Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


По Ту Сторону Забора. Глава 37. Часть 3.
Здравствуйте, наши дорогие читательницы!
От всей души поздравляем Вас с праздником весны!!!


За неделю все уже вдоволь насочувствовались Томкэту и теперь настала пора узнать, чем же закончились злоключения супер волнительных папочки и крестного папы, ну и попавшегося по раздачу дедули.

Приятного прочтения.


Некоторое время спустя мой телефон издал звуковой сигнал. Я схватил его, желая увидеть сообщение от Беллы.

Я здесь.

Это была она. Она так сильно злилась, что едва написала мне пару слов. Я ломал голову, понятия не имея как начать диалог со своей женой, когда она так на меня сердита.

Мне так жаль, Белла. Я не собирался ничего такого делать. Пожалуйста, поверь.[/i]

Ответа не последовало. Я попытался ещё раз.

[i]Наша кровать кажется слишком большой без тебя. Пожалуйста, возвращайся. Можешь не разговаривать со мной, но мне очень нужно, чтобы ты была дома... Пожалуйста.


Мой телефон молчал.

Мой пальцы начали нажимать на кнопки прежде, чем я это осознал. Я отправил сообщение другой девушке, которую подвёл этим вечером.

Эмилайн, мне так жаль. У меня нет никаких оправданий, кроме того, что я ужасно глуп. Надеюсь, ты повеселишься на своей вечеринке, а завтра позволишь мне поговорить с тобой. Папа любит тебя, пышечка.

И снова мой телефон не издал ни звука.

Я опустил голову на руки.

Я так облажался.


 
*()*


Сидя напротив меня за кухонным столом и завтракая, Лиам смотрел на меня расширившимися глазами.

– Папа, ты и правда это сделал?

Когда поздно вечером он приехал домой, я готовил Эйдена ко сну и какое-то время читал ему, а когда спустился вниз, Лиам уже был в своей комнате. Большую часть ночи я бродил по дому – не в силах уснуть, я не выпускал из рук свой мобильный, надеясь, что Белла или Эмилайн пришлют мне сообщения. Я бы с радостью прочитал даже их гневные слова, но мой телефон, как и дом, был абсолютно тих. Лиам нашёл меня этим утром. С головной болью, сгорбившись, я сидел за кухонным столом, пил сваренный мною ужасный кофе и тосковал по Белле. Нахмурившись, он сел рядом со мной и спросил где мама, так как по утрам она всегда вставала первой. И тогда я рассказал ему всё, что сделал.

Теперь я посмотрел на него и молча кивнул.

– Я облажался, Лиам. Так облажался.

– Но почему? Я думал, что Сет тебе понравился.

Я пожал плечами.

– Я запаниковал, а дядя Эм побудил меня действовать. – Я вздохнул. – И пиво, которое я выпил, не помогло. – Я провёл руками по лицу. – Я не планировал это. Всё произошло спонтанно.

Он смотрел на меня в течение минуты, а затем закрыл ладонями своё лицо. Я бросил на него недоумённый взгляд, не в силах понять его реакцию, пока не заметил, что его плечи дрожат.

– Ну, я рад, что ты находишь это таким смешным.

Откинув голову назад, он засмеялся. Затем покачал головой и взглянул на меня.

– Это грандиозно, папа.

– Грандиозно?

Продолжая смеяться, он вытер глаза.

– Ты и раньше несколько раз устраивал нечто подобное, но эта выходка стала самой лучшей.

Я фыркнул.

– Ещё бы. Твоя мама и сестра не разговаривают со мной. Этой ночью никто из них не вернулся домой. У меня похмелье, потому что я отвык пить столько пива, у нас нет приличного кофе, и я устал. – Мои плечи поникли. – Я не знаю, что нужно сделать, чтобы твоя мама или сестра согласились поговорить со мной. – Я застонал. – Да и бабушка. Она была ужасна сердита.



Лиам наклонился и положил руку мне на плечо.

– Не могу поверить, что ты и дедулю вовлёк во всё это. Вот о нём я действительно беспокоюсь. – Его голос стал серьёзным. – Мама простит тебя. Ты же знаешь, ей просто нужно время, чтобы подумать. И Эмми с этим справится, папа. Я поговорю с ней.

– Правда?

Он кивнул.

– Я скажу, что «папа слишком стар, чтобы выпив принимать правильные решения». И именно поэтому, услышав, как дядя Эм сказал, что это хорошая идея, ты последовал за ним, хоть и знал, что ничего хорошего не выйдет. Это как раз то, чему ты всегда нас учил.

Я что-то недовольно пробормотал и он усмехнулся.

– Я шучу, папа. – Он помолчал. – Помнишь, когда мне было восемь, я без разрешения взял любимую игрушку Эмми и сломал её?

Я кивнул.

– Она была так зла на меня, и сколько бы я не извинялся, ничего не менялось. Помнишь, что ты тогда сказал мне?

Я нахмурился.

– Нет.

– Ты сказал, что я должен позволить ей злиться, пока эта злость не пройдёт. И когда она будет готова, выслушает моё извинение. Ты сказал, что на то чтобы успокоиться, у девочек уходит больше времени, чем у мальчиков. – Он усмехнулся мне. – Думаю, сейчас тебе стоит прислушаться к собственному совету, папа. Позволь маме и Эмми справиться с этой ситуацией. Когда они будут готовы, то дадут тебе знать.

Он был прав. Моему сыну было шестнадцать, и он дал мне совет. Хороший совет, между прочим.


 
*()*


Это был ужасный день. Наверное, один из худших в моей жизни. Когда девочки вернулись домой, казалось, только Кейтлин была рада меня видеть. Эмилайн просто прошла мимо и поднялась в свою комнату. Белла чмокнула Эйдена в макушку и, полностью игнорируя меня, отправилась в кухню. Я последовал за ней и стал слушать, как она рассказывала Лиаму о прошедшем дне, продолжая не обращать на меня никакого внимания. Остальная часть дня прошла точно так же. Жизнь продолжалась: я отвёз Эйдена на футбол, в то время как Белла повезла Кейтлин на уроки танцев; я сделал какую-то работу по дому и мы пообедали, хоть я напрочь потерял аппетит. Дом казался оживлённым и даже активным, но моё сердце болело. При необходимости Белла очень вежливо обращалась ко мне, а когда я спрашивал её о чём-то, отвечала как можно короче. Прислушиваясь к совету сына, я не пытался давить на неё. Наши дети знали, что что-то произошло, но почти не обращали внимания на напряжённую атмосферу. Эмилайн так и не вышла из своей комнаты, а Лиам проводил день как обычно. Ни мой отец, ни Эммет не отвечали на мои сообщения. И я видел в этом очень плохой знак.



Когда наступил вечер, младшие дети легли спать, и в доме воцарилась тишина, я решил найти Беллу. Я хотел попытаться поговорить с ней и убедить её, что в наш разговор необходимо вовлечь и Эмилайн. Когда я проходил мимо комнаты дочери, то услышал приглушённые голоса и остановился. Они были там. Вдвоём. Я расправил плечи и, прежде чем пойти на попятный, постучал в дверь. Когда я вошёл в комнату Эмми, то увидел, что они обе сидели на кровати и держались за руки. Молча смотрели на меня, и казалось, были удивлены моим приходом. Я глубоко втянул в себя воздух.

– Я знаю, что вы обе злитесь на меня. Я знаю, что мой поступок был глупым и безответственным. – Я крепче сжал дверную ручку. – Я также знаю, что вы не готовы поговорить со мной, но буду ждать, когда вы скажете мне всё, что думаете.

Никто из них не сказал ни слова, и я осторожно продолжил дальше.

– Я не планировал это. Пожалуйста, поверьте. – Я с мольбой смотрел на свою дочь. – Эмми, мне очень жаль, что я поставил тебя в неловкое положение. Но это было непреднамеренно. Я бы никогда не сделал что-то такое, что могло бы причинить тебе боль… но знаю, что я это сделал и мне очень жаль.

Две пары прекрасных глаз грустно смотрели на меня. Не зная, что делать дальше, я пожал плечами.

– Просто хотел сказать вам это.

Я отступил назад и закрыл за собой дверь. Я ждал, надеясь, что кто-то из них окликнет меня, но этого не произошло. Потерянный, я спустился вниз и взял свою куртку. Я решил прогуляться, но вскоре понял, что стою у дома своих родителей. Не зная, будут ли мне сейчас тут рады, я тихо постучал, и когда дверь открылась, увидел маму.

– Гм, привет, мама.

Какое-то время она просто молча смотрела на меня, а затем отступила, позволяя мне пройти. Я глубоко вздохнул.

– Ты тоже со мной не разговариваешь? Могу я, по крайней мере, увидеть папу?

Её руки обвились вокруг меня, и я крепко прижал её к себе, благодарный за объятия.

– Девочки всё ещё устраивают тебе бойкот? – тихо спросила она.

Наслаждаясь лаской, я кивнул в её плечо.

Она отстранилась от меня.

– Хорошо. Ты это заслужил. Твой отец прав, Эдвард. Ты – идиот. Как тебе могла прийти в голову настолько глупая идея?

Я опустил голову. Каким недолгим оказалось родительское сочувствие.

Её рука коснулась моего подбородка и подняла голову. Глядя на меня, мама покачала головой, но улыбнулась.

– Но ты – мой идиот, и я люблю тебя. А теперь иди, проведай своего отца. Я всё ещё сержусь на тебя. – Она наклонилась и поцеловала меня в щёку. – Я зайду к вам через несколько дней, и ты сможешь прийти к нам на ужин, хорошо?

Я кивнул, почувствовав себя немного лучше. Когда я повернулся, она дала мне затрещину.

– Ой!

Я с ужасом посмотрел на неё. Моя мать никогда не била меня.

– Это тебе от Элис. И это ничто по сравнению с тем, что она хотела с тобой сделать. Тебе повезло, Джаспер остановил её, а ведь она собиралась сесть на первый самолёт и приехать надрать тебе задницу.



Чёрт, я даже не подумал об Элис. Конечно, мама и Белла всё рассказали ей. А если бы они этого не сделали, Элис узнала бы всё от Эмми, поскольку они очень близки. На данный момент я был очень рад, что между мной и сестрой огромное расстояние. В гневе она очень страшна.

Вздохнув, я пошёл к отцу. Возможно, он мог помочь мне.

Два часа спустя я вернулся в тихий дом. Разговор с папой мне помог, хоть он и не смог дать никакого дельного совета, лишь заверил, что, в конце концов, меня простят и мне нужно быть терпеливым. Как и Лиам, в том, что произошло, он видел и забавную сторону, правда сказать об этом маме не спешил.



Услышав это, я потрясённо уставился на него. Я сомневался, что когда-нибудь посчитаю произошедшее смешным. Посмеиваясь, отец хлопнул меня по плечу. «Поверь мне, сынок. Однажды ты будешь смеяться над этим». Я же не был так в этом уверен.

Стараясь оставаться тихим, я прошёл по дому, проверяя свою семью. Почти все спали, погрузившись в свой собственный маленький мир. Лиам в наушниках сидел за компьютером и, увидев меня, усмехнулся, Эйден и Кейтлин мирно посапывали. Я остановился у двери Эмми и вошёл в тёмную комнату. Моя дочь лежала на кровати, укрытая одеялом и несколько минут я просто стоял и смотрел на неё. Я заметил её наушники и не был уверен, спит она или нет, но рискнув, наклонился и, поцеловав её нежную щёчку, провёл рукой по густым кудрям.

– Мне так жаль, моя пышечка… – прошептал я возле её уха, надеясь, что каким-то образом она услышит меня и поймёт, что я искренне раскаиваюсь.



Возле нашей спальни я ненадолго остановился, задаваясь вопросом, бодрствует ли Белла. И готова ли со мной поговорить. Я вошёл и замер. Наша кровать была пуста. Я открыл смежную дверь, решив, что Белла нежится в ванне, но это было не так. Повернувшись, я посмотрел в коридор. Дверь в гостевую комнату была закрыта. Я вздохнул, в груди что-то сжалось. Я вышел в коридор и осторожно повернул ручку. Дверь оказалась заперта. Я знал, что нет никакого смысла пытаться её открыть. Белла ещё не готова.

С тяжестью на душе я вернулся в нашу комнату. Мне предстояла ещё одна ночь без Беллы.

В тот момент мне казалось, что не может быть худшего наказания.
 
*()*


Воскресенье вновь прошло в слишком вежливой дымке. Лиам, Эйден и я поиграли немного в баскетбол. Затем они помогли мне убрать на заднем дворе. После обеда я повёл Кейтлин и Эйдена поесть мороженого, отчаянно желая вырваться из тишины дома. Мы отправились в парк и, наблюдая за их играми и слушая их смех, я улыбался, понимая, что они тоже растут и эти дни скоро закончатся. Я поджарил на гриле стейки, которые Белла приготовила к ужину, поскольку уже научился этому искусству. Мне казалось, что по вкусу стейки напоминали картон, но остальные, казалось, наслаждались едой. Эмилайн вышла из своей комнаты и за ужином присоединилась к нам, но всё ещё не разговаривала со мной. Я знал, что у неё был разговор с Лиамом, поскольку видел, как она выходила из его комнаты, но встретив меня на лестнице, она не говоря ни слова, прошла мимо. После ужина она ушла, но я понятия не имел куда и сильно беспокоился, хоть и понимал, что Белла должна быть в курсе. Когда Эмилайн вернулась, мне показалось, что увидев меня, на её лице появился проблеск улыбки, но это исчезло так быстро, что уверенности у меня не было.

В понедельник утром я проснулся не выспавшимся и одиноким. Белла снова ночевала в гостевой комнате. Я сел на кровать и прикрыл лицо ладонями.

Боже, как я скучал по ней. По своей Шефгёл. Без неё кровать была пустой и холодной, и ничто не радовало меня, ведь я лишился её прикосновений и смеха. Мы жили в одном доме только в разных комнатах, но всё же казалось, что отделял нас друг от друга целый континент. Я не был уверен, сколько ещё смогу выдержать.

Я пошёл в кухню и погрузился в обычный утренний хаос. Дети завтракали, Белла собирала всем обеды, работал телевизор, играло радио – всё, как обычно. Я услышал, как подъехал школьный автобус, после чего Эйден и Кейтлин вскочили, схватили свои рюкзаки и после объятий и поцелуев, поспешили к выходу. Лиам встал и потянулся.

– Папа, можешь подвезти меня до школы?

– Конечно. Только возьми свои вещи. – Я колебался. – Эмми, а ты… гм… не хочешь прокатиться с нами?

– Нет, спасибо, меня отвезёт мама. К тому же мне ко второму уроку.

– Ладно. – Я не удивился, когда она отказалась. Но, по крайней мере, она говорила со мной. Я бросил взгляд на Беллу. В её глазах была та же усталость, которую чувствовал я. Мне хотелось подойти и сесть рядом с ней. Я хотел привлечь её к себе и держать до тех пор, пока она не начнёт со мной говорить. Я был согласен даже на то, чтобы она накричала на меня. Я бы выдержал что угодно. Но только не это молчание. Не длительное отсутствие её прикосновений.

Вздохнув, я взял свою чашку кофе.

– Хорошего дня тебе, Эмми. – Я направился к выходу, но не смог так просто уйти. Я вернулся и с громким стуком поставил чашку на стол. Обе мои девочки посмотрели на меня, но мой взгляд был сосредоточен на Белле, а голос понизился и звучал с мольбой. – Не отдаляйся от меня ещё больше, Шефгёл. Твоего гнева достаточно для меня. Не слышать твой голос и проводить ночи одному, без тебя... это слишком.

Я заметил, что Эмилайн перевела взгляд с меня на маму. Игнорируя слёзы в глазах, я прочистил горло.

– Я люблю вас обеих. И вы должны простить меня. И мне бы хотелось, чтобы это произошло как можно скорее. Пожалуйста.

Я взял свою чашку и ушёл.


 
*()*


Я закрыл глаза и откинулся на спинку стула. Я просмотрел бухгалтерский отчёт, с недовольством бормоча над счетами и документами к оплате, раскритиковал все идеи, которые на последней встрече мне предоставили из отдела разработок, злился на компаньонов, и даже успел пожаловаться Шеннон и Хизер о том, что некоторые из работников просят у меня отпуск. Казалось, всё вокруг бесило меня. А было только два часа дня.

Ничего не скажешь – отличный понедельник.

Услышав робкий стук в дверь, я ухмыльнулся и, крутанувшись на стуле, задался вопросом, кто же будет моей следующей жертвой. Но увидев на пороге Эмилайн был, по меньшей мере, удивлён. Ее лицо казалось бледным и, сжав руки, она смотрела на меня.

– Папа? Я могу поговорить с тобой?

Я вскочил со своего стула и, метнувшись через кабинет, привлёк её к себе и захлопнул ногой дверь. Ее руки обвились вокруг моей шеи, и я крепко обнял её.

– С тобой всё в порядке, пышечка?

Она кивнула мне в грудь.

Я отстранился назад и обхватил ладонями её милое личико.

– Мне так жаль...

Она неуверенно улыбнулась.

– Я знаю, папа. Я знаю, что тебе очень жаль.

– Правда?

Она кивнула.

– Я подумала, что может, мы сможем пойти куда-нибудь и поговорить? Поесть мороженого?

Я с облегчением улыбнулся.

– Да. Конечно. В нашем обычном месте?

– Отлично.

Я быстро собрал свои вещи и, сжав руку дочери, повёл её по коридору. Возле двери в кабинет Шеннон я остановился.

– Я, гм, ухожу на целый день.

Она закатила глаза.

– Хороший план.

– Ты можешь утвердить все просьбы об отпусках?

– Да. Уже сделано.

– Может, перенесём совещание на среду?

– Уже сделано.

Теперь пришла моя очередь закатить глаза.

– Что ещё ты сделала?

Она ухмыльнулась.

– Я заказала на завтра обед для всего персонала – за твой счёт.

– Хороший план.

– Я так и думала. Хорошего дня, Энтони.

Я посмотрел на Эмми и усмехнулся.

– Теперь всё будет просто отлично.


 
*()*


Укрывшись в обычном уголке в небольшом магазинчике, где продавалось мороженое, я улыбнулся своей дочери.

– Почему ты решила простить меня?

Она вздохнула.

– Ты плакал сегодня утром, папа. А ты делаешь это не очень часто. – Она ненадолго замолчала. – Мне это не нравится.

– О.

– Вчера вечером дядя Эммет рассказал мне всю историю, и я много думала о том, что произошло.

– Ты виделась с дядей Эмметом?

Откусывая от мороженого, она кивнула.

– Мы разговаривали вчера. Он сказал, что всё это была его идея, и что он подстрекал тебя. Он также сказал, что ты пытался уйти до того как... гм... вы упали.

– Это правда. Но всё же это было моё решение. И хоть бы мне очень хотелось свалить всё на дядю Эммета, я не могу. Эмми, я поставил тебя в неловкое положение. Мне так жаль.



Она смотрела на меня в течение минуты, её прекрасные глаза внимательно всматривались в меня.

– Дядя Эммет сказал, что ты чувствуешь себя неуверенно.

Я фыркнул.

– Он так сказал?

– А Лиам говорит, что ты уже старый и тебе, вероятно, больше не стоит пить с дядей Эммом.

Я покачал головой.

– А дедушка говорит, что ты идиот.



Я рассмеялся.

– Он прав, детка. Но он тоже там был.

– Он утверждает, что полностью невиновен.

– Конечно.

Кивнув, она какое-то время молчала, а затем снова заговорила:

– Мама говорит, что тебе кажется, будто я слишком быстро расту и тебе страшно.

Подумав о своей жене, я вздохнул. Мой голос стал мягче.

– Мама не далека от истины.

– Я всё ещё твоя девочка, папа. И всегда ей буду.

– Я знаю. Но ты выглядела настолько повзрослевшей... ну, я был в панике и поступил глупо. Прости, что причинил тебе боль и испортил твой вечер.

Она погладила меня по руке.

– На самом деле, после того как вас увели в... гм, кабинет директора, – она тихо хихикнула, – все окружили меня, но Сет поддержал. Он начал рассказывать о глупостях, которые порой выкидывали его родители, и заставил всех разговориться. – Она улыбнулась. – Благодаря ему все стали смеяться, и казалось... лед тронулся. Затем все начали танцевать и... всё было хорошо. Он никому не позволял беспокоить меня. И я получила массу удовольствия на вечеринке у Дженни.

– Я рад это слышать, пышечка.

– Конечно, это не оправдывает то, что ты сделал, папа.

– Нет. Я знаю, детка. Думаю, я обязан извиниться перед Сетом.

– Да, обязан. Он сделал всё, чтобы выставить тебя просто забавным и глупым, а не... человеком, лишённым здравого смысла. Он на самом деле заступился за тебя.

Я ошеломлённо посмотрел на неё.

– Зачем он это сделал?

Она нежно улыбнулась.

– Потому что его родители развелись, и он очень редко видит своего отца. Даже когда Сет болел в прошлом году, отец продолжал игнорировать его. Он сказал, что сделал бы что угодно, лишь бы папа любил его так, как ты любишь меня. Он сказал, что я должна радоваться, что ты так обо мне заботишься. Сегодня утром он сказал, что мне нужно прекратить злиться на тебя.

Она продолжила говорить с задумчивым выражением на лице.

– Он сказал, чтобы я перестала думать об этом как о чём-то самом неловком, что произошло со мной, а посоветовал воспринимать всё с юмором. Считать, что это забавная история, которую однажды я смогу рассказать своим детям об их дедушке. Он сказал, что я должна игнорировать насмешки других детей, что это пройдёт, и вскоре их внимание переключится на что-то другое. Как поступил он, вернувшись в школу после своей болезни. Он продолжал двигаться дальше и вскоре все перестали о нём говорить. – Она улыбнулась. – А когда сегодня мы возвращались домой, он попросил свою маму высадить меня возле твоего офиса.

Я моргнул. Чувство вины и стыда затопили меня. Сет защищал меня. Ребёнок, на которого я злился из-за того, что он сблизился с моей дочерью, заступился за меня, заставил Эмми почувствовать себя лучше, а затем убедил её поговорить со мной. Эмми была права. Я задолжал ему – и намного больше, чем просто извинение.

Мне хотелось биться головой о стол. Я был так грёбано несправедлив к этому мальчишке. У меня не было иного выбора, кроме как полюбить его.

Эмилайн усмехнулась.

– Ты ему понравился. Он думает, что ты – супер-папа... и очень крут. – Она прикусила губу. – Может, ты хотя бы попробуешь узнать его? Он... важен.

Важен?

Чёрт, я не был к этому готов. С трудом сглотнув, я посмотрел на свою дочь. Она держала мой взгляд, в её глазах светилась надежда. Не злость. Благодаря ему, она больше не злилась.

Я покорно кивнул.

– Да. Я могу это сделать.

– Хорошо. И, папа?

– Что?

– Я не хочу, чтобы ты приезжал в школу... пока... ладно?

Я это заслужил.

– Окей.

– Мне не понравилось, что сказали некоторые из старших девочек после того как ты покинул танцпол. Поэтому я хочу, чтобы ты оставался в стороне.

Она меня озадачила и, нахмурившись, я выжидающе смотрел на неё.

Эмилайн пожала плечами.

– Я случайно услышала, что они говорили о тебе и о дяде Эмме. Мне это не понравилось.

– И о чём они говорили?

Она покраснела, её щёки вспыхнули.

– Ну же, пышечка, скажи мне.

– Они назвали тебя, гм... ПТМ.



– Как? – Я понятия не имел, что это значило. Я мысленно прокрутил этот набор букв. ПТМ? Я покачал головой. – Я не знаю что это, Эмми. Это какой-то сленг?

Её щёки покраснели ещё сильнее.

– Нет, папа. Это аббревиатура. П. Т. М. – чётко выговорила она.

Аббревиатура? Я начал думать об этом. Параноидный Тупой Маразматик? Это имело смысл, но я понятия не имел. Мне нужно было спросить Беллу, когда она начнёт говорить со мной. Всё, что я знал – это то, что моя дочь оскорблена тем, как они меня называли, так что скорей всего, в своих догадках я был недалёк от истины. Я был тронут. Несмотря на то, что Эмми злилась на меня, ей не понравилось слышать в мой адрес оскорбления.



– Всё хорошо, Эмми. Я не буду появляться в школе. И просто игнорируй то, что говорят другие ученики. Лично меня это не волнует.

Она бросила на меня странный взгляд, но кивнула.

– Есть ещё одна причина, по которой я приехала к тебе.

– Какая?

– Я хочу, чтобы ты поехал домой и поговорил с мамой. Сегодня утром она тоже плакала. В основном они злилась из-за меня, папа. Но я больше на тебя не сержусь, и не хочу, чтобы мама это делала.

Моё сердце сжалось. Я ненавидел, когда Белла плакала. Это разбивало мне сердце.

– Хорошо, малышка. Я тоже хочу с ней поговорить. Давай тогда поедем домой.

Она встала.

– Ты должен отвезти меня к бабушке.

– Мне показалось, что ты больше не злишься?

– Ты не понял. Мы все там будем. Мы, гм, хотим предоставить тебе и маме некоторое пространство. Мы с Лиамом уже обо всём договорились с бабушкой.

Я притянул её к себе.

– Спасибо, детка.

Её глаза отражали беспокойство.

– Вы ведь помиритесь, верно? Мне не нравится, что вы злитесь друг на друга.



Больше всего на свете я хотел именного этого. Эмилайн простила меня, теперь я должен был заставить Беллу сделать то же самое. Не желая, чтобы Эмми переживала, я улыбнулся ей.

– Считай, что дело уже сделано.
 
*()*


Почему-то места не хватило((( Продолжение ЗДЕСЬ


Источник: http://robsten.ru/forum/49-1473-53
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: IHoneyBee (09.03.2014)
Просмотров: 1580 | Комментарии: 18 | Рейтинг: 5.0/45
Всего комментариев: 181 2 »
0
18  
  чему тут злиться?

0
17  
  Не дети, а золото good

0
16  
  Так переживает, я даже прослезиласьс ним вместе.

0
15  
  Фанфик интересный, но конец все испортил, из дерьма раздули целую трагедию. Можно понять реакцию подростка, который еще не дорос до способности быть выше этого и не обращать внимания на ерунду. Эмми просто не испытала пока настоящих проблем, где злость имеет смысл. Но от поведения Беллы я в шоке, можетна нее так влияет климакс? Она ведет себя так, как будто он ее обманул, предал или изменил. Просто зажравшаяся сучка, похоже Эдвард слишком избаловал ее своей любовью. Ей бы в прошлое вернуться, к отцу и брату.

14  
  Одна девочка простила. Осталось только извиниться перед Беллой

13  
  спасибо! Девочки слишком долго злятся...

12  
  Спасибо))

11  
  Да уж... Дети у Эддика замечательные)))))

10  
  Бедный Э...мне его жалко cray

9  
  СПАСИБО!!!  good lovi06032

1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]