Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Охваченные тьмой. Глава 4. Часть 1.

Эдвард POV

      Я – мазохист.

      Я мазохист, который получает явное удовольствие, мучая себя, потому что заставляет себя испытывать безумную жажду крови, желание, ревность, неистовую ярость и пылающий голод одновременно.

      Только так можно объяснить то, что я сейчас делаю.

      Либо я окончательно и бесповоротно сошёл с ума.

      Честно говоря, любой из этих вариантов вполне возможен.

      Больной на голову бойфренд, Джейкоб, устроился сверху моей Изабеллы, погружаясь в неё, лапая её великолепное тело своими ручищами и издавая такие звуки, что мне хотелось оторвать себе уши, лишь бы не слышать его.

      Мои пальцы проделали глубокие борозды в моей бедной жертве насилия – дереве, неизменно составляющим мне компанию – пока я боролся с желанием выпотрошить этого парня и нацепить на себя его внутренности как шарф.

      Чёртов кретин.

      Тем не менее, я подавил в себе желание убить его, потому что в данный момент он предлагал мне кое-что слишком драгоценное, чтобы этим рисковать.

      Несколько минут назад я случайно открыл для него свой разум, пытаясь понять, как он мог быть настолько невежественным, доставляя удовольствие такой богине секса, как Изабелла, и меня мгновенно накрыло умопомрачительными ощущениями того, как он сливался с ней, чувствуя под собой её мягкое тело… и как оно обхватывало его. Даже её унылые ласки и фальшивые стоны  казались мне запретным раем.

      Уже почти месяц я  ублажал её, пока она спала, всё смелее проверяя предел своих возможностей, заставляя себя больше касаться её, бросая вызов ревущему во мне зверю, уничтожающему мой самоконтроль, словно росомаха злобно раздирающего сдержанность с каждой новой лаской и ещё одним дюймом кожи.

      До сих пор я успешно сопротивлялся его дразнящим крикам о крови, и это придало мне уверенности экспериментировать дальше в её удовольствии, всегда помня о том, что одно неуместное прикосновение и укус может мгновенно оборвать её жизнь.

      Я исследовал тело Изабеллы с безграничным восхищением учёного, проверяя различные комбинации эрогенных зон, меняя давление своих пальцев…  губ…  языка. Каждая реакция, которую я вытягивал из неё, добавляла ещё одно звено к цепи желания, приковавшего меня к ней, ночь за ночью притягивающего к её спальне, манящего к её великолепному телу и требующего, чтобы я поклонялся ему одним единственным способом – анонимно, скрываясь за темнотой и её снами.

      Однако, как бы её экстаз  ни очаровывал и ни удовлетворял меня, я знал, что кое-что я никогда не смогу испытать с нею и на данный момент это доказывал Джейкоб. И хоть я жаждал этого больше, чем что либо, знал, что никогда не смогу оказаться внутри неё, как мог это он. Я никогда не смогу в порыве страсти слиться с ней и почувствовать, как божественное тепло её роскошного тела окружает меня… поглощает… делает своим. Плохо было уже то, что я позволял своим опасно твёрдым пальцам и языку вторгаться в её тело. И не было никакого шанса, что я смогу контролировать себя, если когда-нибудь позволю своей болезненной эрекции погрузиться в него. Я не задумываясь, мог разорвать её и просто не мог пойти на такой риск.

      И поэтому я переживал эти ощущения единственным возможным способом – вторгаясь в сознание того неандертальца – сексуального недотёпы, который понятия не имел, насколько счастлив он, поскольку имел возможность в полной мере насладиться её невероятным телом.

      Я ненавидел его, завидовал ему и в то же время был благодарен.

      Каждый мускул в моём теле кричал и вздыхал одновременно – прося о насилии, умоляя об удовольствии, пылая от ревности – напряжённый и готовый к любому действию. Конечно, в результате цунами противоречивых желаний, я словно парализованный был пригвождён  к своему месту, испытывая боль и пульсирующую необходимость.

      Почувствовав, что Джейкоб приближается к своему оргазму, я сразу же прервал связь, задыхаясь и хватаясь за дерево, когда колени подо мной подогнулись. Я не мог  справиться с ощущением того, как он изливается внутри неё, ведь это было то, чего так отчаянно жаждал я.

      Заблокировав его мысли, я пытался успокоить свою дикую ревность, а он, достигнув кульминации, кричал в ночь.

      – О, бля, да, Беллс, я кончаю, детка! Я кончаю, детка! Я КОНЧАЮ, ДЕТКА!!!!!

      Исусе, как Изабелла терпит его?

      Будучи ребёнком в теле мужчины, он играл во взрослого, но терпел при этом неудачу. Изабелла  заслуживала большего.

      Она заслуживала меня.

      Она заслуживала ту часть меня, которая хотела удовлетворить каждую её прихоть и желание. Ту часть, которая хотела обнимать её, ласкать, заставлять её тело трепетать от безудержного удовольствия.

      Конечно, эта часть меня была прикована наручниками к кровожадному монстру, желающему разорвать её горло и выпить всю её кровь, так что, думаю, иметь меня в качестве своего парня – для неё не самый соблазнительный вариант.

      Я спрыгнул с дерева и убежал в лес, выполняя свой ежевечерний ритуал охоты,  прежде чем вернуться в её комнату. Я понимал, что попытка уменьшить  свою жажду крови при помощи животных, была практически бессмысленной, учитывая божественный аромат её крови, но всё равно делал это, полный решимости использовать все возможные способы защиты от хищника внутри меня.

      Элис сказала мне, что чем дольше я буду подвергаться её аромату, тем менее чувствителен стану к нему.

      Пока этого не происходило.

      Её кровь всё ещё взывала ко мне, словно зазубренный клинок подпиливая моё самообладание, заставляя дрожать от необходимости. Но моё желание сохранить её целой и невредимой умерило жажду крови, и в настоящий момент я был удовлетворён своей способностью сохранять это сомнительное равновесие, несмотря на то, что вёл постоянную борьбу.

      К счастью для Изабеллы, я считал, что это сражение стоит победы.

      Отследив стадо оленей и быстро испив досуха троих, я стремился поскорее вернуться к окну Изабеллы.

      К моему окну.

      Я побежал обратно к дому, чувствуя подъём и лёгкую эйфорию, которую получил благодаря свежей крови, чувствуя новую силу и бодрость в мышцах, упиваясь  ощущением распространяющегося тепла под моей холодной кожей.

      Как обычно после насыщения, я стал представлять, как ощущалась бы во мне кровь Изабеллы. Как она бы пульсировала и танцевала в моих вампирских венах.

      Я вспомнил человеческую кровь. Её яркие искры были чрезвычайно мощными и после того, как я осушал человека, и спустя несколько минут избавлялся от сокрушительной вины, мог насладиться опьяняющим удовольствием.

      Это заставляло меня чувствовать себя пуленепробиваемым, мощным и несокрушимым. Ощущения настолько превосходили эффект от крови животных, что просто не шли ни в какое сравнение.

      Я мог предположить, что выпив кровь Изабеллы, я бы почувствовал себя во много-много раз лучше. Я стал бы не просто неуязвимым. Я бы почувствовал себя богом.

      Но как бы не соблазняла такая мысль, я знал, что никогда не смогу сделать это. Семя надежды, которое Элис посадила в моей голове, сказав, что Изабелла может быть моей половинкой, затмило всё остальное. Мысль о том, что в один прекрасный день я обрету кого-то, с кем смогу разделить  свою недобровольную вечность была моей самой заветной мечтой.  

      Но мог ли кто-то, такой тёплый и живой как она, почувствовать ко мне что-то, кроме отвращения? Она положительно реагировала на моё тело, но не отшатнётся ли, когда узнает, кто я? Хватит ли у меня смелости когда-нибудь показаться ей при свете дня?

      Я искренне сомневался в этом.

      Мои ночные визиты, возможно, являлись больными и извращёнными, но, по крайней мере, мы получали удовольствие от  них, и в моей жизни этого было достаточно. Ночи, когда я наблюдал за ней и заставлял её тело извиваться под моими пальцами, удовлетворяли меня.

      Пока удовлетворяли.

      Это дало мне цель и причину. Заставило поверить, лишь на короткое время, что я способен на что-то ещё, кроме смерти и разрушения. Она заставила меня почувствовать себя более… человечным.

      Подойдя к её дому и услышав тихое и размеренное дыхание Изабеллы, я обошёл своё любимое дерево, стремясь запрыгнуть на подоконник, но на мгновение задержался, чтобы убедиться, что Джейкоб на самом деле ушёл и Изабелла спит. Сделав глубокий глоток чистого воздуха, я осторожно открыл окно и переступил через него, замерев,  позволяя бушующему организму привыкнуть к сокрушительному благоуханию её комнаты.

      И скривился, уловив зловоние Джейкоба смешанное с её прекрасным ароматом, но, несмотря на это реакция моего тела была сильна и предсказуема – выступающий яд, озноб по коже и очень твёрдый член. Болящий и пульсирующий.

      Стоя на месте, я сделал несколько успокаивающих вдохов, и лишь убедившись, что полностью контролирую ситуацию, подошёл к кровати. 

      И увидел, как напряглось её тело.

      Она могла чувствовать меня.

      Прежде чем я успел дотронуться до неё хотя бы пальцем, она осознала, что я здесь и её тело отреагировало самым прекрасным способом. Пульс ускорился, и нежный румянец пополз по всему телу, кровяные сосуды расширились, неся ароматную кровь  под поверхностью её кожи. Она тихо застонала и скинула простыни, позволяя аромату её возбуждения нахлынуть на меня.

       Я смотрел на неё с высоты своего роста, весь дрожа от предвкушения, беспомощный и покорный перед зовом её запаха и кожи.

      – Изабелла?

      – Хммм…

      – Скажи, что ты хочешь меня, Изабелла.

      Я протянул руку и кончиками пальцев провёл вниз по её бедру, проглотив полный рот яда, когда её ножки раздвинулись для меня. Охотно. Бессознательно.

      – Хммм… да… Я хочу тебя…

      Я подошёл к изножью кровати, опуская пальцы к лодыжке Изабеллы, прикасаясь к ней так, словно она сделана из нежной папиросной бумаги, сдерживая свои силы и лаская её очень нежно.

      – Скажи, что я единственный, кто может заставить тебя почувствовать себя так, – тихо сказал я, облизывая губы и глядя на её гибкое тело.

      Только я, Изабелла. Не Джейкоб. Не кто-либо другой. Только я.

      – Только ты… пожалуйста… прикоснись ко мне…

      Вот почему я здесь.

      Наклонившись и опустив руку под её колени, я придвинул её к концу кровати, её попка лежала на краю, а ноги стояли на полу. Быстро избавив её от пижамы, я встал на колени между её раздвинутых ног, глядя на неё сверху вниз и с восхищением любуясь её наготой. Один лишь её вид вызывал у меня стоны.

      Её дыхание стало сбивчивым и частым, и я знал,  чего она хотела. Чего хотели мы оба.

      Положив на неё свои руки, я ненадолго замер, закрыв глаза и пытаясь справиться с новой волной яда и пылающей болью в горле.

      Её кожа была для меня раем. Болезненным, мучительным раем, где ужасные образы вспоротой кожи и сверкающей крови смешивались с образами пульсирующего, отчаянного удовольствия.

      Её мышцы дрожали и поддёргивались от моего прикосновения, и когда жажда крови пошла на спад, я открыл глаза, желая видеть то, как влияют на неё мои ласки, желая видеть её великолепный оргазм.

      Я провёл ладонями по её ногам, голеням и бёдрам, отмечая вспышки отчаяния и безумного желания, промелькнувшие на её лице.

      – Ты такая тёплая, Изабелла, – простонал я, чувствуя, как воспламеняется моя кожа. – Всегда. Такая мягкая, тёплая и идеальная.

      Я наклонился и прижал губы к внутренней стороне её бедра, одновременно вдыхая её запах и сжимая свою челюсть, стараясь справиться с мучительным желанием вонзить свои зубы в её кремовую плоть. Я замер, ожидая, когда острое желание поутихнет, после  чего возобновил свои действия, целуя её ноги и изредка позволяя себе опасную роскошь – коснуться языком  её сладкой кожи.

      Боже, она удивительна на вкус. Словно экзотическая пряность – сладкая, знойная и вызывающая зависимость. Я не мог насытиться ею.

      Несколько недель назад, когда я только решался хоть раз лизнуть её, меня пугали последствия. Я понятия не имел, как её кожа отреагирует на мой яд. Мог он обжечь её?

      Я позвонил Карлайлу, чтобы узнать, есть ли у него какая-либо информация. Он сказал, что обычно, если наш яд не введён непосредственно в кровь, то безвреден для человека. Эти драгоценные крохи информации сделали меня счастливее, чем я имел на то право. День, когда он сказал мне об этом, стал первым разом, когда я  попробовал кожу Изабеллы и теперь я физически нуждался в этом.

      Я провёл языком по внутренней стороне её бедра и усмехнулся, когда её спина выгнулась над кроватью.

      – Ты всегда так нетерпелива, Изабелла… и так страстно реагируешь… и ещё, я никогда не слышал, чтобы ты издавала такие звуки, когда твой болван прикасается к тебе. Почему?      

      На самом деле я не ожидал её ответа. И я знал его. Кроме того, что мы с Изабеллой разделяли очень странную сексуальную химию, Джейкоб был просто не тем человеком. Он как бы существовал на совершенно иной сексуальной частоте, и как бы сильно он не старался быть в гармонии с телом Изабеллы,  просто не мог.

      Я не только гармонировал с её телом, но и вещал со спутниковой антенны размером с Бразилию. Не было никакого шанса, что этот мужчина-мальчик сможет конкурировать со мной.

      Я продолжал прижимать рот к тёплой коже Изабеллы и, поглаживая руками её ноги, двинулся выше, целуя всё вокруг её нежной плоти, кружа вокруг неё… дразня.

      – О… Боже… – простонала она, и я не смог сдержать самодовольную усмешку.

      – Он не может сделать это для тебя, ведь так? Он не может заставить твоё тело петь, как могу это я.

      Её бёдра прижались ко мне, и я не мог больше сопротивляться. Я накрыл её ртом, рыча, когда мой язык соприкоснулся с её сладостью, её восхитительный вкус разрушал меня.

      – О… бля… да, – простонала она во тьму.

       Боже, как я любил её грязный язычок. Моя эрекция болела и требовала освобождения, но даже дикие лошади не могли оттащить меня от поля моей деятельности.

      – Боже, Изабелла, – простонал я, отстранившись и глядя на неё, – на вкус ты гораздо лучше, чем на запах, а твой запах просто невероятный. Мне никогда не надоест чувствовать твой вкус на своём языке.

      Я продолжил лизать её, медленно опустив одну руку и сжав свой член, а другой рукой приподняв её бёдра, открыв её для себя ещё больше. Она застонала и вцепилась в простыни.

       – Пожалуйста, – взмолилась она, тяжело дыша, – пожалуйста… ещё…

      Отчаяние в её голосе поразило меня. Этим голосом она могла бы попросить меня оторвать у себя  руку, и я бы с радостью это сделал.

      – Изабелла, – застонал я, – ты даже не представляешь, что творится со мной, когда ты просишь. Сделай это снова.

      Я медленно гладил её бёдра, едва касаясь их и набираясь решимости для того, что я собирался сделать.

      Неожиданно её рука резко взметнулась и схватила мою.

       Я в шоке замер, когда её тёплые пальцы   обхватили моё холодное запястье и потянули мою руку туда, где она нуждалась в ней больше всего, отчаянно прижимая к её телу и умоляя меня погрузиться внутрь.

      – Ты нужен мне, – попросила она, в её голосе сквозило напряжение и безумное желание. – Пожалуйста…  мне нужно почувствовать тебя внутри себя…

      Иисусе.

      Её страсть прошлась через меня, воспламеняя, сводя с ума от собственного желания.  Мне нужно было удовлетворить её, довести до оргазма. Мне нужно было подарить ей то освобождение, которого она так отчаянно жаждала.

      Взяв себя в руки и обуздав свой похотливый энтузиазм, я нежно… и очень осторожно ввёл в неё свои пальцы.

      Сладкие небеса.

      Я закрыл глаза и просто дышал, наслаждаясь ощущением сжимающей меня нежной плоти.

      Такая мягкая. Такая очень, очень мягкая.

      Я начал медленно двигать пальцами, контролируя каждую унцию давления оказываемого на её нежную плоть. Подогнув пальцы внутри неё, я нашёл то местечко, которое вызывало самые восхитительные в мире стоны.

      Громкий протяжный стон вырвался из неё, и я почувствовал, как она сжимается вокруг меня, её лицо нахмурилось в ожидании, а тело напряглось как пружина.

      – Да, Изабелла, – тихо сказал я, с ликующим восхищением наблюдая за ней, – стони для меня… расскажи, что я делаю с тобой. Опиши своё удовольствие.

       – О… Боже, – простонала она, когда я стал двигаться быстрее. Я отражал её желание, моё тело напряглось и сжималось, пульсируя в ответ её приближающемуся оргазму. – О… да… пожалуйста… я так близко… пожалуйста… о-о… Боже, да!

      Я добавил чуть больше давления, понимая, что она на грани. Застонав, я вновь прильнул ртом к её обольстительной сладости и, скрывая зубы, начал посасывать и лизать её. И был вознаграждён невероятным ощущением того, как дрожат её мышцы, когда достигнув высшей точки наслаждения, она громко застонала.

      – О… бля… да!

      Я продолжал двигать пальцами,  её тело полностью напряглось, голова откинулась назад, а она втянула в себя воздух и выгнулась.

      За всё своё существование я никогда не видел ничего более великолепного. 

      – Да, Изабелла, – удовлетворённо вздохнул я, – именно так. Позволь удовольствию взять над тобой верх. Ты так прекрасна, когда кончаешь – естественна и, кажется, просто сияешь.

      Она продолжала извиваться, всё ещё под действием своего оргазма, волнами проходящего через неё; её сердце билось быстро и тяжело; кровь, несущаяся по венам, заставляла мой рот наполниться ядом и низко и протяжно зарычать.

      Инстинктивно я поднёс руку к своему лицу, застонав, поскольку безумное желание укусить её закончилось тем, что я вонзил зубы в собственную плоть. Моё тело и разум подверглись бомбардировке бушующих волн противоречивых желаний. Горло жгло, как и руку, впитавшую в себя часть яда, неистовый голод кричал во мне, потому что я отказывал ему в восхитительной крови в нескольких дюймах от меня. Оргазм Изабеллы стих,  мой член отчаянно пульсировал, но в глубине души разрасталась маленькая крупица удовлетворения и гордости, потому что я ещё раз доставил удовольствие этой великолепной девушке, сумев не пролить ни капли её драгоценной крови.

      Наконец моя челюсти расслабились, и я рухнул на пол, задыхаясь от облегчения и боли, и наблюдая за выражением высшего удовольствия на красивом лице Изабеллы.

      – Я знал, что именно так всё будет с тобой, – тихо выдохнул я, нежно поглаживая её ногу рукой, в настоящее время пылающую огнём от яда. – С самой первой секунды, как только я  поймал твой аромат, я знал, что ты погубишь меня для кого-то ещё. И  я знал, что ты почувствуешь то же самое. Я понятия не имею, почему, но наши тела взывают друг к другу, Изабелла, умоляют нас быть вместе. Это неизбежно, это судьба.

      Она глубоко вздохнула, её тело расслабилось после полученного удовлетворения, а лицо повернулось ко мне, когда я озвучивал мысли, которые на самом деле она никогда не услышит, признаваясь в том, чего стыдился.

      – Но я не могу быть с тобой при свете дня, так что буду довольствоваться темнотой,  цепляясь за тебя, пока ты спишь, ведь только так я могу прикоснуться к тебе и ощутить твой вкус, не боясь, что ты убежишь от меня.

      Она снова вздохнула, и этот удовлетворённый звук заставил меня ненадолго забыть о кислотном пламене, гложущем моё тело. Поднявшись, я взял её на руки и положил обратно под простыни, обнажённую и прекрасную в призрачном полумраке.

      – Спи спокойно, Изабелла.

      – Спасибо, – лениво пробормотала она, наконец, полностью погружаясь в сон.

      – Не за что, – прошептал я и, наклонившись, коснулся губами её лба.

      Это был такой простой жест, нежное прикосновение моих губ к её коже, но в этот момент эмоции внутри меня пришли в движение, заставив меня оставаться на месте и не позволяя уйти.

      Внезапно я понял, что не хочу  вновь выползать через окно. Я хотел остаться с нею, вдыхать её воздух, согревать свою кожу её.

      Очевидно, какая-то осознанная часть её  мозга хотела того же самого, потому что как только я начал нехотя отступать, её рука потянулась и схватила меня за рубашку.

      – Нет… останься, – невнятно и еле слышно произнесла она.

      Она слабо потянула за мою рубашку, и хоть этого давления было едва достаточно для того, чтобы растянуть ткань, в моей голове возник образ неумолимого стального троса.

      Я лёг рядом с ней, осторожно подложив свою руку ей под голову. Она автоматически повернулась ко мне, одну руку положив мне на грудь – на область моего безмолвного сердца.

      Я закрыл глаза и представил, что  она знает, что я рядом. Что она сознательно выбрала меня и хочет быть со мной.

      Вздохнув и притянув её ближе к себе, я решил проигнорировать  мучительный голод и украсть как можно больше времени с ней до наступления серых утренних сумерек, которые заставят меня её покинуть.

      Два часа.

      Два часа для вампира – это ничто. Это миллисекунды. Краткое движение гигантских стрелок на часах вечности.

      Однако провести два часа  рядом с женщиной, чья кровь была создана для меня, чей запах вызывал самые навязчивые и необузданные желания, с которыми я когда-либо сталкивался, было равносильно нескольким дням пыток.

      Я лежал, мои мышцы были напряжены от отчаянного бездействия, а тем временем образы того, что мой внутренний зверь хотел бы сделать с Изабеллой, взрывали мой мозг.

      Она прижалась ко мне, положив голову   мне на грудь, периодически сжимая мою рубашку, заставляя кожу пылать и покалывать от её прикосновений. Её тёплое сладкое дыхание окутывало меня, отчего каждая клеточка тела словно разрывалась на части.

      Я сжал руки с такой силой,  что ногти прорвали кожу на ладонях,  но даже эта боль не смогла отвлечь меня от всепоглощающего голода, который вопил в моём теле, как взбесившийся психопат.

      И всё же не было другого места в этом мире, где я предпочёл бы быть сейчас.

      Боже, я просто ненормальный.

      Это становилось подавляющим. Мой контроль медленно, но верно, сходил на нет. Каждый глоток яда всё ближе подводил меня   к решению сделать всё, чтобы утолить негасимый огонь в горле и кишечнике, и что ещё хуже, Изабелла тоже чувствовала это.

      Она ёрзала рядом со мной, издавая стоны и тихое бормотание, борясь с тёмными, дикими образами, скользящими через мой мозг, стараясь справиться с пыткой разума в её бессознательном теле.

      Я должен был уйти. Я не мог позволить себе так влиять на неё. Она не должна была испытывать подобные мучения. Хватало того, что я переживал это. Я начал переосмысливать свой эгоизм, оставаясь рядом с ней и заставляя её чувствовать мою агонию.

      О, кого  ты обманываешь, Каллен? Часть тебя отчаянно держится за мрачную надежду, что однажды она выберет такой образ жизни, и ты сможешь уйти в свой немёртвый закат вместе с нею. И ей придётся терпеть это, нравится ей это или нет.

      Я крепко зажмурился, словно это могло заглушить реальность моих мрачных фантазий.

      Я поклялся никогда не изменять человека, зная, какой ад его ждёт, когда он станет таким как я, и всё же не мог отрицать, что какую-то часть меня это совсем не волновало, потому что я хотел… нет… нуждался в том, чтобы Изабелла разделила мою тоску. Никогда раньше я всерьёз не задумывался о том, чтобы вовлечь кого-то в своё необычное существование, но с ней… возможность ни на миг не покидала мои мысли.

      Официально я был самым большим мудаком в мире.

      Я откатился от Изабеллы и, осторожно встав с кровати, возвысился над ней.

       Нахмурившись, она стала двигать руками по уже пустой кровати, пытаясь найти меня, но, не достигнув результата, явно расстроилась.

      Прости, Изабелла. Я недостаточно силён. Я постараюсь завтра ночью.

      Почувствовав что-то под ногами, я поднял её сброшенную пижаму, поднёс к лицу и, вдохнув мучительный аромат, вновь бросил на пол.  Ткань моих джинсов в области паха в тот же миг натянулась.     

      Я застонал от отвращения, когда извращенец внутри меня начал умолять украсть её пижаму. В этом случае её запах останется со мной, и я смогу удовлетворять себя и в дневные часы.

      Судя по всему, мне больше нечем было заняться, кроме как зацикливаться на красивой девушке и дрочить. Очевидно, я достиг половой зрелости на девяносто лет позже, чем любой человек на планете. Просто супер.

      Я ногой отбросил от себя пижаму и подошёл к окну.

      Как бы сильно я ни хотел остаться, это было слишком тяжело для нас обоих. Её кровь разрывала меня и в свою очередь, моя агония мучила её. Это походило на гигантский болевой круг, и я должен был разорвать его.

      Одной ногой я уже был за пределами её комнаты, когда Изабелла начала кричать – дикий, мучительный вопль  вырвался из её груди и послал волну мурашек по моей коже. В мгновение ока я оказался рядом с ней, пытаясь успокоить её, благодарный за то, что  её отец работал в ночную смену и не слышал, как кричит его дочь.

      – Тссс, Изабелла, – шептал я, а крик всё продолжался, заставляя что-то скрутиться у меня в животе. – Ты в порядке. Это всего лишь сон.  Тссс…

      Я гладил её лицо, пытаясь своими пальцами охладить её разгорячённую кожу.

      Неожиданно она выпрямилась и, задыхаясь, схватила меня.

      Прежде чем я понял, что происходит, её рука поднялась и обхватила моё лицо, и в это же время её глаза раскрылись.

      О, Иисусе.

      Она проснулась.

      Она проснулась и смотрит прямо в мои глаза. 

      Паника накрыла меня, и за долю секунды я вылез через окно, забрался на своё дерево и, обхватив шершавый ствол, спрятался в чернильной тени, чувствуя, как меня сковывает ужас.

      Она увидела меня.

      Иисус Христос, как я мог быть таким идиотом?

      Каждую ночь я доставлял ей удовольствие и уходил.

      Быстро. Легко. Просто.

      Но сегодня ночью я позволил тяжести своего одиночества убедить меня остаться с нею и посмотреть, что будет происходить. Она увидела меня. Она увидела меня и теперь всё разрушено.

      Блять.

      В комнате Изабеллы включился свет, и я увидел её, задыхающуюся и судорожно оглядывающуюся по сторонам. Её глаза остановились на открытом окне, и я ещё больше вжался во тьму. Она подошла к окну, восхитительная в своей наготе и, опустив руки на подоконник, стала вглядываться в ночь.

      – Эй?

      Я тяжело сглотнул.

      Привет, Изабелла. Я – Эдвард. По ночам я дарю тебе удовольствие и представляю, что пью твою кровь. Как жизнь?

      Она покачала головой и рассмеялась, а затем, отойдя от окна, пробормотала:

      – Чёрт, Свон, ты действительно сходишь с ума, не так ли?

      Я улыбнулся её умозаключению.

      Изабелла, я тоже сошёл с ума. Видишь? Мы идеально подходим друг другу. Пожалуйста, позволь мне укусить тебя.

      Я увидел, как она подняла с пола свою пижаму и стала надевать футболку.

      Я с облегчением вздохнул.

      Это было близко. Я больше не мог позволить себе быть таким беспечным.

      Неожиданно она сорвала футболку, поднесла её к лицу и глубоко вдохнула. После чего недоумённо на неё посмотрела и снова понюхала.

      Нет, нет, нет, нет…

      – Он – настоящий, – с недоверием прошептала она.

      …

      …

      …



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1910-4
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (19.05.2015)
Просмотров: 1030 | Комментарии: 19 | Рейтинг: 5.0/32
Всего комментариев: 191 2 »
0
19   [Материал]
  Итак, начало главы представляется мне в виде картинки. Белла закатив глаза зевает от скуки, неадерталец Джейк орет: "Я кончаю, детка". Эдвард, спрыгнув с дерева, уносится в лес с торчащими волосами и "пульсирующей необходимостью". Элис в облаке, облизывая губы бубнить:"Потрогай её и всем нам станет хорошо" После того как проросло семя надежды посаженное Элис, мазахист Эдвард таки лезет в окно, чтобы "поклоняться ананимно" языком и руками. Как говорится: "Чем бы дедок не тешился, лишь бы людей не убивал" Хобби такое, не квиллинг, не скрапбукинг, а петтинг. Потом он спёр её пижаму, а она его рубаху для обнюхивания. Это и стало главной уликой для материализации Страдивари. Удовольствие от чтения увеличивается) Спасибо за главу)

0
18   [Материал]
  Живёт , как в гареме . Изабелла-шах . А Эдвард иДжейк её рабы-бедолаги .

0
17   [Материал]
  Спасибо lovi06032

0
16   [Материал]
  Спасибо огромное за великолепный перевод!

0
15   [Материал]
  Неужели она спала? Конечно она его застукала и хорошо что не в момент ...  girl_blush2

0
14   [Материал]
  сначала он испугался,но потом он изменит точку зрения

0
13   [Материал]
  Спасибо за главу! Жду продолжения))) lovi06032

0
12   [Материал]
  Такие интересные и забавные мысли у Эдварда fund02002 girl_wacko
Конечно ОН настоящий giri05003
Спасибо за продолжение! lovi06015

0
11   [Материал]
  Спасибо за главу  roza1

0
10   [Материал]
  О!  Белла безумно счастлива, поняв, что ОН настоящий! hang1
 Клёво!   dance4

Спасибо!   lovi06015

1-10 11-19
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]