Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Охваченные тьмой. Глава 7. Часть 2
– ОСТАНОВИТЕСЬ! Вы нарушаете договор, составленный вашим предком Эфраимом Блэком! Я приказываю Вам немедленно прекратить!

Клыки перестали разрывать меня, но боль не уменьшилась. Меня накрыли расширяющиеся звуковые волны, позади век взорвалась чернота, и острые как бритва всполохи красного, пульсируя, затопили тьму.

Я слышал какой-то шум – дикий, наполненный злобой. Я понятия не имел, откуда он исходил. Мне было всё равно. Болело всё.

– Четверо против одного? Отлично, мудаки.

Эммет?

– Давайте посмотрим, как Вам понравится, когда мы сравняем шансы.

Джаспер?

Я услышал вой и скулящие звуки боли.

– ДОВОЛЬНО! А НУ ПРЕКРАТИТЕ! ВСЕ!

Карлайл. Говорит угрожающим тоном.

Холодные пальцы касались меня, поглаживали мои волосы, ладонь легла на лоб.

Боль продолжала меня сжигать.

Я услышал низкое раненное рычание.

Думаю, это был я.

– Боже, он весь горит.

Элис. Моя прекрасная сестра.

Что она здесь делает? Она, как предполагается, должна быть с Изабеллой.

Я попытался спросить её, где сейчас Изабелла, но из меня вырвался лишь приглушённый стон.

– Карлайл! Он выглядит очень плохо. Тебе нужно подойти сюда.

Мне нужно обрести голос… чтобы спросить её об Изабелле, но когда я открыл рот, чтобы заговорить, ничего не вышло. Боль заполнила моё горло. Я задыхался от неё. Хватал ртом так необходимый мне воздух.

Я почти уверен, что меня снова стошнило.

Крепко зажмурившись, я попытался сосредоточиться на чём-то ещё, кроме ослепляющей боли.

Изабелла.

Элис не оставила бы её, если бы она не была в безопасности. Моя сестра знала, сколько Изабелла значила для меня.

Меня пронзил ещё один приступ боли. Моя спина выгнулась, и я начал биться в мучительных конвульсиях. Мои мышцы дрожали, невыносимая боль скручивала и разъедала всё внутри меня.

Думаю, я бы предпочёл, чтобы меня продолжали раздирать волки.

Я ухватился за живот правой рукой. И не понимал, куда подевалась рука левая.

Её больше нет, помнишь? Волки вырвали её.

Изабелла будет разочарована. Ей понравились мои руки.

Я рад, что она не видит меня таким.

Я был заключённым в собственном теле. Боль поглощала меня. Пожирала изнутри как миллионная армия голодных огненных муравьёв, ползающих и грызущих, обгладывающих до костей.

Если бы Изабелла была здесь, то она коснулась бы меня, и вся эта боль исчезла.

– Эдвард?

Карлайл.

– Сынок, пожалуйста, скажи что-нибудь.

Я не мог этого сделать. Мою челюсть спаяла расплавленная лава, текущая по моим венам.

– Элис?

– Я ничего не вижу… лишь какие-то вспышки. Я понятия не имею, что происходит, Карлайл.

– Я думаю, что он выпил волчью кровь.

– Что? Это… фу... Это мерзко.

– Это отравляет его.

– С ним всё будет в порядке?

– Я не знаю. Его организм, кажется, пытается избавиться от неё. Если его снова вырвет, то… возможно.

– О… Прекрасно. Ещё более мерзко.

– Принеси его руку. Она возле ближайшего дерева.

– О, Боже. Какая гадость!

Я ощутил странное булькающее давление в горле и понял, что смеюсь.

Неразумный ход.

Каждое движение моего живота походило на вечность, проведённую в агонии.

– Он смеётся. Думаю, что вероятно, это хороший знак.

– У него действительно самое странное чувство юмора на планете.

Меня снова стошнило.

– Эдвард! Пожалуйста, перестань блевать на мою дизайнерскую обувь!

Я снова засмеялся, и это причинило адскую боль. Чёрт, Элис всегда удавалось рассмешить меня.

– Элис, иди и помоги своим братьям.

– Прекрасно. По крайней мере, у них нет проблем с кишечником.

Я почувствовал на себе холодные руки – они поддерживали и направляли меня – успокаивающие и лечебные.

Через утихающие волны боли я вновь ощутил у себя присутствие левой руки. Я с благодарностью сжал руку в кулак.

– Сынок? Можешь сказать что-нибудь?

Я глубоко вздохнул, подавляя желание взреветь от боли.

– Оу.

Я услышал, как Карлайл с облегчением вздохнул.

– Благодарю тебя Боже, – тихо сказал он.

– Не благодари этого мудака, – с горечью прохрипел я, переворачиваясь на спину, но всё ещё держа руку на своём животе. – Именно по его воле я сейчас в таком дерьме.

Я открыл глаза и посмотрел на Карлайла. Его лицо нахмурилось от беспокойства.

– Сынок, твои глаза… – недоверчиво пробормотал он.

– Что с ними? – простонал я, вновь повернувшись на бок.

– Они… Господи боже… ладно… они зелёные.

Я закрыл их, когда меня накрыла очередная волна боли.

– Вау, – простонал я, – значит, желание стать настоящим мальчиком на самом деле исполнилось.

– Это замечательно.

– Если под «замечательно» ты имеешь в виду целиком и полностью невыносимо больно, то да. Это так.

– Должно быть, это побочный эффект попадания волчьей крови.

– Да, зелёные глаза и мучительная боль. Также лечит плешивость и импотенцию. Это – чудо.

Я практически слышал, как закрутились винтики мозга Карлайла от потребности узнать больше, но я был немного отвлечён своей отчаянной необходимостью не кричать из-за нестерпимых мук.

Усилием воли мне удалось лишь громко застонать.

И я сразу почувствовал на себе руки Карлайла, пытающегося облегчить мою боль.

– Эдвард, что произошло? Ты знаешь, почему волки напали на тебя?

– Нет. Понятия не имею.

– Ты не сделал ничего… опрометчивого… когда кормился здесь, в Форксе?

Я вздохнул, когда ещё одна волна боли скрутила мои внутренности.

– Карлайл, если ты спрашиваешь об Изабелле, тогда нет. Она жива и здорова. Я надеюсь.

Боже, если это не так, то кому-то придётся заплатить.

Боль немного ослабла и, снова открыв глаза, мне удалось сесть с помощью Карлайла.

Мир выглядел размытым и вращался вокруг меня.

Я сделал глубокий вдох и попытался сосредоточиться на лице моего отца.

– Карлайл, какого чёрта здесь происходит? Ты знал, что в этом городе есть оборотни?

Избегая моего взгляда, он потянулся к моей левой руке, велев мне сжать её в кулак. Сделав это, я стал ждать его ответа.

Наконец, он посмотрел на меня и нахмурился.

– Да, сынок. Я знал об оборотнях. Впервые мы столкнулись с ними, когда были здесь в 1936 году.

– Вы жили здесь прежде?

– Да. Эсме, Эммет, Роуз и я. Ты тогда… бунтовал… а Элис и Джаспер присоединились к нам после того, как мы отсюда ушли.

– И ты не подумал предупредить об этом остальных?

Он вздохнул.

– Я не думал, что это важно. Особенность квилетов… их патология… я лишь однажды стал этому свидетелем. Когда мы покинули Форкс, мне казалось, это больше никогда не будет проблемой.

– А что насчёт того, что я решил переехать сюда? – недоверчиво спросил я. – Ты не подумал, что меня нужно хоть немного предупредить об огромных собаках, поедающих вампиров?

– Эдвард, волкам запрещено нападать на Калленов. Много лет назад мы со старейшиной квилетов заключили договор, и вампиры-вегетарианцы защищены как часть соглашения. Единственная причина, по которой волки могли бы напасть – это их уверенность, что ты нарушил тот договор.

– Каким образом?

– Питаясь людьми.

Я почти мгновенно вспомнил кровь на губе Изабеллы.

– О, да ладно! – я чуть не заплакал от досады. – Она прикусила губу. Я облизнул её. Вряд ли это можно назвать «питанием».

Карлайл покачал головой.

– Нет. Они не посчитали бы это нарушением. Хотя, как твой отец, должен сказать тебе, что с твоей стороны это было невероятно глупо.

Я вздохнул.

– Знаю.

– Нет, ну, правда, Эдвард, она – твоя певица. А что, если бы даже такое малое количество крови заставило бы тебя потерять контроль?

Ну, это, конечно, заставило меня потерять контроль над своим оргазмом.

– Я знаю, Карлайл. Я не думал.

Во всяком случае, не головой.

– Должна быть какая-то другая причина. – Он всматривался в моё лицо, пытаясь понять, в порядке ли я. – Как ты себя чувствуешь? Ты можешь встать?

Я выдохнул, когда ещё один спазм боли скрутил меня.

– Я в порядке.

Я встал, немного покачиваясь, прежде чем Карлайл схватил меня за плечи, чтобы помочь устоять на ногах. Я зашипел от боли, когда он сжал мою не зажившую полностью левую руку.

– Прости.

Мой голос был едва громче шёпота.

– Не беспокойся.

Я медленно выдохнул и, воспользовавшись моментом, оценил ущерб, причинённый волками.

Не думаю, что когда-нибудь ещё надену эту одежду.

Мой свитер и брюки были полностью разорваны, свисая с меня большими лохмотьями. Сквозь дыры в одежде я смог увидеть раны, покрывающие моё тело. Огромные зияющие следы когтей и колотые раны покрывали большую часть моей кожи. Всё тело горело и ныло, и я в замешательстве посмотрел на Карлайла.

– Раны не заживают, Карлайл. Какого чёрта?

Он кивнул.

— Я думаю, что волки имеют токсины, которые влияют на нашу способность к исцелению. В доме есть кое-что, что может помочь. Яд, над которым я работал.

В течение многих лет Карлайл экспериментировал с разнообразными смесями, основанными на вампирском яде. Он надеялся создать средство, которое будет исцелять как людей, так и вампиров.

Оценив принесённый мне ущерб, я очень надеялся, что это сработает.

– Разве бешеных собак обычно не усыпляют? – с горечью спросил я, взглянув на свою израненную кожу.

Карлайл улыбнулся и похлопал меня по плечу.

Я вскрикнул от боли.

– Чёрт. Прости, сынок, – сказал он, поморщившись.

Выдохнув через боль, я осторожно встал так, чтобы перед Карлайлом было моё правое плечо.

– Давай выясним, почему они напали на тебя, хорошо? – спросил он, ведя меня на другую сторону поляны.

Там, возвышаясь над четырьмя молодыми мужчинами, сидящими на земле и одетыми лишь в обрезанные шорты, стояли Джаспер и Эммет.

– Чувак, ты выглядишь как дерьмо, – громко сказал Эммет. – Похоже, мы не можем оставить тебя одного, не боясь, что тебя съедят.

Я кивнул и улыбнулся, ожидая неизбежного тонкого замечания Джаспера.

– Оставь его в покое, Эм, – сказал он, пытаясь не улыбаться, – у него была тяжёлая ночь. Нелегко быть игрушкой для жевания.

Они оба громко рассмеялись.

Я подавил в себе желание наброситься на них.

Если честно, то я скучал по их насмешкам.

Конечно, это не делало их меньшими занозами в моей заднице.

Я обратил внимание на четверых смуглых парней, сидящих перед моими любящими поострить братьями.

Нет. Невозможно.

Эти четверо… детей… не могут быть волками. Невозможно. Бога ради, они ведь подростки.


– Карлайл, мне показалось, ты сказал, что впервые увидел этих волков в тридцатые годы. Они, как и мы, бессмертны?

– Нет, – тихо ответил он, – это следующее поколение волков. Они начинают трансформироваться лишь, когда ощущают угрозу. Я уверен, что в течение многих лет в Ла-Пуш не было никаких оборотней. Они начали изменяться, когда сюда переехали мы. Наличие вампиров вызывает в квилетах генетическую реакцию, но после того как наше семейство покинуло Форкс, всё остановилось. Но вот сюда вернулся ты…

– И всё началось снова?

– Предполагаю, что так. Мне кажется странным, что на одного вампира так много молодых волков.

Я внимательно осмотрел группу парней.

– Думаю, что есть ещё один, – сказал я, подумав о Джейкобе.

– Хмммм, – задумчиво произнёс Карлайл. – Пятеро? Это слишком.

Именно так себя чувствуешь, когда все они грызут тебя. Слишком.

Когда мы подошли, то старший из парней встал. Я узнал в нём друга Джейкоба – Сэма.

Он мрачно смотрел на меня.

– Сэм, – терпеливо сказал Карлайл, – я хочу поблагодарить за то, что ты остановил атаку, когда я об этом попросил.

Сэм бросал взглядом кинжалы в меня, Джаспера и Эммета.

– Не похоже, что у нас был выбор, не так ли?

Карлайл понимающе кивнул.

– Важно, чтобы мы пришли к взаимопониманию и вернулись к прежнему договору, прежде чем сделаем то, о чём все будем сожалеть.

– Не может быть никакого взаимопонимания, – сплюнул Сэм. – Я сам лично нашёл тело. Девушка. Одна из горожан. Мёртвая. Высосанная досуха. – Он злобно указал на меня. – На ней был ЕГО запах. Объясните мне, что я понял неправильно.

– Труп с моим запахом на нём? – прошипел я и усмехнулся. – Это смешно.

Сэм ощетинился и Карлайл, подняв обе руки, велел нам успокоиться.

Карлайл посмотрел на меня, затем перевёл взгляд на Сэма.

– Ты уверен, что на девушке был запах Эдварда?

Сэм горько усмехнулся.

– Уверен. Этот кровосос воняет кишащим червями мусором. Довольно трудно ошибиться.

Парень, от которого пахнет гниющей тушей, оскорбляет мой запах? Смешно.

Карлайл подошёл к Сэму, который инстинктивно отступил назад.

– Всё нормально, – успокаивающе сказал Карлайл, – я просто хочу, чтобы ты понюхал меня и сказал, пахну ли я также как и Эдвард.

Сэм осторожно вышел вперёд и понюхал Карлайла.

– Нет. Твой запах другой.

Карлайл кивнул и, отойдя, подтолкнул к Сэму Эммета, Джаспера и Элис.

– Это обязательно? – пожаловалась Элис. – Эти парни воняют, словно дерьмо.

– Элис, – сурово сказал он, – твоего брата обвиняют в убийстве. Думаю, ты справишься.

Мои братья и сестра подошли к Сэму, который поочерёдно обнюхал их.

– Нет. Все вы пахнете по-другому. Отвратительно, но по-другому. Запах на мёртвой девушке принадлежал ему. В этом нет никаких сомнений. Он убил её.

Обвинение повисло в воздухе между квилетами и моей семьёй, заполняя пространство напряжённостью.

Не похоже, что ярлык «убийца» был мне малознаком. Я жил с ним в течение слишком долгих лет. Но быть обвиняемым в том, чего я не делал, сворой убеждённых в своей правоте собак? Это заставило меня кипеть от гнева.

Слишком долго я был фриком среди своей семьи, вынужденным терпеть их разочарование и жалость из-за отсутствия у меня контроля. Я не мог с лёгкостью принять то, что они вновь начали во мне сомневаться.

Я пошатнулся, когда мой живот скрутило от боли.

Чёртова волчья кровь.

Масштабы того, как волки достали меня сегодня, увеличивались с каждой секундой. Они помешали нам с Изабеллой, отравили меня своей кровью, вырвали у меня руку, а теперь обвиняли в убийстве.

Они соперничали с Богом за звание самого раздражающего мудака.

Я взглянул на своих родных.

Джаспер и Эммет смотрели на группу парней, и хотя мыслями были мне горячо преданы, я мог почувствовать тени сомнения, поскольку они помнили мою прошлую неосмотрительность.

Элис потирала свои виски, густое облако боли проникало сквозь её разум.

Она подняла глаза, чтобы встретиться с моим взглядом.

Я знаю, что ты не делал этого, Эдвард, но я не могу прочесть этих мудаков. Это похоже на попытку увидеть в темноте. Прости.

Я открыл свой ум для Карлайла. Он отчаянно пытался найти посильные объяснения тому, почему мой запах оказался на мёртвой девушке, не желая верить, что я вернулся к своей смертоносной привычке.

– Карлайл, – сказал я так уверенно, как только мог, поскольку меня захлестнула очередная волна тошноты, – я никого не убивал. Я тебе клянусь.

Я хотел. Несколько раз. Но я этого не сделал.

Он взглянул на меня и, несмотря на то, что пытался блокировать в своём разуме образы моих прошлых жертв, я уловил краткий проблеск моей прежней бойни.

– Я верю тебе, Эдвард, – тихо сказал он, – но, похоже, что доказательства против тебя. В свете того, что нашёл Сэм, я не удивлён, что он со стаей на тебя напал.

Осмотревшись, я увидел, что четверо квилетов злобно смотрят на меня.

В их глазах не было сомнений в моей виновности.

Я повернулся к Карлайлу, который ждал, как я смогу всё объяснить.

Внезапный гнев потряс меня, поскольку я стоял в центре вихря их испытующих взглядов.

Я потратил десятилетия, пытаясь искупить свои прошлые ошибки. И пусть буду проклят, если обвинения, вынесенные оборотнями, заставят моего отца снова сомневаться во мне.

Я впился взглядом в Сэма, пытаясь поймать его мысли, пытаясь найти хоть что-то, что могло бы оправдать меня.

Его мысли образовывали шум из гнева и горечи.

Нахмурившись, я старался просеять этот хаос, чтобы найти хоть что-то полезное для себя.

– Какого хера ты делаешь? – прорычал он.

— Читаю твои мысли, – ответил я, не считая нужным скрывать от него свои способности, – пытаюсь увидеть, говоришь ли ты правду.

– У меня нет причин лгать.

— Ну, в таком случае, – нетерпеливо ответил я, – ты не будешь возражать против того, чтобы я проверил факты, не так ли?

Его челюсти сжались, когда он мысленно велел мне пойти и трахнуть себя, однако он начал вспоминать события, которые произошли до того, как я стал врагом номер один.

В его воспоминаниях я увидел тело мёртвой девушки, лежащей в неестественной позе на лесной почве. Её тусклые, остекленевшие глаза уставились в тёмное небо, а разорванное горло являло собой месиво из кожи и сухожилий.

Она была одета в остатки костюма для Хэллоуина.

Я был удивлён, обнаружив, что её лицо мне знакомо.

– Я знаю её, – сказал я в недоумении.

Карлайл посмотрел на меня, в его глазах светилось нетерпение.

Сэм взглянул на меня с очевидным подозрением.

– Сегодня ночью в «Вольтерре», – сказал я, чувствуя себя так, словно был свидетелем на собственном суде, – она была там. Она… потёрлась об меня, пока я искал Изабеллу.

Я ощутил исходящие волны гнева от волчьей стаи при упоминании имени Изабеллы.

В их сознании я был воплощением киношного вампира, который использовал огромное количество женщин только для своего удовольствия, а Изабелла для меня – лишь очередная одноразовая игрушка.

Вряд ли она знали, что прежде чем я встретил её, по сравнению со мной обычный монах был похож на озабоченного сексом мужчину-шлюху.

Она единственная заставила меня ощутить мучительное желание, которое управляло большинством мужских жизней.

Я вспомнил, как мало интереса я проявил, когда теперь уже мёртвая девушка набросилась на меня. На то, как девушка потёрлась об меня, должны были отреагировать определённые части тела, но, несмотря на её явную физическую привлекательность, я был равнодушен к её знакам внимания.

Видимо моё либидо реагировало только на одну девушку.

И мне было очень жаль, что сейчас я не с ней, а стою посреди леса, принимая участие в сверхъестественной версии шоу «Судья Джуди».

– Девушка предложила мне себя, – терпеливо, как только мог, объяснил я, прекрасно понимая, что оценят каждое произнесённое мною слово. – Я отказался. Наши тела прижались друг к другу на несколько секунд. Конечно, этого достаточно, чтобы на ней оказался мой запах.

Я посмотрел прямо в глаза Карлайлу.

– Когда я оставил её, она была жива и здорова. И я понятия не имею, что произошло с ней после этого.

– Хочешь сказать то, что несколько часов спустя её горло было разорвано, и она была испита досуха, просто совпадение? – с сарказмом спросил Сэм.

– Я не верю в совпадения, – честно сказал я, – но даю вам слово, что не убивал её.

Сэм горько рассмеялся.

– Ну, прости, что я сомневаюсь в тебе, пиявка, но твоё словно ничего для меня не значит.

— Чувак, ты начинаешь бесить меня, – раздражённо заворчал Эммет. – Если бы ты знал что-нибудь о нас, то тебе было бы известно, что когда мы пьём человеческую кровь, наши глаза краснеют. Глаза Эдварда не красные, они… вот дерьмо, – он ещё раз взглянул на меня, прежде чем прошептать:

– Братан, ты знаешь, что твои глаза зелёные? Чёрт, что за херня?

– Я думаю, что это реакция на волчью кровь, – сказал Карлайл, оглянувшись на стаю. – Очевидно, что в их крови есть некоторые элементы, которые действуют на наш метаболизм.

Меня накрыла очередная волна боли.

– Пробовать я вам не советую, – сказал я, чувствуя тошноту.

Действительно, это походило на вампирское пищевое отравление.

– Что, тебе не понравился наш вкус, да, пиявка? – съязвил один из самых младших парней. – Подумай об этом в следующий раз, когда захочешь подарить кому-то из нас любовный укус.

– Заткнись, Эмбри, – огрызнулся Сэм, – если бы ты был подготовлен, то он не смог бы тебя укусить.

Эмбри помрачнел и больше не сказал ни слова.

– Ну, мы так и не смогли выяснить, что произошло этой ночью, – сказал Карлайл. – Похоже, мы в тупике.

– Нет, насколько я могу судить, – покачав головой, ответил Сэм. – Вы, кровопийцы, не сказали мне ничего, что могло бы доказать, что девушка была убита не Эдвардом, и согласно договору, о котором вы упоминали, его задница принадлежит нам.

Эммет и Джаспер зарычав, встали между мной и стаей.

Карлайл кивнул.

– Сэм, я полностью понимаю твою позицию, но был бы благодарен за возможность более основательно изучить этот вопрос. Очевидно, что мы, как и вы хотим, чтобы всё разъяснилось, но без осмотра трупа и изучения доказательств, мы не сможем понять, что же всё-таки произошло.

Сэм окинул взглядом мою семью, видимо, пытаясь решить, можно ли нам доверять и есть ли у него шанс надрать нам всем задницы, если дело дойдёт до драки.

Даже не думай об этом, собака. Если ты надумаешь бороться с нами пятерыми, то спустя несколько секунд лес будет окрашен твоей кровью.

– Сэм, ты уверен, что вокруг мёртвой девушки больше не было чьих-либо ещё ароматов?

Сэм обвёл всех нас настороженным взглядом.

– Был слабый запах. Его трудно опознать.

– Вы уловили этот аромат возле тела или вдали от него?

Сэм нахмурился, словно раньше не задумывался об этом.

– Нет, он был возле дороги. Возможно, этот кто-то использовал автомобиль.

Карлайл кивнул.

– Это те вопросы, которые нам необходимо исследовать, – сказал он, используя свою обычную дипломатию, несмотря на тот факт, что мысленно злился на отсутствие доскональности у волков.

– У вас есть двадцать четыре часа, – наконец, сказал Сэм, сигнализируя остальной части стаи встать на ноги. – Или вы даёте нам убедительные доказательства или соглашение между нами будет официально расторгнуто, и мы откроем сезон на всех вас.

В груди моих братьев зародилось низкое рычание.

Они не привыкли к тому, чтобы им угрожали и если говорить откровенно, думаю, что они жаждали борьбы.

Как и я.

Необходимость оправдываться перед этими щенками была почти также ненавистна мне, как и последние остатки их ядовитой крови, всё ещё бегущей по моим венам.

– Встретимся здесь завтра ночью, – спокойно сказал Карлайл, являя собою голос разума. – Если мы не сможем найти то, что оправдает Эдварда от убийства девушки, будем иметь дело с последствиями.

Мысленно он уже представлял, как эвакуирует нас из Форкса, если мы не сможем доказать мою невиновность. По его мнению, это было единственное решение.

Для меня же это было немыслимо.

В Форксе жила Изабелла, поэтому мне необходимо было оставаться здесь. Одна лишь мысль о том, чтобы расстаться с ней, вновь вызвала у меня тошноту. Независимо от того, что имел в виду Карлайл, я бы не уехал из Форкса.

Сэм коротко кивнул.

– Договорились. Не заставляйте нас искать вас.

Развернувшись, волки отправились в лес, в конце концов, исчезая в тени.

– Ладно, – сказал Эммет, потирая руки, – это было весело. Эдвард, ты знаешь, как сделать Хэллоуин незабываем, не так ли, братишка?

Вздохнув, я пробежался рукой по волосам, игнорируя желудок, который вновь требовал, чтобы его опустошили.

– Да, конечно. Эммет, ты же знаешь, я всегда готов к тому, чтобы ради твоего развлечения меня разорвали в клочья.

Он от души рассмеялся и хлопнул меня по левому плечу. Я открыл рот, чтобы закричать, но мой желудок принял это за приглашение поднять всё его содержимое наверх, и меня вырвало прямо на обувь Эммета.

– Вот же бля! – громко воскликнул он и с отвращением на лице начал отряхивать ноги. – Чувак, Роуз подарила мне эти туфли на день рождения. Это не круто.

Я вытер рот и застонал. Карлайл подошёл, чтобы снова осмотреть меня.

– Ты чувствуешь себя лучше? – спросил он, обхватив ладонями моё лицо и всматриваясь в мои глаза.

– Немного, – честно сказал я, когда он поднял палец и провёл им перед моим лицом. – Боль стихает. Просто я чувствую себя… слабым. Уставшим.

Он посмотрел на моё левое плечо, проведя пальцем по неровному, всё ещё срастающемуся шраму.

– А как твоя рука?

Кивнув, я несколько раз сжал кулак.

– Ещё болит, но в остальном всё в порядке.

Он вздохнул.

– Слава Богу, мы успели вовремя, – сказал он, избегая моего взгляда, его голос был окрашен эмоциями. – Если бы что-то случилось с тобой…

– Всё хорошо, Карлайл, – перебивая его, быстро сказал я. – Я знаю, когда вы появились здесь, всё выглядело очень плохо, но на самом деле им тоже досталось от меня.

Он нехотя усмехнулся.

Я знал, что больше всего Карлайл боялся, что что-то случится с одним из его детей. Чтобы спасти любого из нас, он бы без всяких колебаний пожертвовал собой. Большинство людей посмеялось бы над его беспокойством, полагая, что его дети – бессмертны, но всё же…

– Кстати, как вы узнали, где найти меня? – нахмурившись, спросил я.

– Ну, – сказал Джаспер, подойдя к Элис и обняв её за талию, – когда моя дорогая жена не говоря ни слова просто исчезла, мы поняли, что что-то произошло. Ворвавшись в дом, находящийся здесь, мы нашли его пустым. Немного позже там появилась Элис и Белла.

Я почувствовал его гнев, поскольку он не забыл, как выглядели раны Элис.

Моя сестра нежно коснулась его груди, и его злость уменьшилась, но лицо было всё ещё напряжено.

– У меня было крайне расплывчатое видение того, что произойдёт на этой поляне, так что мы направились прямо сюда, – сказала она, беря Джаспера за руку и нежно поглаживая его костяшки пальцев.

Джаспер вздохнул и с любовью посмотрел на неё.

– К счастью, я успел надрать задницы этим волкам, прежде чем Карлайл остановил бой. Никто не имеет права кусать мою женщину кроме меня.

– А где Эсме и Роуз? – спросил я.

– Ну, мы не были уверены, с чем имеем дело, поэтому я попросил, чтобы они пока остались на Аляске, пока у нас не появится больше информации. Я вызову их сюда сегодня вечером.

– Ладно, так что мы теперь будем делать? – спросил Эммет. – Как бы ни хотелось мне получить ещё одну возможность надрать задницы этим волкам, мы должны узнать, кто на самом деле убил ту девушку, верно?

– Да, – сказал Карлайл, внезапно оживившись. – Думаю, можно с уверенностью предположить, что в этом районе бродит ещё один вампир, но почему на теле не осталось его запаха остаётся загадкой. Мы должны найти его. Немедленно. Джаспер и Эммет – обойдите ту местность, где была найдена девушка, может, сможете что-нибудь найти. Элис, мы с тобой поедем в морг, посмотрим, остались ли какие-то улики на теле девушки.

– А что насчёт меня? – спросил я, внезапно почувствовав себя брошенным.

– А тебе нужно восстановиться, Эдвард. Ты тяжело ранен.

– Карлайл, я же сказал тебе, что я в полном порядке.

– А я говорю тебе, чтобы ты шёл домой. Мало того, что тебе необходимо, чтобы твои раны исцелились, так ещё и Изабелла в твоём доме совсем одна. И если в этой области есть ещё вампир, то она в опасности.

Одна мысль о том, что Изабелла может находиться в опасности заставила напрячься каждый мускул моего тела. Моей первой необходимостью стало убедиться собственными глазами, что с ней всё в порядке.

– Когда окажешься дома, возьми в машине мой портфель, – сказал Карлайл. – Содержимое коричневой бутылочки поможет тебе вывести из организма волчий яд.

Я кивнул.

– Скоро увидимся.

Меня вырвало ещё раз, прежде чем я развернулся и побежал в сторону дома. Необходимость увидеть Изабеллу с каждым шагом становилась всё сильнее.







Источник: http://robsten.ru/forum/73-1910-6
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (05.03.2016)
Просмотров: 876 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/18
Всего комментариев: 121 2 »
0
12   [Материал]
  Жалко туфли Элис и Эмета. Излишняя физиологичность в описании состояния Эдварда. А про "настоящего мальчика" улыбнуло, это говорит вампир у которого даже член имеет имя) Кто же убийца? Я бы заподозрила Харви Вайнштейна, но в таком случае, она была бы жива и получила бы Оскара. Прямо и не знаю что думать) Спасибо за перевод)

0
11   [Материал]
  спасибо за перевод lovi06015 lovi06015

0
10   [Материал]
  Спасибо за продолжение!  good

0
9   [Материал]
  спасибо за продолжение. теперь понятна такая ненависть и агрессия волков

0
8   [Материал]
  Спасибо огромное.

0
7   [Материал]
 
Цитата
Эдвард, что произошло? Ты знаешь, почему волки напали на тебя?
– Нет. Понятия не имею.
– Ты не сделал ничего… опрометчивого… когда кормился здесь, в Форксе?
Квилеты решили , что Эдвард убил девушку... И как доказать обратное, и кто это сделал - Виктория..., Лоран... Большое спасибо за продолжение.

1
6   [Материал]
  спасибо за продолжение! 

1
5   [Материал]
  Большое спасибо за продолжение! lovi06032

1
4   [Материал]
  Спасибо за продолжение

1
3   [Материал]
  супер спасибо fund02016 fund02016 fund02016

1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]