Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Серьезный проступок. 18 глава. Точка

[Точка — персональный показатель. Балл присуждается игроку за каждый гол или результативную передачу; точка — позиция. Когда команда находится в зоне нападения, область рядом с синей линией и досками]

Пятница перед Рождеством — последний школьный день перед зимними каникулами. Мы с Эдвардом наконец могли бы побыть наедине. Рождество в этом году приходилось на понедельник, а это означало всевозможные семейные мероприятия.

Его брат, Эммет, не выиграл трофей Хейсмана, но зато он будет играть за национальную лигу на «Роуз Боул» на Новый год. Каллены планировали поехать в Пасадену, чтобы подбодрить сына и его команду. И я сознательно избегала того факта, что Эдвард снова уедет. Мне становилось плохо только от мыслей об этом. Я останусь без своего мальчика в канун Нового года. Наконец-то у меня появился тот, кого я хочу поцеловать в полночь, а он будет в Калифорнии. Отстой. Отказываюсь даже говорить об этом.

[«Роуз Боул» — мультиспортивный стадион, расположенный в городе Пасадена (округ Лос-Анджелес, штат Калифорния, США)]

— Знаю, у меня сумасшедшее расписание, но я все исправлю, — пообещал Эдвард, когда я подошла к его шкафчику. Сегодня вечером у него игра, так что он был одет в чудесные брюки и галстук под хоккейной кофтой. Мне тут же захотелось сорвать этот консервативный аксессуар, связать его запястья, а затем толкнуть на кровать… Святое дерьмо. Фантазии о связывании посреди школьного коридора. Меня прошиб пот.

— Родители собираются в Сиэтл в эти выходные, — Каллен пошевелил бровями, и я чуть не задохнулась, подавленная и взволнованная одновременно. Он словно отвечал на мои похотливые мысли. — Они уедут в субботу днем, а вечером пойдут в театр. Останутся там на ночь, чтобы встретить Эммета и Розали в аэропорту в воскресенье утром. Брат с женой решил приехать на несколько дней домой на Рождество. Какой у твоего отца график на эти выходные?

Мне удалось вернуться в реальность, сделав заметку о маленьком мысленном образе — «свяжи меня, свяжи меня, заставь лаять, как собака», чтобы воссоздать ее в лучшем месте и в лучшее время. Может, добавлю еще пару галстуков… для ног… Остановись!

— Он будет дома на выходных. Ну, — поправилась я. — Днем Чарли хочет порыбачить со своим другом, но ночью уже будет дома. Прости, — добавила я, увидев удрученный взгляд Эдварда.

— Я надеялся, что ты останешься на ночь, — слабый румянец высветил острые скулы, когда Каллен обхватил руками мою талию и аккуратно поместил между своих ног. Я застонала и затаила дыхание, ожидая, когда он опустит голову и коснется губами моих. — Родители уезжают утром, — пробормотал Эдвард, покрывая поцелуями челюсть и шею. — По крайней мере, у нас будет целый день.

— Ммм, — я со вздохом склонила голову набок, чтобы насладиться мягкими влажными прикосновениями к чувствительной коже.

— Ладно, вы двое, — прервал нас голос Элис. — Никаких пошлостей до обеда.

Эдвард издал низкий смешок, и вибрация прошлась по моей шее. Он улыбнулся, и я почувствовала знакомое тепло между ног. Целый день наедине? Не могу дождаться.

— Элис, — буркнул Каллен, отворачиваясь от меня, чтобы достать книги из шкафчика.

— Мы собираемся вместе сегодня вечером после игры Эдварда, — объявила она. — Кино в Порт-Анджелесе.

Каллен посмотрел на меня, приподняв бровь, и я кивнула.

— Хорошо, — ответил он, хотя Элис не выражала это как вопрос. Я вздохнула, мысленно прощаясь со временем, которое мы могли провести наедине. Ну да ладно, мы уже давно никуда не выходили все вместе. Будет весело.

— Мы заберем Беллу перед игрой, — сказала Элис. — «Мустанг» Джаспера уже на ходу. Увидимся за обедом!

Элис повернулась и быстро скрылась за углом, а Эдвард улыбнулся мне, пожав плечами.

— Сегодня вечером в кино.

— С Джаспером и Элис, — я улыбнулась в ответ и тоже пожала плечами. По крайней мере, там будет темно. Интересно, его кто-нибудь удовлетворял в кинотеатре? Я начала задумываться, а не бросим ли мы Джаспера и Элис…

Эдвард напоследок быстро поцеловал меня.

— Ладно, завтра ты будешь в моем полном распоряжении, — теплый палец нежно прошелся по моей щеке. — Увидимся за обедом.

Позже тем же вечером я поехала на арену с Эдвардом, чтобы не ждать Элис и Джаспера. Моему хоккеисту нужно было уйти пораньше, но мне хотелось провести с ним как можно больше времени. Добравшись до катка, я села на трибуны; переписывалась с Анжелой и играла в игры на телефоне, пока не увидела пару игроков, вышедших на лед. Я сразу узнала высокую фигуру Эдварда с непослушными бронзовыми волосами. На нем не было полного комплекта формы. Он лучезарно улыбнулся, а затем переключил свое внимание на клюшку в руках и шайбу, брошенную на лед.

Я зачарованно наблюдала, как Эдвард начал играть в догонялки с одним из товарищей по команде, одетым точно так же. Каллен едва ли шевелился, крюк клюшки превратился в размытое пятно, перебрасывающее шайбу — под собой, под другим игрокам, между и вокруг его ног. Хоккейная палка постоянно находилась в движении. Парни смеялись, а скорость клюшек и шайбы увеличивалась, пока, наконец, один из них не ушел, разочарованно качая головой. Товарищ Эдварда даже близко не смог приблизиться к резиновому диску.

Каллен снова посмотрел на меня, подмигнул, а затем, пройдя по льду немного дальше, размахнулся и ударил по шайбе так, что та отскочила в сторону, словно теннисный мячик. Ударившись о борт, резиновый диск взлетел в воздух, скользнул по стеклу, а затем снова взлетел, но лишь для того, чтобы описать круг по льду и вернуться к ногам хоккеиста. Не успела шайба остановиться у его коньков, Эдвард снова стукнул по ней крюком клюшки, подбросил и поймал с другой стороны. О да, он и правда выпендривался. Каллен ухмыльнулся, высокомерно подняв бровь, прежде, чем пробежаться, скользнуть по льду и перепрыгнуть через борт. И вот он снова скрылся в раздевалке.

Элис и Джаспер появились чуть позже с Анжелой на буксире, которая тут же побрела к Бену. Музыканты репетировали в секции над нами. Мы с Элис наблюдали за игроками, выходящими на арену для разминки, со скрытым, но напряженным вниманием. Заливочная машина вынырнула площадку. Элис спросила, зачем та нужна, и Джаспер ответил, что она делает лед красивым и блестящим. Из динамиков донесся Государственный гимн; игра началась.

Сегодня Эдвард казался более расслабленным, чем обычно. Он даже больше разговаривал с товарищами по команде, положив клюшку на бедра. Пожимал плечами и болтал даже с игроком соперника, следовавшим за ним в ожидании шайбы. Каллен играл с тем же мастерством и вниманием, но теперь я могла сказать, что ему весело. Ухмыляясь от уха до уха, он вскочил на ноги и толкнул другого игрока в борт, а сам резво подхватил шайбу и бросился на другую часть катка. Передав диск одному из товарищей, Эдвард терпеливо расположился у борта. Тот, кому он передал шайбу, поймал ее и, развернувшись, отправил в ворота соперника. Когда послышались сирены и засверкали мигалки, мы всей компанией радостно закричали.

Наша команда выиграла, продолжив сезон лишь с одним поражением. Элис и Джаспер ушли в середине третьего периода. Стало очевидно, что мы одержим победу, и Элис резко захотелось сменить куртку. Похоже, та, что она наделала на игру, недостаточно модная для похода в кино.

— Мы сейчас вернемся, — пообещала подруга, вытягивая Джаспера из кресла. — Встретимся на стоянке у машины Эдварда, хорошо?

После игры я встретила Эдварда в конце коридора, ведущего к раздевалкам. Изумрудные глаза загорелись, когда он увидел меня. Остальные болельщики уже покинули арену, из здания выходили последние игроки с друзьями.

— Что, никаких Элис и Джаса? — спросил Каллен с легкой надеждой.

— Элис захотела сменить куртку, — я улыбнулась и покачала головой. — Они встретят нас у «Вольво».

— О, — Эдвард взвалил свою огромную сумку на плечо, обнял меня за плечи и повел к выходу.

— Кажется, тебе было очень весело, — заметила я после поцелуя в макушку.

— Да, — он пожал плечами и прижал меня покрепче. — Я играл с большинством ребят из этой команды еще когда был маленьким. Мы вместе учились в младших классах. Кроме того, эти соперники на последнем месте в турнирной таблице, так что…

— Не слишком большая угроза? — закончила я за него.

— Нет, — согласился он с усмешкой. — Не особо.

Мы остановились у выхода, заметив густой влажный туман, опустившийся на землю за время игры. Один из товарищей по команде прошел мимо нас с радостным «спокойной ночи», и мы медленно последовали за ним.

— Это безумие, — удивлялась я, пока мы осторожно шли через плотную дымку. К счастью, «Вольво» — единственный оставшийся автомобиль, так что найти его не составило труда.

Мы добрались до машины, туман клубился вокруг нас, превращая огни парковки в освещенные островки жуткого туманно-оранжевого цвета. Пряди волос прилипли к щекам, а звуки, производимые нашими шагами, стали мягкими и приглушенными. Эдвард открыл багажник, положил туда сумку и подошел к дверце со стороны водителя, чтобы включить радио. Натыкав что-то в айподе, он опустил стекла и подошел ко мне.

— Вернемся внутрь или подождем Джаса и Элис здесь? — спросил Каллен.

— Все в порядке, просто все это очень странно, — я смахнула прилипшие волосы с лица и шеи.

— Но вроде круто, да? Туман очень густой.

Я слышала музыку через полуоткрытое окно. Эдвард прислонился спиной к машине и раскрыл руки, чтобы я уютно устроилась в его объятиях. Мокрый туман облепил нас со всех сторон, и я обняла Каллена за талию. Так мы и стояли в клубящейся дымке, просто довольные тем, что рядом. Тепло его тела просачивалось сквозь куртку в меня, и Эдвард напевал мне на ухо медленную песню, доносившуюся из машины.

Я вздохнула и покрепче обняла Каллена, прислушиваясь к ровному биению его сердца. Песня закончилась, и началась новая. Сильный, громкий звук гитары наполнил воздух. Я нахмурилась, когда ударили барабаны; ритм показался мне знакомым. Внимательно слушала, бессознательно покачивая головой и пытаясь понять, почему мелодия такая узнаваемая. Как только я услышала первую строчку песни, то фыркнула от смеха и откинулась назад, чтобы посмотреть Каллену в лицо.

— Ты серьезно, Эдвард? Маленький Вилли? У музыкального вундеркинда Эдварда Каллена есть песня Sweet на айподе? — я покачала головой в притворном упреке и отступила от него.

Эдвард поднял бровь, и я поднесла руку ко рту, будто держу воображаемый микрофон, и начала громко петь. Он ухмыльнулся, схватил меня за руку и развернул к себе. Покружив меня, Эдвард присоединился ко мне глубоким, хриплым баритоном.

Он взмахнул моей рукой, танцуя, и я почувствовала себя… грациозной. Каллен притянул меня чуть ближе и отпустил руки, исполняя буги-вуги в такт. Несколько секунд я просто наблюдала, желудок сжался от грации и красоты его движений. Я никогда не могла надеяться сравниться с ним в физическом плане, но зато на него было просто приятно смотреть. Мы пели, танцевали и смеялись как идиоты в густом тумане.

Впервые я наслаждалась танцами, а не чувствовала себя глупой. Энтузиазм Эдварда оказался заразительным, и я, подняв руки над головой, трясла волосами. Он подошел ко мне, каждый шаг — замысловатое движение в такт. Схватив меня за талию, приподнял высоко над землей и начал подпрыгивать. Я громко смеялась, запрокинув голову. Каллен опустил меня, взял за обе руки и поднял сплетенные пальцы над головой, снова начав меня кружить. Я позволила ему управлять мной, доверяясь сильным и уверенным рукам.

Эдвард с энтузиазмом пел, а мне пришлось сосредоточиться на дыхании, когда он притянул меня к своему правому бедру, развернул перед собой, а затем проделал то же самое с другой стороны. Я задыхалась, а он все кружил и кружил меня в диких танцевальных па. Так увлеклась, что даже ни разу не споткнулась. Туман танцевал вокруг нас, пока мы кружились, прыгали и пели во всю силу легких. Я чувствовала себя… свободной и невероятно счастливой. Пропев последний куплет от всего сердца, я уставилась в раскрасневшееся и сияющее лицо Эдварда. Музыка наполнила меня, заставляя душу парить. Когда песня закончилась, я бросилась Каллену на шею, и мы дружно рассмеялись, скользнув вниз.

— Не могу поверить, что у тебя есть эта песня на айподе, — выдохнула я, обнимая Эдварда. Мы сидели на влажном асфальте парковки, прислонившись к «Вольво».

— Ну да, а ты знала каждое слово, — он наклонился и с улыбкой прижался к моим губам в быстром, но нежном поцелуе. — И громко ее пела.

Я развернулась, чтобы оседлать его, и Эдвард тут же обхватил мою талию руками. Наклонилась и коснулась его носа своим. Мы одновременно вздохнули, абсолютно счастливые. Изумрудные глаза сверкали, заставив сердце рухнуть в живот, а затем взлететь обратно в грудь, не прекращая с грохотом биться. О Боже.

— Что? — спросил Эдвард, приподняв густую бровь.

Я вздохнула и коснулась лбом его лба.

— Эдвард…

— Что, Белла? — глупая усмешка на лице Каллена сменилась хмурым взглядом.

— Я люблю тебя.

Слегка отстранившись, посмотрела в широко раскрытые зеленые глаза. Должно быть, я выглядела такой же потрясенной. Стало невыносимо тихо, и после долгой паузы я вскочила на ноги и отошла на несколько футов. Мне трудно было смотреть на Каллена. Я пробежала пальцами по волосам прежде, чем поняла, что это его нервный жест. Заставила себя опустить руку, выдохнула и со стиснутыми зубами повернулась к Эдварду лицом.

Он даже не пошевелился. Каллен все также сидел на земле, прислонившись к машине у переднего колеса, и смотрел на меня сквозь туман с непонятным выражением лица. Я робко улыбнулась.

— Эдвард, прости, я… просто… Боже, — я снова запустила руку в волосы и невесело фыркнула. Только я могла воспользоваться этим счастливым моментом и испортить его.

Каллен медленно встал, не сводя с меня глаз, но продолжал молчать, от чего я нервно переступила с ноги на ногу.

— Эдвард, правда, прости, я не знаю…

— Белла, — его голос, глубокий и уверенный, заглушил мое заикание. Он медленно шагнул ко мне, затем еще. — Если ты не перестанешь извиняться за признание в любви, я шлепну тебя. Сильно. По твоей… заднице.

— О, — тихо ответила я, глядя вниз и сжимая руки перед собой. — Ну. Я не… я имею в виду, я, ну, я… эээ!

Эдвард грубо притянул меня к себе и силой ворвался в мой рот. Жадный поцелуй перерос в трепетное прикосновение, и он прижал меня к себе, уткнувшись носом в ухо. Я вздрогнула, когда губы задержались на мочке. Каллен откинулся назад и, подняв руки, обхватил мое лицо, пристально глядя в глаза.

— Я тоже люблю тебя, Белла, — тихо ответил он.

Я открыла рот, что возразить, но Эдвард нахмурился и запечатлел еще один крепкий поцелуй на моих губах.

— Заткнись, Свон, и слушай. Я люблю тебя. С тех пор, как ты открыла дверь в тот первый вечер, когда я приехал за тобой на свидание, — он улыбнулся. — Ты покраснела, такая милая и взволнованная, и у меня просто упало сердце. Оно лежало там, прямо перед тобой, а ты даже не знала.

— Эдвард, — выдохнула я, а он лишь криво усмехнулся.

— Тогда я ничего не сказал, потому что боялся, что ты взбесишься, — Каллен коснулся кончика моего носа пальцем. — У тебя есть склонность делать это прежде, чем успеешь все обдумать, — я слабо улыбнулась. Он хорошо меня знает. — Я решил дать тебе немного времени в надежде, что в конце концов ты тоже почувствуешь что-то ко мне. Обаяние Каллена и все такое. Но ты… — Эдвард покачал головой, все еще улыбаясь. — Ты никогда не делаешь то, чего от тебя ожидают. Я никогда не могу предугадать твои мысли, черт возьми.

— Но ты любишь меня? — это прозвучало как вопрос.

Каллен кивнул.

— А ты не мог бы… еще раз повторить? — прошептала я, глядя вниз, туда, где плавный V-образный вырез рубашки обнажал грудь. Видела, как под бледной кожей бьется пульс.

Эдвард наклонился, губы нежно, с благоговением коснулись моих, и я вздохнула. Медленно открыла глаза и встретилась с ним взглядом. Чувствовалось легкое головокружение от силы поцелуя.

— Я люблю тебя, Белла.

Я обхватила Эдварда и прижалась лицом к груди, вдыхая удивительный аромат его кожи. Улыбнулась в ткань рубашки и зажмурилась от счастья, не веря своим глазам.

— Все хорошо? — он дышал мне в волосы.

Я с усмешкой подняла голову.

— Да. Хорошо. Невероятно хорошо, — засмеялась я.

— Что?

Я с улыбкой покачала головой.

— Просто никогда не могла представить себе момент, когда кто-то, кого я люблю, отвечает мне тем же. Никогда не думала, что это будет нечто среднее между угрозой надрать мне задницу и просьбой заткнуться.

Эдвард поморщился.

— Думаю, теперь моя очередь извиняться. Не самая романтичная ситуация. Прости, Белла.

— Нет, нет, — поспешно заверила я. — Это просто… мы, — Каллен фыркнул. — Ты романтик в сердце, но практик в голове. Это одна из тех многих вещей, которые я люблю в тебе.

— Хорошо.

— Очень хорошо, — я запустила пальцы за пояс его джинсов, и настала очередь Эдварда дрожать. Он наклонился вперед и поцеловал меня, пока фары не прорезали густой туман.

Рядом с «Вольво» остановился классический «Мустанг», издав сигнал «Dixie».

— Джаспер, — одновременно произнесли мы и улыбнулись. Только у Джаспера мог быть такой клаксон. Северо-запад Тихого океана, йуху!

— Убери свои руки от бедной девушки, — зловещий голос Элис прорезал тишину, когда пассажирская дверь открылась. — И садись в машину.

— Жуть, — прошептала я, а Эдвард рассмеялся, неторопливо целуя меня в губы.

Фильм закончился хорошо. Наверное. Большую часть времени я провела в попытке засунуть руки в штаны Каллена и не попасться нашим раздражающим лучшим друзьям. Думаю, он тоже чувствовал разочарование. Эдвард беспокойно теребил пояс моих джинсов, пока не был схвачен взглядами Элис и Джаспера. Короткие мгновения у машины, пока мы ждали ребят, были единственными моментами наедине за целую неделю. А в сочетании с тем фактом, что мы только что признались друг другу в любви… ну, нам просто было необходимо немного уединения, чтобы насладиться друг другом.

— Хотите перекусить? — спросила Элис, держа Джаспера за руку, пока мы выходили из кинотеатра.

— Нет! — одновременно воскликнули мы с Эдвардом, обменявшись застенчивыми улыбками.

— Господи, вы двое, — заныла Элис. Джаспер лишь улыбнулся и, притянув ее ближе, что-то прошептал на ухо. Две пары глаз понимающе сверкнули в нашу сторону.

Элис вздохнула, но больше ничего не сказала. Мы сели в «Мустанг» и поехали домой. На заднем сиденье оказалось довольно темно и уединенно. Я прикусила губу и, посмотрев на затылки Джаспера и Элис, придвинулась к Эдварду. Он обнял меня, а я положила руку ему на бедро. Погладив по волосам, Каллен начал потихоньку напевать песню, игравшую по радио.

Я слегка побарабанила по обтянутой джинсами ноге и, не получив реакции, широко улыбнулась. Медленно скользнула ладонью вверх и вниз по бедру, наконец-то заставив немного поерзать. Я скорее почувствовала, нежели увидела, как его голова наклонилась ко мне, и позволила руке подняться выше. Это заставило Эдварда слегка двинуться на сиденье. Я с благодарностью заметила, что он не надел ремень, когда переодевался в свободную одежду после игры. Ловко расстегнула верхнюю пуговицу джинсов и потянула за ткань, чтобы ослабить резинку.

Каллен кашлянул и небрежно накрыл мою руку, останавливая движение. Я подняла голову, все еще ухмыляясь, а он нахмурился, слегка покачав головой. Приподняв бровь, легко шлепнула его по руке, а затем ущипнула, не дождавшись реакции. Я отодвинула в сторону его руки и погрузила пальцы внутрь джинсовой ткани, с силой поглаживая быстро растущую выпуклость. Эдвард издал сдавленный стон, и лицо Элис высунулось из-за сиденья, чтобы хмуро на нас посмотреть. Каллен тут же отпрянул от меня, быстро натягивая подол толстовки на колени.

Подруга вынесла мой невинный взгляд, а затем недовольно откинулась на спинку сиденья. Эдвард незаметно поправился и тоже хмуро посмотрел на меня, на что я ответила безмятежной улыбкой. Просто подожди, когда я избавлюсь от Элис.

Мы ехали в уютной тишине. Длинная, темная, обсаженная деревьями дорога, ведущая в Форкс, была знакомой и скучной. Я взглянула на часы, прикидывая, успеем ли мы побыть наедине до того, как он отвезет меня домой. Резко подняв голову, выглянула в окно, когда Джаспер издал странный звук и остановил «Мустанг». На обочине стояла машина с включенными фарами и двумя маленькими фигурками, стоящими рядом. Одна держала фонарь, а другая сидела на коленях у переднего колеса.

— Что ты делаешь? — спросил Элис, когда Джаспер встал позади седана.

— Хочу узнать, может, им нужна помощь.

Элис схватила его за руку, останавливая.

— Что? Здесь? Сейчас? В темноте?

— Ну да, — Джаспер улыбнулся.

— Ты что, Дадли Справедливый? — спросила она, качая головой.

Эдвард начал насвистывать мелодию из фильма, когда парни вышли из машины, оставив нас с Элис внутри одних.

Подруга смотрела на меня поверх сиденья широко раскрытыми глазами, а я пыталась разглядеть то, что происходит у машины перед нами. Пожилая пара стояла возле своего седана, и по диким жестам мужчины у переднего бампера, я заподозрила, что у них спустило колесо. Женщина — предположительно его жена — держала фонарик и направляла его на мужчину. Эдвард вернулся к нам и открыл дверцу со стороны водителя.

— Они колесо прокололи, — пояснил Каллен, подтверждая мою мысль. Взял ключи, нащупывая тот, что открывал багажник.

— Тебе нужна помощь? — настороженно спросила я, оглядываясь на окружающий нас темный лес.

Эдвард поколебался, но потом ответил:

— Можешь подержать фонарик, — он кивнул на яростно жестикулирующую фонарем женщину.

Я прикусила губу и медленно вышла, следуя за Эдвардом к другой машине. Дверца «Мустанга» хлопнула, и Элис бросилась за нами.

— Вы не оставите меня одну, — решительно заявила она. — Я пересмотрела слишком много фильмов ужасов. Красивая девушка в машине всегда умирает первой.

— Это Белла и Элис, — представил нас Эдвард, опускаясь на колени рядом с машиной, чтобы помочь Джасперу установить домкрат, взятый из багажника «Мустанга».

— Я Мэри Миллер, а это — мой муж Джордж, — Мэри лучезарно улыбнулась, пока Джордж наблюдал за парнями. — Спасибо. Это так мило с вашей стороны. Мой муж недавно перенес операцию на сердце, ему вредны физические нагрузки.

— Проклятье, — проворчал мистер Миллер. — Современные вещи абсолютно бесполезны.

Эдвард бросил на меня быстрый взгляд через плечо.

— Белла, можешь посветить?

Мэри протянула мне фонарик, и я направила свет на колесо. Она слегка подтолкнула меня плечом, а затем наклонилась к моему уху.

— Красивый, да?

Щеки тут же покраснели, когда я уставилась на нее. Мэри рассмеялась, и Элис шагнула к нам.

— Оба, — уточнила миссис Миллер, заставив Элис в замешательстве нахмуриться. — Красивые, — повторила Мэри с усмешкой.

Внутри уже нарастало хихиканье, пока она оценивающе смотрела на наших мальчиков.

Джаспер и Эдвард довольно быстро поменяли колесо, отклонив предложение денег. Ушли мы, сопровождаемые многочисленными благодарностями и обещаниями печенья и других хлебобулочных изделий.

— Очень мило с вашей стороны, ребята, — сказала я Эдварду, когда мы устроились на заднем сиденье. Джаспер посигналил, и звуки «Dixie» последовали за нами.

— Я хороший парень, — усмехнулся он.

— А что, если бы они оказались сумасшедшими маньяками? — спросила Элис.

— Кто, Мэри и Джордж? — Джаспер усмехнулся. — Точно нет.

Элис глянула на меня, и мы дружно покачали головами.

— Итак, Белла, — начал Джаспер, обнимая Элис. — Отвезти тебя домой или к машине Эдварда?

Я посмотрела на часы, чтобы посчитать оставшееся время до комендантского часа.

— До машины, пожалуйста, — попросила я. Широкая улыбка Эдвард блеснула в тусклом свете салона.

Джаспер и Элис высадили нас у «Вольво», все еще одиноко стоявшего на парковке. Помахав вслед удаляющимся задним фонарям «Мустанга», Эдвард повернулся ко мне и переплел наши пальцы.

— У тебя найдется время, чтобы зайти ко мне? — спросил он.

— Осталось еще немного времени, — кивнула я. — Конечно.

Эдвард отвел меня к машине, отперев дверцы брелоком. Помог устроиться, а затем обогнул машину и сел за руль.

— Сыграешь мне что-нибудь?

— По радио? — его рука зависла над регулятором громкости, когда он посмотрел на меня, приподняв бровь.

— Нет, когда мы доберемся до твоего дома. На пианино, — уточнила я. Мне нравилась его игра на инструменте, когда мышцы тонко струились под кожей, а длинные пальцы изящно скользили по клавишам. Эдвард умел наполнить музыку характером и харизмой, которые были частью его самого.

— Хорошо, — другая бровь присоединись к первой, и он улыбнулся.

Когда мы приехали, в доме горел свет. Держа за руку, Каллен потянул меня за собой и тихо открыл дверь гаража. Свет в доме был тусклым, и Эдвард просунул голову в коридор, ведущий в хозяйскую спальню и кухню.

— Ау? — тихо позвал он.

Послышался слабый шум, и Карлайл выглянул из-за дверного косяка своего кабинета.

— Эдвард. Привет, Белла. Как вам фильм?

— Нормально, — ответил Эдвард. — Белла хочет послушать игру на пианино. Потом я отвезу ее домой.

Темно-русые брови доктора Каллена приподнялись так же, как у Эдварда. Мне пришлось скрыть улыбку.

— Пианино, да? — хмыкнул Карлайл, многозначительно глядя на нас, стоявших в тускло освещенном холле.

— Папа, — раздраженно сказал Эдвард. Я не могла видеть его лица, но знала, что он закатил глаза.

Карлайл усмехнулся и издал забавный звук прежде, чем исчезнуть в кабинете. Эдвард покачал головой и повел меня вверх по лестнице.

— Ты никогда не думал о том, чтобы пользоваться лифтом? — спросила я, тяжело дыша, пока волочила тяжелые ноги по последним ступенькам в квартиру Эдварда на третьем этаже, именно так я привыкла ее называть.

— Хм, — ответил он. — Я собираюсь привести тебя в лучшую форму.

— Удачи, — пробормотала я себе под нос. Каллен улыбнулся и повел меня к блестящему черному пианино.

— Что ты хочешь послушать? — спросил он, плюхнувшись на небольшую скамейку. Я опустилась на пол в нескольких футах от него. Отсюда открывался хороший вид.

— Все равно, — ответила я, вытягиваясь на животе и подпирая подбородок руками. — Что-нибудь красивое.

Эдвард задумчиво поджал губы и склонил голову. После долгой секунды изящные пальцы двинулись по клавишам. Меня мгновенно поглотила музыка, выражавшая покой и силу, скрытые в чертах лица Эдварда, пока он играл для меня. Великолепный и каким-то непостижимым образом — мой. Прекрасная душа, талантливый музыкант и… хоккеист. Потрясающе.

Последние ноты повисли в комнате, а я продолжала зачарованно смотреть на своего парня. Он медленно открыл глаза и посмотрел на меня. Изумрудный взгляд был мягким, почти мечтательным.

— Что? — спросил Эдвард, легкий румянец окрасил острые скулы. Я встала и подошла к нему, чтобы провести кончиками пальцев по мягкой розовой коже, натянутой на выступающую кость.

— Невероятно, — прошептала я, и Каллен потянул меня вниз, чтобы усадить на скамейку рядом. Поцеловала его раз, потом еще раз и еще, на всякий случай. — Я люблю тебя.

Эдвард застонал и, сжав волосы на затылке, крепче прижал мой рот к своему. Горячая ладонь погладила ягодицу и закинула ногу на сильное бедро. Каллен оттолкнулся и с низким ворчанием от усилия прижал меня к себе, а я более надежно обхватила ногами его талию. Попыталась вырваться, чтобы возразить, но он лишь углубил поцелуй, покусывая мою нижнюю губу, а затем разглаживая царапины языком. Полностью заполнил мой рот. И после этого я перестала протестовать.

Эдвард сумел доковылять до спальни и добраться до кровати, на которую опустил нас, не отрывая свои губы от моих. Поцелуй — глубокий, долгий и крепкий. Я упивалась ощущениями. Он провел руками по бокам до груди и прижался бедрами. Я застонала и, обхватив икрами чуть ниже упругих ягодиц, притянула его ближе.

Каллен нежно толкнулся в меня и простонал, так протяжно и чертовски сексуально, погрузив пальцы в мои волосы. Я почувствовала что-то легкое и волнующее, когда он снял заколки. Наполнив ладони моими волосами, Эдвард мягко потянул их, создав более глубокий контакт. Я чуть не упала в обморок от радости; тяжелое тело, горячие ладони, направляющие меня для нашего общего удовольствия, беспомощное покачивание его бедер у меня между ног. Эдвард никогда раньше не вел себя так агрессивно, почти неуправляемый, и это возбуждало. Твердая эрекция терлась о шов моих джинсов, прижимаясь, заставляя меня стонать и извиваться. Оргазм изо всех сил пытался прорваться.

— О, п-пожалуйста, — взмолилась я, когда Эдвард прикусил мою губу, потянув вниз. Длинные пальцы погрузились в мои трусики и безошибочно впились в лоно, большой палец давил и кружил у клитора. Тело взорвалось, я выгибалась и почти кричала, и Каллен навалился всем своим весом, чтобы прижать к кровати и заглушить стоны губами и языком.

Когда он оторвался от меня, то сразу прижался горячей щекой к моей. Мы тяжело дышали и хватали ртом воздух. Он все еще прижимался ко мне, удобно устроившись между бедер, которые продолжал сжимать и гладить. Толчки постепенно становились менее настойчивыми, хотя и не менее сильными.

— Господи, Белла, — выдохнул Эдвард. Я чувствовала его дыхание на коже, прикосновение влажных губ к лицу. Вдохнула сладкий запах и снова прижалась к нему. Каллен хмыкнул, и я попыталась просунуть руку между нами, чтобы коснуться горячего ствола. Эдвард прошипел и, слегка отстранившись, схватил меня за запястье. Я повернула голову и с вопросом посмотрела в дикие зеленые глаза; челюсти были стиснуты и напряжены.

— Позволь мне помочь тебе, — прошептала я, пытаясь высвободить запястье. — Я хочу прикоснуться к тебе, Эдвард.

Он вздрогнул и, приподнявшись, сел рядом. Взял мои руки в свои и поднес к губам, чтобы нежно поцеловать их.

— Я в порядке, — настаивал Эдвард, качая головой, когда я уже хотела возразить. Мне очень хотелось к нему прикоснуться. — Если ты коснешься меня, то я прямо сейчас кончу в штаны. И, — громко перебил он, когда я хотела снова запротестовать. — Это не только отвратительно, но еще и придется переодеться. Если отец еще не спит, — а он, вероятно, не спит, — то заметит изменения, а у меня нет объяснений тому, чем я занимался в спальне со своей девушкой поздно ночью целый час… — голос Эдварда печально стих, и я слабо улыбнулась.

— Заткнись, Каллен, — буркнула я и, соскользнув с кровати, устроилась между его коленей. Расстегнула пуговицы на джинсах и шлепнула Эдварда по рукам, когда он попытался остановить. — Не волнуйся, ты не кончишь в штаны, — я освободила набухший член от джинсов и хлопчатобумажных трусов, заметив, что попытки остановить меня стали совсем вялыми. — Ты кончишь мне в рот.

Эдвард издал пронзительный скулящий звук, запульсировав в моей ладони. Я скользнула губами по его длине, спрятав зубы. Язык лизал, а щеки втягивались с каждым толчком. На вкус он был теплым и сладким, а еще очень твердым, как сталь. Запах Эдварда — концентрированный и мускусный. Он кончил почти мгновенно, задыхаясь криком. Член в моей ладони пульсировал и дергался, усиливая ощущения, и я проглотила густую жидкость.

Каллен рухнул на кровать, раскинув руки в стороны; широкая грудь высоко вздымалась. Я натянула на него джинсы, восхищаясь большой выпуклостью, появившейся на них. На кровать села уже с самодовольной улыбкой. Изумрудные глаза спрятались за синеватыми веками; один уголок рта немного приподнят в довольной улыбке. Наклонившись вперед, я ласково поцеловала Эдварда в губы.

Он обнял меня за плечи и притянул к себе для еще одного поцелуя. Грудь завибрировала от счастливого урчания, когда он открыл глаза и улыбнулся. После еще одного трепетного поцелуя, Каллен встал и потянул меня за руку, чтобы помочь подняться и застегнуть на мне джинсы.

— Пойдем, я отвезу тебя домой. Не хочу еще больше злить Чарли. Нужно, чтобы он отпустил тебя завтра.

— Не могу дождаться, — прошептала я, прижимаясь к парню.

Эдвард застонал и отошел, чтобы целеустремленно выйти из спальни на лестницу.

— Прекрати, или мне точно придется сменить штаны.

Я радостно улыбнулась и последовала за Калленом к машине.



Источник: http://robsten.ru/forum/96-3242-1#1505863
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: hopelexxx7 (31.05.2021) | Автор: hopelexxx7
Просмотров: 273 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
0
1   [Материал]
  Глава одновременно и романтично-нежная, и страстно-горячая. А ведь эти двое ещё не приступили к основному блюду. Спасибо за главу)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]