Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Откровенно говоря: Главы 17-21

Глава 17

 

Хорошая вещь в смене вашего номера телефона – это то, что люди, которых вы не хотите больше слышать, вам не звонят. 
 
Плохая (по крайней мере, для меня) в том, что вы понимаете, что не так уж и много людей хотят вам звонить. Или вообще звонят. Какая разница. 
 
Прошла неделя, и я, кажется, немного пришла в себя. Я не так волнуюсь и потихоньку спускаю свою оборону. Хотя, ко мне подошел мужчина в библиотеке на днях. Он прошептал мое имя у меня за спиной, и всего лишь на секунду я подумала, что это может быть он. Я обернулась, готовая потерять сознание. Вы понимаете, что там было тихо, потому что это библиотека. Но это оказался всего лишь Вэйлон, мужа моей начальницы. 
 
Да, совсем не мой прекрасный собеседник. 
 
Сегодня вечером я даже собираюсь почитать еще одну книгу. Снаружи темно, и, пожалуй, слишком тихо внутри. Даже Джаспер и Эммет полностью игнорируют меня. Я могу забрать мой Kindle и устроиться на диване. Он открывается на той же обложке, что и неделю назад. Мои пальцы пробегают по экрану, и на мгновение мои глаза фокусируются, и я начинаю читать. 
 
Я хочу любить эту книгу. 
 
Я действительно хочу любить эту книгу. 
 
Но каждый раз, когда герой говорит, я слышу его голос. Каждый раз, когда сюжет повествует мне о чем-то эротическом и сексуальном, я вспоминаю ту ночь. 
 
Расстроенная, я бросаю Kindle на диван и поднимаюсь наверх. 
 
Уснуть не легче. 
 
Его голос наполняет мои сны. Его слова; то, что я делала; то, что мы делали вместе – все кажется более ярким с закрытыми глазами. Я чувствую непонятную тревогу, сжимающую мою грудь. Я чувствую, что не могу дышать. Я, кажется, не могу глубоко вздохнуть с той ночи. 
 
Я смотрю на часы. Третий час, и я хотела бы немного отдохнуть. Мне нужно немного отдохнуть. Надев свитер, я иду вниз на свое крыльцо. 
 
Может быть, немного свежего воздуха поможет мне расслабиться. Или по крайней мере, вздохнуть. 
 
Снаружи прохладно, но не холодно. И я сажусь на качели на крыльце, которые установила в прошлом году. Тихо. Мирно. Темно. Нет вообще никакого света, кроме огней в соседнем доме. И я не знаю почему, но я испытываю некое наслаждение от того, что я не одинока в своей бессоннице. 
 
Конечно, это делает меня сукой, и я стараюсь жалеть об этом. 
 
Только не могу. 
 
Я уже сука, потому что не знаю ни одного из моих соседей с самого начала. 
 
Я закрываю глаза. Набираю воздух в легкие. И ощущаю благодать от того, что наконец вдыхаю полной грудью. Тревога, которая колола меня только что, кажется, испарилась, и ночной воздух унес ее от меня. 
 
Вот почему я переехала сюда два года назад. 
 
Мир. 
 
Тишина. 
 
Я не знаю, как долго я сижу тут. Я даже заснула на мгновение. Но какой-то бодрствующей частью моего разума я чувствую: кто-то наблюдает за мной. 
 
Я напряжена, но не открываю глаза. 
 
Я говорю себе, что я сумасшедшая, но все еще чувствую это. 
 
Семь глубоких вдохов и сорок восемь секунд спустя это чувство все еще не проходит. 
 
Медленно, медленно, медленно открываю глаза. 
 
И ничего. 
 
Там никого нет. 
 
Просто мир и тишина, и темнота... и мое богатое воображение. 
 
Качая головой, я захожу обратно в дом. 
 
Я замечаю, что свет у моих соседей сейчас выключен. И кто бы они ни были, я рада, что и им, по крайней мере, удастся немного поспать. 
 
И я улыбаюсь, думая, что, может быть, я и не такая уж сука, в конце концов. 

 


Глава 18

 

Сегодня глупый день. 

У меня есть глупая работа, которую я, вероятно, потеряю, потому что так устала, что не могу нормально функционировать. 

Где-то есть глупый мужчина, который трахался со мной по телефону, и я не знаю почему. 
 
И я чертовски глупая девушка, которая изменила свой номер телефона, чтобы он не мог сделать это со мной снова. 
 
А потом – если перевести в секунды все минуты, то еще получится приличный временной интервал – я подумала, что это было ошибкой. 
 
Я не могу перестать думать о нем. Я не могу перестать думать о сообщениях, о звонке, обо всем, что мы тогда делали. Я слышу его голос. И я его не знаю. Я уверена, я бы узнала этот голос. Но он знает меня. Он должен знать. Он назвал мое имя. 
 
И еще я хочу, чтобы у меня была чертова фотографическая память. Если бы это была книга, и я была героиней в книге, то у меня была бы эта гребаная фотографическая память. Потому что это было бы неотъемлемой частью сюжета. Потому что героиня вспомнила бы его номер телефона... и позвонила ему. 
 
Но, опять же, это еще одно доказательство, что моя жизнь совсем не похожа на роман. Даже на дешевый роман, который вы можете получить за девяносто девять центов на Amazon. Нет, потому что даже если в этих книгах дерьмовый сюжет, в них обычно достаточно эротики, чтобы компенсировать это. 
 
У меня эротики нет и в помине. 
 
И никакой фотографической памяти, чтобы сделать эту историю несколько интереснее. 
 
У меня есть только дерьмовый сюжет – долбаный сюжет, цена которому девяносто девять центов. 
 
Да. Это в качестве саммари. И даже мое саммари отстой. 
 
Я останавливаюсь, чтобы взять кофе в кафе по пути домой, потому что уверена, что мне это нужно для того, чтобы не уснуть по дороге. Хорошая новость состоит в том, что я измучена – наверное, я смогу уснуть в тот же момент, как лягу. Плохая новость заключается в том, что меня отправили домой пораньше, потому что я «явно плохо себя чувствую». 
 
Видите? Я вам говорила. Моя работа глупая, но я еще глупее. 
 
Потрясающе. 
 
Кофе не дает мне уснуть, но также бросает меня в дрожь и заставляет нервничать. И к тому времени, как я возвращаюсь домой и подъезжаю к парковке, единственное, что я хочу сделать – это заплакать. Но я на самом деле не плакса. Так что я проверяю почтовый ящик. 
 
Иду в дом и собираюсь бросить почту на стол, когда замечаю конверт. И не обычный со счетами или чем-то скучным. Это красивый конверт: весь белый с затейливым почерком на нем. Я делаю паузу, задумавшись, кто же мог послать мне этот конверт, и рассматриваю его ближе. 
 
- Черт, - закрываю глаза с шипением. 
 
Красивый конверт адресован не мне. Он должен быть доставлен в дом по соседству. И есть имя моего соседа, написанное самым красивым почерком, который я когда-либо видела. 
 
«Эдвард Каллен» 
 
Ну, Эдвард, тебе придется подождать.
 
Я слишком устала, чтобы идти к нему. 
 
Как я уже говорила: я не особо жажду встреч и знакомств с моими соседями. Может быть, мне просто стоит положить конверт в его ящик. Я кладу его на стол и иду наверх. Принимаю горячий душ, все это время молясь о сне. 
 
Я знаю, что и правда выгляжу жалко, потому что когда я ложусь, Джаспер и Эммет сворачиваются клубочками рядом со мной. Не знаю, дело ли в их медленном, мягком мурлыканье или их теплых телах, прижатых ко мне, но я проваливаюсь в сон. 
 
Горячий. 
 
Сон, заполненный голосом незнакомца. 
 
И ни единой мысли об Эдварде Каллене и его письме. 
 


Глава 19

 

Когда я просыпаюсь, уже сумерки. 
 
Солнце садится, и каждый мускул моего тела охвачен вкусной болью сна. Впервые дольше чем за неделю, я чувствую себя отдохнувшей. Конечно, это означает, что я не усну ночью, но я чувствую себя так хорошо, что мне все равно. 
 
Я одеваюсь и спускаюсь вниз с Джаспером и Эмметом за мной по пятам. Направляюсь на кухню, когда Джаспер вскакивает и роняет всю почту со стола. И клянусь Богом, это выглядит так, будто он делает это нарочно. 
 
Гребаный злобный кот-гей. 
 
Я вижу письмо своего соседа на полу. Вздохнув, скидываю Джаспера со стола и наклоняюсь, чтобы поднять конверт. Я полагаю, что должна отнести его и передать ему, пока не слишком поздно. Даже если он сова, как я. 
 
Когда я иду по двору, я смотрю на письмо. Потому что я любопытная сука. И я вижу, что имя отправителя «Эсме Каллен». 
 
Это чертовски странное имя. 
 
Я, вероятно, не должна говорить ему этого. Это, наверное, его мать. Да. Кроме всевозможных фанфиков, я еще регулярно читаю Нэнси Дрю (ПП: Nancy Drew –литературный и киноперсонаж, девушка-детектив, известная во многих странах). 
 
Не знаю почему, но когда я подхожу к его дому, у меня рождается странное чувство внизу живота. Это тревожно, и мурашки бегают у меня по спине. Встряхнувшись, я поднимаюсь по лестнице на его крыльцо. Я никогда не замечала этого раньше, но у него есть качели как у меня. Я не уверена, почему нахожу эту странность успокаивающей. 
 
Внутри горит свет, но приглушенный. Это, наверное, хорошо, так как, по-видимому, это удержит мой любопытный нос от подглядывания в окно, как в чертовых ужастиках. Я стучу в дверь... один, два, три раза. 
 
И я жду. 
 
И жду. 
 
В конце концов, я жду так долго, что собираюсь просто оставить письмо на его крыльце. Но я действительно не совсем сука. Это Форкс, и вполне вероятно, что пойдет дождь секунд через двадцать. Я могла бы просто засунуть конверт в его почтовый ящик, но я помню, мой папа говорил мне однажды, что открытие почтовых ящиков других людей является федеральным преступлением или что-то типа того. 
 
К счастью, я слышу мягкие шаги за дверью. 
 
И затем она открывается. 
 
А потом... потом я хочу умереть. 
 
Передо мной стоит, вполне вероятно, самый красивый мужчина, которого я когда-либо видела. Серьезно. Статный и высокий, с идеальными губами. Я читала в книгах о таких губах. Таких губах, которые заставляют тебя пожалеть, что ты не причесалась и не сделала макияж, прежде чем идти сюда. И его темные волосы. Рыжие, возможно. Бронзовые, может быть. Я не могу сказать точно, потому что они мокрые, как будто он только что вышел из душа. А челюсть... Трахни меня, его челюсть. 
 
Я смотрю на него. 
 
Я стою на крыльце с его письмом в руке... и чертовски глазею. 
 
И молчу. 
 
Да. Это моя жизнь. Это моя жизнь, и еще один божественной пример того, что моя жизнь не похожа на книгу. В книге был бы диалог. А у меня нет слов. 
 
- Чем я могу вам помочь? - спрашивает он, улыбаясь. 
 
По крайней мере, - думаю я, - он улыбается… или это, может быть... ухмылка. 
 
И я пихаю ему в руки письмо. Как будто это что-то грязное. 
 
- Это пришло по почте, - говорю я. - И это не мое. Это ваше. По крайней мере, я думаю, что это ваше. Здесь указано имя «Эдвард Каллен». Вы – Эдвард Каллен? 
 
Он смеется, и что-то шевелится в уголке моего клокочущего сознания. Я все еще не проснулась, наверное. 
 
Он кивает головой и берет письмо из моей руки. И я клянусь всем святым в этом мире, что электрическая искра проскакивает от его кисти к моим пальцам. 
 
Я рывком убираю свою руку как идиотка, и он смеется. И снова то же самое чувство накатывает на меня. Это почти как дежавю. Но это невозможно, потому что я никогда, никогда, никогда не видела его раньше. 
 
Это потому, что он похож на одного из мужчин из моих тайных книг. 
 
Они существуют в реальности. 
 
Только не в моей реальности. 
 
А в реальности дома рядом с моим. 
 
В той, которую я не замечала. 
 
Я даже не знаю, когда он переехал сюда. 
 
- Ладно тогда, - бормочу я, пытаясь успокоиться. Моя попытка безуспешна. - Тогда все. Спокойной ночи. 
 
Я поворачиваюсь, чтобы спуститься вниз по лестнице, но его голос останавливает меня, как вкопанную. 
 
Убивая меня насмерть. Насмерть. 
 
- Спасибо, Белла. 
 
Это мое имя. 
 
И его голос. 
 
Тот же гребаный голос.

Глава 20

 

- Скажи это еще раз, - говорю я, оборачиваясь на ходу, чтобы посмотреть на него. 
 
Я кажусь гораздо сильнее, чем на самом деле есть. Потому что если это действительно он, если это действительно, действительно он, я свалюсь прямо с этих чертовых ступенек. 
 
- Что? - спрашивает он, улыбаясь, хотя его глаза широко раскрыты и немного напуганы. 
 
Но это его голос. 
 
Это определенно его голос. 
 
- Скажи мое имя, - говорю я ему, поднимаясь на крыльцо.- Скажи мое имя снова. 
 
Он смотрит на меня в течение долгого времени. И я замечаю в первый раз, что его глаза глубокого зеленого цвета. Они похожи на листву и мох, которые нас окружают. И сейчас они смотрят на меня так пристально, что я почти чувствую, как они касаются моей кожи и прожигают меня насквозь. 
 
Он делает шаг чуть ближе, и не думая, я тоже шагаю ему навстречу. 
 
- Скажи это. 
 
Мой голос дрожит. 
 
Он сглатывает. 
 
- Белла, - выдыхает он и смотрит мне в глаза. 
 
И мое тело сгорает в огне. 
 
Только от его голоса. 
 
Того же гребаного голоса. 
 
- Это ты, - шепчу я. - Это ты. 
 
И вот он, момент. 
 
Если бы это была книга, он бросился бы ко мне и подхватил меня на руки. Мы бы смеялись и целовались, а потом занялись бы горячим и грязным сексом. 
 
Вероятно, прямо на его крыльце. 
 
Это обычный фетиш в эротических книгах. 
 
Эксгибиционизм приветствуется. 
 
Но это не книга. 
 
И хотя он, безусловно, достаточно красив, чтобы быть описанным на страницах романа, он – не герой. И я определенно не героиня. 
 
Я хочу убежать. 
 
Я хочу плакать. 
 
Я хочу поцеловать его, но еще хочу ударить его по яйцам за то, что он сделал. 
 
- Ты узнала, - говорит он. Я стараюсь не обращать внимания на низкий и сладкий, совершенный тон его голоса. - Ты узнала меня. 
 
И я в ярости. 
 
Мне так больно, и я так разъярена, что иду в атаку. 
 
- Я не уверена, - говорю я ехидно, мой голос выше, чем обычно. - Может быть, ты должен достать свой член, чтобы мы могли убедиться, что он как раз такой, как мои два пальца. 
 
Он прыскает смехом, но мое лицо пылает от гнева. 
 
И я смотрю, как он протягивает руку, по-видимому, чтобы прикоснуться ко мне. И он улыбается. 
 
Хм, да пошел он.
 
- Нет, - шиплю я, но он хватает меня за локоть, прежде чем его рука скользит вниз к моей. 
 
Моя ладонь в его руке чувствуется слишком хорошо. 
 
Так хорошо. 
 
Так чертовски хорошо. 
 
- Зачем? Подожди… почему? - заикаюсь я. - Почему ты это сделал? 
 
Я вспоминаю ту ночь. Все, что он сказал, все, что я сказала. И я могла бы умереть от смущения прямо сейчас. 
 
Я могла бы. 
 
- Зайди, - говорит он, его голос ниже, чем раньше. - Давай поговорим об этом внутри. 
 
Я смеюсь. Это громко и непривлекательно. 
 
И мне все равно. 
 
- Я не пойду туда с тобой, - опять шиплю я. - Я даже не знаю тебя! 
 
- О? - спрашивает он, его голос приобретает тот самый тон, который делал мои колени слабыми еще тогда, когда мы говорили по телефону. И, может быть, немного и сейчас. - Я думаю, ты знаешь меня очень хорошо. И я определенно знаю тебя. По крайней мере… я знаю некоторые из твоих секретов. Но не все, конечно. Но я хочу узнать. 
 
Его улыбка заставляет меня сердиться. 
 
Меня бросает в жар. 
 
Он тянет меня за руку и, прежде чем я понимаю, что происходит, заводит меня в свой дом. Дверь закрывается за нами, а потом он подходит ближе, ближе... так близко. 
 
- Почему ты это сделал? - спрашиваю я. 
 
Я чувствую, что должна отвернуться, чтобы спасти себя. Смотреть на что угодно, но не в его глаза. Но я не могу отвести взгляд. Я стою, прижавшись спиной к двери. Я смотрю в его глаза, которые еще зеленее и ярче в мягком свете. 
 
- Почему я сделал что? - выдыхает он. И это так же, как раньше. Только на этот раз я чувствую его дыхание на моей шее. - Почему я написал тебе? Говорил с тобой? Завел тебя?.. Заставил кончить? 
 
Я не буду стонать. 
 
Я, блядь, не буду стонать.
 
Мой рот остается немым, но, клянусь Богом, все мое тело стонет как гребаная шлюха от его слов. И его голос, его голос еще более гладкий, еще более глубокий, еще более сексуальный, чем это было по телефону. Я чувствую, как он обтекает меня и покрывает каждый сантиметр моего тела. 
 
- Почему ты написал мне? - спрашиваю я, мой голос тише, тоньше. - Как ты вообще узнал мой номер? 
 
- Это два разных вопроса, - говорит он, наклоняясь и глубоко дыша. Будто он нюхает меня или что-то подобное. Что странно, но и своего рода горячо. - На какой из них ты хотела бы услышать ответ в первую очередь? 
 
- Почему? - шепчу я, все еще не понимая. 
 
Но он так, так близко. И он пахнет так, так хорошо. Что, я полагаю, делает меня странной тоже. 
 
- Я наблюдал за тобой, - шепчет он. - Я смотрел на тебя. И делал это днями и месяцами. Такая тихая и замкнутая. Я смотрел, как ты приходишь и уходишь. Я хотел знать, что ты делаешь за закрытыми дверями. 
 
- Ты наблюдал за мной? - переспрашиваю я, маскируя удивление в своем голосе. Нет ничего интересного или хоть удаленно захватывающего во мне. 
 
Он облизывает губы и сглатывает. 
 
Я следую его примеру, но это не так сексуально, как когда это делает он. 
 
- Сначала я думал, что просто очарован тобой... заинтригован, - говорит он. - Но вскоре после этого я понял, что хочу узнать тебя. Я хотел познакомиться с тобой. 
 
Никто никогда не хотел узнать меня. 
 
Нет, на самом деле. 
 
- Почему ты просто не представился? - спрашиваю я, здравый смысл и логика проглядывают сквозь дымку его невероятной сексуальности. - Я не знаю... пришел бы... постучал в мою дверь, что ли? 
 
Его глаза смотрят в мои в течение двадцати семи ударов моего сердца, и ни одного вздоха. 
 
Он наклоняется, его губы на моем ухе, его теплое дыхание на моей шее. 
 
И война идет внутри меня. Одна сторона хочет оттолкнуть его. А другая прижать и сорвать с него всю одежду. 
 
Я чуть не смеюсь. Потому что знаю, какая бы из них, я хотела бы, чтобы победила в книге. 
 
- Потому что мой способ был намного веселей. 
 


Глава 21

 

- Твой способ был лживым, - шиплю я. - Твой способ... - Я делаю паузу, задумываясь над тем, что говорю, потому что правда вдруг неожиданно сделала меня уязвимой, - ...твой способ сделал мне больно. 
 
Он отступает назад, чтобы посмотреть на меня, и в его глазах раскаяние и мольба. 
 
И я стараюсь не обращать внимания на то, что каждая клеточка моего тела хочет верить ему. 
 
- Я знаю, - бормочет он. - Я не хотел произносить твое имя так... Когда ты… не так. Я не хотел причинить тебе боль. Но ты должна признать, Белла, ничего, кроме окончания нашей беседы не было... больно. 
 
Я открываю рот, чтобы возразить. 
 
Но он продолжает давить на меня. 
 
- Тебе понравилось, - шепчет он. - Ты хотела этого. 
 
И это так, будто он побывал у меня в голове. Как будто знает все мои грязные секреты. И они не только не пугают его, они ему нравятся. 
 
- Мне нравилось, - выдыхаю я, удивленная своей собственной честности. 
 
- И что теперь? - задает он вопрос низким и томным голосом. 
 
И хотя знаю, что он имеет в виду, я спрашиваю: 
 
- А что теперь? 
 
- Я не мог выкинуть тебя из головы, - шепчет он. - Всю чертову неделю. Я помню, как слышал тебя, когда ты была вся горячая и влажная, и хотела меня. Прикасалась к себе. И когда ты кончила... Я не думаю, что когда-нибудь смогу забыть это. Да, я наблюдал за тобой. Всю неделю я наблюдал, потому что... Я не хотел пугать тебя больше. Я... я положил письмо в твой почтовый ящик. Потому что надеялся, что ты придешь, чтобы принести его мне, правда? А потом ты пришла. Ты, черт возьми, пришла. И я хотел, чтобы ты узнала меня. Я знал: ты бы узнала мой голос. 
 
- Это отчасти пугает, - говорю я, улыбаясь. - В части почтового ящика. И в той части, где ты следил за мной. 
 
Я имею в виду: я знаю – если бы это была книга, я бы нашла это горячим. 
 
О, кого я пытаюсь обмануть? Это горячо. Ну, это немного жутко. В равной степени жутко и жарко. 
 
- Я предполагаю, что я отчасти жуткий, - говорит он, улыбаясь и пожимая плечами. - Но знаешь, что? 
 
Он полностью прижимается ко мне, и я таю. 
 
Как гребаное масло. 
 
Да, все мои метафоры о масле. 
 
- Что? 
 
- Я думаю, тебе это нравится. 
 
Он отстраняется, чтобы посмотреть на меня, в этот момент все кажется более серьезным, чем наш игривый стеб. Его учащенное дыхание соответствует моему. Его грудь поднимается и опускается, каждый раз касаясь моей. 
 
И я понимаю, что мне все равно, если это как в книге. Меня не заботит ничего, кроме моих ощущений... и мужчины, стоящего передо мной. Потому что он заставляет меня чувствовать себя таким образом. 
 
И я хочу его. 
 
Больше, чем я хотела его в ту ночь по телефону. 
 
Больше, чем я когда-либо хотела кого-нибудь за всю, всю жизнь. 
 
- Я… - шепчу я. 
 
Моргаю, вздыхаю. 
 
И тут его губы оказываются на моих губах. Горячие и влажные, нуждающиеся. Его язык открывает мой рот, и я втягиваю его внутрь. 
 
Вкусно, вкусно, вкусно. 
 
И это хорошо. И мягко и настойчиво, и больше, чем я могла себе представить, что поцелуй может быть. Это заставляет меня чувствовать то, что я никогда не чувствовала, читая об этом в книге. И это происходит, происходит... происходит со мной. 
 
Он стонет в мои губы. 
 
Я задыхаюсь в его рот. 
 
Его руки скользят по изгибам моего тридцатилетнего тела, прежде чем сжать мою задницу и, подсадив, полностью прижать меня к нему. 
 
Я чувствую его эрекцию, прижимающуюся ко мне. Она действительно давит на меня. И он возбужден. Такой твердый. И я думаю, что он большой. Но я не могу сказать наверняка, потому что – как богиня секса – я одета в спортивные штаны. И не милые тонкие брюки для йоги. Нет, громоздкие серые спортивные штаны, купленные на распродаже. 
 
Он прижимается ко мне сильнее. 
 
- Белла, - он стонет мое имя в мои губы. 
 
Я смакую свое имя на его губах, на его языке. 
 
И черт бы меня побрал, я такая глупая, потому что такой горячий мужчина, умеющий говорить так грязно, целует меня своими красивыми губами и трется своим членом о мой живот, а я думаю о спортивных штанах. 
 
Проклятые спортивные штаны. 
 
Будьте прокляты все спортивные штаны навсегда!
 
Я отступаю, нуждаясь в воздухе, но я не хочу переставать целовать его. Итак, я опускаю губы на его шею и повторяю его имя снова и снова в его кожу. 
 
- Эдвард, Эдвард, Эдвард... 
 
- Черт, - стонет он громко и горячо. - Это мое имя, - говорит он тоном ниже. - Ты зовешь меня по имени. 
 
Почему так жарко? 
 
Почему здесь так ужасно жарко?
 
- Ты сказал мое имя первым, - шепчу я, потянувшись назад и глядя на него. 
 
Я облизываю губы. 
 
Он наблюдает. 
 
Я облизываю их снова. Главным образом потому что он смотрит, но и потому, что на них вкус его губ. 
 
Он смеется, и я не могу удержаться от смеха тоже. 
 
- Почему ты смеешься? - спрашивает он. 
 
Потому что это безумие. 
 
- Потому что я только что встретила тебя, буквально несколько минут назад, - говорю я, вдруг почувствовав странность всей ситуации. - Потому что ты чужой, но в какой-то степени я уже занималась... сексом... - шепчу я слова, потому что здесь, на свету, кажется грязным говорить это. Я не обращаю внимания на то, что это вроде как грязно. - ...с тобой. Потому что ты прижал меня к стене, и твои руки у меня на заднице. Все это безумие. 
 
Он не опускает меня, как я ожидаю. Вместо этого, он притягивает меня ближе и сильнее толкается в меня своими бедрами. 
 
И он по-прежнему возбужден. 
 
- Мне кажется, тебе не помешало бы немного сумасшествия в твоей жизни, - бормочет он. 
 
- Ты намекаешь, что ты сумасшедший? - переспрашиваю я. 
 
По большому счету я шучу, но он признался, что тайно наблюдал за мной в течение нескольких месяцев. И есть еще тот факт, что я не знаю, как он получил мой номер телефона. 
 
- Я немного сумасшедший, - шепчет он. 
 
- В хорошем или плохом смысле сумасшедший? 
 
- Я думаю, ты должна это выяснить. 
 
Он наклоняется, чтобы поцеловать меня снова, и, Боже, я чертовски хочу его. Но я отстраняюсь, чтобы спросить его: 
 
- Как ты узнал мой номер телефона? 
 
- Какая разница? - спрашивает он, прижимаясь своими губами к моим. 
 
- Да, - выдыхаю я. 
 
Его язык скользит внутрь. Он целует меня все глубже, глубже, глубже. 
 
- Это все еще имеет значение? - спрашивает он. 
 
- Может быть, - говорю я ему, улыбаясь. - Ты действительно был пьян? - меняю тему. - В ту ночь, когда ты написал мне? 
 
Он вздыхает, и я готовлю себя к чему-то плохому. 
 
Будто знаю, что все это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Этого не может быть на самом деле. 
 
Я серьезно на мгновение задумываюсь, а не сплю ли я сейчас дома, и не снится ли мне все это. 
 
- Нет, - говорит он, его глаза смотрят прямо в мои, и это похоже на правду. - Я просто не мог не говорить с тобой больше. Я не мог больше выносить этого. Я должен был попробовать, узнать тебя... Я хотел... Я хотел услышать тебя. 
 
Его слова – да, они чуть не убивают меня. 
 
Он отстраняется немного, чтобы посмотреть на меня, и его глаза... его глаза рассказывают мне свою историю. И я понимаю, что хочу знать его историю. Я хочу знать о нем больше. Но он возвращает меня на землю. 
 
- Расскажи мне о себе что-нибудь, чего я не знаю, - говорит он. - Я серьезно имел в виду то, что сказал. Я хочу узнать тебя. 
 
Я смотрю на него. Долго. 
 
Пытаясь определить, искренен ли он. 
 
- Мои коты – геи, - говорю я ему. 
 
- Ну конечно, - смеется он. - Прекрасно. 
 
- Почему это так прекрасно? 
 
- Я чертовски люблю котов-геев, - говорит он, наклоняясь и проводя носом по моей шее. И тогда я чувствую его язык. Затем медленно, медленно, медленно он проводит губами прямо под мочкой моего уха. - Но не так, как я люблю киску. 
 
А потом он кусает. 
 
Я дрожу и задыхаюсь. 
 
Я крепче хватаюсь за его плечи, потому что чувствую, что падаю. 
 
- И что теперь? - спрашиваю я, еще не оправившись от этой новой реальности. 
 
Его глаза находят мои еще раз, губы целуют меня мягко еще три раза. 
 
И потянувшись назад, он смотрит на меня и дарит мне эту разрушительную улыбку. 
 
Правда. 
 
Разрушительную. 
 
Я никогда, никогда не восстановлюсь. 
 
И он говорит тихо, но серьезно: 
 
- Всё, что мы только захотим. 
 
КОНЕЦ
__________
Перевод: rs-online
Редакция:: Нотик


Источник: http://robsten.ru/forum/49-1595-4
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (07.01.2014)
Просмотров: 3764 | Комментарии: 55 | Рейтинг: 5.0/107
Всего комментариев: 551 2 3 4 5 6 »
1
55   [Материал]
  Отличная история, хотелось бы заглянуть дальше ещё на эпизод))) так быстро все прервалось... Спасибо!

0
54   [Материал]
  Коты геи Джаспер и Эммет?.. fund02002 Насмешили fund02002 
Спасибо за горячую и весёлую историю! good  lovi06032

0
53   [Материал]
  Так горячо

0
52   [Материал]
  Обещания классные, хватит теорий, пора браться за практику!   good

51   [Материал]
  Спасибо!
Интересно придумано!

0
50   [Материал]
  СПАСИБО за эту забавную в знакомстве, увлекательную по сюжету и счастливую в конце историю ЛЮБВИ Эдварда и Беллы good :good: good lovi06015 :lovi06015:  wub1   zvezdi   victory  

49   [Материал]
  Шикарная история!!! hang1 Ну очень понравилась! good Спасибо за позитив! 1_012

48   [Материал]
  Ух,как горячо:girl_blush2: СПАСИБО за историю:lovi06032:

47   [Материал]
  Еще думала "Как странно, такая девушка живет с двумя парнями геями..." giri05003

46   [Материал]
  ОУ! Очень даже ничего! не сразу поняла, что Эммет и Даспер это коты. Выражение "Свернулись клубочком" можно по разному представить.

1-10 11-20 21-30 31-40 41-50 51-55
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]