Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Приливы. Глава 21

Глава 21        Узы 


Белла


Мы вернулись из Сиэтла два дня назад, но я все еще украдкой посматривала на Эдварда, пытаясь осознать, что он являлся тем самым человеком, в которого я была влюблена, тем, с кем я переписывалась все эти годы. Мое будущее теперь имело лицо – лицо Эдварда. По дороге домой понимание всего, что произошло, ударило по мне, словно тонна кирпичей. Но в то же время я помнила о визите Рене, висящем над нашими головами.

Эдвард довольно резко оценивал сложившуюся ситуацию. Я начинала испуганно дрожать, только подумав о том, что должна сказать маме уехать и никогда не возвращаться. Она должна принять мою новую семью – другого варианта решить все мирно не было.

Противоположные мысли и эмоции сводили с ума с тех пор, как мы вернулись. Видя это, Эдвард попросил Элис не приставать ко мне с расспросами и предоставить свободное пространство.

Именно поэтому я сидела на пляже, смотря на волны. Мне хотелось обдумать все в одиночестве. Я принесла с собой письма дедушки, но так и не решилась прочесть. Казалось, что в тот момент, когда я узнаю их содержание, все закончится. Любая существующая между нами связь прервется. Останется только дом и чернила на бумаге. Я понимала, что вела себя глупо, но ничего не могла поделать. Мне не хотелось терять то немногое, что нас связывало.

Разглядывая конверты, я восхищалась витиеватым почерком и думала: действительно ли хотела снова расстраивать себя. После прочтения последнего письма я рыдала несколько часов. Утешая меня, Эдвард не спрашивал о его содержании. Он просто хотел убедиться, что я в порядке. Возможно, Аро оставил ему свои собственные письма? Эдвард никогда не говорил об этом, а я не хотела шпионить.

– Белла, у тебя все в порядке?

Повернув голову, я увидела Элис, одетую в очень короткие шорты, ярко оранжевый топ и босоножки. Я была рада, что взяла солнцезащитные очки – яркий цвет резал глаза, заставляя их слезиться.

– Я просто пыталась размышлять, – пробормотала я.

– Извини. Эдвард просил не беспокоить тебя, но я волнуюсь. Я хочу быть частью твоей жизни и очень хочу помочь, – сказала Элис, снимая босоножки и подходя ко мне.

– Мне просто необходимо побыть одной. Так много мыслей крутится в голове. Честно говоря, я чувствую себя немного перегруженной. Не просто осознать, что твое прошлое может быть и твоим будущим.

Улыбнувшись, Элис присела рядом.

– Они оба любили тебя.

– Кто?

Она закатила глаза, услышав мой глупый вопрос.

– Папа и Эдвард. Они оба обожали тебя. Папа говорил о тебе вплоть до того дня, когда умер. Он не позволял ненависти Рене отравить его чувства к тебе. Он надеялся, что ты сможешь разглядеть правду через все глупые причины, из-за которых она отреклась от него, и сделать собственные выводы.

Слушая Элис, я наблюдала, как волна, набежав на сухой песок, просачивалась сквозь мелкие зерна.

– С тобой все будет нормально, когда она приедет? Ты ведь понимаешь, что это не будет радостной встречей родственников?

Элис поморщилась и погладила мое плечо, стараясь успокоить.

– Я уже сказала Эдварду, что уеду ненадолго, если это поможет смягчить ситуацию. Рене и так придет в ярость, когда ты расскажешь о вас с Эдвардом. Так что не стоит добавлять напряженности, упоминая меня и наши горячие автобусные свидания с садовником. Я могу вернуться через неделю. Тебе решать, Би-Би.

Услышав мое хихиканье, Элис нахмурилась.

– Я сказала что-то забавное?

– Эдвард рассказывал тебе, что значит «Би-Би»?

– Да. Прекрасная Белла. Почему ты спрашиваешь?

Я покачала головой.

– Он соврал. В Сиэтле Эдвард наконец объяснил, что означает это имя. И теперь я не могу сдержать смех, когда слышу его.

– Давай, колись…

Возможно, Эдвард расстроится, узнав, что я рассказала об этом Элис. Он скрыл от нее правду, не смотря на то, что они были очень близки, желая сохранить этот секрет между нами. Но я устала от тайн, даже таких маленьких.

– Зареванная красавица, – фыркнула я.

– Ах, он засранец! Придется серьезно поговорить с моим братом.

– Элис, ты ведь знаешь, что он не твой брат?

В ответ она быстро закачала головой.

– Мы не должны иметь кровное родство для того, чтобы быть братом и сестрой. Я всегда считала его моей семьей. Би-Би, он – единственный, кто у меня остался.

Мы замолчали. Только шелест волн и звук ветра нарушали тишину. Обняв колени, я посмотрела на Элис. Она словно ждала от меня чего-то. И я решила поделиться с ней мыслями, которые мучили меня.

– Возможно, после визита Рене, ты и Эдвард будете единственными близкими людьми, кто останется у меня. Эдвард сказал, что я должна быть готова к тому, что мама не пойдет на компромисс, и если я захочу жить здесь с вами, то придется прервать с ней любые отношения. Не знаю, смогу ли я это сделать. Конечно, Рене иногда может быть грубой и резкой, но она моя мама. У меня не будет другой, – я остановилась, чтобы перевести дух и посмотреть на Элис, чье лицо выражало сострадание. – Ты бы смогла так поступить? Можешь представить, что ты больше никогда не будешь разговаривать со своей мамой?

– Ох, Би-Би, – ответила она, обнимая меня своими крошечными руками. – Представляю, как разозлился бы папа, если бы узнал, к чему все это привело.

– Неужели все так и будет, Элис? Неужели Эдвард прав и мне придется делать выбор между вами и Рене? – всхлипнула я, не замечая до этого момента катившихся по щекам слез.

– Надеюсь, что нет. Мне сложно судить. Каждый даже самый незначительный контакт с моей сестрой заканчивался для меня очень неприятно.

Я положила голову на плечо Элис, и она крепче обняла меня, гладя по волосам.

– Как я могу сделать такой выбор?

– Ты не можешь, милая, и не должна. Возможно, все пройдет хорошо и Рене нас удивит.

В голосе Элис не было уверенности. Она верила в положительный исход не больше, чем я. Эдвард был прав – мне придется сделать выбор. Мама не собиралась облегчить мне жизнь.

– Хочешь, покажу тебе то, что Эдвард никогда не покажет?

Отстранившись, я вытерла слезы с лица. Элис ласково гладила мою руку, стараясь утешить, а подбежавший Ньютон начал лизать мои мокрые щеки. Захихикав, я отпихнула его и отослала прочь.

– Идем, это недалеко, в лесу, – улыбнувшись, Элис потянула меня за руку, помогая встать. – Тапочки? Ты пришла на пляж в домашних тапочках?

– Да, – я пожала плечами. – Выходя из дома, я действительно не думала, куда пойду.

Отряхнув песок, мы направились к лесу. Я удивилась, когда Элис взяла меня за руку. Было приятно осознавать, что она заботилась обо мне.

– Разве ты не хочешь прочесть это? – спросила она, кивая на письма Аро.

– Если честно, то нет. Думаешь, я поступаю глупо, не желая читать их? Мне просто становится неуютно от того, что этим, возможно, я поставлю точку в наших с дедушкой отношениях.

– Это совсем не глупо. Я понимаю тебя. Иногда я беру телефон, чтобы позвонить ему, и только набрав номер, осознаю – папы нет. Он был неотъемлемой частью этого места, и мне хочется верить, что до сих пор незримо все еще присутствует здесь.

– Надеюсь, что так и есть.

Посмотрев на видневшийся сквозь деревья дом, я подумала о том, чем был занят Эдвард. И как по команде он появился на крыльце, одетый в шорты для бега и кроссовки. Свистнув Ньютона, он побежал к морю, по дороге помахав рукой Эмметту, работающему в домике. Возможно, Эдвард и был той единственной семьей, в которой я нуждалась? Хватит ли у него сил заполнить образовавшуюся пустоту, если все пойдет не так?

– Элис?

– Да, – рассеянно ответила она, внимательно всматриваясь в деревья.

– Как часто Эдвард видится со своей семьей?

Поджав губы, она начала нервно теребить пальцами лямочку топа. Вопрос явно застал ее врасплох и заставил нервничать. Это еще больше разожгло мое любопытство.

– В своем письме дедушка сказал, что Эдвард нуждается во мне. Что он не такой сильный и уверенный, каким хочет казаться. Почему? Это как-то связано с его семьей?

– Ты спрашивала Эдварда? Я действительно не думаю, что ты должна задавать этот вопрос мне, милая.

– Элис, ты же понимаешь, что он не расскажет. Он думает, что я – единственная, у кого есть проблемы. Но я вижу, что это не так. Пожалуйста, – попросила я, – мне так мало известно о его прошлом. Все, что он говорил, было очень расплывчато. Мне нужно это.

Застонав, она опустилась на пенек и пригладила свои растрепанные ветром волосы.

– Я ненавижу сплетничать об Эдварде у него за спиной, но ты права − он не расскажет тебе об этом, – Элис сделала паузу, словно раздумывая, стоит ли ей продолжать. – Он чувствовал себя брошенным, когда родители решили оставить его жить здесь. Эдвард замкнулся в себе. Единственное, что делало его счастливым – это разговоры о тебе или твоем возможном возвращении.

– Но Эдвард говорил, что сам потребовал остаться здесь. Он рассказал, что мужчина, за которого его мама вышла замуж, был хорошим человеком. Я не понимаю, Элис?

– Наверное, никто не сможет понять, что он чувствовал тогда. Эдвард не очень охотно общался на эту тему. Мне удалось узнать, что он был очень близок со своей мамой, пока не появился Карлайл. Каким бы хорошим он ни был, Эдвард так и не смог полностью принять факт, что кто-то еще, кроме него, появился в жизни Эсми. Уверена, он сбегал сюда не для того, чтобы быть частью твоего мира. Дело было в его матери. Он нашел в Ла-Пуш убежище, а папа принял его, поняв, насколько он одинок. В свою очередь, Эдвард в какой-то мере заменял ему меня.

Сердце сжалось от боли. Слова Элис имели смысл. Эдвард чувствовал себя брошенным. Ему, будучи подростком, было трудно приспособиться к переменам. Правда, случившееся не объясняло его нынешнее поведение, но мы могли обсудить это.

– Разве родители не пытались его вернуть? Насколько я знаю, у него есть сестра, верно?

– Да, – улыбнулась Элис, – Чарли. Она милая девушка, но не думаю, что Эдвард действительно воспринимает ее как сестру. Наверное потому, что они плохо знают друг друга. Папа рассказывал, что однажды родители вернули его в Сиэтл. Он снова сбежал сюда. Эдварду нужны были доказательства, что родители хотели вернуть его не потому, что так надо, а потому, что действительно нуждались в нем. Но они сдались после первой же попытки. Единственной неизменной величиной в его жизни оставался Аро, поскольку даже я уехала от него.

«Мне необходимо утешить его, сказать, что я никуда не уйду», – подумала я и посмотрела на дом, в надежде увидеть Эдварда. В саду было пусто, лишь Эмметт укладывал мусор в свой грузовик.

– Как я могу помочь ему? – прошептала я, уже зная ответ.

– Просто люби его, Би-Би. Это все, чего он когда-либо хотел.

– Я люблю его… ой… – ахнула я и, прикрыв рот ладонью, посмотрела на Элис.

Широко улыбаясь, она показала на меня пальцем.

– Ты только что поняла это, верно?

Я села на землю, не заботясь о том, что могла испачкать юбку.

– Это не совсем так. Я знала, что чувствую к нему, просто боялась произнести вслух. Один раз я уже сделала ошибку, и в результате оказалась в суде на бракоразводном процессе.

– Ты еще не говорила Эдварду?

–Только самой себе, да и то не осознавая до конца.

– Ты не выглядишь счастливой, Би-Би. Пожалуйста, скажи, что не собираешься разбить ему сердце. Пожалуйста… Если это произойдет, он снова замкнется в себе, уже навсегда.

В голосе Элис звучало отчаяние. Она не хотела видеть своего брата сломленным. Они оба говорили, что это в моей власти. Чёрт возьми! Я даже не знала, что обладала такой властью. В любом случае, я никогда не воспользуюсь ею. Мне хотелось обнять Эдварда, чтобы утешить. Хотелось заниматься с ним любовью до тех пор, пока он не поймет, что я не оставлю его как другие.

Это был наш дом, наша семья, наша жизнь.

Услышав мой громкий смех, Элис вздрогнула. Наверное, она подумала, что я слегка сдвинулась.

– Я смеюсь над ситуацией, а не над твоими словами. Когда я приехала, Эдвард сказал, что это – наш дом, наша спальня и наша чертова собака! Наконец я поняла, что это не было какой-то его глупой идеей или прихотью. Элис, он знал об этом с самого начала! Знал, что мы должны быть вместе. Все эти годы Эдвард ждал и верил, что в один прекрасный день я вернусь и захочу быть с ним. Сколько же у него должно было быть веры, чтобы не поддаться отчаянию?!

Элис радостно захлопала в ладоши и звонко рассеялась.

– Иди и скажи ему это!

Смех затих, когда в ответ я покачала головой.

– Я не могу просто ляпнуть это между делом. Эдвард так долго ждал. Мне хочется, чтобы он запомнил этот момент на всю жизнь…

– Он в любом случае не забудет, – прервала меня Элис.

– Нет, – твердо заявила я, – мне хочется сделать это признание особенным. Эдвард заслуживает этого. И Рене… Сначала нужно выяснить все с ней. И только тогда я смогу начать новую жизнь. Здесь. Со своей семьей.

– В таком случае, сейчас самое подходящее время показать то, ради чего мы пришли сюда.

Элис подвела меня к большому дереву, которое ничем не отличалось от остальных. Неудивительно, что она вынуждена была искать его. Я приподняла бровь в немом вопросе.

Элис ухмыльнулась и указала на морщинистую кору, покрывающую ствол.

– Что?

– Здесь! Смотри! – потребовала она.

Я раздраженно закатила глаза, все еще пытаясь справиться с переполняющими меня эмоциями. Я чувствовала легкое головокружение, в то же время мое тело было напряжено, словно сжатая пружина.

Застонав, я внимательно посмотрела на дерево и, наконец, увидела слова, вырезанные на коре:

                                                                       «ЭМ+ББ 

                                                  Мое сердце навечно принадлежит тебе». 

Горло сдавило от волнения. Взглянув на Элис слезящимися глазами, я хрипло прошептала:

– Когда… Когда он сделал это?

– Эдварду было пятнадцать. На пляже проходила вечеринка. Друзья оставили его одного, чтобы провести время с девушками из соседнего города. Я сидела на крыльце и увидела, что он скрылся в лесу на какое-то время, а затем зашел в домик. Решив узнать, что он делает, я пришла сюда и увидела это. Уже тогда он был уверен, Би-Би. Думаю, ты должна знать, насколько твердо он верил.

– Ньютон! Ко мне мальчик! – среди деревьев раздался крик Эдварда.

Мы с Элис вздрогнули от неожиданности.

– Я уйду, чтобы вы могли спокойно поговорить. У вас осталось не так много времени до приезда Рене. Скажи ему. Сделай моего брата счастливым.

Поцеловав меня в лоб, Элис направилась в сторону дома.

Я продолжала смотреть на дерево, когда запыхавшийся от бега Ньютон нашел меня. Эдвард шел следом. Огромная улыбка освещала его лицо. Мои глаза изучали его обнаженный торс. Струйка пота, начинавшаяся у основания шеи, медленно скользила между его грудных мышц, спускаясь к накаченному прессу. Мне хотелось повторить ее путь своим языком.

Эдвард прочистил горло, привлекая мое внимание. Его брови игриво приподнялись, а уголки губ дрогнули, когда наши глаза встретились. Я знала, что двусмысленный комментарий не заставит себя ждать.

– Хочешь рассмотреть поближе, Би-Би? – спросил Эдвард, окружая меня теплом своего тела.

– Н-нет. Мне все хорошо видно, – заикалась я.

– Хорошо? Этого достаточно для тебя?

Я сглотнула. Как он мог до сих пор производить на меня такой эффект? Мы были вместе много раз, но, даже учитывая это, Эдвард не утратил способность превращать меня в лужу слизи всего лишь единственным прикосновением или словом.

Мой взгляд метнулся к дереву. Его зеленые глаза последовали за ним, и я услышала тихий рык, когда Эдвард понял, на что я смотрела.

– Итак… ты нашла мое любовное послание?

– Элис привела меня сюда, – тихо ответила я, нервно покусывая нижнюю губу.

– Эта маленькая болтушка просто не может оставить все как есть!

Положив руку на его грудь, я попыталась успокоить Эдварда, но поняла, что на самом деле он не злился, а просто констатировал очевидное.

Накрыв мою ладонь рукой, он поднес ее к губам и начал целовать пальцы. Это были легкие, невесомые прикосновения, но я мгновенно ощутила, как страсть зарождается внизу живота.

– Я думаю, это мило, – улыбнулась я.

– Мило? Би-Би, никогда не говори мужчине, что он «милый».

– Ну, ты не был мужчиной, когда писал это.

Эдвард притянул меня ближе и, опустив голову на плечо, нежно провел носом по шее. Вздрогнув, я вцепилась в него пальцами.

– Элис поведала тебе сопутствующую историю, не так ли? Чёрт! Я отомщу. Надо рассказать Джасперу что-нибудь жутко неловкое о ней, – пробормотал он, щекоча губами мою кожу.

Я попыталась вырваться из его объятий.

– Ну, нет, Би-Би, я не выпущу тебя. Мы в лесу. Я наполовину голый. Грех упускать такую возможность. Мы не были близки с тех пор, как вернулись из Сиэтла, – сказал Эдвард, посасывая мою шею.

– Ты говоришь так, будто прошли месяцы. Всего лишь два дня. Уверена, ты сможешь справиться с этим.

Я почувствовала, как Эдвард покачал головой, а потом его руки скользнули под мою футболку.

– Нет, я не могу. Есть какая-то причина, почему ты сторонишься меня?

– Эдвард, – заскулила я. – Это не так. У меня в голове сотня мыслей и вопросов, которые надо решить. Я думала, ты понимаешь это.

– Понимаю, но мне это не нравится, – ответил он, лаская большими пальцами основание груди. Я задохнулась. – Прошлой ночью я хотел обнять тебя, но ты отвернулась.

– Я спала, – выдохнула я, когда он коснулся моих сосков.

Эдвард сосал мочку уха, одновременно покусывая ее. Я быстро теряла способность трезво мыслить.

– Вполне вероятно, но, тем не менее, я разозлился. Почему ты отвернулась?

– Откуда мне знать, я спала. Эдвард, этот разговор лишен смысла. Он никуда нас не приведет.

– О, я позволю себе не согласиться, – прошептал он, касаясь губами моих скул и обхватывая ладонью грудь. – Думаю, я определенно куда-то пришел.

Смешок быстро превратился в стон. Пальцы Эдварда творили чудеса с моей грудью. Осторожно прислонив меня к нашему дереву, он одной рукой оперся о ствол, а другой продолжал ласкать чувствительную плоть. Его потемневший взгляд был полностью сосредоточен на мне.

– Эдвард, я не знала, что отвернулась от тебя. Я бы никогда не сделала это намеренно.

Подняв руку, я погладила его по щеке.

– Я никогда не отвернусь от тебя.

– Ты говорила совсем другое в тот день, когда вернулась, – фыркнул он.

– Тогда я еще не знала тебя.

Наши глаза встретились, когда Эдвард сжал сосок. Окружающий мир постепенно исчезал, пока не остались только мы.

– Как у тебя это получается? – прошептала я.

– Что именно?

Опустив голову, он уткнулся носом в шею, позволяя моим рукам скользнуть на его талию.

– Ты можешь заставить бесследно исчезнуть весь мир. Единственное, что занимает мои мысли – мы.

Улыбнувшись, Эдвард поцеловал кончик моего носа.

– У меня нет ответа, Би-Би. Это просто мы, и я обожаю это. Ты – центр моего мира. Естественно, что все отступает на второй план, когда я с тобой.

Мои руки сильно сжали его талию. Эдвард ухмыльнулся. Он точно знал, что его слова делали со мной. С самого первого дня он умел заставить меня растечься лужей слизи у его ног.

– Ты в порядке, Би-Би? Я попросил всех оставить тебя в покое, но… Знаю, ожидание появления злой ведьмы влияет на всех нас. Но тебе намного сложнее.

– Не называй ее так, – слабо пискнула я.

– Ответь мне! – потребовал он, чуть сильнее сжимая сосок.

Вздрогнув, я прижалась к Эдварду и почувствовала, как свидетельство его возбуждения уперлось в живот. Я непроизвольно застонала.

– Хочешь, чтобы я убедил тебя? Мисс Свон, в моем арсенале есть огромное число способов, которые заставят тебя ответить на вопрос. Например, этот…

Его губы напали на мою шею и медленно двигались к плечу.

– Или этот…

Рот Эдварда продолжил свой путь вдоль ключицы, но остановился, не коснувшись груди.

– Или, может быть, этот…

Ущипнув сосок, он мягко укусил верх груди, заставляя мои колени подкоситься, а сердце пуститься вскачь.

Я задохнулась, когда Эдвард, продолжая ласкать языком грудь, сильнее прижал меня к дереву. Моя рука, которая словно двигалась сама по себе, коснулась шнурка на его спортивных шортах.

Эдвард немедленно отстранился и погрозил мне пальцем.

– Ну уж нет, Би-Би, это мой допрос.

– Разве ты не хочешь, чтобы я прикоснулась к тебе? – капризно спросила я.

Я облизала нижнюю губу, стараясь заставить Эдварда вернуть свой рот туда, где он был секунду назад. Я уже скучала по нему.

− Чёрт! Да. Я хочу, чтобы ты прикасалась ко мне, и не только руками. Мне действительно нравится то, что ты делаешь своим маленьким наглым ротиком, но сейчас я желаю получить ответ на свой вопрос. Это важно для меня.

Вздохнув, я прислонилась к его обнаженной груди и начала несвязно бормотать. Впрочем, я знала, что Эдварда не устроит подобный ответ. Обхватив подбородок пальцами, он приподнял мою голову. Я смотрела на него с молчаливым протестом, но через мгновение сдалась.

– Я напугана и вымотана. Я действительно хочу, чтобы все это поскорее закончилось. Я устала, что визит мамы висит, словно угрожающая туча над нашими головами.

– Только ты воспринимаешь ее приезд как угрозу. Мне наплевать на то, что она хочет сказать. Я здесь для того, чтобы поддержать тебя. Но предупреждаю, если она переступит черту, я не буду сдерживаться. Я никому не позволю огорчать тебя.

Я старалась проглотить образовавшийся в горле комок, увидев абсолютную убежденность в его глазах. Эдвард сделает все, чтобы защитить меня. Сердце переполнили эмоции, а заветные слова крутились на кончике языка, но я сжала губы. Еще не время.

Рука Эдварда, скользнув вниз по челюсти, легла на мою шею, плотно обхватив ее ладонью. Жар вспыхнул между бедер, заставляя сжать их. Кожа пылала от необходимости чувствовать его. Я видела, как Эдвард понимающе улыбнулся.

– Чёрт! Ты действительно рождена для меня. Большинство людей были бы, по крайней мере, немного напуганы тем, как я держу тебя, но испуг − это совсем не то, что ты чувствуешь сейчас. Верно, Би-Би? Ты хочешь меня? Блядь! Это делает мой член чертовски твердым.

Бедра Эдварда жестко прижались к моим, заставляя закрыть глаза и откинуть голову назад. Я тихо заскулила.

Би-Би, нам нужно вернуться домой. Сейчас! Я хочу насладиться тобой до того, как нашу маленькую гавань накроет буря, принесенная «долгожданным» гостем.

– Да, – выдохнула я, отчаянно желая его.

Эдвард напал на мои губы с жестким, агрессивным поцелуем. Его пальцы слегка сжали шею, и я застонала в ответ. Язык ласкал мой рот, соблазняя и доводя до исступления. Внизу живота поселилась тянущая боль, колени дрожали.

Я задыхалась, когда Эдвард выпустил меня из объятий. Он нежно всосал мою нижнюю губу, а потом переплел наши пальцы и потянул в сторону дома. Мы смеялись, но не разжали рук, когда я наклонилась, чтобы поднять упавшие письма.

Мы дурачились, неспешно направляясь к дому. Эдвард целовал то мое плечо, то руку, дергал и щекотал.

– Хочешь принять душ, Би-Би?

– Думаю, я немного испачкалась после прогулки по пляжу и лесу.

– Хорошо, тогда я оставлю тебя наводить чистоту, хотя ты знаешь, насколько я люблю, когда ты «грязная».

Фыркнув, я толкнула его в грудь.

Именно в этот момент я заметила, что машина моей матери появилась на подъездной дороге.

Я не была готова.

Тихое хныканье сорвалось с моих губ, когда я услышала слова Эдварда:

– Шоу начинается!


Дорогие читатели, не забывайте благодарить Анечку и Марину. Ждем вас на Форуме.



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1057-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (26.01.2013) | Автор: перевод skov
Просмотров: 4053 | Комментарии: 63 | Рейтинг: 4.9/88
Всего комментариев: 631 2 3 ... 6 7 »
0
63   [Материал]
  у, разгорается трагикомедия

0
62   [Материал]
  Какой милый момент с деревом  hang1

61   [Материал]
  Спасибо за главу! lovi06032

60   [Материал]
  страшная, страшная Рене пришла по их душеньки!(( 4 4
Упаси Бог от таких родственичков! girl_blush2

59   [Материал]
  В конце концов она уже взрослый человек и решает сама как жить дальше.А мать пожалеет и о потери отца и о потери дочери, когда придет время.

58   [Материал]
  ДАаа, думаю буря уже достигла их

57   [Материал]
  Ой! что-то будет... бедная Белла... 4

56   [Материал]
  Вот думаю... что неудовлетворенность Белки... как бы не накрыла её маму гневом))))
Интересно как они с этим стихийным бедствием справятся...
Спасибо за главу good good good good

55   [Материал]
  Спасибо)))))))))

54   [Материал]
  Спасибо) good

1-10 11-20 21-30 ... 51-60 61-63
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]