Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Полюби Себя или Внешность Не Главное. Глава 35
Глава 35
Шёлковые Шарфы и «Инопланетянин»


Пять месяцев спустя

Эдвард вдавил педаль газа, мчась по главному шоссе полуострова Олимпик в сторону Форкса. Белла ждала его только завтра, но у него не хватало выдержки так долго терпеть. Сейчас он скучал по ней так же сильно, как и когда ему впервые пришлось остаться в Сиэтле на две недели для записи демо-диска. Порой его просто поражала глубина эмоций, которые он испытывал к ней. Прошёл почти год с тех пор, как они стали парой, но внутри по-прежнему что-то ёкало, стоило ей войти в комнату, а сердце переполнял трепет, когда ему выпадал шанс незаметно понаблюдать за ней.

У него выдались выходные по случаю дня рождения, и мужчина жаждал провести их дома. Он сомневался, что намечавшаяся вечеринка сможет затмить безумство прошлогодней, но всё равно ждал её с нетерпением. Здорово вновь оказаться в окружении близких друзей и семьи.

Примерно через месяц после подписания контракта с «Эклипс Рекордс», Эдвард ушёл из фитнес-клуба и перебрался в Сиэтл на постоянной основе. Замена ему нашлась довольно быстро. В центр устроилась одна из подруг Джейкоба из резервации, которая в конечном итоге въехала в комнату Эдварда, а потому Таня могла сохранить дом. Они прекрасно поладили, поскольку Лея обычно оставалась на выходные у родителей и брата. Такое соглашение устраивало всех.

Изначальный план Эдварда и Беллы о том, что она уволится из газеты, потерпел крах. По крайней мере, временно. Когда Белла упомянула об этом Зафрине, последняя вовсе не обрадовалась подобному решению. Её беспокоило, что и Эдвард, и Белла позволяли своим страхам брать над собой верх, что в свою очередь привело бы к шатким отношениям, основанным на со-зависимости, вместо прочного фундаментального доверия.

Белле предстояло научиться, не ставить под сомнение верность Эдварда, а ему – обуздать свою ревность и постоянную потребность в присутствии Беллы и контроля над ней. Зафрина настояла, что Сиэтл не так уж далеко, а с гибким графиком Беллы, они будут довольно часто видеться, потому им не грозили «отношения на расстоянии».

Они обсуждали это довольно долго, перед тем как принять окончательное решение. Беллу немного беспокоили аспекты жизни в разных городах, и Эдвард также не испытывал особого восторга. Они вновь сошлись всего пару месяцев назад, и мужчина сомневался, достаточно ли сильны их отношения, чтобы выдержать предстоящую разлуку. В конечном итоге они решили установить испытательный срок. Если через месяц или около того окажется, что это слишком трудно, тогда они вновь вернуться к обсуждению переезда Беллы в Сиэтл, пока Эдвард будет записывать свой дебютный альбом.

Эдварда тревожила необходимость переезжать в Сиэтл одному. Не считая короткого промежутка времени после смерти родителей, он всегда жил с Таней. А теперь казалось, будто он одновременно терял лучшую подругу и девушку. Но однажды, когда они ужинали в городе с Джаспером и Элис, ему улыбнулась удача. Во время разговора Эдвард упомянул, что пытается найти группу для записи в студии, и Белла полюбопытствовала, не заинтересован ли в этом Джаспер и его группа. Они уже знают друг друга, да и музыку, пусть и не совсем в их стиле, но будет относительно легко освоить. В обмен группа сможет забронировать в студии время для записи собственного демо, которое впоследствии передадут Билли Бишопу.

Несколько недель спустя Эдвард с Джаспером нашли большой дом на окраине Сиэтла, куда могла перебраться вся группа для совместных репетиций. Он хотел отточить игру до автоматизма, ведь это существенно снизит и без того ограниченное время необходимое для записи.

В какой-то степени их договорённость во многом облегчила Эдварду жизнь. Хоть он и скучал по Тане и чувствовал себя одиноко без Беллы, но в доме полном парней не было времени киснуть и нудить. К тому же у Джаспера были те же трудности, а от этого тоже становилось легче. Они вместе ездили в Форкс навещать своих девушек, а Элис и Белла приезжали в город, чтобы провести время со своими мужчинами. Эдварда радовало, что у Беллы есть компания для таких поездок, ведь ей, наверное, было бы неловко одной приезжать в дом полный парней. В основном они предпочитали проводить выходные в Форксе в приватной обстановке, поскольку дом Беллы стал теперь и его домом.

Прошло уже почти четыре месяца, с тех пор как Эдвард переехал в Сиэтл, и хотя поначалу было очень тяжело, они справились. Зафрина оказалась права. Вероятно, им на самом деле требовалась небольшая дистанция, чтобы понять – это пойдёт на пользу обоим, а доверие – залог здоровых отношений. Безусловно, и у них бывали пятна на солнце. Его по-прежнему порой одолевала ревность, и Белла иногда переживала, что его внимание привлечёт какая-нибудь молоденькая краля, но в действительности чем крепче становились их отношения, тем дальше отступали страхи.

Лучше преодолеть испытание расстоянием сейчас, пока это относительно легко, чем пытаться справиться с ним позже, если карьера Эдварда пойдёт в гору. Ему казалось, что к тому времени у них появится масса других проблем, и расстояние наименьшая из них.

Наконец, Эдвард подъехал к дому. Припарковав машину, он зашёл внутрь, изо всех сил стараясь не шуметь. Было поздно, Белла уже спала, и мужчина делал всё, чтобы её не разбудить. Он тихонько разделся, а затем скользнул в их постель. Белла лежала на боку, и Эдвард подкатился к ней сзади и, ласково обняв за талию и прижавшись к ней бёдрами, оставил крохотный поцелуй на её волосах. С тихим вздохом он прикрыл глаза, готовясь уснуть.

Но кого он обманывал. Несмотря на все старания, Белла зашевелилась в его руках. Пусть он и не собирался её тревожить, но его нисколько не расстроило, когда она потянулась к его руке. Она притянула её к своим губам и поцеловала его пальцы, а Эдвард уткнулся носом в её волосы. Так и не открывая глаз, она с довольной улыбкой повернула голову, чтобы поприветствовать его. Он прижался в поцелуе к её губам и чуть сдвинулся, чтобы она смогла развернуться.

- Счастливого дня рождения, - шепнула она в его губы.

- О, он уже такой, - удивлённо изрёк он. Всё-таки полночь наступила уже давно.

- Как вышло, что день рождения у тебя, а подарок достался мне?

- А ты говорила, что это я подлиза… - тихонько рассмеялся он, уткнувшись в её шею.

- Это ты меня заразил, - вздохнула она, запуская пальчики в его волосы и притягивая его лицо ближе.

- Я так сильно по тебе соскучился, - прошептал Эдвард.

Последние несколько недель они провели порознь, самый долгий промежуток времени, что ему довелось жить вдали от Беллы, не считая их расставания. Они вместе с группой находились на последнем этапе записи и сведения звука. И пара решила, что будет лучше поднажать, раз и навсегда покончив с этим, чем тянуть время и тратить его на бесконечные разъезды.

Это одновременно лучшая и худшая идея в его жизни. Он допоздна просиживал в студии и умудрился управиться на месяц раньше запланированного, но было очень тяжело так долго не видеться с Беллой. Ко всему прочему он и группа по-прежнему выступали, и одинокие ребята из группы – а также и не совсем одинокие – как правило, приглашали в дом женщин. Никогда не знаешь, какую картину застанешь по возвращении. И он уже не раз попадал в очень неловкие ситуации. И казалось бы страхи Беллы должны воплотиться, но он лишь сильнее скучал по ней, поняв, что обещания данные ей были не напрасны.

Возможно, кто-то поспорил бы, заявив, что хранить верность несколько коротких месяцев и парочку недель, не видясь с любимой – легко, но кому как не Эдварду знать наверняка. И хотя для него любовь и отношения в новинку, он ни на йоту не сомневался, что нашёл женщину, с которой ему суждено быть. И каждый день, что он говорил с ней по телефону или же мог любоваться её прекрасным лицом, Эдвард всё сильнее убеждался в этом.

Но теперь он вернулся домой на месяц раньше запланированного, а значит они с Беллой смогут провести больше времени вместе, чем за время коротких встреч по выходным. Краткосрочная цель; долгосрочная выгода. Безусловно, они не знали, сколько продлится их совместная идиллия в Форксе. В любой момент его могли отозвать обратно в Сиэтл для начала гастролей, но пока он собирался наслаждаться отведённым временем.

В такие моменты, когда он смотрел на неё, целовал её, обнимал – его любовь не знала границ. Обожание Беллы, её решимость бороться с собственными демонами, её всепоглощающая любовь – покоряли его. В глубине души она по-прежнему боялась, в ней всё ещё гнездилось зёрнышко неуверенности, но верная своему обещанию, она поборола их. Ведь она, наконец, начала верить, что Эдвард принадлежал ей столь же безраздельно, как и всё чем она владела. А также, выполняя собственное обещание, Белла каждый день по капельке заглаживала вину за свой уход. Эдвард никогда не сомневался в её искренности или любви, как и в уверении, что она никогда больше не оттолкнёт его.

Их поцелуи стали жарче, и Белла упёрлась руками в плечи мужчины, вынуждая лечь на спину. Перекатившись вместе с ним, она оседлала его бёдра. Конечно, лучше бы они были обнажены, но он не собирался жаловаться, зная, что рано или поздно этот момент настанет. А сейчас он просто наслаждался близостью настоящей, живой, дышащей Беллы, вместо той, что удовлетворяла его в фантазиях, пока он тосковал вдали от дома.

Белла дразняще качнулась вдоль возбуждённого члена, заставив Эдварда приподнять бёдра. Он запустил руки под футболку женщины – одну из его футболок, между делом подметил он – и позволил пальцам свободно путешествовать по её телу. Белла судорожно выдохнула в его губы, когда он нежно обхватил её груди, лаская соски. Они набухли и затвердели от его внимания, и мужчина чуть отклонил Беллу назад, задирая мягкую ткань футболки, чтобы втянуть тугую горошину в рот. Она выгнула спину навстречу, сжав в руках его волосы.

Усыпав поцелуями, ласками и лёгкими покусываниями одну грудь, Эдвард медленно сместился к другой, одаривая и её своей порцией наслаждения. Он продолжал поглаживать сосок, который едва успел покинуть; палец легко скользил по влажной коже, возбуждая. Его бедра непрерывно вздымались, прижимаясь к Белле. Он чувствовал жар её тела, призывно манящий к себе.

- Прекрати отвлекать меня, - простонала Белла, когда его горячий рот, наконец, накрыл коралловую плоть в беззвучной ласке.

- Ммм? – выдохнул он в её кожу, и по телу Беллы прокатилась дрожь наслаждения. Упиваясь её реакцией, мужчина удовлетворённо заурчал, вырывая у Беллы очередной судорожный стон.

- Нет, нет, нет… - твердо сказала она и, вновь задрожав, отстранилась, сев и одёрнув вниз футболку.

- Эй, – запротестовал он, вновь потянувшись к ней. – Я ещё не закончил!

Белла шлёпнула его по рукам, а затем ухватила его за запястья и вновь наклонилась вперёд, заводя их за голову.

- Это ведь твой день рождения, - жарко прошептала она. – А значит я могу побаловать тебя для разнообразия.

- Ты всегда меня балуешь, - честно ответил Эдвард, заставив её улыбнуться.

- Ну значит больше обычного.

- Ну, - отозвался Эдвард, вырывая руки из её жалкой хватки. – Раз уж это мой день рождения, то разве не мне решать, чего я хочу? – Прежде чем Белла успела возразить, его руки вновь оказались под футболкой, задрав её, а жаждущие губы сомкнулись на соске. Женщина застонала, невольно выпятив грудь, и Эдвард победно улыбнулся. Одна его рука скользнула к её попке, сжимая, побуждая вращать бёдрами.

- Ты божественна на вкус, – шепнул он против влажной плоти. – И вся горишь, - продолжил он, когда его пальцы скользнули ниже, коснувшись горячей пульсации меж её бёдер. – Хочу раздеть тебя, чтобы я мог, наконец, оказаться в тебе. Хочу трахать тебя всю ночь напролёт.

Белла задохнулась, и он не знал точно от его слов или же от его прикосновений. Возможно от того и другого, хотя его это не особенно волновало. Он просто хотел погрузить свой член туда, где сейчас скользили его пальцы. Эдвард соскучился по привычной горячей влажности, обволакивающей его так крепко, что он едва мог дышать.

Не прошло и минуты, как Белла отстранилась вновь. Она опять перехватила его руки и завела наверх, вырвав у него недовольный стон.

- Видимо, придётся по-плохому, - пробормотала Белла и слезла с него, поднимаясь с кровати.

- Что? Эй! Что ты делаешь? – возмутился он и приподнялся на локтях, наблюдая, как она роется в комоде. Когда она выпрямилась и развернулась к нему, в её руках оказался длинный шарф. Эдвард выгнул брови. - И что ты собираешься с ним делать?

Белла тихонько рассмеялась и вновь оседлала его. Она медленно качнула бёдрами, заставляя его опять улечься на спину. Эдвард опустился на кровать, снова потянувшись к её бедрам, шарф уже был забыт… пока Белла не накинула его на одно из его запястий. Эдвард вскинул голову, наблюдая, как Белла с коварной усмешкой завязывает узел.

- Белла? Детка? – с любопытством осведомился он. – Что делаешь?

- А на что это похоже? – ответила она, обвязав и второе запястье. Узлы получились свободными, он вполне мог двигать руками, а если бы постарался, то легко высвободил руки из оков. Всё ещё улыбаясь, Белла подняла его руки и привязала свободный конец шарфа к одной из перекладин в изголовье кровати. Она довольно кивнула, любуясь на свою работу, и Эдвард задрал голову, чтобы посмотреть.

- И, ммм, где ты это почерпнула? – небрежно спросил он.

- Википедия – просто кладезь информации! – радостно отозвалась она, заставив его рассмеяться. Затем её лицо вмиг стало серьёзным. – Ты не против? Я подумала, было бы здорово попробовать что-то новенькое.

- Но теперь я не могу тебя коснуться, - обижено нахмурился он, подёргав шёлковый шарф, привязавший его к кровати.

- В этом-то и суть, - хихикнула Белла, наблюдая за ним.

- А мне можно тебя привязать?

- Может на мой день рождения.

Внезапно Эдварда атаковали очень красочные образы, и он тихонько застонал. Невнятное мычание превратилось в полноценный стон, когда Белла скользнула по его телу вверх-вниз, дразня восставшую плоть, а затем склонилась над ним, целуя и лаская его соски, как совсем недавно делал он. Её руки беспрепятственно путешествовали по его телу. Прошлись по предплечьям, а затем вернулись к грудной клетке. Белла сжала на мгновение его талию, а после её руки сместились к животу, прежде чем пустились в обратное путешествие вдоль торса, по груди и вверх по рукам. Всё это время она не прекращала целовать его рот и периодически осыпать его тело горячими поцелуями.

Её губы, язык и зубы оставляли за собой шлейф чарующих ощущений. Эдвард вновь подёргал шарф, в который раз его одолело желание высвободиться из пут, чтобы он смог коснуться Беллы. Но затем он вновь напомнил себе, что она хотела взять контроль в свои руки, побаловать его, и решил не дёргаться. Хотя он немного недоумевал, какое отношение её «побаловать» имело к тому, что она собиралась замучить его до смерти своим соблазнительным телом и манящим ртом.

Белла переключилась на нижнюю часть его тела, и Эдвард задержал дыхание, пока она стягивала его трусы, высвобождая возбуждённый член. Из его груди вырвался утробный рык, когда она облизала губы, а затем коснулась ими самого кончика. Он с трудом ловил ртом воздух, не в силах сдержать протяжные стоны, когда она погрузила его в свой рот и лениво обвела языком набухшую головку. Затем прошлась вниз до самого основания и отстранилась, отчего Эдвард едва ли не взвыл.

Женщина продолжила стягивать с него трусы, полностью обнажая, а затем её губы пустились в путешествие по ногам мужчины. Руки скользили по внутренней стороне бёдер, щекоча и дразня, пока костяшки пальцев не коснулись чувствительной кожи между ног. Эдвард вцепился в перекладины изголовья кровати и утробно зарычал от наслаждения. Безусловно, подобные ощущения для него не в новинку, но сам факт того, что он отчасти беспомощен и неспособен контролировать происходящее, обострял все чувства. Как правило, на этой стадии он уже зверел, теряя терпение, и хватал Беллу, вынуждая её выкрикивать своё имя. И понимание, что сейчас он этого сделать не может, доводило до исступления.

К тому времени как Белла вновь погрузила его в свой рот, он уже дрожал от жажды и нетерпения. Её руки медленно «гуляли» по его телу. Она поиграла с его сосками, затем позволила пальцам скользнуть ниже, легко царапая кожу ногтями. Они прошлись по бёдрам к месту соединения ног и обхватили яички, лаская, поглаживая, дразня. Время от времени Белла склонялась, чтобы «побаловать» их языком, заставляя Эдварды выгибаться навстречу. Подобно воску, Эдвард плавился в её руках не в силах сдерживать крики и стоны, что срывались с его губ. Проклятия, лесть, жалобы, а порой и «ну подожди, вот только освобожу руки» угрозы… Но Белла лишь тихонько смеялась, ни на миг не прекращая изощрённой пытки. Она подводила его к краю множество раз, и, наконец, мужчина опустился до примитивной мольбы.

- О, господи, Белла… пожалуйста! – выкрикнул он.

На сей раз она не медлила, поспешно скинув свои трусики, а затем оседлала его бедра. Эдвард едва не зарыдал от облегчения, стоило ему ощутить горячую влажную пульсацию. Он с жадностью наблюдал, как Белла стянула с себя футболку и принялась ласкать собственную грудь, не прекращая дразняще покачивать бёдрами.

- Трахни меня, - прорычал он, не понимая толком требование это или же просто слова. Видимо и то, и другое.

- Ты этого хочешь? – хрипло вопросила Белла, обхватив грудь, и склонилась ниже, мазнув соском по его губам.

«Да!», - только и пророкотало в его голове. Он втянул в рот тугую горошину, с силой посасывая, заставив Беллу выгнуться и протяжно застонать. К этому моменту он был так возбуждён, что утратил над собой контроль. Бёдра бездумно вздымались, так сильно он стремился оказаться в ней, а между тем приходилось довольствоваться лишь предложенной грудью. Чуть приподнявшись, Белла нащупала под собой мужскую плоть, а затем направила её к своему входу. Одним быстрым движением она полностью опустилась на него, вновь заставив мужчину взвыть; шарф натянулся, врезаясь в его запястья.

Белла не собиралась его щадить, её бёдра не замедлялись ни на миг, яростно двигаясь вперёд-назад. Эта маленькая игра завела её саму не меньше. Лишённая его рук, она продолжала ласкать себя сама, гладя и пощипывая соски, пока они не набухли, затвердев. У Эдварда едва глаза не выкатились из орбит, когда женщина погрузила в его рот два пальчика, а затем поднесла их к клитору, яростно выводя круги и отклоняясь назад. Она кончила, задыхаясь и дрожа, мужчина чувствовал, как она сжимается вокруг него, и жаждал коснуться её. Отчаянно нуждался в этом.

- Развяжи меня, – проревел он. – Сейчас же! Развяжи, быстрее!

Даже не замешкавшись, Белла наклонилась вперёд, впиваясь в его губы поцелуем и попутно развязывая узлы. Едва путы ослабли, Эдвард рванулся вперёд. Шарф так и остался на одном из запястий, но мужчина слишком обезумел, чтобы обратить внимание на такую мелочь. Белла громко застонала, когда его ладони грубо накрыли её грудь. Он нуждался в ней, в каждой её частичке, и вот уже руки бессвязно бродили по всему её телу, гладя, сжимая, дразня. Эдвард отклонил её назад, переключив всё внимание на клитор. Он хотел вновь довести её до оргазма, но чтобы в этот раз она изнывала от его действий.

- Боже, да! – вскрикнула Белла, быстро вращая бёдрами и запрокидывая голову от силы его толчков. Эдвард старательно сдерживал собственную разрядку, и как только Белла кончила, он крепко сжал её в объятиях, молниеносно перекатив их.

- Теперь ты моя, - прорычал он, впиваясь в её бёдра руками; горячий рот тут же накрыл тонкую кожу на шее, оставляя следы; бёдра вздымались, вновь и вновь вбиваясь в её тело.

- Когда я с тобой закончу, ты не сможешь нормально ходить, - с варварской улыбкой продолжил он, услышав её всхлип. Эдвард не останавливался, вонзаясь в её плоть; пятки Белла впивались в его задницу, подталкивая ближе, сильнее, глубже.

- Ты принадлежишь только мне. Поняла? – спросил Эдвард, покусывая её мочку, и Белла согласно застонала.

- Хочу, чтобы ты кончила для меня, Белла, - выдохнул он, чувствуя, как напряглось под ним её тело, а дыхание стало прерывистым. – Давай, детка, давай…

- Да! – закричала она, когда её поглотил очередной оргазм. Эдвард чувствовал, как содрогается её тело, жаркое сбившееся дыхание обдаёт кожу, горячая пульсация сжимается вокруг него. На это раз он не сдерживался, по телу прокатилась дрожь наслаждения, сжигая дотла и оставляя после себя только умиротворение и пепел.

Казалось прошла целая вечность, прежде чем они отошли от пережитого. Мужчина мёртвой хваткой прижимал к себе Беллу, но она, похоже, не возражала и сжимала его так же крепко.

- Я упоминала, как сильно по тебе соскучилась? – задыхаясь, шепнула она в темноту.

- Нет, - с улыбкой отозвался Эдвард.

- Боже, я когда-нибудь вообще пресыщусь тобой? – выдохнула она, и в этот раз Эдвард засмеялся.

Позже ночью, лежа в темноте, довольный и удовлетворённый, Эдвард обнимал обнажённую Беллу, и думал, что возможно в этом году его день рождения всё-таки затмит предыдущий.

~ ღ ~


Белла пробудилась с улыбкой на лице под сладкое сопение спящего рядом Эдварда. Сегодня ему исполнялось тридцать лет, и они собирались встретиться с друзьями, чтобы отпраздновать сей знаменательный момент, а также завершение работы над первым альбомом. Он должен был приехать позже, вместе с Джаспером, потому было невообразимо приятно проснуться и обнаружить, что ей вовсе не приснились в очередной раз его объятия и крепкое тело.

Последние несколько месяцев были изумительными, но вместе с тем дались весьма нелегко. Она чувствовала себя по-настоящему счастливой рядом с Эдвардом и жутко потерянной вдали от него. И дело вовсе не в том, что она не доверяла ему, просто в глубине души знала, что только он способен заполнить эту пустоту, что другому мужчине это не под силу. Потому разлука с ним делала её несчастной. Пара старалась проводить друг с другом как можно больше времени, чтобы наверстать упущенное, но здорово, что Эдвард, наконец, вернулся домой. Особенно сейчас, ведь впервые с тех пор как они сошлись, он будет жить с ней. Не просто по выходным, а на постоянной основе. От подобной перспективы у неё голова шла кругом.

Безусловно, это ненадолго. Лейбл собирался начать раскрутку Эдварда на местных радиостанциях, а также организовать несколько выступлений, чтобы сформировать определённую базу фанатов. В конце концов, ему придётся отправиться в тур в поддержку альбома, и тогда они столкнутся со всеми вытекающими отсюда сложностями. Однако Белле не хотелось забегать так далеко вперёд. Она собиралась просто наслаждаться настоящим, продолжая выстраивать и лелеять их отношения. С каждым днём они становились ближе; очевидная преданность Эдварда подпитывала её любовь и обожание. Они дарили себя друг другу и получали взамен несравненно больше; замкнутый круг, из которого не хотелось выбираться.

Конечно, порой случались «маленький слабости», в основном когда Белле особенно сильно не хватало Эдварда. Сама того не замечая она оказывалась на пути в Сиэтл, нуждаясь в заверениях, которые лишь Эдвард мог ей дать. И ни разу он не заставил её чувствовать себя слабой или глупой, всегда ждал её с распростёртыми объятиями и нежностями, любовно нашёптанными на ухо. Возможно, она бы и чувствовала себя глупо, если бы Эдвард и сам несколько раз не появлялся на её пороге без предупреждения в поисках поддержки. И пусть по отдельности они были самодостаточными и независимыми, но вместе они становились намного сильнее.

И всё же Белле пришлось признать, что вынужденная разлука помогла им справиться с некоторыми насущными проблемами. Эдвард смог наглядно доказать, что он настроен на долгие отношения и никакая другая женщина не сможет вызвать в нём такие же чувства. У неё появилась возможность сделать то же самое, показать, что не взирая на расстояние она безоговорочно верила ему и больше не боялась, что он сбежит едва подвернётся подходящий случай. Хотя Эдварду по-прежнему приходилось немало трудиться, обуздывая свои первобытные инстинкты. Казалось, он никогда не научится сдерживать непроизвольный рык, стоило какому-нибудь мужчине засмотреться на Беллу в его присутствии.

К счастью для него, Белла находила это весьма очаровательным.

Кроме того расставание принесло с собой ещё один удивительный подарок в виде возродившейся дружбы между Беллой и Таней. Несмотря на грубость и обидные слова, высказанные Таней в тот памятный день, когда она узнала о воссоединении Эдварда с Беллой, последняя никогда не испытывала к ней враждебности. Она прекрасно понимала, что причиной этой злости и негодованию послужил разрыв, который столь сильно ранил Эдварда, что не мог не сказаться на его лучшей подруге и почти сестре. И всякий раз когда Эдвард возмущался или бесился по поводу неразумного поведения Тани, Белла пыталась донести до него, что та ведёт себя так лишь потому что безумного его любит.

Белла очень надеялась, что постепенно всё уляжется, но всё же сохраняла дистанцию. И не потому что настолько боялась Таню, просто не хотела «швырять» их с Эдвардом отношения ей в лицо, порождая тем самым больше ссор и упрёков между друзьями. Даже когда Эдвард сообщил, что Таня готова дать ей второй шанс, у Беллы не возникло соблазна разгуливать по их дому, словно ничего и не случилось.

К несчастью отъезд Эдварда стал для Тани сильнейшим ударом, чего никто не мог предположить. У неё оставалась работа, Джейкоб и новая соседка, но никто не мог заменить Эдварда. По крайней мере, не сразу, ведь она прожила с ним большую часть своей жизни. И хотя Белла скучала по нему со всей страстью, на какую способен любящий человек, последние десять лет она повела в одиночестве, потому для неё было намного проще вновь погрузиться в привычную рутину. В отличие от той же Тани.

И Эдвард, и Джейкоб делились своими переживаниями по поводу Тани, и Белла тоже невольно начала беспокоиться о ней. Это произошло в первые выходные после отъезда Эдварда, Джейкоб по уши увяз в работе в мастерской с ребятами, Лея уехала в резервацию к родителям, а Белла решилась на первый шаг. С твёрдой уверенностью, что пора что-то делать, Белла упаковала с собой парочку бутылок вина.

Её ждал не особо радушный приём. Открывшая дверь Таня выглядела ужасно: старая фланелевая пижама, опухшие красные глаза и растрёпанный пучок волос на макушке, - в гроб и то краше кладут. Белла не видела её такой со времён фиаско с Тайлером/Джейн.

- Что ты здесь делаешь? – агрессивно поинтересовалась Таня, сузив глаза.

- Я с подарками, - мягко отозвалась Белла, показывая занятые вином руки. Она улыбнулась, заметив, что губа Тани едва заметно приподнялась. На рычание это не походило, потому Белла вполне заслуженно посчитала это прогрессом.

Таня развернулась и поплелась вглубь дома. Поскольку входную дверь она оставила открытой, Белла посчитала, что это единственное приглашение, которого она удостоится. Ступив внутрь, она поставила бутылки на столик, пока снимала пальто и ботинки. Заглянув в гостиную и увидев гору смятых бумажных платочков, раскиданных по дивану и новому журнальному столику, Белла поморщилась. Всё гораздо хуже, чем она полагала. Женщина быстренько сбегала на кухню, откупорила одну из бутылок и вернулась в гостиную с двумя бокалами, до краёв наполненными вином.

Поставив один бокал на столик возле Тани, Белла приметила кипу дисков. «Моя девочка», «Форрест Гамп», «Инопланетянин», «Балбесы»… все фильмы о детской дружбе. У Беллы даже в груди ёкнуло. Не желая смущать Таню, она не стала комментировать увиденное. Прошествовав в другой конец комнаты, она уселась в кресло Эдварда, подтянув под себя ноги, а затем сделала глоточек вина.

- Я тоже по нему скучаю, - тихо произнесла Белла, не поднимая глаз.

- Это не то же самое, - с горечью отозвалась Таня.

- Ты права… я очень скучаю по Джейку, если он уезжает надолго. Но мы никогда не жили вместе, и я понимаю, что тебе сейчас в сто раз хуже.

Таня с подозрением взирала на Беллу несколько мгновений, а затем слегка кивнула. Потянувшись к бокалу, она тихонько всхлипнула, прежде чем отхлебнуть сладковатый напиток.

- Вкусно, - промямлила она. Белла сжала губы, дабы сдержать улыбку, вызванную столь патетичным тоном.

- Да, моя любимая марка.

Они молча потягивали вино, пока на заднем плане шёл «Инопланетянин».

- Я была без памяти влюблена в Элиота, когда впервые увидела этот фильм, - проговорила Белла, а затем поморщилась, когда Таня взглянула на неё, как на педофилку. – Мне было всего восемь, когда фильм вышел, - поспешила добавить она.

- Я ещё даже не родилась.

- Точно… - отозвалась Белла, качнув головой. Она старалась не придавать значения столь явному возрастному различию, но это давалось с трудом.

- Зачем ты здесь?

- Я беспокоилась за тебя.

- За меня? – недоверчиво переспросила Таня.

- Да, - ответила Белла. – Эдвард говорил, что тебя очень расстроил его отъезд, и мне хотелось проверить, как ты здесь.

- Зачем?

- Таня, я понимаю, что между нами очень напряжённые отношения, но это не значит, что я желаю тебе зла. Эдвард любит тебя, и очень переживает, что ты сидишь здесь совсем одна…

- А поскольку ты любишь Эдварда, то тебе приходится любить и меня тоже. Так? – закатила глаза Таня.

- Вроде того, - усмехнулась Белла. – Хочешь, чтобы я ушла?

Таня задумалась на мгновение.

- Нет, - почти по-детски отозвалась она. Белла послала ей небольшую улыбку и вновь повернулась к телевизору.

Когда они дошли до момента, когда инопланетянин умирает, обе женщины комкали в руках по платочку, искренне оплакивая маленького милашку пришельца. Боль его лучшего друга ощущалась, как своя собственная, железной хваткой сжимая сердце. И хотя Белла знала, что у этой истории счастливый конец, боль от этого меньше не становилась.

- Я чувствую себя так же, - всхлипнула Таня, указывая на заплаканное лицо маленького мальчика на экране. – Прямо как он!

Не задумываясь, будет ли её сочувствие уместным или же нет, Белла поднялась, пересаживаясь на диван, и обняла за плечи рыдающую Таню. Та сперва напряглась, но затем расслабилась. Белла крепко обнимала её, успокаивающе шепча и гладя девушку по спине.

- Я так по нему скучаю, - надрывно пожаловалась Таня. – Мы всегда жили вместе, а теперь он вообще в другом городе. Я понимаю, что у него всё хорошо, но так странно, что его нет рядом!

- Понимаю.

Таня продолжала плакать и жаловаться Белле, как трудно ей даются эти перемены, хоть она и понимала, что в конечном итоге этот день настанет. И неважно, что она и сама состоит в прочных любовных отношениях; на самом деле она не ожидала, что им придётся разъехаться.

- А ты что думала? – поразилась Белла. – Что вы все всегда будете жить в одном доме? Он с женой, а ты со своим мужем?

- Не смейся надо мной! – обиделась Таня.

- Прости, - хихикнула Белла и испытала облегчение, когда Таня присоединилась к её смеху. Затем она резко отстранилась, вытирая глаза.

- Ну, нет, - шмыгнула носом она. – Я понимала, что мы не будем вечно жить вместе… наверное я… не думала, что это случится так скоро.

Белла гадала, когда же по мнению Тани это должно было произойти, ведь Эдварду уже почти тридцать, да и сама она не намного младше него. А также она подумала, что поскольку у них не было серьёзных отношений в прошлом, есть вероятность, что всё дело в созависимости, в которую вполне могли перерасти их отношения. Зафрине было бы где развернуться, если это так. Но Белла благоразумно придержала своё мнение при себе.

Кроме того Белла подумала, как удачно сложилось знакомство Тани с Джейкобом, а иначе трудно предположить, как бы она перенесла то, что Эдвард продолжил строить свою жизнь без неё. И пусть у них никогда не было физических отношений, они во многом напоминали пару, заполняя тем самым прорехи, которые не могли дать предыдущие отношения.

- Знаю, тебе это кажется глупостью, - печально изрекла Таня. – Но Эдвард – единственная семья, которая у меня есть, не считая его родителей.

- Есть ещё и Карлайл? – напомнила Белла.

- Это не то же самое. Он очень милый, и Эсме тоже, но они совсем меня не знают. Понимаешь?

- А как же Джейк?

- Я люблю Джейка, - ответила Таня. – Но он – мой парень, и мы не так давно встречаемся…

- И ты всё ещё пытаешься произвести хорошее впечатление? – любезно подсказала Белла, вызвав у Тани улыбку.

- Да.

- Может пришло время позволить и Джейку стать твоим лучшим другом?

- Может быть.

- Он очень тебя любит, Таня, - серьёзно проговорила Белла. – Помнишь, ты говорила, что я, как никто другой, делаю Эдварда счастливым? Ну… - Белла многозначительно повела плечом, позволяя Таня додумать самой.

- Честно?

- Честно.

Таня медленно кивнула и в последний раз шмыгнула носом.

- Спасибо, Белла.

Вскоре после этого маленького, но значимого разговора по душам, Белла засобиралась домой. Ей стало легче от того, что удалось хоть немного помочь Тане, а главное их отношения, похоже, начинали налаживаться. Белла сомневалась, что они вновь станут близки, как прежде, но её радовало и то, что злость и агрессия канули в небытие.

Следующим вечером в дверь Беллы раздался тихий стук. Открыв, она с удивлением обнаружила на пороге неуверенно переминающуюся Таню. Белла улыбнулась, раскрывая объятия, которые Таня охотно приняла.

Когда они удобно устроились с закуской, вином и фильмом, включенном для фона, Таня какое-то время оглядывала её комнату. Затем, наконец, серьёзно посмотрела на Беллу.

- Прости, что вела себя как стерва, когда вы с Эдвардом помирились.

Белла неуютно поёжилась. Она не любила напоминания о тех первых днях, когда они только-только примирились.

- Всё нормально, - пробормотала Белла. – Я ведь заслужила.

- Просто я переживала за него, Белла, - тихо продолжила Таня. – Он был совершенно разбит после твоего ухода. И мне было нелегко смотреть, как он вновь сходится с кем-то, кто так сильно его ранил.

Белла сделала глубокий вдох и медленно выдохнула.

- Я ничего не могу изменить, - искренне отозвалась она. – Могу лишь заглаживать свою вину каждый божий день… и пообещать никогда больше так не поступать, - Белла послала Тане печальную улыбку.

- Ты не можешь этого пообещать, - фыркнула Таня.

- Ладно, как насчёт обещания не поступать так по глупости?

- Договорились.

Это превратилось в некий ритуал, как минимум раз в неделю Белла с Таней проводили вместе вечер, разговаривая об Эдварде. Больше всего Белле нравилось слушать истории из его детства, и во время этих разговоров обеим было чуточку легче переносить расставание. В процессе этих посиделок и бесед их отношения значительно улучшились. И хотя Белла не смела и надеяться на это, но они с Таней стали даже ближе, чем были до того злополучного разрыва.

Безусловно, эта новость привела в восторг и Джейкоба, и Эдварда. Оба находились в неловком положении «лучшего друга» и «парня» и игра в перетягивание каната их порядком утомила. Теперь же с этим было покончено.

За последние пять месяцев много чего произошло, но одно осталось неизменным – Эдвард. Она по-прежнему не идеальна, и вряд ли когда-нибудь станет таковой. Бывали моменты, когда она чувствовала себя никчёмной, но это случалось, только когда она была одна. С Эдвардом она чувствовала себя самым важным человеком на Земле, и изо всех сил старалась, чтобы и он ощущал то же самое.

Протянув руку, она убрала локон волос, упавших ему на лоб, и заметила как приподнялись в улыбке уголки его губ. Белла продолжила поигрывать с его растрёпанными волосами, пытаясь привести их хоть в какой-то порядок. Сияющие ярко-зелёные глаза распахнулись, со смешинкой уставившись на неё. Непокорная рука прошлась вдоль виска, погладила щёку и скулу, один пальчик задержался на щетине на подбородке.

Белла обожала такие мгновения. Чем не прекрасное начало нового дня в уютной тишине комнаты, когда слова вовсе необязательны. Когда все эмоции и чувства передавались через прикосновения и поцелуи, пронзительные и любящие взгляды. С особой бережностью она хранила эти мгновения в своём сердце, копила и лелеяла, словно драгоценные камни, чтобы потом насладиться каждой их гранью. Эти мимолётные секунды и минуты были самыми важными в её жизни. Когда молчание красноречивее слов.

К сожалению, они длились не так долго, как ей хотелось бы, но Беллу всегда согревала мысль, что эти мгновения обязательно вернутся.

Когда пару часов спустя они всё-таки выбрались из постели, Белла просто наслаждалась компанией Эдварда. Они болтали, шутили, дурачились и обнимались, как и любая влюблённая пара. Ласковый шёпот и лёгкие, неуловимые ласки. А порой не такие уж неуловимые. В конце концов, они вспомнили, что их ждёт небольшая вечеринка, потому после совместного душа, включающего не только мыло, но и множество поцелуев, они собрались в город.

Как и всегда, от Эдварда в парадно-выходном костюме у Беллы захватило дух. Он был необычайно красив, и не просто внешне, ведь эта красота буквально лучилась изнутри. И именно тогда она поняла, что Эдвард тоже видел её внутреннюю красоту. Сияние, исходящее изнутри. Видел несравненно больше, чем способен уловить мимолётный взгляд. Она с гордостью шла с ним под руку, ведь он так смотрел на неё, что становилось совершенно ясно, никакая другая женщина не сможет затмить её. Вот что она чувствовала рядом с ним.

Вечер прошёл великолепно и даже лучше, чем прошлогодний, ведь в этот раз снаружи не поджидала вероломная ведьма, жаждущая нарушить их идиллию. И всё же ночь закончилась по старинке, в постели, где Эдвард доводил Беллу до исступления совсем иным более интимным способом.

На следующий день они были приглашены на ужин к Тане и Джейкобу. Ей тоже хотелось провести больше времени с Эдвардом, ведь последнее время это случалось всё реже. Это даже не ужин, а скорее небольшие посиделки четырёх друзей, и Белла ждала их с нетерпением. Но к их огромному изумлению, когда они приехали, в доме царил мрак и тишина.

- Странно, - нахмурился Эдвард. – И где они?

- Без понятия.

- Это ведь не безумная вечеринка-сюрприз? – с подозрением спросил он.

- Если и так, то то меня не посвятили.

- Ага, как будто бы ты призналась.

- Честное слово, - с улыбкой ответила Белла. По правде говоря, Белла понятия не имела, почему дом кажется пустым. И она почти уверена, что если бы Таня собиралась устроить сюрприз, то не позволила бы ей планировать вчерашнюю вечеринку.

Эдвард достал ключи и отпёр дверь, несколько раз громко постучал и окликнул домочадцев, но ответа не последовало. Повернувшись к Белле, он пожал плечами и зашёл в прихожую, включая свет. Когда они зашли в гостиную, никто не выпрыгнул навстречу с криками «Сюрприз!», что окончательно сбило их с толку.

- Может они забыли? – растерянно предположила Белла.

- Сомневаюсь… Вчера Таня сама напоминала мне. А если они решили съездить за ужином?

- Может стоит позвонить ей? – предложила Белла, наблюдая, как Эдвард выудил из кармана телефон, набирая нужный номер.

- Голосовая почта, - шепнул он, прикрыв на миг динамик, а затем оставил короткое сообщение. – Видимо, нам придётся просто подождать, пока они вернуться домой.

Поскольку Эдвард уже несколько месяцев назад перевёз своё любимое кресло к Белле, ему не оставалось ничего другого кроме как сесть на ненавистный диван. Белла рассмеялась, наблюдая, как он пытается усесться удобней. Мужчина с коварной усмешкой ухватил Беллу и дёрнул, повалив на себя. Пару мгновений спустя они уже со смехом барахтались на «зыбучем» диване, пытаясь урвать друг у друга поцелуй.

- По крайней мере, на этом диване удобно зажиматься, - тихонько засмеялся Эдвард в её шею.

- Ммм…

- Надо было остаться дома, - вкрадчиво продолжил он. – Вряд ли Лея обрадуется, если мы оскверним её кровать.

- Ну так она ведь и не узнает, - выдохнула Белла, запустив руку между их телами и пробежавшись пальчиками по его быстро увеличивающемуся члену. – С тобой невозможно ходить по гостям, знаешь?

- Я не видел тебя, уже бог знает сколько, - простонал он. – А ты ведь знаешь, что когда я возвращаюсь домой из Сиэтла, я как минимум дня три не выпускаю тебя из постели.

Домой. Ей нравилось, как это звучит.

А ещё Белле нравились звуки, которые издавал Эдвард, когда её поглаживания стали смелее. Его руки скользнули под блузку, лаская грудь, а пальцы пробежались по соскам, заставляя их затвердеть.

- Если они не появятся через пять минут, мы уходим, - прорычал Эдвард.

- А ты сможешь так долго вытерпеть?

- Вряд ли, - отозвался он, заставляя Беллу засмеяться.

Но в итоге им и вовсе не пришлось ждать, почти сразу входная дверь с грохотом распахнулась. Эдвард и Белла испуганно вскинули головы, увидев, как в дом ворвалась разъярённая Таня.

- Поверить не могу, что ты меня обрюхатил, Джейк! – проорала она, не сознавая, что у этого разговора есть слушатели.

- Да ладно тебе, детка, - протянул он, следуя по пятам. – Не злись!

Она резко крутанулась к нему.

- И что мы теперь будем делать?

Не моргнув глазом, Джейк опустился на колени, умоляюще подняв руки:

- Выходи за меня!

- Что?

- Я сказал, выходи за меня! – вновь попросил он. Таня недоумённо смотрела на него, а затем фыркнула, оттолкнув его голову прочь.

- Поднимайся, - раздражённо отозвалась она и вновь отвернулась. – Я не собираюсь выходить за тебя, только потому что беременна.

- Так выходи, потому что любишь! – широко усмехнулся он, так и следуя за ней на коленях.

Таня покачала головой, беспомощно взмахнув руками, и решительно направилась вглубь дома, так и оставив Джейка на коленях.

- Эдвард! – услышали они её визг, как только она скрылась из виду. – Богом клянусь, если ты трахаешь Беллу на моём диване, я тебя прикончу!

Джейк поднялся на ноги и, повернувшись к ним, повёл плечом, шепнув «гормоны», после чего вновь поспешил за Таней.

Как только спектакль закончился, Белла повернулась к Эдварду, и они уставились друг на друга, ошарашено раскрыв рты. Затем Эдвард фыркнул, и они оба разразились громким смехом. Белла по-прежнему слышала, как парочка спорит наверху, Таня возмущалась, что Джейкоб не способен вовремя «вытащить», а он просто продолжал гнуть свою линию, заявляя, что как честный человек теперь просто обязан жениться.

- Видимо ужин отменяется? – хихикнула Белла.

- Похоже на то, - ответил Эдвард. Затем он убрал волосы, упавшие ей на лицо, и взглянул на неё с такой неприкрытой нежностью, что Белла забыла на миг, как дышать.

- Что? – тихо спросила она.

- Эй, малышка, - таким же тоном отозвался он. – Как насчёт «обрюхатить»?

Сердце Беллы споткнулось, а затем затрепыхалось в груди, словно крылышки колибри.

- Это такой милый способ попросить меня провести с тобой всю оставшуюся жизнь?

- Да.

- Для этого вовсе необязательно меня «брюхатить», - прошептала она, а затем наклонилась, подарив Эдварду сладкий поцелуй.

- Это «да»?

- Да, Хозяин, - совершенно искренне улыбнулась Белла.

- Поехали домой.

Домой. Да, Белле определённо нравилось, как это звучит.

Да, знаю, многие из вас уже потеряли надежду увидеть продолжение. И мне очень стыдно. К сожалению, у нас с музой случился небольшой разлад, переросший в творческий кризис.
Возможно, вы не поверите, но весь процесс застопорился из-за одной единственной сцены в главе. Не помню, чтобы мне когда-либо перевод давался с таким трудом. Меня даже посещала нехорошая мысль и вовсе "вырезать" её, но совесть не позволила. Так что после долгих мытарств и истерик, глава всё-таки появилась в полном объёме. Не скажу, что результат устроил меня на сто процентов, но... с музой мы вновь помирились, а это главное.
Надеюсь, здесь остались ещё те, кто готов поделиться своими впечатлениями?


Источник: http://robsten.ru/forum/49-416-105
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Sonea (27.06.2013)
Просмотров: 3846 | Комментарии: 41 | Теги: Let's Get Physical | Рейтинг: 5.0/62
Всего комментариев: 411 2 3 4 5 »
0
41   [Материал]
  А мне нравится! Очень эмоционально и Таня необычная и перевод сказочный! lovi06032

0
40   [Материал]
  Спасибо ! Но начало было интересней и веселей .

39   [Материал]
  Обрюхатить! fund02002 Ха-ха! fund02002

38   [Материал]
  Спасибо огромное за новую главу. И за то что вы нас не бросили. Очень понравилась сцена с Таней...

37   [Материал]
  СПАСИБО!!!!

36   [Материал]
  Спасибо за долгожданное продолжение. fund02016 good

35   [Материал]
  Ура!Спасибо за проду!
Предложение эдварда было весьма интересным!

34   [Материал]
  Спасибо за новую главу, такие трогательные отношения, а чего только предложение Эдварда стоит...? Желаю плодотворного сотрудничества с капризной Музой!

33   [Материал]
  оооооооооооооо,эта долгожданная глава стоила своего ожидания!!!! они такие молодцы!!! и это "ДОМОЙ"!!! не только Белла от него в восторге!!!
жду продолжения!!!!

32   [Материал]
  Отличная глава. Спасибо cvetok01

1-10 11-20 21-30 31-40 41-41
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]