Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Osa Bella. Глава 20

Глава 20. Грязное опьянение

 

Впервые Джейк не ушел после того, как мы потрахались.

Когда я открыла глаза в 6 утра, его руки крепко обнимали меня, а тело было горячим. Слишком горячим. Из-за тепла его тела и шума в моей голове я чувствовала себя ужасно. Моя нога пульсировала так, словно у неё было сердце. Я выбралась из постели и потрясла Джейка за плечо.

– Джейк, вставай. Тебе нужно на работу и переодеться перед этим.

Он перевернулся на спину, открыл глаза и посмотрел на меня.

– Доброе утро. – Он осмотрел меня сверху вниз и спросил: – Есть кофе?

– Ты опоздаешь, – сказала я. – И, конечно, у меня есть кофе.

– У меня сегодня выходной.

Я проскакала в ванную на одной ноге, включила душ и выпила две таблетки обезболивающего. Я услышала, как Джейкоб встал, прошел на кухню и включил кофе-машину. Через минуту он зашел в ванную.

– Я отвезу тебя на работу, ладно?

Я выглянула из-за занавески: – Отвезешь?

– Ну, я же здесь.

– Я не хочу никаких скандалов с Дереком.

– Да не будет никакого скандала. Обещаю.

Я задернула занавеску и начала брить подмышки, и вдруг Джейк залез в ванну позади меня.

– Что ты делаешь? – раздраженно спросила я.

– Тру тебе спинку, – он начал наносить гель для душа на мою кожу.

– Что с тобой сегодня?

– Ничего, – ответил он.

– Бред.

Он снял насадку для душа с ручки, смыл с меня пену и начал мыться.

– Почему ты ведешь себя словно мой парень?

– Тебя это беспокоит? – Джейк смыл пену с себя и вылез из ванны.

– Я только что разорвала помолвку. Мне еще не хватало испортить отношения с тобой.

– Ничего ты не испортишь, – сказал он, протягивая мне полотенце. Затем Джейкоб прошел в кухню и налил две чашки кофе.

 

*****

 

По дороге в школу меня начало тошнить. Мне нужно было остаться дома, но сегодня была наша последняя встреча с клубом «Торо», и мне хотелось присутствовать ради Анджелы, Эрика, Джессики и Пейдж. Я подумала о Майке Ньютоне, которого должны были отправить в психиатрическое отделение для подростков в Порт-Анджелесе. И потом я подумала об Эдварде, он наверняка уже был в пути на дисциплинарное слушание, которое могло разрушить его шансы на престижный университет. Я достала из сумки телефон.

«Скажи им, что ф. был нужен для наркотиков», напечатала я и отправила смс Эдварду.

– Что делаешь? – спросил Джейк.

– Проверяю почту.

Мы заехали на школьную парковку, и дети, которые находились рядом, начали рассматривать машину, пытаясь понять, кто же приехал на Mustang ’67. Пейдж, Анджела и Эрик помахали мне и затем начали шушукаться, несомненно, обсуждая то, как же я наконец связалась с Джейкобом. Мы припарковались, Джейк вышел и открыл мою дверь. Я увидела, как Дерек выбрался из своей Subaru, держа в руках большую сумку, и заторопился в здание. Он посмотрел в нашу сторону и отвернулся. Мой желудок начал болеть при виде его.

Я выкарабкалась из машины и взяла костыли.

– Увидимся, – сказала я, пытаясь поскорее избавиться от Джейка. – Спасибо, что подвез.

– Ты только посмотри, кто приехал, – сказал он, когда на парковку заехали Каллены.

Из их внедорожника выпрыгнули Эмметт, Джаспер, Элис и Розали, они с любопытством посмотрели на нас. Было очевидно, что они узнали Джейка, но никак не поприветствовали его. Затем Каллены подошли к кромке леса и начали вглядываться в чащу. Неужели они боялись, что медведи вернутся? Убедившись, что в тени деревьев никого нет, они присоединились к Карлайлу, Эсме и Эдварду, которые вышли из его машины. Эдвард в открытую злобно смотрел на Джейкоба. Затем он перевел глаза на меня, и я отвернулась, не выдержав его взгляда. Эсме что-то прошептала ему и похлопала по руке, после чего он отвернулся от меня, чтобы поговорить с ней и Карлайлом.

– Ты должна сказать мне, что происходит, – прошептал Джейк, сжимая мою руку. – Почему Эдвард Каллен так пялился на тебя?

– Я понятия не имею, о чем ты, – ответила я.

– Я провожу тебя до кабинета.

– Нет, не проводишь. Мне и так хватает неприятностей от Дерека.

– Ладно. Тогда я заеду за тобой в три.

– В четыре. У меня собрание после уроков.

Он быстро поцеловал меня в губы, прямо здесь, перед Калленами, перед всеми студентами, и мое лицо покраснело от смущения. Я отстранилась от Джейкоба и посмотрела на него самым сердитым взглядом, на который только была способна, после чего он сел в машину и уехал.

Я чувствовала себя ужасно. Невыносимо ужасно. Голова болела, а живот крутило, и мне хотелось где-нибудь спрятаться, когда я увидела, что Каллены направляются в мою сторону, но я осталась стоять на месте, пытаясь вести себя нормально и сдерживая тошноту.

– Доброе утро, – сказала я, мое сердце грохотало в груди.

– Доброе утро, мисс Свон, – поприветствовал меня Карлайл. – Как Ваша нога?

– Хорошо, спасибо.

– Можно Вас на минутку? – спросил Эдвард сквозь сжатые зубы. Я мысленно пыталась передать ему, что это плохая идея. Встреча тет-а-тет в моем офисе, когда все вокруг такие подозрительные, это очень, очень глупая идея. Ох, пожалуйста, пожалуйста, прочти мои мысли. Только один раз, только сейчас. Но он продолжал выжидающе смотреть на меня.

– Конечно, – сказала я настолько профессионально, насколько могла. – Сейчас?

– Да, сейчас.

Мы все прошли в главный офис, где Дерек разбирал свою почту. Я опустила голову и прошла прямо в свой кабинет, Эдвард последовал за мной, а Карлайл и Эсме зашли в зал заседаний.

 

*****

 

В моем кабинете Эдвард облокотился на дверь и тяжело вздохнул. Он покачал головой, словно разочарованный родитель: медленно, уверенно, осуждающе.

– Скажи мне, что ты не трахаешь Джейкоба Блэка, – тихо начал он раздраженным голосом. – Солги мне.

Я отвернулась, не в силах выдержать его неодобрительный взгляд.

– Что ты хочешь услышать? – спросила я.

– Ты влюблена в него?

– Какая разница?

– Мне нужно знать.

– Конечно же, я не влюблена в него. Ты это знаешь.

– Хорошо, – сказал Эдвард. – Ты больше не позволишь ему прикасаться к тебе.

Я была ошеломлена. Ты что, серьезно только что приказал мне не позволять Джейкобу трогать меня? Да кто ты вообще такой? Именно это я хотела сказать, но обнаружила, что не могу. Как он мог требовать такое от меня? Он что, с ума сошел?

– Скажи что-нибудь, – попросил он.

– Ты ушел.

– Я знаю. Белла, мы находимся в очень непростой ситуации. Ты это знаешь.

– Тогда чего ты ждешь от меня?

– Я не хочу, чтобы к тебе кто-либо прикасался.

– Ты сказал, что мне нужно выйти замуж и родить детей. Ты сказал, что не будешь вмешиваться.

– Я передумал.

– Когда?

– После того, как ты потрахалась с Джейкобом Блэком. – Эдвард посмотрел на часы. – Мне нужно идти, они ждут.

Он вышел за дверь, не сказав больше ни слова.

 

*****

 

Я просидела десять минут, пялясь на дверь, представляя его стоящим там, все еще пытаясь сформулировать более подходящий ответ. Какого черта он себе позволял? С чего он взял, что может диктовать мне, кого я могу и не могу трахать?

И вообще, почему это меня так возбудило? Эдвард раскрыл во мне что-то, что я боялась признать, какое-то темное желание, которое стыдило меня и сбивало с толку. Потому что как бы меня не возмущала его самоуверенность, я хотела подчиняться ему. Мне казалось, что мое тело предало мой рассудок и благоразумие еще в самый первый день нашей встречи. Но я никогда не позволю мужчине контролировать мою сексуальность. Никогда.

Я ему еще покажу. Он не имеет надо мной власти. Как он мог осмелиться играть с моим сердцем в такой манере, выдвигая неприличные указы и моратории касательно моего сексуального поведения? Он еще пожалеет.

Но ему всего семнадцать, Белла. Помни об этом.

Нет. Что-то здесь было не так. Я никогда не позволю какому-то пацану так обращаться со мной, даже Эдварду Каллену. Это просто невозможно. Я что, начала регрессировать в возрасте? Я что, воспринимала себя как семнадцатилетнюю Беллу Свон?

Нет. Семнадцатилетняя Белла Свон никогда не была способна на такие чувства.

Было только 8.45, а мой мозг был уже полностью выебан, и мне еще нужно было пережить весь рабочий день и последнюю встречу клуба «Торо». С Дереком.

Выпив еще одну таблетку, я положила голову на стол и закрылась руками, пытаясь заблокировать свет из окна, и просидела так, пока первый урок не закончился, пока Эдвард и его родители не покинули здание после своей встречи.

В мою дверь постучали. Я подняла голову, пытаясь выглядеть адекватно. Это был Ред.

– Мы пришли к соглашению по делу Эдварда.

– Да?

– На прошлой неделе доктор Каллен поговорил об этом с судьей по делам несовершеннолетних, и судья предложил терапию, учитывая, что это было первое правонарушение.

– Это хорошо, – ответила я.

– Доктор Каллен также сказал, что ты проявила некоторое беспокойство по поводу психического здоровья Эдварда и того, как это могло повлиять на его поведение на прошлой неделе.

– Да, это было похоже на маниакальный приступ.

– Он был очень благодарен тебе за это. Он собирается отправить Эдварда на Аляску, где он пройдет курс терапии.

– Хорошо.

– Мы перешлем его диплом почтой.

– Окей, – сказала я, пытаясь выглядеть насколько возможно незаинтересованной. На самом деле я не знала, что и думать, но одно я знала точно: все, что сказал Карлайл Каллен, было полной чушью.

– Это еще не все, – продолжил Ред. – Доктор Каллен откроет стипендиальный фонд для клуба «Торо». Он считает, что участие Эдварда в клубе очень хорошо повлияло на его поведение в этом учебном году, несмотря на проблемы в конце года.

– Шутишь?

– Я тоже удивился. Он сказал, что ты и Дерек также оказали на парня позитивное влияние.

Я цинично рассмеялась, качая головой.

– Ну в общем, все улажено, – подвел итог Ред. – Три учебных дня, потом выпускной, а затем рыбалка. Надеюсь, ты тоже планируешь какой-то отпуск.

– Я поеду в Ванкувер после выпускного, – сказала я, чувствуя, как моё сердцебиение ускорилось. Стоит ли мне ехать?

– Отдохни, как следует. Тебе пойдет на пользу смена обстановки.

 

*****

 

Мой день был затуманен смятением, но мне удалось разобраться с последними бумагами и встретиться с несколькими студентами. На остаток недели были запланированы экзамены, поэтому работа должна была быть более расслабленной.

И затем, наконец, наступило время последней встречи клуба «Торо», которой я так страшилась. Я ненавидела, когда что-то подходило к концу, и даже немного ненавидела то, что в последний раз проведу встречу с Дереком, несмотря на то, что уже начала ненавидеть самого Дерека. Просто я терпеть не могла прощаться с чем-либо.

Я зашла в учебный класс, бросила сумку на пол рядом со своим стулом и положила на неё костыли. Ученики еще не пришли, поэтому Дерек был в кабинете один, но со мной не заговорил.

– Дерек, у нас получится, правда? – спросила я. – Мы можем сохранить деловой тон.

– Я-то могу, – ответил он. – А что можешь ты – решать тебе.

– Перестань. Дети и так нервничают.

В этот момент немного неуверенно зашли Анджела, Эрик и Пейдж.

– Привет вам, юные участники клуба «Торо», – воскликнула я. – Добро пожаловать на финальную встречу медвежьего дозора.

Анджела засмеялась и достала свои записи. Затем зашла Джессика и села рядом со мной. Она даже не смотрела в сторону Пейдж, которая выглядела так, будто очень хотела сказать что-то, но не знала как.

– Я рада, что ты смогла прийти, – сказала я Джессике.

– Давайте начнем, – объявил Дерек. – Во-первых, мне бы хотелось извиниться перед вами за то, что я обсуждал с вами свои религиозные убеждения на озере. Не очень подходящее время и место для этого.

Дети были удивлены, в особенности, Джессика, которая опустила глаза и покраснела. Так значит, это была она. Молодец.

– Да ничего страшного, мистер Баннер, – сказала Анджела. – Мы знаем, что это из добрых побуждений.

Я не согласилась, но оставила свое мнение при себе.

– Я знаю, последняя пара недель была очень сложной, – сказала я. – Очень многое изменилось. Может, вы хотите поговорить об этом?

– Джессика, прости меня, – выпалила Пейдж. – Я знаю, что передозировка Майка – не твоя вина. Я просто, не знаю, запаниковала. Мне ужасно стыдно за то, как я к тебе относилась. Простишь?

Джессика разрыдалась, и я обняла её за плечи. Пейдж подошла к ней и обняла, и затем Джессика обняла её в ответ, и тогда я и сама начала смахивать слезы с глаз, потому что знала, как сильно напугала детей попытка суицида Майка и как влияли на нашу жизнь ужасные события. Я думала о том, как сильно люблю этих учеников, и как меня расстраивало, что им придется вырасти и покинуть безопасное время их детства, когда все было возможно, а все самое страшное пряталось под кроватями и в шкафах.

– Я так рада, что вы помирились, – сказала Анджела, вытирая глаза.

– Я тоже, – добавил Эрик. – Мне бы хотелось взять отпуск от драмы. Да подлиннее.

– Я тоже очень рада, – сказала я. – Скоро вы все уедете в колледж, и я надеюсь, что, вспоминая школьное время, а особенно клуб «Торо», вы будете думать только о чудесных долгих разговорах и приобретенных друзьях. Я хочу, чтобы вы все это запомнили и хранили близко к сердцу. Как я.

– А вот теперь мне действительно хочется плакать, – сказала Пейдж.

– Да, прощаться всегда грустно.

– Мисс Свон, – сказал Дерек, качая головой.

– Извините. Я немного расчувствовалась.

– Жаль, что мы так и не смогли написать заключение по нашей работе, – сказала Анджела. – Со всеми проблемами на прошлой неделе у нас не было времени на это.

– Но мы все еще можем обсудить это, правильно? После месяцев упорной работы мне хочется узнать, что же вы думаете о поведении медведей. Что оно означает? Есть ли в нем какое-то послание для нас?

– Кажется, что после нашего похода, их поведение стало куда более агрессивным, – сказала Анджела. – Как будто в то время случилось что-то, что расстроило их.

– И не только их поведение, – заметила Пейдж. – Смотрите, медведи стали агрессивными, Эдвард совершил преступление, мисс Свон сломала ногу, Майк попытался убить себя, и потом мистер Баннер и мисс Свон… – Она замолчала и смущенно посмотрела на нас.

– Мы расстались, – сказала я. – Все нормально, ты можешь говорить об этом.

– Думаю, нам стоит взглянуть на звезды, – пошутил Эрик. – Может, какие-то планеты выстроились в ряд.

– Если бы я верила в подобное, согласилась бы с тобой. Было такое чувство, будто, что-то нехорошее витает в воздухе, – сказала я.

– Может, медведи реагируют на нас? – предположил Дерек. – Или мы реагируем на медведей. Как думаете?

– По-моему, мы можем трактовать поведение медведей, как захотим, – сказала Анджела. – Например, если ты хочешь увидеть что-то конкретное, ты будешь больше обращать на это внимание. Поэтому, если у тебя плохое настроение, то и в поведении медведей ты увидишь больше плохого. Понимаете?

– Прекрасно понимаю, – ответила я. – Отличная мысль. Если ты хочешь что-то увидеть, ты будешь видеть это повсюду. Думаю, именно этому меня научили медведи.

– А что на счет того, чего ты не хочешь видеть? – спросила Пейдж.

– Наверное, тогда ты этого не видишь, – предположил Эрик, – отрицаешь это.

– Ух ты, я надеюсь, вы все поступите на психологический факультет, – сказала я. – У вас еще есть время. Вы же не сделаете окончательный выбор до конца первого курса?

– Я поступаю на биологический, – сказал Эрик.

– Замечательная область науки, – поддержал Дерек.

– А я – на психологический, – сказала Пейдж. – Мне кажется, это очень круто – знать, почему люди поступают именно так, как поступают.

– Да, но, даже учитывая всю теорию, существуют и загадки, – ответила я и улыбнулась ей.

– Так, хорошо, думаю, на этом можно закончить. Я хочу поблагодарить всех вас за упорный труд. Мне очень понравилось вести этот кружок вместе с мисс Свон, – сказал Дерек и примирительно улыбнулся мне. – Правда, Белла.

– Мне тоже, – отреагировала я. – О, я чуть не забыла, у меня есть кое-какие новости. Очень, очень классные новости. Доктор Каллен организовал стипендиальный фонд в честь клуба «Торо». Думаю, каждый из вас получит деньги, которые вы сможете отложить на учебу. Мистер Колтер свяжется с вами позже на этой неделе и расскажет поподробнее.

Дети засияли от неожиданной радости, но их возбуждение быстро сошло на нет из-за обеспокоенного выражения лица Дерека.

– Нет, – сказал он и покачал головой. – Это неуместно.

– О чем ты? – спросила я. – Ред дал добро сегодня утром.

– Слушайте, не принимайте никаких денег от Калленов, – сказал он, глядя на ошарашенные лица детей.

– Но… они бы мне очень пригодились, – сказала Пейдж. – Моим родителям и так тяжело приходится.

– Дерек, не делай этого, – попросила я. – Пожалуйста.

– Не то чтобы у Калленов нет денег, – сказала Джессика. – Если бы они не могли себе такого позволить, доктор Каллен не предложил бы этого.

– Говорю вам, не берите эти деньги.

– Мистер Баннер, – сказала я. – Было бы хорошо, если бы вы сейчас же замолчали.

– Это мой классный кабинет, и я буду говорить здесь, что хочу, мисс Свон. И я вам говорю: не берите денег у Калленов. Не приближайтесь к ним.

– Так Эдвард действительно террорист? – спросила Пейдж.

– Конечно, нет, – ответила я. – Просто у мистера Баннера временное помешательство.

– Да кто ты такая, чтобы оскорблять меня перед учениками? Я доложу об этом начальству.

– Нам лучше уйти, – сказала Анджела, и все они начали собирать свои вещи, пока мы с Дереком продолжали ругаться.

– Донесешь на меня? Вперед. Мне и самой есть о чем донести. – Я схватила костыли и поднялась на ноги, но в спешке пнула сумку, и все её содержимое высыпалось на пол: помада, кошелек, ключи, телефон, iPod, блокноты, ручки, жвачка. Пейдж и Анджела бросились собирать мои вещи.

– Тогда пойдем и поговорим с мистером Колтером прямо сейчас, – сказал Дерек, отдав мне сумку.

– Идем.

 

*****

 

Было всего 4 вечера, но кабинет Реда был закрыт, и внутри не горел свет. Он уже уехал. В главном офисе никого не было, кроме сторожа Боба, который пылесосил в зале заседаний.

– Каллены сбили тебя с толку, – сказал Дерек. – Белла, пожалуйста, поверь мне. Они не те, за кого себя выдают, и они лишат тебя всяких шансов на рай.

– Дерек, я больше не собираюсь слушать эту чушь. Если ты еще хоть раз заикнешься об этом, клянусь, я напишу официальную жалобу.

– Я знаю, Эдвард завладел тобой. И все, что я могу сказать: мне жаль. Я буду молиться за тебя.

 

*****

 

Я вырвалась из здания, и поковыляла по тротуару. К счастью, Джейк уже ждал меня на парковке. Я доскакала до его машины и села на переднее сидение.

– Приветик, – сказал он, улыбаясь.

Я была в такой ярости, что попыталась дать ему пощечину, но он поймал меня за руку до того, как я прикоснулась к его лицу.

– Ты что, охуела? – спросил он, его ноздри раздувались, глаза широко открылись от злости.

– Как ты посмел целовать меня перед всей школой сегодня утром? Я не какая-нибудь там шлюха, с которой ты можешь обжиматься, когда и где вздумается.

– Я не обжимался с тобой. Что за хуйня происходит?

– Я поругалась с Дереком. Можешь увезти меня отсюда?

– Получается, он поднял бучу, а ты пытаешься ударить меня? – Он покачал головой и завел машину. Я закрыла глаза, откинула голову назад и тяжело вздохнула. – Что случилось?

– Он вел себя как мудак.

– Почему?

– Потому что он мудак, вот почему.

– Только подумать, что ты чуть не вышла за него.

После этого мы молчали всю дорогу до моего дома.

– Джейк. Ты теперь считаешь, что мы вместе? – спросила я, когда мы подъехали.

– Боже, Белла. Нам что, уже необходимо делать это официальным?

– Нет. Я не об этом спрашиваю.

– Давай просто продолжим, как было. Без всяких обязательств. Обещаю, я теперь не буду пропадать, раз Дерека нет.

– Я не об этом спрашиваю. Мне просто интересно, что ты думаешь.

Джейк вышел из машины и подошел к моей стороне. Он достал мои костыли с заднего сидения и помог донести сумку, пока я взбиралась по ступенькам к входной двери. Я прошла к кухонному столу, а он подошел сзади, обнял и поцеловал в шею.

– Не нужно, – сказала я, сбрасывая с себя его руки. Адреналин зашумел в моих венах.

– Что такое?

– Ничего. Я только что вернулась с работы домой. У меня нога болит.

– Иди, ляг, а я принесу тебе таблетки.

Почему он вдруг стал обходительным Джейком? Почему он не мог быть самоуверенным и надменным Джейком? Я улеглась на диван в гостиной, и он принес мне стакан воды и одну таблетку обезболивающего.

– Этого не достаточно, – сказала я. – Мне нужно минимум две.

– Ты что, серьезно?

– У меня нога сломана. И она сильно болит.

– На баночке написано «одну таблетку в шесть часов», – сказал Джейк. – Ты же крошечная, неужели одна тебе не помогает?

– Принеси мне еще одну.

Он пожал плечами и сходил за баночкой, затем сел в кресло и включил телевизор.

– Ты что, остаешься? – озадаченно спросила я.

– Ты против?

– Я не понимаю. Ты не хочешь называть себя моим парнем, но ведешь себя именно так.

– Я веду себя как друг. Тебе бы тоже не помешало.

– Что ты имеешь в виду?

– Почему ты ведешь себя как последняя сучка?

– Не знаю, – ответила я, и вдруг почувствовала себя ужасно. Потому что я знала. Я вела себя как сука, потому что боялась, что он будет приставать ко мне. Что, блядь, со мной не так? – Извини. Я просто паршиво себя чувствую. Нога болит, и голова кругом идет. Правда, извини.

Джейк подошел и обнял меня. – Я знаю, я не часто проявлял себя как настоящий друг, Белла. – Он осторожно убрал волосы с моего лица и взял меня за руку. – Мне бы хотелось рассказать тебе больше, но если вкратце: этот год был очень странным.

– Ты не шутишь.

– Нет. Давай подумаем, что будем делать в Ванкувере. Может, сходим на какой-нибудь концерт?

– Эээ… – Я снова почувствовала себя странно. – Давай потом. Я спать хочу.

– Зря я дал тебе две таблетки. Ты в порядке?

– Да. Просто устала. Я за любой план. Можешь спланировать весь маршрут. Удиви меня.

– Ладно. Иди, спи. Я тут посижу.

Я поднялась с дивана и ушла в спальню. Он что, блядь, собирался остаться на всю ночь?

– Эй, не принесешь мне мою сумку? – крикнула я с кровати.

– Да, сейчас, – сказал он, и в этот момент его телефон зазвонил. – Алло? Нет. Что? Блядь. Сколько? Еще пятнадцать? Черт. Ладно. Хорошо. Полчаса.

Он зашел в спальню и бросил сумку на пол рядом с кроватью.

– Белла, извини, мне нужно бежать, – сказал Джейк. Он выглядел раздраженным. – Пришла еще одна группа медведей, и мне нужно пойти посмотреть, что за херня там творится.

– Да ничего страшного.

– Позвони, если кто-то придет сюда без приглашения, хорошо? Если ты заметишь что-то странное, или даже почувствуешь что-то, просто позвони, и я сразу вернусь.

– Чего ты так переживаешь?

– Мне не понравилось то, как Эдвард смотрел на тебя сегодня утром.

– Не будь смешным. Я его знаю весь учебный год, и он всегда вел себя порядочно.

– Ага, конечно.

– Ты не имеешь никакого права вести себя так, будто я твоя собственность.

– Собственность? Белла, да я просто пытаюсь защитить тебя.

– Ну а мне не нужна защита от Эдварда Каллена.

– Просто позвони мне, – сказал он и поцеловал меня в лоб.

Ага, щас.

 

*****

 

Я проспала до вечера, поднялась около восьми, умылась, почистила зубы. Подумала о том, что бы мне надеть. Что я делала?

Мне нужны были ответы. Но я даже не знала, какие вопросы задать.

Я вернулась в спальню, подняла сумку с пола и начала искать в ней телефон. Ключи. Паспорт. Кошелек. Тушь. IPod. Хмм. Я вытряхнула содержимое сумки на кровать. Телефона не было. Я заглянула во внешний карман сумки. Пусто. Внутренний карман. Тампоны и старый бальзам для губ.

Я схватила домашний телефон и набрала свой мобильный номер. Прозвучало три гудка, и уже должен был включиться автоответчик, но в этот момент, мне ответили.

– Здравствуй, Белла, – сказал Дерек.

– Почему мой телефон у тебя?

– Я нашел его под своим столом. Наверное, дети не заметили его, когда собирали твои вещи с пола.

– Ну, тогда выключи его, пожалуйста, чтобы батарейка не села, и принеси завтра в школу.

Он промолчал.

– Дерек?

– Я думаю, мне нужно отдать его Реду.

– Да ладно тебе, – сказала я, чувствуя, как во мне зарождается паника. Он что, копался в моем телефоне? – Ты не можешь со мной встретиться, чтобы просто отдать телефон? Неужели между нами все так плохо? Разве мы не можем вести себя как взрослые люди?

– Дело не в этом, Белла. Слушай, мне очень тяжело это говорить, но я думаю, Ред должен знать о твоих отношениях с Эдвардом Калленом.

– Что ты несешь?

– Я видел твои сообщения. И звонки.

– Это нарушение права на личную жизнь. И ты ничего не можешь доказать.

– Ред может сам решить, что делать с этой информацией. Я знаю, ты возненавидишь меня за это, но глубоко внутри ты знаешь, что я поступаю правильно. Белла, тебе необходима помощь. Ты разрушишь свою жизнь.

Я бросила трубку. Меня так сильно трусило, что я боялась, начнутся судороги.

 

*****

 

Я сидела на диване не в силах успокоиться. Мое тело продолжало дрожать. Я не знала, что и думать. Не знала, что делать. Уволиться? Сознаться? Позвонить родителям Эдварда? Лечь в психиатрическую клинику?

Мысли проносились в голове с невероятной скоростью. Я пребывала в эмоциональном шоке. И мне, блядь, нужно было успокоиться.

Я вернулась в ванную и достала «Клонопин» из аптечки. Осталось всего две таблетки. Я выпила их, вернулась в гостиную и попыталась контролировать свое дыхание.

Утром я во всем сознаюсь. Я сама поговорю с Редом, а потом лягу в больницу. Я не позволю Дереку распоряжаться моей судьбой. Он был прав – мне необходима помощь, но я хотела её на своих условиях, не на условиях судьи. И не из тюрьмы, если я могла её избежать.

Я достала с полки свой свадебный альбом. Ты хороший человек, Белла. Ты снова можешь быть хорошим человеком.

Я открыла первую страницу, мне хотелось вспомнить, кем я была, когда была достойна любви. Я хотела вспомнить Зака. Я мысленно умоляла его не ненавидеть того человека, которым я стала.

Я достала из бара бутылку водки. Тост. Только один. Я буду пить медленно.

На следующей странице были фотографии с ужина перед свадьбой. Его отец произносил речь, а за ним мелькали слайды с нашими детскими фото. Мой отец со слезами на глазах во время танца со мной накануне того дня, когда он повел меня к алтарю. Видите? Я была хорошим человеком.

Я начала пить, уверяя себя, что выпью немного, только для того, чтобы слегка расслабиться. Достаточно, чтобы перестать дрожать и заснуть. Но когда я расслабилась, меня перестало беспокоить количество выпитого.

Свадьба на следующей странице. Вот она я, в своем белом сказочном платье. Я была так молода. По сути, ребенок. И, согласно закону, мне даже нельзя было пить. Тем не менее, на этих фотографиях, где я была молодой и наивной, я все равно была старше Эдварда. Мое сердце упало от осознания этого факта.

Следующая страница. Зак стоял у алтаря с шаферами, такой красивый в своей униформе. Я вытащила наше первое семейное фото и поднесла к лицу. У нас впереди была вся жизнь.

Хлынули слезы. Так много слез. Я вспомнила, что такое быть хорошей. Но это не имело значения, потому что, даже несмотря на то, что я пыталась раствориться в этих воспоминаниях, я все еще думала об Эдварде и о том, как мне хотелось бы, чтобы он вернулся.

Не знаю, сколько прошло времени, но вдруг я поняла, что не нахожусь в своем теле – я стояла рядом с ним, наблюдая, как рвота капает из уголка моих губ.

О, нет. Блядь. Что ты наделала, Белла? Ты сейчас захлебнешься. Просыпайся, просыпайся, ты сейчас захлебнешься! Нет, нет, нет, блядь! Пожалуйста, проснись! Я стояла рядом со своим телом, но никак не могла вернуться в него.

Кто-то громко позвал меня. Было еле слышно, будто кто-то кричал снаружи. Затем я увидела, как Эдвард влетел в комнату и упал рядом со мной на колени. Не дай мне умереть, Эдвард. Пожалуйста, не дай мне умереть.

– Нет… Белла… Нет… – говорил он, но его было так плохо слышно. Он поднял мое недвижимое тело, засунул свою руку мне в рот и перевернул лицом вниз. Я видела, как рвота хлынула на ковер. Эдвард достал из кармана телефон и набрал чей-то номер.

– Карлайл, тебе нужно срочно приехать сюда. Сейчас же. У неё передозировка. – Эдвард уронил телефон на пол и понес меня в ванную, где включил душ и бросил меня под воду. Он ударил меня по лицу, но я ничего не почувствовала, потому что все еще была вне своего тела. Я шокировано наблюдала за тем, как огромный красный отпечаток появился на моей щеке, в том месте, где он ударил меня.

– Пожалуйста, Белла, не умирай. Ты не можешь умереть. – Он наклонился и прислонил ухо к моей груди. Мне безумно хотелось ответить ему, сказать, как мне жаль. Этого не должно было случиться. Я должна была во всем сознаться. Попытаться стать лучше. Пожалуйста, не думай, что это твоя вина, Эдвард. Это моя вина. Но я не могла говорить, потому что не знала, как вернуться в свое тело.

Эдвард уткнулся лицом в мою шею, так, что вода теперь лилась на нас обоих, и издал душераздирающий вопль. В агонии я наблюдала за тем, как он прислонился губами к моей шее, а затем вдруг почувствовала что-то ужасное.

Пронзающий болью огонь вспыхнул в моих венах прямо у основания шеи. Было такое ощущение, словно в моей крови появились осколки стекла, смоченные кислотой. Ад. Я умерла и попала в ад. Я начала кричать от невыносимой боли, и кричала до тех пор, пока мои глаза не открылись. Эдвард испуганно отклонился назад, с уголков его раскрытых губ стекала кровь.

– Останови это! – закричала я. Кислота начала растекаться по моему телу, проникая в мои органы, которые начали отвердевать и ныть. Я пыталась снова покинуть свое тело, но не могла спастись от этого огня, который сжигал меня заживо изнутри.

– Убей меня, убей меня, останови это! Пожалуйста! – умоляла я.

Он вытащил меня из ванны и уложил на пол. За несколько секунд меня полностью парализовало, но мое тело продолжало содрогаться.

Эдвард наклонился надо мной и сказал: – Белла, я люблю тебя. Прости. – И затем он прикоснулся губами к моей огненной ране и начал высасывать кровь.

Я не могла объяснить словами то облегчение, которое почувствовала от ледяного прикосновения его губ, от того, как он начал высасывать зараженную кровь из моего тела. Я почувствовала себя легче легкого, словно превратилась в эссенцию. В идею, девственную в своей форме. Я ощутила такое невероятное наслаждение, которое не могло существовать на Земле, простые смертные не были достойны его, тем не менее, я ощущала его настолько остро, насколько не чувствовала ничего в своей жизни. У меня начались галлюцинации, перед глазами замелькали дикие изображения из леса. Над нами стояла белая медведица, которая постепенно начала исчезать, словно проекция в комнате, которую наполнили светом.

Боль, которую я пережила, была стерта из моей памяти, и в моем теле и разуме больше не существовало дискомфорта. Нирвана. Я начала мягко стонать, разрушаясь вместе с восторгом, который я ощущала, пока он продолжал пить мою кровь. Затем, наконец, я достигла высшей точки удовольствия под ним, пока он высасывал из меня остатки жизни. Он продолжал, продолжал, продолжал пить, и я почувствовала, как мой дух снова начал подниматься, готовый покинуть меня навсегда, как вдруг что-то загрохотало, разрушая мою эйфорию.

В комнату, где мы были, ворвались Карлайл и Эмметт.

– Эдвард! Остановись! – приказал Карлайл, и они начали оттаскивать его от меня изо всех сил.

Эдвард зарычал словно изголодавшийся лев, которого оттащили от добычи, и ударил Эмметта в попытке вернуться ко мне. Эмметт повалил Эдварда на пол с такой силой, что плитка на полу треснула. Он прижимал его к полу, но Эдвард продолжал сражаться, а затем взглянул на меня, его глаза сияли демоническим красным.

В этот момент в ванную вбежали Джаспер и Элис.

– Мы опоздали? – закричала Элис. – Она мертва?

– Пока нет, – ответил Карлайл. – Элис, беги в больницу, возьми двенадцать единиц крови и принеси их сюда.

– Какая группа? – спросила она, начиная паниковать.

– Нулевая негативная, – ответил он. – Элис, поторопись. Эмметт, Джаспер, отведите своего брата в лес. Если Джаспер не сможет его успокоить, избейте его. – Карлайл поднял меня с пола. – Мне очень жаль, мисс Свон. Пожалуйста, пожалуйста, простите нас. 

 

----------------------------------

 

И это дно, товарищи. Поздравляю, мы дожили до этого момента.

Спасибо Myg и Лиле. И всем читающим и комментирующим. хохо



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1674-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Фрекен_Снорк (08.08.2014)
Просмотров: 1182 | Комментарии: 26 | Теги: фэнтези, мистика | Рейтинг: 5.0/41
Всего комментариев: 261 2 3 »
1
26  
  Дерека самого от себя не тошнит от своей правильности? По всей видимости не зря жена ушла от него?

0
25  
  Шок.... реально... просто шок...
Мир вокруг Белки закрутился так, что ей просто стало невыносимо...
Спасибо большое за главу good

0
24  
  Как то даже грустно-ну доел бы уже fund02002 ,не подумайте плохого-мне здесь Белла очень нравится girl_wacko

0
22  
  Спасибо за главу  cvetok01

2
21  
  Мне больше понравилось когда Карлайл спокойно сказал избить Эдварда. Это вышка просто! И я наверно плохой человек, потому что я смеялась в этот момент aq

1
23  
  я тоже плохая, ржу и вместе с вами и над вашим комментом fund02002

1
20  
  Сколько событий!!!

1
19  
  Белла выпила эти гребные таблетки, а затем еще и водку хлестала? :) ума реально нет:) Еще и призраком стала на короткое мгновение:) И вампиром чуть не стала:) замечательно :) Эдвард чуть не убил ее:) Хорошо, остальные Каллены вовремя приехали:)
А Дерек еще тот козел:)
Спасибо за главу! :) *

2
18  
  Спасибо за главу! Вот это довели Беллу своими закидонами!

1
17  
  Спасибо!

1
16  
  Вот это поворот. Спасибо за главу!

1-10 11-20 21-25
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]