Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Потребности и желания. Глава 31

Глава 31. Гавайи. Часть первая, или «Хорошая Леи»


ВPOV

Я только что сообщила Эдварду, что Джаспер остановился в моем доме на какое-то время. Я думала, что у него будет несколько вопросов ко мне, но не ожидала абсолютного молчания, которое последовало. Я подождала еще немного, прежде чем заговорила вновь. И сразу поняла, что он, вероятно, ревновал. Этот парень, видимо, не понимал, насколько он удивителен для меня.

- Эдвард, ты еще здесь?
- Прости. Да, я здесь. Когда это все произошло? Я думал, Элис не хотела, чтобы мы разговаривали с Джаспером некоторое время.
- Он появился у Ньютонов как раз перед закрытием и спросил, может ли он поговорить со мной. Я знаю, что сказала Элис, но мне нужно было увидеть, могу ли я помочь.
- Где он спит? - О да, а вот и ревнивый мужчина, которого я знаю и люблю.
- Он был настолько грустным, что я сказала ему, что он может остаться в моей комнате. Он рядом со мной в данный момент. Не хочешь поздороваться? Я и не знала, что Джаспер спит голым, а ты?
- Тебе бы лучше шутить, Белла. Если же нет... меня не волнует, что он мой лучший друг, я собираюсь убить его.

- Он остановился в свободной комнате, Эдвард. Джаспер постучал в мою дверь, не открывая ее, и пожелал спокойной ночи, когда проходил по коридору. Он абсолютно сходит с ума по Элис. Я уверена, однако, это лишь фасад. Бьюсь об заклад, он прячется в тени, готовый напасть на меня, как только я усну.
- Очень смешно, Белла. Я рад, что ты так легко шутишь.
- Извини, милый. Неужели ты расстроился? Я просто дразнила тебя. Я думаю, это мило, что ты так защищаешь меня.

- Прости и меня тоже. Я знаю, что у меня есть привычка слишком остро реагировать. Но, для твоего сведения, Джаспер — парень, и я знаю, что он думает, что ты горячая. Заблокируй дверь прежде, чем идти спать, окей?
- Что? Ты это серьезно? - Я не была уверена, должна ли я быть польщенной или потрясенной.
- Я шучу, Белла. Ну, не совсем, он думает, что ты горячая, но кто может его винить. Как оказалось, что ему требуется место для ночлега?
Я объяснила ему подробности нашего разговора и поведала факт о том, что Джаспер восстал против своей мамы и съехал.

- Ты знал обо всем происходящем? С Элис и твоим отцом, и прочим?
- Я знаю кое-что из этого. Дело в том, что Элис такой человек, которого почти все любят. Такая уж она есть, моя сестра просто излучает бодрость или что-то такое. Я знаю, что в действительности она не хочет, чтобы люди знали реальную ситуацию с мамой Джаспера. Думаю, Элис всегда чувствовала, что это происходит по ее вине, и это постоянно беспокоило ее. После разговора с Джаспером, ты, наверное, знаешь больше, чем я.
- Знаешь ли ты, что однажды его мама дала твоему папе ключ от номера в гостинице?
Снова тишина.

- Предполагаю, это не должно на самом деле удивлять меня. Я думаю, что большинство людей, живущих здесь, знают, что она охотится за мужчинами, особенно за мужчинами, которые не проявляют к ней интереса. Папа все еще сходит с ума по маме, чтобы когда-нибудь сделать нечто вроде этого. Кроме того, у моего отца уже большая практика отказа женщинам. Я думаю, он отбивался от медсестер со времен медшколы. - Эдвард тихо засмеялся.
Мы поговорили немного о нашей поездке. Мы уедем через два дня. Я была невероятно взволнована. И подумала, если бы Джаспера пригласили в поездку, и если бы он согласился — что бы происходило сейчас?

- Джаспер должен был поехать с нами?
- Да, мои родители пригласили его, он получил билеты и все остальное. Думаю, Элис сказала ему, что не хочет, чтобы он ехал. Мои родители пытаются быть дипломатичными. Я думаю, они сказали ей, что продлили приглашение и что он все еще мой друг, так что если он хочет, то по-прежнему может поехать. Думаю, я позвоню ему вскоре, видя, что ты уже нарушила правило Элис. Надеюсь, я не услышу тебя на фоновом плане, крутящуюся в одеялах, когда буду разговаривать с Джаспером? Знаешь, это бы разбило мое сердце.

- Ха-ха. Очень смешно. Я не врала тебе. Он находится в другой стороне дома. Кроме того, единственный голый парень, которого я хочу в своей постели — это ты, на случай, если ты еще не понял этого.
Эдвард фыркнул.
- Я только шучу. И если ты действительно хочешь меня голого в постели, я могу оказаться там через пятнадцать минут.

- С тем, как ты ездишь, это больше похоже на пять минут, и поскольку твое предложение слишком соблазнительно, мне трудно сопротивляться. Мои родители довольно хорошо отнеслись к нахождению Джаспера здесь, я не хочу это разрушить.
- Какой позор.

Мы попрощались, и я легла спать. У меня оставалось несколько минут на сбор вещей утром.
Как выяснилось, Эдвард не смог вновь пригласить Джаспера поехать на Гавайи вместе с нами. Я все еще лелеяла надежду в глубине своего сознания, что тот может просто появиться в аэропорту. Я также узнала, насколько серьезной была Элис, чтобы мы не контактировали с Джаспером. Эдвард, должно быть, сказал ей, что тот находится здесь. К сожалению, она не восприняла эту новость особо хорошо. Пока я пребывала в душе, она позвонила и оставила мне сообщение. Я никогда не слышала, чтобы Элис особо сердилась, пока не прослушала это послание. Она попросила меня не звонить ей и выдала довольно длинную тираду по поводу того, что я не была хорошей подругой для нее. Вместо того чтобы заставить меня сожалеть о своем решении поговорить с Джаспером, это просто разозлило меня. Мне было не пять лет, и я не отступала легко, когда люди относились ко мне именно так. Я звонила ей несколько раз, только чтобы нарваться на ее голосовую почту. Я оставляла ей сообщения каждый раз, пока ее голосовая почта не оказалась переполнена.

Сегодня я осталась у Калленов, так как мы уезжали рано утром, чтобы попасть в аэропорт. Я обменялась с родителями множеством объятий и также предприняла одну, последнюю попытку изменить мнение Джаспера. Он был разочарован тем, что Элис так разозлилась на меня, позволившей ему остаться. Он очень рассчитывал на то, что она выслушает меня. Я не собираюсь подводить его. Как бы ни была я раздражена из-за поведения Элис, я знала, что она ведет себя так потому, что ей больно.

Когда я добралась до их дома, Эдвард встретил меня у моей машины, как обычно. Я спросила об Элис, и он просто сказал, что она ушла, но он чувствовал, что она вернется позднее. Это не имело значения. Мы будем все вместе на следующей неделе, ей придется выслушать меня когда-нибудь.

Конечно же, когда Элис вернулась домой, то направилась прямо в свою комнату. Я постучала, и она впустила меня. Я была немного удивлена, что сестра Эдварда даже открыла дверь. К сожалению, она просто сказала «привет» и что прослушала мои сообщения, и что ей не интересно услышать, что я хотела сказать прямо сейчас. Затем она попросила меня уйти, закрыла дверь и заперла ее. Элис включила радио, громко — просто для лучшего уединения.
На следующее утро будильник зазвонил в какое-то невероятное время. Если бы я не была так взволнована нашей поездкой, то была бы сильно раздражена. Все было упаковано и перенесено в машину накануне вечером. Мы набросили свою одежду и приготовились к отъезду.

Меня ничего особо не интересовало, кроме чашки кофе и подремать на плече Эдварда во время езды. Элис смотрела в свое окно, ни с кем не разговаривая. Эдвард сидел между нами на заднем сидении, его длинные ноги были согнуты под неудобным углом. Эсми предложила самой сесть на заднее сидение, но он настоял, что в порядке. Я сомневалась, что любимый будет в состоянии нормально ходить, когда мы доберемся до аэропорта.

Я дремала на плече Эдварда, пока мы ехали. И прежде, чем казалось возможным, я находилась на своем месте в самолете, поскольку мы получили свои посадочные талоны. Джаспера не было в аэропорту. Я не знаю, почему удивилась. Только казалось, что он был таким парнем, который потянул бы этот великий романтический жест. Я придумывала всевозможные сценарии — я представляла его, ждущим с цветами в руках или бегущим, чтобы успеть на самолет, когда они закрывают ворота, выкрикивая имя Элис, пока Джаспер спешит. Когда мы взлетели, я, наконец, поняла, что он действительно не пришел.

Гавайи оказались восхитительны. Настолько пышные и красивые. Я бывала на каникулах со своими родителями и раньше, но путешествие с Калленами было совершенно другим опытом. Отель выглядел абсолютно роскошно, у Эдварда и меня была собственная комната в номере. У Элис тоже, и вид из окна оказался убийственным. Карлайл пропадал большую часть времени ежедневно, посещая свои конференции. Перед ночью мы все встречались на ужине, и, конечно же, питались только в лучших ресторанах. Это было почти подавляюще.

Элис и Эсми проводили большую часть своего времени вместе. Они совершали покупки или осматривали достопримечательности, или проводили час или два на пляже, а иногда и в бассейне. Элис все еще полностью избегала меня. Если я только открывала рот, чтобы заговорить, она уходила в другом направлении. Я знала, что Эдвард пытался создать для меня отличнейший отдых, поэтому я старалась не расстраиваться ради него. Он взял меня, чтобы я увидела все его любимые места. Они отдыхали на Гавайях несколько раз, и он знал много замечательных мест, которые, похоже, были не особо многолюдны, как основные туристические маршруты. Мы гуляли по пляжу и плавали в бассейне. Эдвард сводил меня в магазин и настоял, чтобы я даже не брала с собой кошелек. Мне, вероятно, понадобится дополнительный чемодан, чтобы привезти домой все вещи, что я приобрела.

Нахождение на Гавайях делало меня очень игривой, и Эдвард шутил, что если я собираюсь быть такой «любезной», то мы должны переехать сюда. Все ощущалось таким чувственным. Мы были едва одеты большую часть дня, воздух был ароматным и густым с опьяняющими запахами. Шум океана как постоянный фон – эти звуки ритмичных ударов, которые, казалось, стали частью нас. Это не причиняет вреда, особенно если наша кровать была самой удобной вещью, на которой я когда-либо лежала, простыни, должно быть, имели миллион нитей на сантиметр* или что-то такое… Казалось просто неправильным не залезать под них голой, позволяя роскоши впитываться в мою кожу. Было на самом деле хорошо, с одной стороны, что у нас так много времени на себя – со стороны смотрелось, будто мы вели себя как пара ненасытных молодоженов.

Если я думала, что с трудом держу руки вдали от Эдварда, то это было ничем по сравнению с тем, как я чувствовала себя, наблюдая за ним на сёрфе. Мой личный маленький секрет заключался в том, что у меня были кое-какие мысли о серферах. В тех редких случаях, когда моя семья проводила отпуска на пляже, я, как правило, сидела на берегу – наблюдала за мальчиками с их досками. Возможно, это было связано с тем, что я всегда жила в тех краях, которые находились на значительном расстоянии от выхода к морю, и целая культура серфинга была таинственна для меня. Возможно, это было связано с тем, что я, как правило, получала удар под зад от волн, поэтому смотреть за серферами позволяло мне чем-нибудь заниматься, пока я была в безопасности на песчаном берегу. Что бы это ни было – определенно что-то имелось в пляжных парнях в мокрых костюмах, что делало меня счастливой. Эдвард пытался убедить, что он сможет научить меня серфингу еще до нашего приезда сюда. Я утверждала обратное. После того как мы оказались здесь, и он увидел, что я не могу сохранить вертикальное положение даже на небольших волнах, любимый отступил. Я сказала ему, что мне, вероятно, больше нравится наблюдать за ним, чем поглощать большое количество морской воды, в любом случае.

На третий день пребывания на Гавайях мы выехали в ужасно ранний час, чтобы сходить в небольшой магазин для серферов в двадцати минутах езды от нашего отеля. Магазины при отеле и в округе давали в прокат доски, но Эдварду необходима была очень специфическая доска, и он настаивал, что должен пойти в этот конкретный магазин – один из используемых «местными жителями». Как только он заполучил свою доску, мы вернулись в наш номер, и любимый надел удлиненные шорты, схватив гидрокостюм, что он упаковал. Его шорты низко сидели на бедрах, и кончики тазовых костей выступали – накаченная «V» ниже талии вынуждала меня опускать взгляд южнее. Он действительно выглядел невероятно с этими своими загаром, приобретенным за последние несколько дней, и с волосами, лезущими ему в глаза. Я подумала, что он и понятия не имел о том, насколько удивительным выглядел. Если бы Эдвард спросил, хочу ли я остаться в комнате и просто смотреть на него весь день, я проголосовала бы «за» без задней мысли. Он прятал свои руки за спину, и когда вытянул их вперед… печально известный купальник, что он купил для меня, лежал в его ладони. Это определенно не было чем-то большим.

- Я надеялся, что ты наденешь его сегодня. – Он улыбался, произнося это, и его взгляд был устремлен куда-то вдаль, будто он уже представлял это на мне.
Я забрала купальник и повесила его перед собой. Я могла понять, почему Карлайл думал, что он покупает шнурки. Меня удивило, что Эдвард купил такой откровенный купальник для меня. На самом деле… если бы он купил эту вещь для меня, чтобы носить ее в бассейне… когда мы были бы там только вдвоем – я не была бы удивлена; но видя, как он ревнует к каждому парню, который проходит мимо нас… я не думала, что купальник выглядел самым разумным, что он выбирал. Я не настолько сошла с ума, чтобы думать, будто хочу выглядеть так невероятно, что парни станут засматриваться – это далеко не так, – просто это был тот тип купального костюма, что разработан для привлечения внимания. Я продолжала смотреть на крошечное бикини, что держала перед собой.

- Белла, просто надень его для меня, пожалуйста. Я ждал, чтобы увидеть его на тебе. – Он поцеловал меня нежно в шею, зная, что я не могла устоять перед ним.
- Хорошо. Я выйду через минуту. – Я ушла с купальником в нашу комнату, сердясь, что Эдвард сражался нечестно – у меня не было ни единого шанса, когда он целовал меня, всегда.

Я осмотрела себя в зеркало. У меня был довольно хороший загар, который помогал купальнику не выглядеть совсем уж отвратительно. Я вдруг очень обрадовалась, что продепилировала воском зону бикини прежде, чем мы уехали. Я не была огромной сверху, но у меня было достаточно того, что чуть не вываливалось из маленьких треугольников черной ткани, удерживающихся на месте за счет шнурочков, завязывающихся на шее и спине. Я закатила глаза на свое отражение и подумала о тренажерном зале на первом этаже, ведь если я пойду туда прямо сейчас и проведу следующий год на эллиптической или беговой дорожке, то смогу на самом деле выдержать этот купальник. Я схватила полотенце и направилась к двери – чем быстрее я покончу с этим, тем лучше.

Эдвард повернулся, чтобы посмотреть на меня, как только услышал, что дверь открылась. Я боролась с желанием втянуть свой живот, не желая видеть выражение его лица, когда он увидел бы меня.
- Белла. – Его голос был тихим, как дыхание, и эмоции, слышимые в нем, заставили меня посмотреть наверх. Его глаза горели первородной похотью.

Ну что ж… если это не было небольшим повышением уверенности в себе. Я подошла к парню, мой желудок делал сумасшедшие кульбиты, пока его взгляд путешествовал вверх и вниз по моему телу.
- Тебе нравится это? – спросила я.

- Нет. Я люблю его, Белла. Я представлял себе, как ты будешь выглядеть в этом, но мое воображение не было справедливым. Ты выглядишь совершенно потрясающе. - Он обернул свои руки вокруг моей талии, большие пальцы щекотали низ моего живота, чуть выше моего купальника. Эдвард порхал поцелуями по верхней части моих грудей, а затем высунул язык и лизнул дорожку между ними. Я издала, вздрогнув, вздох, когда его прикосновения воспламенили мою кожу, как огонь. Пока он прокладывал поцелуями свой путь вверх по моей шее, я прижалась щекой к его шелковистым волосам. Когда он дошел до моего уха, то прошептал хриплым, гортанным голосом:
- И ты вся моя.

Потом Эдвард поцеловал меня, проводя своими губами и языком по моему рту в той греховно-соблазнительной манере, которой мне никогда не насытиться — даже если бы он целовал меня вечность. Я была разочарована, когда он, наконец, отстранился.
Любимый отметил, что его родители завтракали на балконе. Мы обычно не вставали так рано, но наша экскурсия для покупки доски для серфинга состоялась на рассвете, и мы были готовы отправиться на пляж к семи часам. Мы останавливались и заходили в некоторые кафе ранее, но мой желудок не был готов для трапезы тогда. Мы оба были немного голодны и решили перехватить что-нибудь быстро с Карлайлом и Эсми. Мать Эдварда заказывала сказочные фруктовые блюда каждое утро, они были почти слишком красивыми, чтобы их есть. Мой рот наполнился слюной из-за нескольких клубничек и ананаса.

- Вы вдвоем встали и собрались так рано утром. - Эсми приветствовала нас со своей обычной теплотой.
Карлайл улыбнулся и поприветствовал нас также, после того как проглотил кусок омлета, что он ел, когда мы вошли. Эдвард наполнил каждому из нас тарелку фруктами и сел рядом со мной.
- Эдвард собрался на серфинг, так что нам пришлось рано встать и приобрести ему доску.
Эсми кивнула.
- Эдвард брал уроки в двух наших поездках в Калифорнию. Он схватывает вещи на лету.
- Сюрприз, сюрприз, - произнесла я с притворным сарказмом. Он игриво толкнул меня локтем.
- Что это должно означать?

- Только то, что ты можешь делать все. Это чертовски впечатляет на самом деле.
Любимый наклонился и поцеловал кончик моего носа.
Я взглянула вверх и увидела, что Эсми наблюдала за нашим взаимодействием. Она улыбнулась, когда поймала мой взгляд, и вернулась к своему завтраку. Карлайл поделился с нами темой его сегодняшнего выступления – я дистанцировалась довольно быстро после слов «макулодистрофия** и доброкачественные опухоли». Эсми намеревалась провести часть дня в SPA-центре с Элис.

- На четыре часа я записалась на одно из этих занятий с дельфинами, где ты можешь поплавать с ними и побыть их тренером. Элис это не интересно, а вам двоим?
Эсми смотрелась так, как будто плавание с дельфинами собиралось стать главным достижением ее жизни. Я же думала, что плавание с большим млекопитающим, которое провело свою жизнь в воде, было немного жутким. Эдвард улыбнулся Эсми. Он выглядел как фанат дельфинов. Возможно, я просто не понимала этого.

- Я хотел бы пойти. Можно я тоже поплаваю с дельфинами? – Мне хотелось рассмеяться от его энтузиазма. Он звучал, как будто ему было три года – это было восхитительно.
- Правда? – спросила Эсми, она, очевидно, надеялась на какую-нибудь компанию.
- Да. Я думаю, это будет так здорово. Почему ты не сказала мне, что планировала это? Я определенно участвую.
Я рассмеялась.
- Думаю, я пропущу это. Похоже, будет отлично, если вы пойдете вдвоем и сделаете это вместе.
- Ты уверена?

- Конечно. Я хочу, чтобы ты пошел и хорошо провел время.
Эсми была в восторге.
- Замечательно. Я бы спросила тебя раньше. Я не знала, что ты заинтересуешься. Карлайл и Элис думают, что я сумасшедшая. И по тому, как Белла хихикает здесь, я предположу, что она на стороне этих двоих.
Эдвард и я закончили есть фрукты и встали, чтобы уйти.
Когда мы уже собирались открыть дверь, Эсми снова заговорила.
- Я только что заметила твой купальник, Белла. – Я застыла на полпути. – Он выглядит так же, как тот, что Карлайл выбрал для меня, когда мы недавно делали покупки. – Глаза Эдварда встретились с моими, и я должна была бороться, чтобы сохранить выражение своего лица спокойным.

Я украдкой взглянула на Карлайла и была поражена, что он просто улыбался.
- Когда это было, а, пап? До или после того, как я купил несколько веревочек? - спросил Эдвард, поддразнивая.
Эсми только нахмурила брови в замешательстве.
Карлайл засмеялся и покачал головой, очевидно, вспомнив разговор.
- После. - Он пожал плечами. - Эй, у мужчин семьи Каллен иногда просыпается хороший вкус, что я еще могу сказать.
Затем они оба одинаково ухмыльнулись.
Эсми посмотрела на мой купальник снова.

- Лицезрение его на тебе заставляет меня думать, что он, вероятно, предназначен для кого-то примерно твоего возраста.
Я могла чувствовать румянец на своих щеках.
- Эсми, этот купальник будет красиво смотреться на тебе. Поверь мне. - Карлайл произносил эти слова с явным намеком и смотрел ей в глаза так пристально, пока говорил, что подтекст был понятен.
Эдвард резко кашлянул.
- Возможно, мы должны дать вам двоим немного приватности.

Эсми засмеялась, когда игриво ударила Эдварда рукой. Карлайл просто продолжал смотреть на нее. Его желание к ней, очевидно, не уменьшилось по прошествии прожитых вместе лет.
Мы поспешили уйти.

Я схватила нашу сумку, и мы направились к берегу. Я и Эдвард шли вниз по пляжу, пока не оказались в месте, где было несколько серферов. Я достала покрывало из сумки и расстелила его чуть выше места, куда поднималась вода. Я находилась достаточно близко, поэтому у меня был бы замечательный вид. Я мазалась солнцезащитным кремом и повернулась, чтобы увидеть Эдварда, надевающего гидрокостюм. Он облеплял каждый его дюйм, и я не могла ничего поделать, но чувствовала себя немного самодовольной по поводу того, что этот богоподобный мужчина был со мной. Он подарил мне поцелуй, и я пошла с ним к краю воды. Пока я смотрела, как он идет, неся доску подмышкой, мне хотелось рассмеяться, насколько глупой я выглядела - часть меня. Это была часть тайной маленькой фантазии, которая являлась абсолютно головокружительной, и в которой я находилась на пляже с реальным серфером. Я зашла немного в воду вместе с ним, правда до того места, где вода, отступая, уносила с собой часть песка из-под ног. Это ощущение я одновременно любила и ненавидела. Я обожала ощущать песок и воду, как они двигаются под ногами. Я ненавидела ощущение, что поселялось внизу моего живота - ощущение свободного падения, когда океан дает вам знать, что он является гораздо сильнее, какими вы никогда не будете, и что если вы не будете осторожны, он утащит вас так же легко, как песчинки. Данное чувство всегда пугало и манило меня.

Я скрестила руки перед собой, внезапно почувствовав прохладу и незащищенность. Я имею в виду желание прикрыться. Эдвард читал выражение моего лица слишком легко.
- Не прикрывайся, я хочу иметь возможность оглянуться на пляж и увидеть твое красивое тело, пока я на волне.
Я уже знала, что не буду прикрываться, просто потому, что он сказал не делать этого. Часть меня возмущал тот факт, что я согласилась с ним так легко, другая же удивлялась его способности владеть мной целиком.

Эдвард поцеловал меня снова, положив свою руку на мою задницу и притягивая ближе к себе.
- Пора преподать этим парням урок или два. - Он засмеялся, когда отпустил меня.
Я закатила глаза на это.
- Ты такой дерзкий, Эдвард.
- Нет, Белла, я не дерзкий, я уверенный, это большая разница. - Он подмигнул мне, а потом направился вперед, ныряя под волны, пока не оказался достаточно далеко, чтобы лечь на доску и грести руками.

Я примостилась на покрывало, пристально наблюдая за Эдвардом. Включая его, вокруг было пять парней. Когда я смотрю пристальнее, то замечаю, что один из них довольно неопытен, ибо тратит много времени на повороты, теряя возможность поймать хоть одну волну. Еще один действительно хорош. Он выглядит старше, чем остальные, будучи спокойным и уверенным. Он, кажется, выжидает только правильные волны, а потом умудряется выглядеть с достоинством и грацией, когда летит к берегу. Остальные, включая Эдварда, довольно умелые. Они ловят каждую волну, что могут, оседлывая некоторые, абсолютно проигрывая с другими. Когда Эдвард падает, у меня останавливается дыхание, и кажется, я встаю, ведь мое сердце находится в районе горла, пока я не вижу его над поверхностью. Тогда я успокаиваюсь и сажусь, и наблюдаю дальше. Когда он ловит хорошую волну, я в восторге. Он такой лакомый кусочек, что я едва могу сдержаться. Эдвард Каллен сексуален даже на доске для серфинга.
Он катается на волнах некоторое время, машет мне рукой, когда находится рядом с берегом, или улыбается мне, когда ему особенно удается работа. Он веселится и наслаждается возможностью продемонстрировать один из своих талантов. Он также получил своего рода дружескую поддержку, плавая с другими серферами. Все они шутят, ударяясь костяшками пальцев, когда проделывают весь свой путь до конца, поддразнивая друг друга, когда они падают – это мужская дружба в ее лучших проявлениях, я полагаю. Я несколько раз подхожу к кромке воды, чтобы поплескаться и остыть. Я не смею заходить на глубину выше уровня моих колен - меня, безусловно, сметет волной, если сделаю это.

Наконец, когда я уверена, что он абсолютно промок, Эдвард решает вернуться на песок, ведя двух своих приятелей-серферов на буксире. Я встаю поприветствовать его и, возможно, начать разговор. Я краснею, когда понимаю, что двое парней за Эдвардом говорят обо мне, в частности, отметив размер моей груди по отношению к размеру верха купальника. Я замечаю, что улыбка Эдварда быстро превращается в очень злое, хмурое выражение. Я не совсем удивлена, когда он подходит к покрывалу и начинает копаться в нашей сумке. Бутылки с водой и лосьон для загара летят в разные стороны, пока он ищет какой-то предмет. Любимый бросает мне свой рашгард*** с длинными рукавами, а затем поворачивается к двум другим парням, которые поставили свои доски в песок недалеко от нашего покрывала. Я натягиваю рубашку поверх своего купальника. Парни что-то бормочут о незнании, что я была с Эдвардом.
Мы, наконец, садимся на одеяло. Эдвард выглядит усталым. Он берет бутылку с водой и быстро выпивает ее, а затем роется в сумке в поисках очередной.

- Нахождение в этой соленой воде полностью обезвожило меня, - объясняет он, пока пьет из второй бутылки.
Любимый снимает свой костюм, его волосы сверкают на солнце из-за всех песчинок, попавших в них. На его руках есть глубокие царапины.
- Мне понравилось наблюдать за тобой. Ты был действительно хорош. Должна заметить, ты определенно произвел на меня впечатление в очередной раз. – Я наклоняюсь и шепчу ему на ушко: - Думаю, у меня очень большое влечение к серферу.

Он улыбается и целует меня сладким продолжительным поцелуем. Его губы невероятно соленые. Мы начинаем собирать свои вещи, и когда я наклоняюсь, чтобы сложить покрывало, рубашка съезжает вверх, обнажая мои едва прикрытые ягодицы. Я замечаю, что другие мальчишки-серферы подталкивают друг друга и поглядывают в мою сторону. К тому моменту как наша сумка собрана, Эдвард находится в полном режиме ревнивого бойфренда. Он берет сумку, а затем перебрасывает меня через свое плечо. Я кричу от неожиданности, мои ноги дико болтаются перед Эдвардом, а руки висят рядом с его задницей. Он хватает доску под другую руку и начинает идти по пляжу. Его «друзья» смеются, пока мы идем.

Как только мы приближаемся к отелю, Эдвард опускает меня. Я должна присесть на минутку, поскольку большинство крови прилило к голове. Он лучится своей кривоватой улыбкой и становится на колени передо мной. Его лицо так близко, а зеленые глаза поражают воображение. Любимый нежно обхватывает мои щеки своими руками, поглаживая лицо большими пальцами.

- Прости меня за купальник. Он действительно выглядит невероятно на тебе, но я знал, когда покупал его, что это не та модель, что ты обычно носишь. Парни смотрят на тебя независимо от того, что на тебе… но позвать тебя туда, почти без всего, как я сделал это, пригласив на пляж, было невероятно грубо с моей стороны. Я чувствую, будто отнесся к тебе, как к куску мяса. Думаю, часть меня хотела продемонстрировать тебя, но я полагаю, мне нужно немного поработать, чтобы не быть столь ревнивым, прежде чем буду готов к подобному. Мне очень жаль.

Я знала, что он хотел прощения, но там действительно не за что было извиняться. Я удивилась его ревности – как будто он не получает свою долю взглядов каждый раз, когда мы прогуливаемся в каком-нибудь месте. Должна ли я действовать более ревниво? Может, я должна забросить его на свое плечо и утащить подальше в следующий раз, когда официантка будет флиртовать с ним. Да, конечно, мы, вероятно, никогда не поедим снова, если я сделаю это, видя, как подобное всегда случается.

- Эдвард, не кори себя. Я знаю, ты купил для меня купальник, потому что думал, что он будет хорошо смотреться, и ты хотел увидеть меня в нем. Я не чувствовала, словно ты относишься ко мне плохо. Точно так же нам ясно: тебе не нужно быть таким ревнивым. Я знаю, что было немало парней на пляже сегодня, но я заметила только одного. У него ослепительно зеленые глаза, удивительного медного цвета волосы, которые выглядят коричневыми, когда намокают. У него потрясающее тело, и он был невероятен на доске для серфинга. Думаю, что, возможно, мне придется выстирать этот купальник, потому что безумные фантазии, что у меня появлялись во время наблюдения за ним, сделали меня невероятно влажной. Ты единственный, кого я хочу, Эдвард.

Он покрыл небольшое расстояние между нами и снова поцеловал меня. Любимый немного отстранился, и когда я вздохнула, то почувствовала запах морской воды в сочетании с потом и неповторимым букетом, который просто являлся ароматом Эдварда – я полагаю, именно так пахнет солнечный свет.

Он наклоняется к моей шее и делает глубокий вдох. Он смеется и отворачивается, готовый возобновить нашу прогулку обратно в отель. Я замечаю, что он случайно касается себя, а потом размещает сумку перед собой, чтобы скрыть эрекцию, что сейчас заметна у него.
Я посылаю ему вопросительный взгляд, и он говорит:
- Запах лосьона для загара оказывает такой эффект на меня.
Он начинает идти, а я останавливаюсь на мгновение, размышляя над его заявлением. Я намерена просто отпустить это, пока не понимаю, что он покраснел. Теперь мне действительно любопытно.

Я иду в шаге от него. Он тянется к моей руке, и я с удовольствием располагаю свою в его.
- Ты собираешься объяснить это заявление?
Он качает головой:
- Нет. – Его уши и шея еще горят алым.
- Ты обязан. Я не отвяжусь, пока ты не объяснишь. Скажи, пожалуйста. – Я смотрю на него сквозь ресницы и пытаюсь показать ему лучшие свои надутые губы.
Он опускает свои плечи и отводит взгляд, но я чувствую аромат победы.
- Пожалуйста, - прошу еще раз.

- Прекрасно, но это останется между мной и тобой, хорошо? – Я киваю, желая иметь больше секретов, являющихся только нашими.
Он действительно выглядит смущенным, и спустя несколько молчаливых мгновений Эдвард начинает говорить вновь.
- Несколько лет назад моя семья была на летнем отдыхе. Мы отправились на курорт на озере в штате Колорадо. Что ж, это было лето, когда я узнал, насколько хорошими могут быть ощущения от поглаживания моего маленького друга. – Он посмотрел на меня, пытаясь выяснить, улавливаю ли я суть его истории.

- Ты постиг искусство мастурбации, я понимаю. – Он фыркнул от моей прямоты.
Эдвард не смотрел на меня, когда продолжил рассказывать свою историю.
- Итак, я понял, что, как правило, ощущения лучше, когда он более гладкий, и так вышло, что большая бутылка лосьона для загара оказалась в ванной комнате. Я был как человек, пристрастившийся к вредной привычке, Белла. Я запирался в ванной по несколько раз в день – порция лосьона в моей руке, и я готов приступать. И сейчас, ну, я как собаки Павлова – я чувствую запах лосьона для загара, и у меня эрекция, поэтому ощущаю потребность пойти и потереть его в ванной комнате. Это довольно тревожно, и я не могу на самом деле поверить, что только что сказал тебе все это.

Я смеялась так сильно, что не могла дышать. Мне пришлось остановиться, чтобы вытереть слезы, катившиеся по моим щекам.
- Прости, - выдохнула я между последними своими смешками.
Я взглянула на Эдварда, и он все еще был смущен. Уверена, мой смех не помогал.
- Ну, со светлой стороны, бьюсь об заклад, ты никогда не получишь солнечный ожог на нем… не после всего этого лосьона для загара.
Он закатил глаза от моей попытки пошутить. Эдвард поднял мою руку, которая находилась в его ладони, и поцеловал ее.

- Я не хочу говорить об этом снова. Унеси это в могилу. – Он казался серьезным.
- Обещаю, об этом никогда вновь не зайдет речь. – Я положила руку на сердце, когда произносила это. Он улыбнулся.
- Спасибо.

Когда мы добрались до нашего номера, тот был пуст в очередной раз. Направившись в ванную, мы оставили след из одежды до нее. У нас была одна из тех невероятных душевых с различными насадками, которые выпускали струи отовсюду. Эдвард закинул свои шорты в раковину, и я заметила, с грустью, что его «проблемы» после пляжа в настоящее время не было. Я села на тумбочку, и любимый подошел ко мне. Он снял рубашку через мою голову.
- Я не думаю, что она тебе все еще нужна. – Он бросил ее в раковину к своим шортам.

Эдвард расположился между моих бедер и страстно поцеловал меня. Я не смогла остановить тихий стон, сформировавшийся в моем горле. Эдвард продолжил работать над завязками моего топа, не прерывая поцелуй, пока его пальцы двигались. Я втянула его нижнюю губу в рот и слегка пососала ее. Руки любимого парня находились на моей заднице, когда я дотронулась своими руками до его волос. Они были полны песка.

Эдвард переместил свой рот на мою челюсть, пока сам нежно ласкал мою грудь. Я могла почувствовать его твердость, когда он толкнулся напротив меня. Я хотела его… всего для меня.
- Я хочу оказаться в тебе прямо сейчас, моя Белла, но я должен избавить себя от этого песка в первую очередь.
Я бросила на него взгляд, который должен был сказать, как плох этот план. Мы могли бы заняться песком позже. Затем Эдвард наклонился и слегка потряс своей головой. Думаю, половина пляжа начала сыпаться с его волос.

Я вздохнула и спрыгнула с тумбочки, оставив позади купальник, когда вошла в душ.
Я присоединилась к нему под слегка теплыми струями, радуясь возможности смыть липкий пот и лосьон с себя. Эдвард действительно был полон песка. В нижней части душа находились маленькие песчаные частицы. Я схватила шампунь и начала работу над его волосами. Мне потребовалось вымыть его волосы в три подхода, прежде чем я была удовлетворена тем, что большая часть песка не осталась на них. Я поцеловала своего мужчину, и он улыбнулся.
- Я могу привыкнуть к этому. Ты портишь меня.
- Позволь мне испортить тебя сильнее.

Я вымыла все тело Эдварда, песок был в его ушах, между пальцев и вообще повсюду.
- Это все от серфинга?
Он рассмеялся.
- Когда ты падаешь, тебе чаще всего приходится барахтаться некоторое время в окружающем тебя песке. Он проникает всюду.
Мне не часто выпадала возможность просто касаться его тела. Я поразилась, насколько невероятно прекрасно оно было. Даже его пальцы были очаровательны. Его икры и бедра худые и мускулистые. Его задница была прекрасна и еще симпатичнее в этот момент, потому что выглядела невероятно белой по сравнению с остальным его загорелым телом. Я не могла сопротивляться, чтобы не шлепнуть его игриво.

Эдвард знал, что я была осторожна, составляя опись. Он разместил руки по сторонам и оперся ладонями на плитку. Любимый закрыл глаза и откинул голову под водяные струи. Он принял очень сексуальную позу, для моей же пользы. Я пробежалась мылом по его подтянутому животу и над грудными мышцами. Я нарочно пропустила славное мужество между его ног, ибо знала, что если положу туда руки, то пропала. Мне очень понравилось скользить руками по его плечам и рукам.

Я отступила назад, удостоверяясь, что песка больше не было на нем, и отчаянно нуждаясь, чтобы Эдвард овладел мной. Он открыл глаза и ухмыльнулся мне.
- Удовлетворена?
Я знала, что он имеет в виду ситуацию с песком – меня это не заботило.
- Нет, - прошептала я.
Он выключил воду и прижал меня к мокрой плитке, наши влажные тела скользили друг напротив друга. Я громко вскрикнула, когда его рука скользнула мимо моего пупка и надавила против средоточия желания.

Мы отчаянно целовались и обнимались, когда выбрались из ванной. Эдвард сумел полотенцем частично избавить нас от воды, пока мы шли. Мои руки обернулись вокруг него, скользя вверх и вниз. Он прислонил меня к стене нашей комнаты, его язык напирал и проникал в мой рот. Любимый приподнял меня, и я обхватила ногами его талию. Он опустил меня вниз, проникая внутрь с нежностью, которая, кажется, добавила бушующей потребности, что я ощущала. Я ахнула, когда он толкнулся бедрами вперед, он был так глубоко и… так жестко.
Каждый раз, когда Эдвард погружал себя в меня, моя спина ударялась об стену. Он поднял свою руку за моей спиной, чтобы смягчить удары, а потом ускорил темп. Любимый закрыл мне рот, поглощая мои стоны, пока разорял мое тело.

Мы переместились на кровать, и, когда он опустил меня на покрывало, я посмотрела на пушистые белые халаты, висящие на двери ванной. Я встала и схватила длинный белый пояс с одного из них.
- Сядь на край кровати, - велела я. Эдвард посмотрел на меня настороженно, ведь я не часто командую им.
Он сел, как я просила. Я забралась на кровать позади него.
- Что ты делаешь, Белла? – Он выглядел довольным.
- Просто наслаждайся.

Я провела своей рукой по нему, он был все еще скользким от моих соков. Эдвард запрокинул голову и издал низкий стон. Я сомкнула губы на нем, попробовав свой вкус на всей его длине. Я наслаждалась звуками, что издавал мой возлюбленный.
- Сделай это жестче, Белла.
Я сжала его сильнее своей рукой. Я сосала все сильнее и перемещала свой рот все быстрее. Моя голова двигалась вверх и вниз возле его бедер. Восхитительные причмокивающие звуки наполнили комнату.
- Ты меня убиваешь, Белла.

Его руки сражались за его спиной, и я знала, что он, вероятно, освободится в любой момент. Я не была удивлена, когда его пальцы вдруг запутались в моих волосах, двигая голову в том ритме, что он желал.
Затем я оказалась на спине, на нашей до смешного удобной кровати, прижатая солидным весом Эдварда, пока он медленно прокладывал свой путь к моему естеству. Это было жестоко, и медленно, и мучительно. Мои ногти оставляли царапины, впиваясь в его зад, побуждая двигаться.
- Пожалуйста, Эдвард, ты мне нужен… весь ты. Пожалуйста.

Он оставил дорожку укусов вдоль моей ключицы, продолжая дразнить меня.
- Пожалуйста.
- Так точно, детка, умоляй меня.
Я уже переступила точку связной речи. Я просто издала какой-то хриплый стон.
- Позволь мне дать тебе то, что тебе нужно.
Его слова едва ли брались в расчет, когда тело начало яростные движения. Мои бедра резко поднялись под ним, и мы затерялись друг в друге.

Мы страстно занимались любовью. Контроль Эдварда и его выносливость вновь удивили меня. Когда я, наконец, кончила, оргазм пронесся через мое тело с такой силой, что оно все еще дрожало… минуты спустя.
Мы устроились в объятиях друг друга. Моему милому Эдварду нужно было немного вздремнуть перед его дельфиньими приключениями.
Я прижала крепче руку любимого к себе, закрыла глаза и уснула.


Примечания:

- Леи (Na Lei) – традиционное гавайское украшение в виде надеваемой на шею гирлянды из цветов (чаще всего орхидей), семян перьев и других материалов. В прежние времена для изготовления леи также использовали клыки животных и человеческие волосы.
В знак почтения и уважения леи надевают на высокопоставленных и дорогих гостей. Леи носят на Гавайях в праздничные дни. Леи – неотъемлемый атрибут встречи прибывающих на острова туристов.

* Белла имела в виду плотность ткани. Принято считать, что чем больше этот показатель, тем прочнее и качественней продукция.

** Макулодистрофия – понятие, объединяющее группу заболеваний, при которой поражается сетчатка глаза и нарушается центральное зрение. В основе макулодистрофии лежит патология сосудов и ишемия (нарушение питания) центральной зоны сетчатки, ответственной за центральное зрение.

*** http://www.aquaticdiscovery.com/zcart/images/rash_guard_ls.jpg



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1733-15
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Verginia (31.07.2014) | Автор: Launisch
Просмотров: 295 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 6
avatar
0
6
Замечательный отдых fund02002 fund02002 fund02002 Только жаль Элис и Джаса cray
avatar
0
5
Спасибо за горячую главу! good girl_blush2 1_012
avatar
0
4
Хооороший отдых! Большое спасибо за главу!
avatar
0
3
Спасибо за главу! good
avatar
0
2
спасибо за главу)
avatar
0
1
Спасибо  lovi06032 lovi06032 lovi06032
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]