как бы повзрослела  fund02002
avatar
14
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
0
13
Спасибо .
avatar
0
12
Спасибо за продолжение  roza1
avatar
0
11
good good good
avatar
0
10
спасибо за главу))
avatar
0
9
Спасибо за продолжение!
avatar
0
8
пусть никогда и не делает этого. спасибо!
avatar
0
7
Белла тоже старается не лгать Эдварду и у неё это получается, хотя и не без труда.
avatar
0
6
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]