Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Пропасть. Эпилог

Эдвард отпрянул от Марии, когда услышал шум в коридоре. Он благодарил небеса за то, что кто-то оказался в коридоре. Ему казалось неправильным целовать Марию, но сердце все ещё помнило её. Да, оно было уже занято другим человеком – Беллой, странной девчонкой, которая почти на десять лет младше него. Но Мария все ещё была там, воспоминания о ней не давали идти дальше.

Эти воспоминания следовало уничтожить давным-давно.

Воспоминания о том, как в детстве он защищал маленькую девочку Мару от её сводных брата и сестры, которые очень не любили её. Мария была старше Эдварда на четыре года, но это не останавливало его от ухаживаниях за ней. Она краснела и смущено хихикала, когда он дарил ей цветы.

Но когда ему исполнилось восемнадцать, в её взгляде что-то изменилась. Она смотрела на него никак на маленького влюбленного мальчишку, как смотрела раньше. Она восхищалась им, каким он стал. Она хотела его.

Эдвард помнит тот взгляд полных слез Марии, когда та узнала о его помолвке с Розали. 

Хотела она его только ради денег или это была любовь?

— Что это? — спросила Мария, отстраняясь от Эдварда.

Мейсен вздохнул с облегчением, когда Мара отошла от него. Он снова мог мыслить ясно и трезво.

Он поцеловал Марию.

Точнее, поцеловала его она, он просто ответил на поцелуй. И это было не так… как было раньше. Когда-то он любил её… но любит ли он её сейчас?

Он не знал ответа, но он не чувствовал той любви, что была раньше. По крайней мере, по отношению к ней.

— Белла! — неожиданно крикнула Мария.

Имя девушки вернуло Эдварда в реальность.

— Что там? — спросил Эдвард, поднимаясь со стула. Он подошел к Марии, которая с виноватым лицом стояла в коридоре. Он посмотрел туда, куда смотрела Мария. Все, что он увидел – альбом и цветные карандаши, которые валялись по полу.

Он сначала не понимал, причем здесь Белла, но в его памяти выплыла их первая встреча в лечебнице. Тогда Эдвард пытался вести себя грубо, его раздражала та дебильная песня, а она сидела за столом у окна и рисовала.

— Она была здесь, — прошептала Мара.

У Мейсена внутри все похолодело. Она видела, как он целовался с Марой. А до этого он говорил, что сходит по ней с ума.

Это было правдой. В какой-то степени эта маленькая сумасшедшая девчонка сводила его с ума. Она так мило краснела под его пристальным взглядом. И как она затрепетала, когда сегодня днем он поцеловал её в щеку…
А сейчас он сделал ей больно.

Неожиданно Мария забежала обратно в кабинет, Эдвард так и остался стоять в ступоре. Он слышал, как Мария разговаривает с кем-то по телефону, приказывая, чтобы они нашли девочку и привели в кабинет сестры Марии.

Эдвард наклонился и взял альбом в руки. Белла хорошо рисовала, у нее был талант. Он листал её рисунки, пока не наткнулся на портрет. Этот портрет был его. Точнее, не совсем портрет, это была его спина.

Она рисовала его.

Эдварду стало ещё хуже от того, что он сделал больно этой маленькой девочке.

— Они не могут найти её! — в истерике закричала Мария.

Давно он не видел её в таком состоянии. Она сидела в шелковой комбинации, с растрепанными темными волосами и сексуальных капроновых чулках.

— Её нигде нет, по крайней мере, в этой части лечебницы, — чуть ли не рыдая, говорила Мара. — Скорее всего, она где-то в другой части, надеюсь не в северной части.

— А что там? — поинтересовался Эдвард, который застыл в дверях.

— Там невозможно ходить, очень опасное место, — говорила Мара, качая головой. — Ты был небезразличен ей, — неожиданно сказала Мария, поднимая на него голову. — Она влюбилась в тебя. В тебя невозможно не влюбиться.

— Как и в нее, — сказал Эдвард. — Она такая… невероятная. Сложно понять, почему она попала сюда. Ещё сложнее понять, что она убила своих родителей…

— Она не была сумасшедшей, она сделала это со своими родителями сознательно. — Эдвард уставился на Марию. Если бы она делала это сознательно, то находилась бы она здесь? Наверное, она была бы в другом месте, более ужасном, более грязном, чем это. Поняв, о чем думает Эдвард, женщина ответила на его немой вопрос: — Это была моя идея поставить ей диагноз сумасшедшей. Изабелла понимала, что она делала, когда держала в руках нож, когда убивала своих родителей. Мне было её так жаль… — К глазам женщины подступили слезы. День, когда маленькую одиннадцатилетнюю привезли сюда, она не может вспоминать без слез. Она была такой маленькой и беззащитной, по ней не скажешь, что этот ангел мог убить кого-то. Настолько невинно выглядела она. — А когда она рассказала доктору Каллену, что делал её отец…

На самом деле это было ужасно. Детство Мары казалось ей сущим адом, в котором её сводные братья и сестры терпеть не могли её, делали ей больно. Но встретив здесь, в лечебнице, эту девочку, она поняла, что у нее было ещё неплохое детство. Отец, конечно, не относился к ней с добротой и теплой. Было такое чувство, будто он никак к ней не относился. Но то, как обошелся отец Изабеллы со своей дочерью…

— Так как я не была настоящей монашкой, соврать для меня большой проблемой не было, — продолжила Мара. — Сложнее было уговорить на такой поступок Калленов. Мы все знали, что делают с такими детьми, я не могла допустить такой участи для Беллы. Я не считала её виноватой, она просто устала ждать, когда кто-то придет ей на помощь. Она взяла все в свои руки.

Эдвард так и стоял в дверях, не зная, что сказать. Белла не была сумасшедшей, она была лишь ребенком, которому нужна была помощь.

— Как ты думаешь, куда она могла уйти? — поинтересовалась Мария. Она подперла голову рукой, с мучительным выражением лица смотрела на Эдварда. Ей было очень стыдно от того, что девочка, которую она любила все эти пять лет, увидела, как она целует её первую любовь. Несомненно, Белла теперь ненавидит Марию за это.

По правде говоря, он даже не подозревал, куда она могла уйти.

— Ей некуда идти, только если в свой старый дом…

— Вряд ли она знает туда дорогу, — покачала головой Мария. — Я уверена, она даже адрес не помнит.

— Мелисса Эванс, — просто сказал Эдвард. — Я не уверен, что она знает её адрес, но, думаю, её тетя единственный человек, к которому она может пойти.

Мара кивнула, и в это время зазвонил телефон.

Беллы не было нигде. Санитары обыскали все здание. Было ясно одно – Изабелла Свон сбежала. И Мария винила во всем себя.

— Я так виновата, — прошептала Мара. По её щекам покатились дорожки соленой влаги. — Если бы не наш поцелуй, то я бы смогла её спасти…

— О чем ты? — ничего не понимая, спросил Эдвард.

— Через год ей исполниться восемнадцать, — говорила Мария, качая головой, как будто пыталась выкинуть какие-то мысли из головы. — У нее есть шанс выйти отсюда и начать жизнь с начало… по крайней мере, был. Карлайл написал бы, что за эти пять лет она полностью вылечилась, что она больше не опасна для общества… Белла могла бы начать жизнь с чистого листа, но теперь, когда она сбежала. Никто просто не позволит доктору Каллену написать о её восстановлении.

Эдвард и до этого чувствовал себя виноватым, теперь ему стало ещё хуже. Ему бы не хотелось, чтобы эта маленькая девочка провела в этом ужасном месте остаток своей жизни. Он не мог понять, что с ним: привязался или влюбился? Во всяком случае, он хотел, чтобы он переступил порог этой лечебницы только с ней.

— Ты любишь её? — спросила Мара, вновь удивив его.

Любил ли он её? Он знал Беллу всего неделю, сложно говорить о любви, но он знал, что какая-то неведомая сила тянула его к ней. Она была удивительной и замечательной девушкой. Эдвард благодарил судьбу за то, что она свела его с этой девушкой. Да, он был старше её на одиннадцать лет, но разве это имеет значение? Разве это кого-то волнует? Разве кому-то это интересно?

— Да, — с уверенностью ответил Эдвард, взглянув Маре в глаза. — Сложно заявлять о своей любви, когда вы знакомы всего неделю или около того, но я могу уверенно сказать, что влюблен в эту девушку.

Закрыв глаза, Мария только кивнула. Ей было немного тяжело слышать такое, она ревновала его к девочке, которая была ей почти как дочь. Но женщина понимала, что не имеет на это никакого права. Эдвард уже довольно давно не был её, хотя она очень сомневается, что он был её когда-то.

— Она тоже тебя любит, — грустно улыбнувшись, прошептала Мария, открывая глаза и глядя на Эдварда. Она почувствовала, как зрение застелила пелена слез, но она не знала от чего; от того, что не могут найти Беллу или из-за того, что ревновала? — Как и я тебя… до сих пор, — вырвалось у Мары. Она честно не хотела говорить это, но все вырвалось само. Ей надо научиться держать язык за зубами… Полчаса назад она сказала ему то же самое, но сейчас, всего за какое-то мгновенье, все изменилось. Её признание казалось неуместным. Особенно, когда он признался в том, что влюблен в Беллу.

Эдвард присел на корточки рядом с Марой. Он взял её лицо в свои ладони и придвинулся ближе. Слезы женщины неожиданно высохли, она почувствовала прилив счастья. В эту минуту она совсем забыла про сбежавшую из лечебницы Беллу, она думала, сто, возможно, их отношения с Эдвардом ещё не потеряны.

— Нет, — неожиданно говорит Эдвард, с уверенностью смотря на свою бывшую девушку. В том и дело, что бывшую. Не сомневаясь ни секунды, Эдвард был более чем уверен, что больше не любит её. А была ли это вообще любовь? Быть может, простая привязанность и симпатия? — Нет, Мара, если бы ты по-настоящему любила меня, тогда не убежала бы с наследством Розали несколько лет назад!

Определенно это было не совсем то, чего хотела услышать Мария.

— Я не…

— Не оправдывайся, прошу тебя, — скорее приказал Эдвард, чем попросил. Он сам не понимал, почему злиться, но ему хотелось разнести все вокруг. Ему хотелось, чтобы Мара заткнулась. Ему хотелось, чтобы поскорее нашли Беллу. Ему хотелось, чтобы девушка вернулась в лечебницу живой и невредимой. Но ещё больше ему хотелось извиниться перед ней за то, что он такой идиот. — Я не люблю тебя. Я вообще начинаю сомневаться, что когда-то любил тебя.

Мария хотела запротестовать. Она хотела кричать на всю психиатрическую лечебницу, что неправда, что Эдвард любил, любит и будет любить её. Что он ошибается насчет влюбленности в Беллу. Что она ему не пара.

Но она молчала, просто смотрела на нее. Она понимала, что если она скажет ему все вышеперечисленное, то она точно потеряет его. Своим признанием он оттолкнул её, что будет, если она скажет все это ему в лицо? Тогда он точно не захочет иметь с ней дело, она разорвет эту тоненькую нить, что связывала их.

Как бы Мария не обожала Беллу, она бы кинулась в объятия Эдварда, если бы он позволил, конечно. Белла была ей словно дочь, но она не любила её так сильно, чтобы из-за нее лишаться счастья.

Да, Мария ужасный человек.

И, впервые за свою никчемную жизнь, она признает это.

Кто-то постучал в открытую дверь. Подняв голову, Мария увидела сестру Эсми с печальным видом. Такой печальной она никогда её не видела.

— У меня плохие новости, — сказала сестра Эсми. По её щеке скатилась одинокая слеза. Сегодня все так много плачут, подумала Мара. — Нет, у меня ужасные новости…

~*~*~

— Я до сих пор не могу понять, из-за чего она сбежала из лечебницы, — плача в плечо своего мужа, говорила сестра Эсми. Доктор Каллен нежно погладил по плечу монашку, пытаясь успокоить, прекрасно понимая, что это не поможет. Да, ему бы самому успокоиться.

Мара грустно взглянула на супругов. Она стерла одинокую слезу, которая катилась по её щеке. Ей не хотелось показывать свою слабость. Она всегда была сильной женщиной, и она должна оставаться ей, несмотря ни на что. Мария прекрасно понимала, что она виновата в случившимся. Белла была ей почти как дочь, а она просто предала свою дочь, поцеловав парня, в которого Беллз была влюблена.
Звучит глупо, правда?

Мария всегда надеялась, что когда-нибудь у Беллы будет лучшая жизнь, но такого конца она точно не ожидала. Она представляла, как Эсми и Карлайл оформляют документы на её опеку, как она идет в девятый класс, успешно кончает школу, а потом идет в колледж, где будет обучаться живописи.

Ведь она прекрасно рисовала.

Но, к сожалению, этого никогда не случиться.

Никто так и не знает, что произошло. Темный дом Мелиссы Эванс находился недалеко от темного леса. Миссис Эванс на тот момент не было дома, она куда-то уехала с семьей. Никто не знает, но Белла узнала адрес своей тетушки и отправилась туда. Как она добралась туда – неизвестно и странно, ведь дом Мелиссы находиться очень далеко от лечебницы.

Мария помнит боль и печаль, которая отразилась в глазах Мейсена, когда сестра Эсми сказала ужасную новость. Такого взгляда она не видела ещё у него в глазах. Быть может, он испытывал то же самое, когда погибли его родители, но Мара не могла этого знать, ведь женщина сбежала от него и своего сводного брата.

«— Они сказали, что это был зверь, — вспомнила Мария слова сестры Эсми, которая плакала в этот момент. — Дом Мелиссы Эванс находиться около леса. Скорее всего, это был голодный медведь, который нашел Беллу».

Мария опустилась на корточки и положила одну белую розу, на могилу шестнадцатилетней девушки. Она грустно улыбнулась, вспоминая проведенные годы с маленькой Беллой.

Как она учила её считать дроби…

Рассказывала историю Америки…

Пыталась обучить испанскому, которым Мария сама не очень хорошо владела…

Заменяла ей мать…

Пройдут годы, а Мара каждые несколько месяцев будет возвращаться сюда с одной белой розой, рассказывая сухой земле, как у нее жизнь и обещая, что она не вернется сюда, пойдет дальше. Она больше не увидит ни Эдварда Мейсена, ни Элис Мейсен, ни Джаспера Хейла (которой, к слову, обещал её засудить, отобрать все деньги Роуз). Она будет надеяться, что это к лучшему.

Но однажды, когда она вновь пойдет на её могилу, чтобы выговориться, сказать, как она скучает, прося прощение, она увидит чью-то фигуру около её могилы.

Мейсен…

Конечно, это он. Мария ни с чем не спутает эти широкие плечи, русые волосы, которые в вечном беспорядке на голове.

Нет, она не подойдет к нему, не завяжет разговор о том, какой Белла была хорошей и как не хватает ей эту девочку.

Мара просто стояла и смотрела.
 


Примечания: Конец? Да, наверное, это, все-таки, конец. Честно говоря, я немного не так представляла себе концовку своего фанфика, когда только начинала писать. Однако я рада, что мы сделали это. Да-да, именно "мы", ведь без вашей поддержки я бы не закончила его. Спасибо вам за то, что поддерживали меня все эти десять месяцев, что писался фанф! Вы лучшие!



Источник: http://robsten.ru/forum/67-1648-7
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Verginia (11.12.2014) | Автор: Филечка
Просмотров: 702 | Комментарии: 9 | Рейтинг: 5.0/12
Всего комментариев: 9
avatar
0
9
Спасибо большое за великолепную и очень грустную историю . Жаль , что все закончилось так , а не иначе . Но видимо не судьба , быть счастливой Белле . Не в этой жизни . А Эдвард всю оставшуюся жизнь будет сожалеть . Спасибо .  fund02016 fund02016 fund02016
avatar
0
8
Печалька((((
avatar
0
7
Такой финал...Столько девочка вынесла за свою короткую жизнь, и ведь даже почти любовь случилась, но не судьба... Теперь Мейсен и Мария всю оставшуюся жизнь будут себя корить за необдуманный поступок. Большое спасибо.
avatar
0
6
Жаль, что такой конец. Думала что они заслуживают счастья... Но все равно спасибо
avatar
0
5
12 4
avatar
0
4
кошмар!!! 12
avatar
0
3
Уже эпилог?!
Эх,а надежда на лучшее теплилась...Я так надеялась,что Белла в свое 18летие уйдет с Эдвардом.
Спасибо!
avatar
0
2
Спасибо за главу good lovi06032
avatar
0
1
Неожиданно......  Впрочем название  говорит само за себя, но все же надежда теплилась. Спасибо за ваше творчество.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]