Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Преступный умысел. Глава 5


Глава 5. Excuso/Защита

 

«Заслуживать доверия – бо́льшая честь, нежели быть любимым», – Джордж МакДональд.

 

Понедельник, 9 июня

Изабелла

– Всем встать. – Скрип, с которым ножки стульев проехались по полу, эхом отразился в помещении, когда все собравшиеся встали, а судья вышел в зал и сел на свою скамью.

– Почтенный Аро де Лука, судья заседания. Пожалуйста, займите свои места и успокойтесь. – Шум стих, едва секретарь призвал всех к порядку.

– Доброе утро, дамы и господа. Мы собрались по делу жителей штата Вашингтон против Эдварда Энтони Мейсена Каллена. Представители сторон, представьтесь, пожалуйста.

– Джейкоб Блэк, от имени жителей штата, ваша честь.

– Изабелла Свон, адвокат защиты Эдварда Каллена, ожидающего суда под стражей, ваша честь.

– Спасибо. А вы?

– Ваша честь, Розали Хейл, помощник защиты.

– Благодарю. Мистер Блэк, вы готовы зачитать обвинение? Если да, прошу вас пройти к трибуне.

– Да, ваша честь. – Джейкоб вышел к трибуне, по пути передав копию обвинительного протокола судье и еще один экземпляр Изабелле. Широкие плечи до предела натягивали ткань дизайнерского костюма, а коротко стриженные черные волосы и красновато-коричневый цвет кожи выдавали в нем коренного американца. Несмотря на то, что он был моложе большинства своих коллег, впечатляющий успех в представлении интересов штата восполнял нехватку опыта.

– По данному делу жители штата выдвигают обвинения по пяти пунктам против Эдварда Энтони Мейсена Каллена, десятого июня тысяча девятьсот семьдесят шестого года рождения. В том числе два обвинения в убийстве, ваша честь. Одно обвинение в умышленном убийстве при отягчающих обстоятельствах и одно в убийстве при смягчающих вину обстоятельствах. Жители штата также выдвигают обвинения в опасном посягательстве третьей степени за нападение на двух офицеров полиции и фальсификацию улик на месте преступления.

– Мисс Свон, вы разъяснили своему клиенту его конституционные права?

– Да, ваша честь.

– Мистер Каллен, можете изложить основания защиты.

– Ваша честь, мой клиент настаивает на невиновности по всем пунктам обвинения.

– Очень хорошо, мисс Свон. Мистер Блэк?

– Представители штата считают мистера Каллена виновным по всем обвинениям.

– Хорошо. Основания защиты установлены. Адвокат, имеются ли иные обстоятельства, которые должны быть учтены в суде на данном этапе?

– Да, ваша честь, возможность выхода под залог.

– Хорошо. К мистеру Каллену был приставлен офицер досудебного освобождения из-под стражи. Подсудимый имел возможность встретиться с офицером, мисс Свон?

– Да, ваша честь. У мистера Каллена вчера состоялась встреча с мисс Стэнли, и она приняла решение о том, что мой клиент может быть допущен к освобождению под залог.

– Мистер Блэк?

– Ваша честь, жители штата настаивают на содержании обвиняемого под стражей, учитывая природу и обстоятельства предъявленных обвинений.

– Мисс Свон?

– Ваша честь, мы ходатайствуем об освобождении моего подзащитного из-под стражи. Несмотря на то, что обе стороны пришли к соглашению относительно количества предъявленных обвинений, мой клиент не был обвинен в тяжком убийстве первой степени, а посему не должен содержаться под стражей. Мисс Стэнли, офицер досудебного освобождения, тщательно изучила прошлое мистера Каллена, и к ее решению о том, что мистер Каллен не опасен для общества, нужно отнестись с должным уважением.

– Мистер Блэк, я согласен с мисс Свон по этому вопросу. Мистеру Каллену не было предъявлено обвинений в тяжком убийстве первой степени, и в практике данного суда и судов иных юрисдикций не принято содержать под стражей не обвиняемых по этой статье лиц. Также в практике данного суда принято приставлять офицера досудебного освобождения в каждом конкретном случае для определения возможности предоставить освобождение под залог. Однако я позволю вам первым назначить сумму залога.

– Один миллион, ваша честь, за обвинение в убийстве при смягчающих обстоятельствах и миллион за умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах.

– Мисс Свон?

– Ваша честь, выдвинутая мистером Блэком сумма неправомерно высока и ничем не обоснована. Сумма в один миллион дважды превышает взымаемую за убийство при смягчающих обстоятельствах сумму! Ни у какого нормального человека нет доступа к таким средствам, и я небезосновательно опасаюсь, что мой клиент необоснованно окажется под стражей в силу затруднительного финансового положения, которое повлечет за собой такая сумма залога.

– Вы можете предложить разумную сумму со своей стороны?

– Пятьсот тысяч долларов, ваша честь.

– Ваша честь, – тут же возразил Джейкоб, – обвиняемому предъявлено обвинение не в одном, не в двух, а в пяти преступлениях, совершенных против жителей штата Вашингтон. Встречное предложение мисс Свон близко к тому, чтобы способствовать росту преступности. Если каждому обвиняемому будет позволено выходить на свободу под столь малый залог, у них не будет причин не совершать эти преступления.

– Я согласен с мистером Блэком, мисс Свон. Мистер Каллен обвинен в двух серьезных преступлениях, как и в трех менее серьезных. Такая сумма залога слишком мала для таких преступлений, и если мистер Каллен желает выйти под залог, дожидаясь судебного заседания, он понесет бремя совершения надлежащих финансовых операций. Устанавливаю залог в полтора миллиона долларов.

Изабелла посмотрела на Эдварда виноватым взглядом, но он сидел, уставившись в стол перед собой, никак не реагируя на происходящее.

– Есть ли еще обстоятельства, которые должны быть учтены до слушания дела в суде?

– Ваша честь, я бы хотел ходатайствовать об особых условиях освобождения мистера Каллена.

– Продолжайте, мистер Блэк.

– Представители штата получили отчет, предоставленный полицейским департаментом Сиэтла, из которого видно, что мистера Каллена отличает богатая история в вопросе его вспыльчивого характера и поведения в целом. Представители штата хотели бы, ваша честь, чтобы подсудимому был назначен попечитель, ответственный за него на период ожидания судебного слушания.

– Справедливое ходатайство, мистер Блэк. Учитывая прошлое подсудимого и предъявленные ему обвинения, Суд считает нужным знать, что мистер Каллен несет ответ перед кем-то, если ему понадобится дополнительный надзор. Мисс Свон, имеются ли какие-либо возражения?

– Нет, ваша честь, однако, учитывая обстоятельства дела мистера Каллена и его статус в обществе, я прошу, чтобы назначенный судом попечитель был знаком и мистеру Каллену, и Суду.

– Справедливое замечание, мисс Свон. Как адвокат мистера Каллена и выдающийся юрист штата Вашингтона, вы назначены Судом в качестве попечителя мистера Каллена на период ожидания судебного слушания. Важно отметить, мисс Свон, что вы будете нести постоянную ответственность за своего клиента, следя за его поведением и соблюдением всех условий освобождения под залог.

– Да, ваша честь.

– Хорошо. Слушание по делу состоится через две недели от завтрашнего дня, суд состоится по окончании расследования, предварительной проверки компетентности и допустимости присяжных заседателей и учета ходатайств сторон, предпочтительно не позднее, чем через три месяца, начиная с сегодняшнего дня. Будут ли еще заявления перед перерывом в заседании?

– Нет, ваша честь.

– Нет, ваша честь.

– Судебный пристав, отведите, пожалуйста, подсудимого в его камеру освобождения под залог. Слушание окончено.

– Всем встать.

Портфели громко захлопнулись и стулья снова заскрипели по полу, когда некогда стихший зал снова пришел к жизни.

– Прости, Эдвард. Я бы проявила большую настойчивость, но судья де Лука, хоть и справедлив, не любит споров о залогах.

– Джаспер. – Эдвард бросил косой взгляд в сторону Изабеллы, когда к нему подошел судебный пристав, завел руки ему за спину и надел наручники.

Изабелла кивнула, и пристав увел Эдварда.

– Изабелла, – раздался голос позади нее.

– Джейкоб. – Изабелла обернулась к красивому прокурору и тепло ему улыбнулась. Пусть он и был ее противником в суде, они всегда дружелюбно относились друг к другу с тех пор, как Изабелла приехала в Сиэтл.

– Как жизнь? Ну, помимо того, что тебе приходится защищать и нянчить преступников.

– Ох, Джейкоб. Невиновен, пока не доказано обратное. Ты хоть читал Конституцию, а?

– Боюсь, не один раз. Просто у меня предчувствие насчет него. Может, я наконец выиграю дело против тебя.

– Может быть. Хотя я очень в этом сомневаюсь.

Громкий хохот Джейкоба эхом отразился от стен.

– Брось, Свон. Ты задолжала мне чашку кофе.

– Ну хорошо. Но никаких разговоров об этом деле, Блэк.

– Договорились.

***

– Напомни-ка, где ты вырос? – спросила Изабелла, отпивая из чашки с двойным эспрессо.

– В индейской резервации… Ла-Пуш. Эм-м-м… ближайший к ней город – небольшое местечко под названием Форкс. Ты, наверное, никогда даже не слышала о нем.

– Конечно, слышала, – ответила Изабелла, вспомнив, как Эдвард рассказывал, что его родители теперь жили в этом городе.

– А ты?

– О, моя мать была беззаботным человеком, – ответила Изабелла, не сумев скрыть грусти в голосе. Ей всегда была грустно вспоминать о матери, хотя прошло уже много лет.

– Была?

– Да. Она умерла несколько лет назад.

– Прости, Изабелла. Я не хотел лезть не в свое дело.

– Нет, все хорошо. Это жизнь, верно? Так или иначе… отвечая на твой вопрос, я жила в Финиксе, когда она умерла.

– И потому ты такая тигрица?

– Обижаешь, Джейкоб Блэк. Никакая я не тигрица. Но по той причине я училась в университете Аризоны… и ходила в юридическую школу там же. Я дьявол во всех отношениях.

– Конечно-конечно. А что твой отец? Он тоже родом из Аризоны?

– Нет, кажется, он родом из Техаса. Он вроде как ехал туда, куда тянуло мою мать. Его корни всегда были там, где и ее.

– И где он сейчас?

– Все так же в Финиксе. Он вышел на пенсию несколько лет назад. Теперь проводит большую часть времени за рыбалкой.

– Рыбалка в Финиксе? Серьезно?

– Это не пустыня Сахара, Джейкоб. Просто так уж вышло, что в округе расположено немного озер.

– Конечно. Но не забывай, что я с тихоокеанского северо-запада, где воды и связанных с ней развлечений полным полно. Мне просто кажется немного странным, что где-то в Финиксе у кого-то такое хобби. Я немного удивлен.

– Многое, что касается меня, может тебя удивить.

– Да? И что же?

– Позже, – сказала Изабелла, допив кофе, и выбросила стаканчик в ближайшую урну. – Мне нужно идти нянчить большого и страшного преступника. – И подмигнув, она скрылась за дверью.

***

– Итак. Куда направляемся? – спросила у Эдварда Изабелла, с улыбкой глядя, как он пытается уместить свои длинные ноги в салоне ее BMW.

– В Куин-Энн. Пересечение Гарвард и Линн. – Эдвард сумел уместиться в машине и захлопнул дверь, бросая раздраженный взгляд в ее сторону. – Как ты, черт побери, сюда влезаешь?

– Я маленькая. Ты, наверное, на фут выше меня и на сотню фунтов тяжелее. Вот как. – Эдвард проворчал что-то вполголоса, и Изабелле пришлось сдержать улыбку.

Как и просил Эдвард, она сразу же отзвонилась Джасперу, как только они вышли из зала суда. Судя по всему, Джаспер знал, кому именно нужно звонить, и пару минут спустя Изабелле отзвонился бухгалтер Эдварда, мужчина по имени Джей Дженкс. Изабелла догадывалась, что при годовом доходе в два миллиона долларов приходится прибегать к услугам бухгалтера. Так или иначе, Дженкс выписал чек на сумму залога, чтобы она могла его внести. Офицер вывел уставшего и измученного на вид Эдварда к Изабелле в холл и зачитал ей все условия его освобождения под залог. Он ни под какими обстоятельствами не мог покидать штат. Никакого неподобающего поведения и нарушений закона. Изабелла посматривала на Эдварда, чтобы убедиться, что он понимал, но он лишь пожал плечами, хотя Изабелла быстро училась принимать то, что есть, касательно Эдварда Каллена.

– Куин-Энн, да? Это… претенциозно.

Эдвард кивнул и выглянул в окно, явно не в настроении говорить о своем квартале. Изабелла нахмурилась, на удивление разочарованная переменами в его поведении по сравнению со вчерашним днем. Да что такое с этим парнем и чертовыми перепадами в его настроении? У нее уже голова от него шла кругом.

Поездка на холм Куин-Энн прошла практически в полной тишине, и Изабелле она казалась оглушающей. Покопавшись в сумке в поисках айпода, она включила первый попавшийся плейлист, чтобы развеять монотонность поездки, чтобы не болтать о бессмысленной чуши, до которой Эдварду явно не было дела.

– Indigo Girls? Ты лесбиянка?

Изабелла издала громкий, недовольный смешок в ответ на замечание Эдварда.

– С чего ты взял?

– Не знаю… Indigo Girls кажутся мне очень… лесбийской группой.

– Ну, может, потому что они и есть лесбиянки. Но нет, я не разделяю их убеждения. Просто мне нравятся их песни и тексты, которые они пишут.

Эдвард кивнул и снова отвернулся к окну. Изабелла решила попытаться разговорить его. Ему ведь придется однажды оттаять по отношению к ней.

– А ты? Какую музыку ты любишь? – Эдвард удивил ее, повернувшись к ней с легкой улыбкой, и Изабелла мысленно отметила, что стоит причислить разговоры о музыке к списку ее оружия, которое она запасала, чтобы заставить Эдварда Каллена открыться.

– Классику в основном. Она меня расслабляет. Но полагаю, что у меня разнообразные интересы.

– Классика – это здорово. Моя мама играла «Лунный свет» Дебюсси. – Изабелла не смогла скрыть тоски в голосе, появляющейся всякий раз, когда она говорила о матери.

– «Лунный свет»? В самом деле? – Эдвард одобрительно кивнул. – И где сейчас твоя мать?

Изабелла мельком глянула на него и снова сосредоточила свое внимание на дороге.

– Умерла несколько лет назад. – Краем глаза она видела, как Эдвард резко повернулся к ней, услышав это, напряженно сосредоточив на ней сочувственный взгляд.

– Я сожалею, – прошептал он едва слышно, и Изабелла услышала тоску и в его голосе тоже.

– Спасибо.

Вскоре Изабелла подъехала к дому Эдварда, пытаясь скрыть потрясение, которое она испытала при виде его размеров. Достав запечатанный пакет с его ключами от дома и другими личными вещами, она отдала его ему. Эдвард открыл дверь, и Изабелла схватила его за руку, не обращая внимания на то, как он дернулся от ее прикосновения.

– Я тоже сожалею. О твоей потере. Увидимся завтра, Эдвард. Нас ждет много работы. – Изабелла едва расслышала, как он пробормотал «спасибо», после чего закрыл за собой дверь машины и пошел к дому.

***

Эдвард

Эдвард повернул ключ в замке рукой, которую все еще покалывало там, где Изабелла нежно прикоснулась к ней, пока он не вышел из машины. Он тряхнул рукой, все еще раздраженный от этого чувства, и вошел в дом. Разбитый фарфор уже был убран, как он заметил, и с тяжелым вздохом он бросил ключи с бумажником на столик. Он оглядел кухню. Все выглядело по-прежнему… но иначе. В доме, в котором он прежде находил покой и комфорт, он больше этого не чувствовал. Он словно был чужаком на незнакомой земле, не в силах узнать свое окружение. Сделав осторожный шаг за угол, он вошел на кухню и осторожно подошел к мигающему автоответчику. Его палец завис в нерешительности над кнопкой, и он наконец нажал ее и отступил назад, прижавшись спиной к стали холодильника, готовясь к натиску сообщений. Он был удивлен, когда автоответчик воспроизвел всего два сообщения.

Первое было от его матери, сходившей с ума от волнения, умолявшей его позвонить ей, как только он будет дома. Джаспер позвонил ей и рассказал все, и ей нужно было знать, когда он вернется домой, чтобы родители тут же поехали к нему домой. Эдвард тяжело вздохнул. Прекрасно.

От звука второго голоса у него на глаза навернулись слезы.

– Эдвард? Это Элис. Я… эм… убрала беспорядок в доме, когда они разрешили. Я подумала, что ты не захочешь с этим всем разбираться. Надеюсь, ты не против. В холодильнике есть еда. Я захватила несколько твоих любимых блюд. О, и я почистила историю сообщений в автоответчике. Не волнуйся, ничего важного там не было. Просто куча глупых, любопытных людей, желавших сделать все только хуже. Позвони мне, когда будешь дома. Пожалуйста? Люблю тебя, старший братец. Пока.

Элис была одной из немногих, о ком Эдвард мог искренне и уверенно сказать, что любил этого человека всем сердцем. Когда его родители удочерили ее, он был не уверен в правильности их решения, потому что Эдвард – это Эдвард. Но Элис быстро растопила его сердце, ни капли не обидевшись на его недружелюбие. У нее было золотое сердце, чистая душа, и она безумно любила Эдварда, несмотря на его многочисленные недостатки. Он отчаянно хотел позвонить ей и услышать ее голос, успокоить ее хоть немного, но он знал, что ему нужно еще немного времени, чтобы все осмыслить.

В доме было пугающе тихо, когда вышел из кухни и пошел в гостиную. Позднее вечернее солнце светило сквозь большие окна, но солнечный свет никак не развевал чувства пустоты, пронизывающего весь дом. Он провел пальцами по спинке дивана и с тоской посмотрел в сторону балкона и лестницы. Ему до боли хотелось подняться наверх, но едва он сделал шаг в сторону лестницы, его мышцы застыли, его мозг не желал давать конечностям команду двигаться дальше. Тяжело вздохнув, он опустился на диван и уставился в потолок.

Так вот каково быть совершенно одиноким. Он и раньше чувствовал себя одиноким, всегда любил бывать один, но это… это было нечто иное. Теперь он был одинок не по собственному выбору. И чувства, которые приносил этот факт, причиняли неимоверную боль. Он купил этот дом несколько лет назад, когда его вторая книга попала в список бестселлеров «Нью-Йорк Таймс». Это был подарок по случаю такой победы, случайность, несравнимая ни с чем в его жизни, пока он не купил Aston Martin. В окрестностях было много хороших домов, и его дом не особо выделялся на их фоне, к тому же здесь жили некоторые из известных жителей Сиэтла. Здесь царило негласное правило относительно охраны личной жизни постояльцев, и Эдвард быстро привык к уединению, которое приносил ему этот дом в его сумасшедшей повседневной жизни.

Он жил в этом доме чуть больше трех лет, когда впервые встретил Таню, и она стала первой женщиной, кроме его матери и сестры, конечно же, которую он сюда пригласил. Она тут же вписалась, и он осознал, чего в его доме не хватало до этого момента. Таня взяла на себя обязанность сделать атмосферу в доме еще более домашней, медленно, но верно заменяя его холостяцкие вещи на более полезные, подходящие для пары. Нельзя сказать, что Эдвард не любил дизайн, просто у него не было времени осмысленно декорировать дом. Таня же взялась за эту задачу с большим энтузиазмом, покупая ковры, картины, подушки, рамы, цветы… все, что только можно придумать, чтобы дом стал домом. Так что, несмотря на то, что он купил дом еще до встречи с Таней, он принадлежал ей точно так же, как и ему.

Он так погрузился в мысли, что даже не услышал звонка телефона, пока мелодичный голос Тани не наполнил тихое помещение.

– Вы позвонили Тане и Эдварду. Нас сейчас нет дома, так что, пожалуйста, оставьте сообщение. Spasibo! (ПП: латиницей выделено слово, которое и в оригинале было русским, помним – Таня в истории русская.)

Из груди Эдварда вырвался болезненный всхлип, когда ее голос снова разбил его сердце вдребезги. Слезы тут же подступили к глазам, и Эдвард откинулся на подушки, утопая в горе. Достав телефон из кармана, он снова и снова набирал их номер онемевшими пальцами, плача от звуков голоса Тани, эхом отражавшегося от стен пустой комнаты. Он набирал номер снова и снова, пока не села батарея, а его всхлипы наконец не стихли, и в доме снова не стало тихо.

Голова болела от плача, и он осторожно встал с дивана и стал рыться в ящиках на кухне, пока не нашел упаковку тайленола. Он высыпал несколько таблеток и запил их водой, после чего снова схватил телефон и набрал несколько цифр.

– Элис? Ты нужна мне.

***

Элис

Элис завернула за угол и с визгом шин затормозила у дома Эдварда. Она разбиралась с кучами ткани в своей маленькой студии, когда Эдвард позвонил ей.

– Элис? Ты нужна мне.

Она могла подавать чай королеве Елизавете, но все равно бросила бы дело, чтобы помочь брату. Эдвард нечасто признавался в своей слабости, и когда это случалось, даже сам Господь Бог не мог остановить Элис оттого, чтобы примчаться ему на помощь.

Она тихо постучала в дверь, и Эдвард тут же открыл, очевидно, нетерпеливо дожидаясь ее прихода. Она бросилась ему в объятья, и он крепко прижал ее к себе, чуть не перекрыв дыхание. Она гладила его по волосам, пока он всхлипывал, и боролась с собственными слезами, второй раз в жизни увидев брата плачущим. Наконец он стих и отстранился от нее. Она провела ладонями по его щекам, стирая слезы подушечками пальцев, а потом встала на цыпочки и поцеловала в кончик носа. Он кивнул, когда она сжала его руку и повела за собой на кухню. Она молча рыскала в шкафчиках и ящиках в поисках сковородок и кастрюль, которые понадобятся ей, чтобы приготовить ему обед. Эдвард оперся на стол, молча глядя, как сестра кружит по маленькому пространству. Никому из них не нужно было что-то говорить, между ними уже было молчаливое понимание. Эдварду не нужно было ее сочувствие, а Элис ни к чему было его озвучивать. Ему было нужно, чтобы она просто была рядом.

Она тихо напевала себе под нос, пока готовила любимое блюдо Эдварда, песто тортеллини. Она за руку отвела его в гостиную, усадила на диван и дала ему в руки миску, а потом села рядом с ним и опустила голову ему на плечо. Она молча сидела рядом, пока он ел. Закончив, он отставил миску на кофейный столик и сложил на него ноги. Он обхватил Элис рукой и опустил голову ей на макушку, быстро чмокнув ее.

– Спасибо.

– Хочешь поговорить? – Эдвард лишь пожал плечами в ответ, и Элис восприняла это за утвердительный ответ. – Ты в порядке, братик? – Она почувствовала улыбку Эдварда, и он нежно сжал ее рукой.

– Нет, не особо.

– Что произошло? – Эдвард вздохнул и откинулся на подушки, напряженно глядя на потолочный вентилятор.

– Не знаю, Эл. Я… я не знаю. Мы поругались, – Эдвард мельком глянул на нее, вскинув бровь, и продолжил. – Мы поругались… и мы, ну… помирились. Понимаешь? – Элис кивнула, молча прося его продолжать. – Когда я проснулся через несколько часов, она была мертва.

– Почему они думают, что ты убил ее?

Эдвард вздохнул.

– Не уверен, что ты хочешь это знать, Эл. Твой братец в полнейшей жопе.

– Скажи мне. Я справлюсь.

Эдвард снова издал вздох.

– Иногда Таня любила поиграть немного… грубо. Этим мы и занимались. Я… эм… думаю, я мог случайно ее задушить. – Элис не смогла сдержать вскрика.

– Эдвард…

– Знаю, Эл, знаю. Но… я не знаю. Я едва помню этот момент. Она хотела, чтобы я это сделал, и я по глупости поддался. Но она ни разу не подала виду, что я переборщил, или что ей трудно дышать. Просто все это так… странно. Будто бы несколько часов просто выпали из моей жизни, будто я потерял сознание или что-то в этом роде. Когда я проснулся, она была мертва.

– И ты этого не помнишь?

– Нет. Но я единственный был там. Кто, если не я?

Элис поморщилась, сосредоточенно поджав губы.

– Хочешь узнать худшее, Эл? – Элис кивнула. – Многое пошло не так, но худшее? Таня была беременна, Эл. Я убил и нашего ребенка тоже. – Эдвард тут же снова всхлипнул, зажав голову ладонями, поглощенный горем от одной мысли о своем нерожденном ребенке.

– О боже, Эдвард. Она была беременна? – Эдвард лишь пожал плечами. – Почему ты не сказал мне?

– Потому что я сам не знал, Эл. Я не знал об этом, пока детективы не сообщили мне о ее беременности. – Эдвард выпрямился, снова откинув голову на подушки. – Блядь, Эл! Что же я наделал?

– Эдвард. Послушай меня. Во-первых, мы не уверены, что ты что-то сделал, ладно? Перестань винить себя в том, в чем ты, возможно, не виноват. Я разговаривала с Джаспером… он рассказал мне обо всех выдвинутых обвинениях.

Эдвард кивнул.

– Я по уши в дерьме, Эл.

– Нет, Эдвард. Джаз сказал мне, что нанял Изабеллу Свон. Она отличный адвокат. – Эдвард лишь повернулся и посмотрел на нее с отчетливо отразившимся на лице неверием. – Ой, прекрати. Даже не начинай с этой «она же женщина» чушью, Эдвард Каллен. Она училась вместе с Джаспером в Аризоне. Ты знал об этом?

Эдвард озадаченно поморщился.

– Нет. Джаспер не говорил мне об этом.

– Ну, так и есть. Она потрясающая. И ее коллега, Розали Хейл, тоже отменный специалист. Они были на стороне защиты в нескольких громких делах и выиграли. Даже когда люди думали, что у них нет никакого шанса. Так что поменьше цинизма.

Эдвард вздохнул.

– Ничего не могу с этим поделать. Таков уж я. К тому же, она наверняка уже ненавидит меня.

– Возможно. Не сомневаюсь, что ты хорошо постарался с ролью козла в ее присутствии. – Элис игриво подтолкнула его. – Но я бы на твоем месте не волновалась. Джаспер сказал, что она крепкий орешек, и что тоже многое пережила.

– Например?

– Не знаю. Джаспер не вдавался в подробности, а я не расспрашивала. Думаю, что не нам об этом рассказывать. Так или иначе, я уверена, что капризный профессор английского – меньшая из ее тревог. Окей?

Эдвард кивнул.

– Что думают мама с папой?

Элис вздохнула.

– Мама, конечно же, с ума сходит от волнения. Я рада, что мы сидим на одном тарифе, иначе тебе бы пришлось оплачивать мои счета, мистер Денежный Кошелек. – Улыбнулась Элис. – Папа молчит, рассматривает ситуацию со всех сторон. Но ты же знаешь, что оба они всегда на твоей стороне.

– Они злятся на меня?

– Только волнуются, Эдвард. Все мы волнуемся. Могу я задать тебе вопрос?

– Конечно.

– Почему вы с Таней вообще поругались?

Эдвард снова издал тяжелый вздох.

– Она хотела пожениться. Все та же ссора в очередной раз. Хотя на этот раз она была более настойчива. Будто не собиралась принимать «нет» за ответ. Будто бы устала ждать.

– Эдвард… а ты не думаешь, что она была более настойчива потому, что была беременна? Я знаю, что взгляды Тани отличались от традиционных, но, возможно, она хотела сделать все «правильно», что бы это ни значило?

– Возможно, – вздохнул Эдвард. – Я не знаю. Почему она не могла просто сказать: «Эй, я беременна!», и мы бы уже решили, что с этим делать?

– Братец, я тебя люблю, но сдается мне, что подобное заявление было бы воспринято не очень хорошо.

– Ты слишком хорошо меня знаешь, Эл. – Элис пожала плечами. – Боже. Что же мне делать?

– Следовать советам Изабеллы. Вот что. И перестань прикидываться крутым парнем, Эдвард. Я серьезно. Твой голос здесь мало что значит. Следуй ее указаниям, позволь ей направлять тебя. Будь мил, Эдвард.

– Ты просишь у меня слишком многого.

– Пообещай мне, что постараешься. Пожалуйста? – Элис многозначительно посмотрела на него, и Эдвард вздохнул.

– Я постараюсь, Эл. Постараюсь.

***

Изабелла

– Ты адвокат, Изабелла! А не нянька! – Розали в неверии посмотрела на Изабеллу, сжимая в руках вилку с такой силой, будто как могла старалась не вонзить ее в дубовый стол, за которым они сидели.

– Думаешь, я этого не знаю, Роуз? – вздохнула Изабелла. – И что я должна делать? Сказать судье де Лука, чтобы он засунул свои предложения в свой белый итальянский зад? Едва ли.

Розали сердито посмотрела на нее.

– Почему не привлечь поручителя или чертова охотника за головами к исполнению этих обязанностей? Разве это не их работа?

– У него нет поручителя.

– Что? Ему выставлен залог в полтора миллиона!

– Я знаю. Парень при деньгах, Роуз, с большой буквы «Д». Ты бы видела его дом. И машину. Одна она, наверное, стоит больше, чем мой дом, машина и студенческая стипендия вместе взятые.

– И на чем он ездит?

– На Aston Martin.

– О, – благоговейно выдохнула Розали. Она всегда питала слабость к машинам. Тяжело сглотнув, она продолжила. – У него была пачка бумажек с Бенджамином в кошельке или что? Как он вообще сумел выплатить залог? Боже милостивый.

– Нет. Он велел мне позвонить Джасперу, а Джаспер позвонил его личному бухгалтеру или вроде того. Короче, какому-то странному парню по имени Джей Дженкс. Тот выписал чек, и Эдвард вышел под залог.

– Миленько. – Изабелла кивнула в знак согласия и отпила свой «Космополитен». – У него есть братья?

Изабелла рассмеялась.

– Черт, не знаю. Джаспер наверняка знает. Мне вообще повезло, что Эдвард дышит в мою сторону. – Пожала плечами Изабелла. – Кажется, Джаз упоминал, что у него есть сестра. Может быть, она лесбиянка. Тогда я вас сведу.

– Извини. С женскими гениталиями дела не имею.

– Розали!

– Что? Так и есть. – Розали накрутила пасту на вилку и, проглотив, отложила ее на тарелку. – И что теперь планируешь делать?

– Ну, его выпустили из-за решетки. Это первый шаг. Шаг номер два – разговорить его. Ему ведь придется говорить со мной, чтобы я могла хотя бы попытаться выстроить защиту.

– Отсоси ему.

– Розали Хейл! Боже мой. Неужели всегда обязательно думать о сексе? – Изабелла сердито посмотрела на подругу, на что Розали лишь пожала плечами.

– Похоже, ему это нравится, если я правильно прочла твои заметки. Я лишь пытаюсь найти что-то понятное.

Изабелла закатила глаза.

– Тогда тебе придется проявить фантазию. Я не стану отсасывать Эдварду Каллену. – Розали снова пожала плечами, отправив в рот еще пасты.

– Ладно. Как насчет того, чтобы позвонить Джасперу? Джаспер – его друг, верно? Может, его присутствие заставит Эдварда вести себя повежливее. Ты же знаешь, какая у Джаспера странная действенная энергетика. Может, он сыграет роль медиатора, пока вы не почувствуете себя комфортно в обществе друг друга.

Изабелла задумчиво кивнула.

– Хорошая идея. Спасибо.

– Как думаешь, он это сделал? – Розали посмотрела на Изабеллу, дожидаясь ответа подруги. Изабелла долго молчала и, встретившись с Розали взглядом, ответила.

– Нет, я не думаю, что это сделал он, – уверенно сказала она.

– Тогда кто?

– Понятия не имею. К Эдварду непросто проникнуться симпатией. Возможно, у него были враги? Кто-то охотился на него?

– Это мог быть кто угодно, Из. Он чертовски богат и знаменит. У таких врагов обычно больше, чем друзей. Если Эдвард этого не делал, тогда это сделал кто-то, кто был близок к нему, кому был знаком уклад его жизни. Сумасшедший фанат этого сделать не мог.

Изабелла снова согласно кивнула.

– Но кто же ненавидит его настолько, что приложил столько усилий, чтобы убить его девушку и разрушить его жизнь?

Розали лишь пожала плечами.

– Об этом тебе должен сказать Эдвард. Завтра. Но все по порядку. Давай выпьем.

– За что?

– За Изабеллу Мари Свон… женщину-адвоката, которая спасет злобную, но, возможно, очень милую задницу Эдварда Каллена.

Изабелла разразилась хохотом.

– Спасибо, Розали. Спасибо.

 


Ура-ура, Эдвард, хоть и за кругленькую сумму, вышел под залог :) Осталось только поумерить пыл и хорошо себя вести с Изабеллой в этом нелегком деле. Появились ли у вас новые версии насчет того, кто мог быть убийцей? 

Жду всех на
ФОРУМЕ! :)



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2033-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RebelQueen (20.01.2013)
Просмотров: 882 | Комментарии: 25 | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 251 2 3 »
0
25   [Материал]
  Спасибо! lovi06032

0
24   [Материал]
  Да Эдвард, расстроен и отрешенн, ото всех ну, а Белла - отважно защищает его, стараясь разговорить!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!???????????
Джейк, прыткий и уверенный в себе ох, так жалко его весь - в трауре хорошо хоть, Эл поддерживает его??????????????!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Белла - ответственна за него и она впечатлена, его обеспеченности да однако, у них обнаружились, интересы схожие!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!??????????????
Насчет, истинного убийцы: может некто из его професс/деятел или тот, от кого она забеременела!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!??????????????

0
23   [Материал]
  Спасибо за продолжение! good

0
22   [Материал]
  Странно, но у меня чувство, что здесь замешен Джеймс, спасибо за главу lovi06032

0
21   [Материал]
  Спасибо за главу . Бела взялась за очень , очень трудную работу .

20   [Материал]
  Спасибо за главу.
Все так профессионально, я в восторге.

19   [Материал]
  Ох, уж эта Роуз! fund02002

18   [Материал]
  Спасибо за главу! good

17   [Материал]
  Спасибо за перевод
У таких людей, как Эдвард, красавец, богат, знаменит, горяч),
должно хватать завистников.
Как они будут уживаться с Беллой?

16   [Материал]
  Спасибо за главу! Спасибо за маячок!

1-10 11-20 21-24
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]