Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


По Ту Сторону Забора. Глава 37. Часть 2.
И снова, здравствуйте, наши любимые читатели!
На календаре – весна, с чем мы Вас от всей души и поздравляем!!!


У нас же опять наступила уже некалендарная зима, но очень жизнерадостная!!!

Как мы и обещали – нас ждет просто душераздирающее продолжение выпускного вечера пышечки Эмилайн.
Мы со Смайликом, конечно, вставим свои пять копеек. Но переплюнуть Томкэта и Эммета не возможно – они всю работу сделают сами.


(Помните, чудесное сравнение Эммета с пёсиком?)
Читайте и наслаждайтесь!



Я уехал с работы пораньше, стремясь вернуться домой до того, как уйдёт Эмми. Я знал, что Сет придёт к нам к пяти, затем подтянутся их друзья, а где-то в полшестого приедет лимузин, предоставив Белле шанс сфотографировать их.

Я вошёл в парадную дверь и резко замер, увидев прекрасную молодую женщину, плавно спускающуюся по лестнице перед Беллой. Когда я уехал этим утром, она была всё ещё моей Эмми, в своей фланелевой пижаме и собранными наспех волосами и сонными глазами. Как всегда она подставила мне свою щёку, чтобы я поцеловал её на прощание, и напомнила, что мне нужно постараться приехать домой вовремя.

Теперь она стояла передо мной в красивом платье, которое облегало её туловище, а затем до колен ниспадало пышными складками – блестящая ткань ловила свет. В области декольте платье имело один цвет, который спускаясь вниз, становился всё глубже, и на подоле превращался в самый яркий оттенок синего, который я когда-либо видел. На её крошечных ножках красовались подходящие по цвету туфли, необычные блестящие ленты идеально соответствовали платью. Эмми училась ходить в них целую неделю. Её волосы были убраны с лица, медные кудри превратились в локоны, из-за чего она стала выглядеть старше. Её прекрасные глаза с лёгким намёком на макияж, ожидая моей реакции, с беспокойством смотрели на меня, а блестящая нижняя губа была зажата между зубами. Она так сильно походила на Беллу, что я почувствовал неожиданный ком в горле.

Куда исчезла моя маленькая девочка?

Голос Беллы прорвался через туман в моём разуме.

– Энтони?

Я покачал головой и нежно улыбнулся своей дочери.

– Эмилайн Роуз Мейсен, – выдохнул я, чувствуя, как сжимается моё горло. – Без сомнения, сегодня ты самая красивая девушка в мире.

На её лице появилась ослепительная улыбка, и она бросилась в мои объятия.

– Спасибо, папочка, – прошептала она мне на ухо, после чего отстранилась.

Я взглянул на Беллу и понял, что я не единственный, кто подался наплыву эмоций. Её прекрасные глаза блестели ярче обычного и, протянув руку, я привлёк её к себе.

– Наша девочка – совершенна.

Она кивнула.

– Это правда. – Белла взглянула на меня. – Ты ничего не забыл принести?

Я покачал головой и хлопнул себя по карману.

– Нет, не забыл. – Я улыбнулся Эмми. – Иди сюда, дорогая, мама хочет сделать снимок и у нас есть для тебя кое-что.

Пять минут спустя, когда я надел на шею Эмми красивое ожерелье, которое выбрала Белла, радости стало ещё больше. Простой классический кулон нашёл своё место между её ключиц: отделанное сапфирами алмазное сердце, отражая свет, висело на цепочке. В ушах красовались серьги – уменьшенный вариант кулона. Улыбка Эмми своим счастьем чуть не ослепила меня.

– Мне очень нравится!

Я усмехнулся. В прошлом году на выпускной вечер мы подарили Лиаму хорошие часы, и я собирался купить Эмми браслет, но Белла настояла на том, что нашей дочери очень подойдёт этот комплект, и как всегда она оказалась права. Маленький и изящный – он ей очень шёл.

Эмми не пришла в восторг, когда я дал ей маленький перцовый аэрозоль, настояв на том, чтобы она носила его с собой в сумочке. Однако встретившись взглядом с Беллой, закатила глаза, после чего достала из сумочки маленький фотоаппарат и положила туда баллончик. Нахмурившись, Эмми посмотрела на Беллу.

– Теперь сумочка будет слишком полной, мама. И выглядит это некрасиво.

– Эмми, камеру можешь нести отдельно. Она очень маленькая. К тому же это избавит тебя от необходимости постоянно открывать сумочку, когда ты захочешь сделать снимок, а твой отец будет чувствовать себя лучше.

Эмилайн снова закатила глаза.

– Хорошо.

Я вздохнул. Белла была права. Я буду чувствовать себя лучше, зная, что у дочери с собой аэрозоль.

Но спустя короткое время мне стало совсем не по себе. Я наблюдал за тем, как смеясь и болтая, все они уселись в лимузин. Мальчики в своих костюмах выглядели слишком взрослыми. Девушки в нарядных платьях – очень красивыми. Особенно Эмми, которая была просто прекрасна. И, как и её мать, даже не подозревала, какое влияние имела на тех, кто окружал её, в частности на парней. Сет не мог отвести от неё глаз и несколько раз я впивался в него взглядом. Белла, заметив это, толкала меня локтем в бок, веля прекратить. Его рука вокруг талии Эмилайн лежала слишком по-собственнически. Его было слишком много. Хмурясь, я стоял и смотрел, как отъезжает лимузин. В тот момент я ужасно жалел, что позволил ей идти на этот выпускной.



Я бросил взгляд на Беллу, которая с пониманием наблюдала за мной. Прежде чем я успел что-то сказать, она покачала головой.

– Хватит много думать, Э. Она прекрасно проведёт время, а в два мы её заберём. – Белла взяла меня за руку и потащила в дом. – Сейчас мы с Кейтлин пойдём к твоей маме, где нас уже ждёт Роуз. Эммет и папа придут сюда и попытаются тебя отвлечь.

– А где Лиам?

Белла усмехнулась.

– Он вместе с Эми и друзьями гуляют, после чего пойдут в кино. Лиам сказал, что не хочет быть дома, зная, что ты, вероятно, всю ночь будешь сходить с ума от беспокойства.



Я скрестил руки.

– Я не буду.

Белла улыбнулась мне.

– Э, когда ты так лжёшь, тебе стоит подвернуть свою нижнюю губу. То, как ты выпятил её – тебя выдаёт.

– Белла...

Она подняла руку.

– Расслабься, мой чрезмерно оберегающий обеспокоенный муж. Через несколько часов твоя девочка будет крепко спать в своей комнате и твой кошмар закончится. Выпей со своим отцом и Эмметом... наслаждаясь пиццей и пивом, вы можете посочувствовать друг другу. – Смеясь, она позвала Кейтлин и ушла.

Я фыркнул ей в след. А затем вспомнил, как Сет смотрел на мою дочь. И понял, что мой кошмар только начинается.
 
*()*


Я глотнул своего пива и покачал головой.

– Он раздевал её взглядом, папа. Я видел. – Я вздохнул. – Прямо передо мной.

– Маленький ублюдок, – зарычал Эммет. – Клянусь, я его арестую... за что-нибудь. Я разберусь с этим.



Ухмыляясь, мой отец посмотрел на меня.

– Сколько ты уже выпил, Э?

Я пожал плечами.

– Две бутылки... может, три. – Я редко выпивал больше и понимал, что мне, как и Белле, для того, чтобы опьянеть много не надо. Соображал я уже не совсем ясно.

Рядом со мной рассмеялся Эммет.

– А ты попробуй четыре... или пять.

Я впился в него взглядом.

– А сколько выпил ты?

Он пожал плечами.

– Где-то так же. Может, больше.

Я застонал. Эммет такой идиот.

Было восемь часов, и заняться было решительно нечем. Даже домашняя пицца Беллы не могла утешить меня. Эммет весь вечер полностью соглашался со мной. Он не был счастлив, когда узнал, что его крестница отправилась на бал с парнем и, в отличие от меня, не изменил своего мнения, даже познакомившись с Сетом.

Лиам потряс меня, так как полностью поддерживал Эмилайн. Он сказал, что знает Сета, и он ему нравится, и что я тревожусь понапрасну. Папа занял нейтральную позицию. Из всех наших детей именно Эмилайн была его любимицей, и он никогда бы не пошёл против её воли, хоть я и был уверен, что её свидание ему не совсем по душе.

Я посмотрел на Эммета.

– А что, если они будут там пить пунш?

Мой отец фыркнул.

– Эдвард, я сомневаюсь, что им там подают пунш. Сынок, так было только в твоей молодости.

Я посмотрел на него.

– Ладно, а что, если...

Он перебил меня.

– А что, если она проведёт прекрасный вечер, Сет будет относиться к ней так же бережно, как и обещал и всё твоё беспокойство – впустую? Клянусь, я заработаю язву, просто слушая вас двоих. Съешь кусок пиццы и позволь алкоголю помочь тебе расслабиться.

– Язву ты так не заработаешь, – раздражённо пробормотал я. Он был врачом в прошлом и должен был это знать. – И я выпил только две бутылки пива.

– Я думаю, пять, – настаивал Эммет.

– Заткнись, – прошипел я. Эммет – идиот, и ничем мне не помогал.

Спустя несколько минут мой взгляд остановился на какой-то вещице на столе и, наклонившись, я взял её.

– Чёрт. Эмми забыла свою камеру.

Папа наклонился вперед.

– Она расстроится. Я знаю, как сильно она любит фотографировать, чтобы запечатлеть свои воспоминания.

Я покачал головой.

– Проклятие. Это моя вина. Я заставил её положить в сумочку перцовый аэрозоль. Вот же блядь. Она будет ужасно злиться на меня. – Я сухо усмехнулся. – Снова.

Эммет встал.

– Давай отвезём его ей.

– Что?

– Мы можем съездить в школу и попросить кого-то из учителей отдать ей фотоаппарат.

Я колебался.

– Ей может не понравиться, если я появлюсь там.

– Да ладно. Она будет только благодарна, что ты привёз ей камеру. – Он усмехнулся. – Мы можем даже попросить учителя позвать её. Тогда ты сможешь лично отдать ей фотоаппарат и убедишься, что у неё всё хорошо!

Я посмотрел на Эммета. Он просто грёбаный гений. Если б я увидел, что с ней всё в порядке, конечно, сразу бы почувствовал себя лучше.



Папа покачал головой.

– Мальчики, это не очень хорошая идея.

– Почему?

– Ей это не понравится. Она возьмёт камеру у кого-нибудь.

– Нет, – настаивал я, взяв её фотоаппарат. – Её нравится этот.

Эммет согласно кивнул.

– Это мы с Роуз ей подарили. Её любимый.

Голова моего отца продолжала раздражающе быстро трястись.

– Уверяю вас – это очень плохая идея.

Глас вопиющего в пустыне, или, как говориться: «Нет пророка в своём Отечестве»!

А ведь подумали бы молодые отцы, что у Карлайла жизненного опыта то побольше будет.


Я помолчал. Возможно, он был прав.

Эммет хлопнул в ладоши.

– Эмилайн будет счастлива получить свой фотоаппарат. Мы просто подойдём к двери и отдадим ей его. Она счастлива, Э успокаивается – после чего мы возвращаемся домой, выпиваем как можно больше пива и ради забавы подготавливаемся к аресту этого парня, который раздевал взглядом нашу Эмми.



Папа встал.

– Если вы настаиваете на этом, то за руль сяду я. Я выпил только одну бутылку пива. Никто из вас не должен вести машину. – Он указал пальцем на нас обоих. – Туда и обратно. Вы отдаёте ей камеру, и мы уезжаем. Согласны?

Мы оба кивнули.

– Согласны.

Он покачал головой.

– И всё равно я готов поклясться, что это очень, очень плохая идея.


 
*()*


К моменту, когда мы добрались до школы, я уже переосмыслил наш план.

– Ты знаешь, папа прав. Она позаимствует камеру.

Эммет покачал головой.

– Нет. Я говорю тебе, она будет счастлива.

Папа только вздохнул.

Эммет вылез из машины.

– Пойдём, Э.

Я колебался.

– Может, пусть папа подойдёт к двери. Тогда она получит камеру, я не попаду в беду, и мы поедем домой.

Эммет наклонился, взял фотоаппарат и дал мне затрещину.

– Будь мужиком.

– Я и есть мужик. Нам лишь нужно, чтобы она получила свою камеру. Папа с этим прекрасно справится.

– Нет.

Он пошёл вперёд и, выругавшись, я открыл дверь и последовал за ним.

– Ладно, как скажешь. Но мы просто попросим кого-нибудь отдать его ей. И я ни о чём не буду её спрашивать. – Мой мозг, который начал трезветь, знал, что это наилучший план. Она узнает, что я там был и не побеспокоил её. Это поможет мне заработать дополнительные баллы с ней и с Беллой.

Но прежде чем мы добрались до двери, Эммет остановился и посмотрел налево. Он разглядывал что-то целую минуту, после чего широко улыбнулся. Затем повернулся и побежал к задней части здания. Шипя его имя, я последовал за ним.

– Что ты делаешь?

Он остановился перед приоткрытой дверью и заглянул внутрь. Я слышал доносящуюся до нас музыку и смех. Он зашёл, отсутствовал где-то минуту, а затем, усмехаясь, вернулся.

– Просто прекрасно.

– Что?

– Кто-то подпёр боковую дверь. Несомненно, маленькие ублюдки тайком выбираются отсюда, чтобы добыть выпивки, – усмехнулся он. – Проход скрыт большими баннерами, которые подвешены к стропилам. Ты сможешь увидеть весь зал. Мы проникнем туда, посмотрим, убедимся, что с Эмми всё в порядке, а затем передадим ей камеру. Убьём сразу двух зайцев.

Я скривился.

– Я не знаю, Эм.

Глядя на меня, он сузил глаза.

– Неужели ты не хочешь проверить, как мистер-раздеваю-взглядом смотрит на твою девочку? И не распускает ли он свои руки?



Я зарычал. Лучше бы ему это не делать. Я пошёл вслед за Эмметом, но остановился, услышав позади голос папы.

– Что вы там, два идиота, делаете?

Эм быстро объяснил ему свой план, и папа покачал головой.

– Дайте мне фотоаппарат и возвращайтесь к машине. Вы оба просто идиоты. Это очень, очень плохая идея.

Мы с Эмметом обменялись взглядами и проскользнули в дверь. Я моргнул в темноте, а затем очень медленно мы начали пробиваться вперёд. Эммет выглянул из-за одного баннера и покачал головой.

– Нам нужно подойти к другому.

Кивнув, я последовал за ним, не обращая внимания на голос в голове, который на удивление походил на голос моей Шефгёл, и который говорил мне, что это очень плохой план.



Мы прошли несколько баннеров, после чего Эммет вновь выглянул и на этот раз кивнул.

– Я вижу её, Э.

Я оттолкнул его.

– Дай мне посмотреть.

Я нырнул под его руку и посмотрел в ту сторону, куда он указал. Свет был приглушённым, но я увидел свою дочь. Она сидела с друзьями и улыбалась. Сет был рядом, все они смеялись и о чём-то разговаривали. Ничего плохого не происходило. Обе руки Сета были видны, и он вёл себя как джентльмен, как и заверял меня. Эмилайн выглядела прекрасно, на самом деле более чем хорошо. Наблюдая за ней, я испытал чувство вины. Я не должен был этого делать. Белла права. Я слишком оберегаю своих детей и должен уйти отсюда и забрать с собой Эммета. Я знал, что этой частью своего вечера не буду делиться со своей женой. Единственное, что она будет знать, что мы поехали в школу и передали Эмилайн фотоаппарат – возле двери, даже не видя её.

Я отступил.

– Мы не должны быть здесь, Эм. Пойдём.

Я повернулся, и сразу произошли две вещи. Эммет слишком быстро вышел вперёд, выбив меня из равновесия, и моя нога за что-то зацепилась. В то же время появился папа и начал шипеть наши имена. Я покачнулся вперёд, падая прямо на папу. Пытаясь поймать меня, Эммет сделал выпад, и его нога тоже зацепилась за часть баннера. Инстинктивно пытаясь удержаться, я потянулся к баннеру и схватился за него, а это было очень, очень плохой идеей.

Словно в замедленной съёмке я видел и чувствовал, что произошло. Баннер рухнул под тяжестью трёх взрослых мужчин. Он с громким треском порвался, и мы упали на танцпол, после чего кряхтя, под тяжестью друг друга, всеми силами пытались освободить руки и ноги и просто сесть. Вокруг нас послышались вздохи, а затем вспыхнул свет.



Почти сразу же мои глаза нашли дочь, которая смотрела на меня сначала с потрясением, которое сменилось на удивление, затем на недоумение и в конце на гнев. Оттолкнув от себя большое тело Эммета, я с трудом встал на ноги. Она медленно двинулась вперёд и остановилась передо мной.

– Папа? – недоверчиво прошептала Эмилайн. Отчаянно пытаясь стереть боль с её лица и заставить посмеяться над моей глупой выходкой, я протянул к ней свою руку.

– Привет, пышечка... я, э-э, принёс тебе твой фотоаппарат. Полагаю, мы зашли не в ту дверь. – Эммет рядом со мной усмехнулся, а папа вздохнул. В течение минуты она стояла неподвижно и молча смотрела на свой фотоаппарат. А затем развернулась в столь быстром движении, что я даже не понял, как это произошло – я упал на задницу и, моргая, смотрел на свою разъярённую дочь после того, как одним из своих оборонительных движений, она сбила меня с ног. Наклонившись, она взяла свою камеру и ушла, вернувшись к столику, где стоял Сет. Он обнял её и прошептал что-то на ухо.

Я ударился головой о пол. Я так защищал её от Сета. Но своими руками просто отдал её ему. Я с ужасом наблюдал за тем, как Эмилайн вытащила свой телефон и, повернувшись ко мне спиной, начала говорить. Я точно знал, кому она звонит.

Моей жене.

Ебать.

Я так надеялся, что Белла не узнает об этом происшествии.

Я был по уши в дерьме.


 
*()*


Беспокойно ерзая, я сидел в кабинете директора вместе с отцом и Эмметом. После того как я встал на ноги, извиняясь и отчаянно пытаясь стать невидимым для толпы смеющихся подростков, несколько учителей, которые знали меня и нашу семью, провели нас в этот кабинет. Когда я уходил, то чувствовал на своём затылке обжигающий взгляд Эмилайн и хотел обернуться и вновь принести извинения, но был уверен, что моя задница не выдержит ещё одного падения.

Мистер Ньютон слушал наше объяснение с невозмутимым видом, но сказал, что мы не можем уехать, так как ему позвонила Белла, сообщив, что уже в пути. После весьма достойных и даже красивых извинений, утверждая, что полностью невиновен и неоднократно ссылаясь на меня и Эммета как на полных идиотов, мой отец заверил его, что совершенно трезв и в состоянии отвезти нас домой. Мистер Ньютон только покачал головой и посмотрел на нас с сочувствием.

– Я не могу вам этого позволить, мистер Каллен. Мне даны строгие инструкции, чтобы я удерживал вас здесь.

Чёрт.

Я знал, кто дал ему эти инструкции.

Усмехнувшись, он посмотрел на наши унылые лица.



– Думаю, вы будете рады узнать, что оказались не единственными родителями, которые пойманы на том, что проверяли своего ребёнка, хотя должен добавить, что такого эффектного выхода как у вас, не было ни у кого. – Его глаза за стеклами очков блеснули. – Полагаю, это запомнится надолго. – А затем он нахмурился. – Но мне всё же нужно выяснить, кто ответственен за то, что дверь была приоткрытой. Это грубейшее нарушение правил безопасности.

Эммет фыркнул.

– Хорошо, что это обнаружили мы. Всё могло бы быть намного хуже, если бы вошёл незнакомец.

Мистер Ньютон бросил на Эммета резкий взгляд, который должен был заставить его заткнуться, но оказался бесполезным.

– Не может быть, чтобы дверь была приоткрыта слишком долго. Учителя каждые полчаса делают обход. И сомневаюсь, мистер МакКарти, что вам стоит сейчас поднимать этот вопрос. Я могу вызвать полицию, и вас арестуют.

– Они никогда этого не сделают. – Эммет достал своё удостоверение и высокомерно поднял. – Я вам гарантирую этот факт.

Мистер Ньютон не выглядел впечатлённым.

– Эмилайн сможет наблюдать за своим отцом, а вот дядю и дедушку следует отвезти в полицейский участок.



Я побледнел.

– Извините, мистер Ньютон. Нет никакой необходимости звонить в полицию. Он заткнётся.

– Не говори, что мне делать, – пробормотал Эммет.

– Заткнись, – зашипели на него мы с отцом.

Он фыркнул. Я дал ему затрещину.

– Идиот, – зарычал я на него, впившись взглядом. Это он был во всём виноват. – Держи язык за зубами!

Он бросил на меня резкий взгляд.

– Хороший приём показала на тебе твоя дочь, Э. Моя девочка знает своё дело. Она с лёгкостью сбила тебя с ног. – Безжалостно дразнил меня он. – Тебе лучше надеяться, что Белла не знает ни один из этих приёмов, иначе завтра ты не сможешь ходить.

Я сглотнул. Белла присутствовала на нескольких тренировках по кикбоксингу. И она будет злиться на меня.



Мой отец застонал.

– Вы оба, заткнитесь уже. Всё, что я хотел – немного пиццы и пива, и посмотреть футбол по телевизору. Белла не говорила мне, что мы можем оказаться в тюрьме. – Он покачал головой. – Я слишком стар для этого дерьма, – пробормотал он.

Мистер Ньютон усмехнулся, и они с отцом переглянулись.

Я услышал голоса в коридоре и застонал, когда понял, кому они принадлежат. Белла, мама и Роуз приехали за нами. Мы трое со страхом посмотрели друг на друга и все остатки пива, которое я выпил, испарились – я вмиг протрезвел. Мне предстояло узнать, как сильно Белла злилась, особенно на меня.


 
*()*


Мистер Ньютон извинился и вышел в коридор. Эммет повернулся ко мне и к папе.

— Мы должны поддерживать друг друга или нам конец. Вы со мной? Мы скажем им, что это была ошибка и что мы очень извиняемся, а затем уедем отсюда. Точно?



Я кивнул.

– Точно.

Папа вздохнул.

– Идиоты.

Дверь открылась, и вошли наши жёны. Я вздрогнул, заметив выражения на их лицах, и готов был поклясться, что температура в кабинете упала градусов на десять. Я быстро взглянул на Беллу, но она пристально смотрела на моего отца, который заметив это, неловко поежился. Он обожал её и я знал, что её мнение значило для него очень много.

– Карлайл Каллен. – Её голос был пугающе мягок. – Я потрясена достаточно, чтобы видеть здесь Энтони и Эммета, но найти здесь вас, с этими двумя идиотами... у меня нет слов, папа. Не могу поверить, что ты пошёл на это вместе с ними.

Мой папа нервно усмехнулся.

– Я ничего не делал! Я пытался их остановить. – Он презрительно махнул рукой в нашу сторону. – Эти двое не послушались меня и взяли с собой! А теперь я гублю здесь свою репутацию!

Фыркнув, я посмотрел на него.

– Губишь свою репутацию, папа? Мы кто по твоему, хулиганы?

Заговорила моя мама.

– На твоём месте, Энтони Эдвард Мейсен, я бы держала рот на замке.

Чёрт. Она использовала все мои имена. Всё было ещё хуже, чем я изначально думал. Несколько лет назад Эммет добавил мне второе имя, но впервые, в порыве гнева, мама назвала меня так.

Роуз вышла вперёд и дала Эммету затрещину.

– Я сказала тебе пойти и не позволять Э думать о выпускном. А не разрушить тут всё, ты, идиот!

– Роуз, это недоразумение. Не так ли, Э?

Я уверенно кивнул, но она не обращала на меня никакого внимания.

Она покачала головой.

– Это ты – недоразумение. – Она дёрнула его за руку. – Домой. Сейчас же.

– Карлайл, тебя это тоже касается, – приказала моя мама. – И чтоб я от тебя не слышала ни слова, пока мы не доберёмся до дома.

Мой папа кивнул.

Я молчал, так как все встали и собрались уходить. Эммет пробормотал что-то о том, что в ближайшее время свяжется со мной. Женщины обменялись взглядом, но ничего не сказали. Дверь закрылась, и я остался один на один с Беллой.

Я опустил голову и приготовился к упрёкам и обвинениям, которые, несомненно, должен был получить перед тем, как мне позволят вернуться домой.

Я ждал.

И ждал.

Наконец я поднял глаза на Беллу, которая молча стояла возле меня.

Разочарование и боль в её прекрасных глазах разбили мне сердце.

Я ожидал гнева. Криков. Возможно, даже каких-то телесных повреждений.

Но только не грусти.

Я шагнул вперёд, моя рука потянулась к ней.

– Белла, – вздохнул я.

Она подняла руку и я остановился.

– Я сейчас отвезу тебя домой, Энтони. Я бы оставила тебя здесь, но у нас есть дети, которые нуждаются в родителе. Даже в безответственном. Лиам и Эйден вернутся домой в ближайшее время.

– А где будешь ты?

– Я вместе с Кейтлин собираюсь вернуться к твоим родителям.

– А Эмилайн?

– Я заберу её утром.

– Но мы договорились...

Белла перебила меня, её голос понизился и в нём послышался гнев.

– Я изменила своё мнение. Наша дочь спросила, может ли она провести ночь со своими друзьями. По какой-то причине сегодня ей совсем не хочется возвращаться домой. Учитывая то, что её вечер так грубо прервали, я сказала «да». – Она расправила плечи. – Хочешь сказать, что не согласен со мной?

– Нет. – Я сделал паузу. – Белла...

Она повернулась и, подойдя к двери, потянула её на себя.

– Жди меня в машине. Я хочу проверить, всё ли с нашей дочерью в порядке. – Она посмотрела на меня. – Не иди за мной. Она не хочет видеть тебя сегодня, Энтони.

Я кивнул, моё горло сжалось. Стараясь оставаться незамеченным, я пошёл к машине. К счастью большинство учеников вернулись в зал. Я снова мог слышать музыку, и уровень шума казался громче, чем раньше. Я надеялся, это значило, что всё шло хорошо, и что Эмилайн могла спасти свой вечер. Мне не хотелось думать, что я испортил весь её выпускной.

Спустя короткое время появилась Белла, и мы молча поехали домой. Когда остановились, я вышел из машины и посмотрел на неё.

– Когда ты приедешь домой?

Она не смотрела на меня.

– Утром, после того, как заберу Эмилайн.

Я был в шоке.

– Ты не будешь ночевать дома?

– Нет.

Я наклонился вперёд и протянул к ней руку.

– Белла... Шефгёл. Пожалуйста.

Её глаза продолжали смотреть вперёд. Она была ужасно сердита. Я знал, что мне нужно позволить ей остыть и предоставить для этого время.

– Береги себя за рулём, пожалуйста. Можешь ли ты, по крайней мере, дать мне знать, когда приедешь к моим родителям? – тихо спросил я.

Она поколебалась, но кивнула.

Я проглотил комок в горле.

– Увидимся утром.

Закрыв дверцу, я с тяжёлым сердцем стал наблюдать, как она уезжала от меня. Она никогда не оставляла меня одного. Мы всегда старались всё обсудить. Но сейчас она была так зла, что просто не могла этого сделать.

Я устало вошёл в дом. Мне очень о многом предстояло подумать.
 
*()*


Вот так наш папочка-Томкэт отличился, не без помощи дядюшки Эммета, конечно.
Федеральный агент МакКартни нас потряс просто до глубины души. Его срочно нужно отправлять на оперативную работу, иначе он и дальше будет усложнять жизнь Томкэту
.


Ведь ещё кексик Кейтлин подрастает.

Дедушка Карлайл невинно попал под раздачу – в следующий раз от этой парочки отколется точно и сразу сдаст гениальные планы Белле. Как пить дать.
Как Вы думаете, что предпримет Э? Добровольно станет в угол, через пять минут после приезда Беллы к родителям будет топтать траву под окнами, изображая кота из «Шрека», украсит дом плакатами «Простите, я не хотел! Меня заставили!»? С Вашими вариантами ждем с нетерпением на ФОРУМЕ!!!


Источник: http://robsten.ru/forum/49-1473-52
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (03.03.2014)
Просмотров: 1511 | Комментарии: 28 | Рейтинг: 5.0/51
Всего комментариев: 281 2 3 »
0
28  
  Эм всю малину испортил и в кусты слился giri05003 , а Эдя пожинает плоды их выходки giri05003

27  
  Капец. Сначала смеялась в голос, а потом стало жаль Э. ведь теперь ему придётся умасливать уже двух девочек. JC_flirt

26  
  Большие глупые мальчики!!!
Спасибо за всЁ!!!

25  
  Спасибо))

24  
  спасибо! все мужчины-как дети)))

23  
  Спасибо большое за перевод!  good lovi06032

22  
  giri05003 капец

21  
  Да уж.... Ребята отличились по полной....
Эддику очень надо бдует постараться получить прощение...
Спасибо за проду,.... lovi06032 lovi06032 lovi06032 lovi06032

20  
  Спасибо...ну идиоты, но ничего криминального я не вижу...папочки бывают излишне заботливы с дочками именно в этот период, неоднократно наблюдала это....и завидовала....принцесса понятно в гневе, а вот жена могла бы и помягче....в горе и радости...в здравии и болезни....

19  
  СПАСИБО!!!

1-10 11-20 21-28
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]