Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Серьезный проступок. 22 глава. Зацеп и перехват

[Зацеп — удерживание или блокирование соперника клюшкой, направленное в корпус или нижнюю часть туловища хоккеиста. Перехват — простой способ отбора, требующий быстроты реакции и умения в считанные секунды оценивать обстановку. Шайба перехватывается резким движением с выпадом в момент ее передачи от соперника к сопернику]

Следующие несколько дней зимних каникул пролетели довольно быстро, что было удивительно, учитывая мое волнение из-за поездки в Калифорнию с Калленами. Я уже бывала в Лос-Анджелесе и Сан-Диего со своей мамой. Финикс не так далеко от этих городов. Рене таскала меня с собой по пляжам, когда я была младше, но сейчас все по-другому. Эммет с Розали уехали из Форкса через пару дней после Рождества, ведь ему нужно было на тренировки. Игра должна пройти на Новый год, так что мы с Эдвардом и его родителями решили поехать 30 декабря. Вместе встретим Новый год уже в Пасадине.

Каллены заехали за мной на «Мерседесе» Карлайла, и Эдвард подошел к двери, чтобы помочь мне с довольно большой сумкой. После праздничного веселья я позволила Элис самой собрать мне вещи. Чарли вышел следом, когда Карлайл открыл багажник, и Эдвард загрузил туда мою сумку.

— Повеселись, Беллз, — сказал отец, целуя меня в макушку. — Веди себя хорошо, — он улыбнулся Эсми, сидевшей в машине с опущенным окном. — Спасибо. Надеюсь, Белла не доставит вам слишком больших хлопот.

— Папа, — простонала я, забираясь на заднее сиденье роскошной машины. — Пока уже.

— Пока, — ухмыльнулся он. Когда мы тронулись, папа энергично замахал нам рукой. Отлично, теперь Каллены будут думать, что он обычный комик.

Когда мы добрались до аэропорта, Карлайл высадил нас у тротуара, чтобы сдать багаж на стойке регистрации. Я удивилась, увидев, что Эдвард взял с собой гитару.

— Неподалеку от того места, где мы остановимся, есть отличный бар, — объяснил он, заметив мой вопрошающий взгляд. — Эммет знает владельцев… На самом деле, они фанаты футбола. Будет вечер «Открытый микрофон», на котором я хочу сыграть.

Игра Эдварда на вечере «Открытый микрофон»? Да. Я абсолютно точно хочу это увидеть.

— Когда? — нетерпеливо спросила я.

Каллен рассмеялся и хлопнул меня по плечу.

— Точно не могу сказать. Свяжемся с Эмметом, когда приедем. Тогда и узнаем.

— Они остановятся в отеле вместе с нами? — с любопытством спросила я.

У них с Розали есть квартира в Сан-Диего, но это в двух часах езды от стадиона, где будет проходить игра.

— Ну, Эммет будет жить с командой, но в том же отеле, что и мы. Я почти уверен, что Роуз останется с нами. По крайней мере, официально, — Эдвард покачал головой, помогая Эсми с ручной кладью. Перекинув сумку через плечо, он взял гитарный футляр. — Я не уверен насчет спальных мест, — насмешливо добавил, глядя на меня.

— Белла, Розали и я будем спать в одной комнате, а вы с папой в другой, — сухо сообщила Эсми, и я покраснела.

Полет прошел без происшествий — я читала книгу, пока Эдвард возился с айпадом. В Лос-Анджелесе было светло и оживленно, мы без проблем нашли пункт выдачи багажа и получили его — словом, все было прекрасно. Эдвард позвонил Розали, которая собиралась нас встретить. Мы направились к тротуару, чтобы загрузить сумки в ее «БМВ». Тесная посадка. Я, Эдвард и Эсми сели на заднее сиденье вместе с гитарным футляром, разместив на коленях пару небольших сумок — они не поместились в багажник. Розали отвезла нас в очень роскошный отель в Пасадине. Карлайл зарегистрировал на нас два номера, так как остальные были заняты футбольной командой.

Мы оставили багаж посыльному и поднялись на этаж с нашими комнатами. Пока доктор Каллен жонглировал ключами, мы неловко оттирались в холле. Розали фыркнула:

— Да ладно тебе, — она поймала один из ключей. — Я присмотрю за детьми. Мы с Беллой будем спать на одной постели, а Эдвард — на другой. Вам не придется за ними следить.

Эсми нахмурилась, глядя на нас. Карлайл выглядел озадаченным. Розали закатила глаза и вставила ключ в одну из дверей.

— Все будет хорошо, — заверила она, втолкнув меня в комнату. Эдвард последовал за нами, стараясь скрыть усмешку. Никаких споров из коридора я не услышала, и через несколько секунд в комнату вошла Розали, закрыв за собой дверь.

— Спасибо, Роуз, — поблагодарил Эдвард, бросаясь на одну из кроватей. — Мы перед тобой в большом долгу.

— Ты не скажешь, и я тоже, — ответила Розали, выгнув бровь. Эдвард перевернулся на живот и обменялся с ней насмешливыми взглядами. — Эммет снял нам отдельную комнату, чтобы мы смогли провести время вместе, когда он улизнет от тренера. Ты же знаешь, какой наш Эммет.

Я отвернулась и посмотрела в окно, стараясь скрыть улыбку. Слава Богу, что у нас есть возбужденный Эммет. Кажется, я его уже люблю.

— Итак, — медленно произнес Эдвард. Ярко-зеленые глаза заскользили по мне. — Хочешь сказать, что всю ночь мы будем в этой комнате одни?

— Не всю, — поправила Розали. — Но большую часть. Используйте ее с умом.

— Розали, — Эдвард встал и подошел к ней. — Ты самая лучшая сестра в мире. Я люблю тебя — искренне, — он крепко обнял ее, и Роуз рассмеялась.

Эммет появился через несколько часов, и после тренировки он выглядел довольным, но уставшим. Мы пошли ужинать в местный ресторан, расположенный в квартале от отеля. Он выглядел немного по-хипстерски, но вполне в калифорнийском стиле. Да и еда оказалась превосходной. Потом все отправились обратно в отель.

Мы с Эдвардом, Эмметом и Розали собирались в паб, тот, где должен был проходить вечер «Открытый микрофон». Я немного устала от количества впечатлений, но, черт возьми, ни за что не пропустила бы выступление Эдварда на сцене. Поющего. Играющего на гитаре. Потеющего. Он поднялся в наш номер за гитарой, пока мы ждали его в холле, и вернулся через несколько минут. Мы вышли из отеля, чтобы поймать такси.

— Как мы туда зайдем? — спросила я, когда таксист высадил нас перед несколько потрепанным входом в бар.

Эдвард несовершеннолетний, как и я. И даже если он выглядел старше, мне никак нельзя дать двадцать один год.

— Через черный ход, — ответил Эммет, и мы последовали за ним за угол. — К тому же я знаю владельца. Пока вы, ребята, не будете бросаться в глаза, это не станет проблемой. Эдвард всегда играет здесь, когда мы приезжаем в Лос-Анджелес.

В задней части здания я заметила несколько непримечательных дверей. Эммет направил нас к одной из них и, распахнув ее, шагнул внутрь. Розали последовала за ним, и Эдвард жестом пригласил меня пройти вперед. Дверь вела в темный узкий холл, и мы шли по пятам за неуклюжей фигурой Эммета через кухню, ведущую в паб.

— Эммет! — прогудел крупный мужчина. Вытерев руки полотенцем, он с усмешкой бросился к нам. — Как поживаешь, парень? Роуз, красивая, как всегда, — он пожал Эммету руку и быстро поцеловал Роуз в гладкую щеку. — Эдвард, — поприветствовав его крепким рукопожатием, мужчина повернулся ко мне с насмешливой, но дружелюбной улыбкой.

— Это моя девушка, Белла, — представил меня Эдвард. Я даже получила собственное рукопожатие. — Белла, это Мик.

Мужчина выгнул бровь, глядя на Эммета.

— Просто держите ее сзади, ладно?

— Простите, — смущенно пробормотала я, не желая приносить неудобства. — Мне не обязательно…

— Все в порядке, правда, — заверил меня Мик. — Друзья Эммета и гитара Эдварда хорошо влияют на мой бизнес.

Я улыбнулась, взглянув на Калленов, и Эммет потер руки.

— Ребята уже здесь?

— Некоторые из них, — ответил Мик, кивнув в конец зала на нескольких столов, сдвинутых вместе. Вокруг собралась группа мужчин, почти таких же огромных, как Эммет, и девушек, почти таких же красивых, как Розали. В другом конце зала я увидела небольшую сцену.

Эммет и Розали двинулись к группе, а Эдвард потянул меня к сцене. Я села на край, с любопытством наблюдая за тем, как он поставил гитарный футляр на пол и осторожно вытащил инструмент. Присоединив к нему провод, Эдвард положил гитару на колени и включил тюнер. Он наиграл несколько аккордов, наблюдая за танцующими огнями на коробке, а затем поднял голову и улыбнулся мне.

[прим. переводчика: Гитарный тюнер — это устройство для настройки гитары]

— Есть какие-нибудь пожелания? — спросил Эдвард. Я открыла рот, но меня прервал крик из толпы с дальнего конца зала.

— Эдвард! Мужик, иди поздоровайся!

Эдвард положил гитару на табуретку рядом с микрофоном и повел меня за руку к большой группе.

— Товарищи Эммета по команде, — объяснил он без всякой надобности.

Я немного нервничала. За столом сидело много крупных мужчин, и из-за них становилось тесно. Они были такими… шумными. А еще мужчины были рады видеть Эдварда, очевидно, хорошо его знали. Только за это я их уже любила. С другой стороны, девушки, которые были с ними… кажется, я стала объектом нескольких задумчивых и враждебных взглядов.

— Привет, ребята, — Эдвард с ухмылкой хлопнул в ладоши. — Это моя девушка, Белла. Она здесь, чтобы посмотреть, сможете ли вы, котятки, надрать кому-нибудь задницу на поле.

Я неистово покраснела, когда они все завопили и заорали. Для нас выдвинули стулья, и Эдвард усадил меня рядом с собой. Одна из девушек плюхнулась слева от меня. Она подождала, пока Эдвард отвлечется на разговор с другим парнем.

— Подружка, да? — спросила красивая брюнетка, окидывая меня взглядом. Хотела заставить меня чувствовать себя недостойной. Смешно. Она еще не знала, что это будет трудно — мизинец Эдварда медленно, целенаправленно гладил мою ладонь под столом, вызывая теплую дрожь.

— А то мы начали думать, что он гей, — хихикнул один из парней и подмигнул.

— Я могла бы сказать, что это не так, если бы ты спросила меня, — девушка, сидящая слева, понимающе ухмыльнулась и многозначительно вытерла уголок рта. Пальцы Эдварда замерли на моей коже. Он явно ее услышал.

О нет. Я, конечно, могу быть застенчивой и тихой… но сейчас все внутри меня закипало. Я схватила Эдварда за бицепс и, слегка повернувшись к нему, крепко прижалась грудью к напрягшейся руке.

— О, так это из-за тебя мой мальчик так боялся зубов, — я повернула голову и с обожанием посмотрела на него. — Нам пришлось много раз повторяться, но думаю, мы с этим, наконец, справились. Не так ли, любимый? Теперь ты совсем не возражаешь, — я хлопнула ресницами, глядя на ошеломленного Эдварда. Он даже рот открыл.

За столом воцарилась мертвая тишина, а затем все разразились хриплым смехом. Лицо Эдварда, обнимающего меня, стало ярко-красным. Но до тупой девицы, сидящей рядом со мной, ему было далеко — она раздраженно встала и исчезла в направлении туалетов.

— Видишь, я же говорил тебе, что она потрясающая! — Эммет фыркнул и, перегнувшись через стол, больно погладил меня по макушке. — Вперед, Белла!

— Откуда, черт возьми, это в тебе взялось? — спросил Эдвард, смущенно улыбаясь мне.

— Прости, но я не могу позволить этому дерьму проскользнуть мимо меня, — я невинно пожала плечами.

— Напомни мне не злить тебя, — ответил Эдвард, весело качая головой.

Улыбка задержалась на моих губах, пока я с любопытством изучала его лицо.

— Так… а ты?

— Что?

— Ну, знаешь… — я многозначительно замолчала, указывая туда, где исчезла девушка. — У тебя с ней что-то было?

— О! А… ну ладно… — Каллен покраснел и, избегая моего взгляда, потер шею рукой.

— Не вини его, — раздался веселый голос. Незнакомый здоровяк занял место брюнетки. — У всех были «дела» с Кэрол.

Новым соседом оказался парень, который ранее отпустил язвительный комментарий в сторону Эдварда.

Я хотела спросить, что, черт возьми, это значит, но Эдвард вдруг наклонился вперед.

— Энди, ты не помогаешь, — сказал он и, нахмурившись, собственнически сжал мои плечи.

Я прищурилась. Не хотелось, чтобы Эдвард думал, будто ему снова сойдет с рук эта тема. Была ли Кэрол причиной, по которой он… знал что делать? Как так получилось, что некоторые из тех интересных вещей оказались у него в прикроватной тумбочке? Эдвард сказал, что не встречался с девушками… в средней… школе… Минуточку. Я подумала: он имел в виду, что не встречался с девушками, так как сам был в средней школе… но что если Каллен имел в виду, что не встречался с девушками школьного возраста? Кэрол определенно не старшеклассница. О, семантика… Я прищурилась еще больше, и Эдвард заерзал под моим пристальным взглядом.

[прим. переводчика: Семантика (обозначающий, значимый) — это наука, которая изучает смысл слов]

— О, иди пой, красавчик, — Энди спас его задницу. Мужчина пропустил Эдварда, а сам подвинулся ко мне с широкой ухмылкой. — Не беспокойся о своей девушке, мы присмотрим за ней. Но не то чтобы ей это было нужно, — добавил он с восхищением.

— Пой, пой! — в унисон закричали люди за столом. Эдвард медленно поднялся, покачал головой, а потом радостно улыбнулся.

— Напомни мне еще раз, почему я решил, что это хорошая идея? — его слова были скорее риторическими. Уклоняясь от дружеских хлопков, он ушел к сцене.

— Пиво? — спросил Энди, с грохотом ставя передо мной полную бутылку.

— О, я… кхм. Нет. Спасибо, — удивленно пробормотала я.

Он пожал плечами, схватил бутылку и сделал большой глоток.

— Твой парень чертовски классный, — сказал непринужденно, пока Эдвард бренчал на гитаре, настраивая ее.

— Так оно и есть, — прошептала я, глядя на блестящие бронзовые волосы и точеные черты лица, подсвеченные верхними огнями сцены. — И к тому же он неплохой музыкант.

Энди откинул голову назад и громко рассмеялся. Коротко взглянув на нас с любопытством, все за столом снова обратили внимание на Эдварда. Тот поправил микрофон и добродушно прищурился в нашу сторону.

— Итак, я хочу спеть пару песен, — он смущенно откашлялся и затянул красивую акустическую версию популярной песни. В баре воцарилась тишина.

Я на мгновение закрыла глаза, позволяя звукам музыки и глубокому бархатному голосу затянуть меня. Однако я не смогла долго просидеть в кромешной темноте и вскоре снова посмотрела на сцену. При виде Эдварда, вкладывающего душу в свою музыку, я почувствовала знакомый жар похоти и желания. Он никогда не перестанет меня волновать. Мой музыкант сидел на высоком табурете и держал гитару на ноге, слегка покачиваясь. Я прикусила губу и сжала бедра. Боже, как он прекрасен, талантлив и красив… мой мальчик.

Следующей песней он спел «Маленький Вилли». Ту самую, что играла на айпаде в тот вечер, когда мы впервые признались друг другу в любви. Я ахнула и прикрыла рот ладонью, узнав вступительные аккорды, более медленные и незамысловатые, чем в оригинале, но все равно безошибочно узнаваемые. Эдвард поднял глаза и ухмыльнулся, хоть и не мог увидеть меня из-за света, сфокусированного на сцене. Последней песней была его оригинальная композиция.

Эдвард поклонился под восторженные аплодисменты и свист. Его выступление и реакция толпы вызвали слезы на моих глазах. Я подпрыгнула и дико захлопала. Свет на сцене потускнел, и Эдвард наклонился, чтобы убрать гитару обратно в футляр. Закончив, он пробрался сквозь шумную толпу, кивая, улыбаясь и принимая благодарности.

Он облегченно выдохнул, когда сел рядом со мной, прислонив гитару к стене. С благодарным кивком принял бутылку холодного пива, открыл ее и мгновенно осушил. Вытерев рот тыльной стороне ладони, Эдвард с улыбкой повернулся ко мне.

— Ну, как все прошло?

Он блестел в тусклом свете, рубашка потемнела от пота. Провел рукой по волосам, приводя их в дикий беспорядок. Изумрудные глаза горели от удовлетворения.

— Ты был великолепен, — прошептала я, едва совладав с голосом — возбуждение поглощало меня. У нас не было времени побыть наедине с той самой рождественской ночи, и это нужно было немедленно исправлять. Изумрудный взгляд устремился на меня. — Мне нравится слушать, как ты поешь; нравится смотреть, как играешь.

— Господи, Белла…

Он знал. Так хорошо знал меня, мою реакцию и желания.

Я медленно протянула палец и провела им по скользкому от пота мускулистому предплечью. Эдвард задрожал, и я повторила его непроизвольный ответ на мою ласку.

— Который час? — напряженно прошептал он. — Который час, Эммет? — спросил громче.

— Только стукнуло одиннадцать, — понимающий взгляд Эммета блуждал по нам.

Эдвард взял меня за руку и наклонился, чтобы поднять гитарный футляр.

— Так поздно? — он демонстративно нахмурился и посмотрел на меня. — Сегодня был тяжелый день. Знаешь, мне лучше отвезти Беллу обратно в отель.

— Ты устала, Белла? — лукаво спросил Эммет. Я энергично кивнула, и он рассмеялся. — Вы двое сможете вернуться в отель сами? Да? Ладно, тогда до завтра.

Розали понимающе подняла брови, встретившись со мной взглядом. Я покраснела, но улыбнулась, одними губами сердечно поблагодарив ее. Мы быстро вышли из бара. Эдвард поблагодарил Мика, когда мы проходили мимо, направляясь к черному ходу. И молчал, пока мы шли на главную улицу, ловили дежурное такси. Он открыл дверь и удостоверился, что я благополучно села, прежде чем забраться самому. Сообщив водителю название нашего отеля, Эдвард положил гитару на пол у наших ног и повернул мое лицо к себе.

Он поцеловал меня нежно, мягко, оставляя неторопливые следы на моих губах. Я вздохнула. От него пахло потом и Эдвардом. Он откинулся на сиденье и держал меня за руку, пока мы не приехали в отель. Расплатившись с водителем, Эдвард вежливо помог мне выйти из машины. Мы быстро прошли через холл, оба необычайно молчаливые, а войдя в лифт, просто смотрели друг на друга. Эдвард открыл дверь в нашу комнату и повернулся, чтобы запереть ее. Достал из кармана телефон, отложил гитару и поднес сотовый к уху.

— Привет, мам. Мы вернулись. Да, Роуз прощается с Эмметом, — он хитро улыбнулся мне. — Ладно, увидимся завтра. Спокойной ночи.

Эдвард нажал «отбой» и бросил телефон на тумбочку.

— Итак? — он засунул большие пальцы в петли джинсов и ухмыльнулся мне. Я была очарована тем, как ткань скользнула вниз по бедрам при этой позе. — Э-э, Белла?

— Гм?

Ухмылка Эдварда стала шире. Придурок.

— На что ты смотришь?

Самодовольный ублюдок.

Я сделала осторожный шаг к нему, потом еще один. Изумрудные глаза стали задумчивыми, когда я потянулась к поясу его джинсов. Мои пальцы опустились вниз и, щелкнув резинкой боксеров, проследили теплую гладкую кожу на бедренной кости. У Эдварда перехватило дыхание, когда я протянула руку и обхватила его член через джинсы. Облизнув губы, посмотрела на него сквозь ресницы и опустилась на колени.

Эдвард поймал меня за локти, останавливая. Я удивленно уставилась на него, и он криво улыбнулся, румянец слегка коснулся его щек.

— Я… э-э… мне нужно принять душ.

— О, — я не смогла удержаться от сожалеющего взгляда на его очевидную эрекцию, находящуюся на уровне моих глаз, когда села на край кровати. — Хорошо.

— Я сейчас вернусь, — пообещал Эдвард, запечатлев на моих губах быстрый поцелуй. Стремительно развернулся и направился в ванную, раздеваясь на ходу. Я не смогла удержаться от смеха, когда он споткнулся из-за спешки.

Я сидела на кровати, внимательно прислушиваясь к шуму воды и звону металлических колец на занавеске. Усмехнувшись про себя, вскочила и бросилась к чемодану, чтобы порыться в одежде, точно зная, что ищу. Я торжествующе вытащила ужасно сексуальное нижнее белье и переоделась. Белое и кружевное — нежное и девственное. Совсем прозрачное и с отверстием на промежности.

Я захихикала от восторга, разглаживая тонкую ткань на бедрах. Завитки кружева окружали каждый сосок, оставляя их почти открытыми. Я подошла к большому зеркалу, висевшему на стене, и покружилась. Черт возьми, как горячо. Поскорее бы увидеть выражение лица Эдварда, когда он увидит на мне это белье и поймет, что кое-где не хватает материала.

Я поспешно натянула футболку и хлопчатобумажные шорты, услышав, как в душе выключилась вода. Подождала несколько долгих секунд, а затем подошла к ванной и медленно открыла дверь. Клубы пара вырвались наружу. Я просунула голову и заметила Эдварда, стоящего у раковины с полотенцем, обернутым вокруг бедер. Он насухо вытирал волосы и, увидев меня в отражении, повернулся ко мне с кривой усмешкой. Я не могла не улыбнуться в ответ. Свет над раковиной высвечивал в почти коричневых от влаги волосах красные и золотые прядки. Изумрудные глаза сверкали.

— Боже, какой ты красивый, — вздохнула я, забирая полотенце из его рук, чтобы привести медное пламя волос в некое подобие порядка. Втайне я обрадовалась, когда у меня не получилось. Слишком восхитительный беспорядок.

Эдвард нахмурился на мой комплимент.

— Ты и сама очень хорошенькая, даже в этой старой штуковине, — он потянул воротник моей футболки.

Я ухмыльнулась, зная, что скрывает эта ткань. Бросила маленькое полотенце на стойку и провела пальцами по краю того, что он носил на поясе. Эдвард поднял брови и шагнул ближе, схватил меня за талию.

Я показала ему язык и сделала шаг назад, заметив, что полотенце уже съехало ниже пупка.

Встала на колени и потянула за махровую ткань за угол, одним движением стянув ее вниз. Полувставший член теперь находился на уровне моих глаз, и я, не теряя времени, взяла его в рот. Эдвард резко втянул воздух, его рука рванулась вперед, чтоб удержать меня, но было поздно. Вкус теплой кожи Эдварда и его влажный, мыльный и слегка мускусный запах уже заполнили мою голову. Я взяла его так глубоко, как только смогла, задев носом низ живота.

— О Боже, — вскрикнул Эдвард, толкаясь в меня и откидывая голову назад. — Как хорошо…

Я сосала еще несколько минут, наслаждаясь звуками, которые он издавал, и ощущением его пальцев в моих волосах. В последний раз слегка проведя зубами по всей длине, я полностью взяла член в рот и замерла на десяток секунд, пока хватало кислорода. Эдвард застыл, будто затаил дыхание вместе со мной. Его бедра мелко подрагивали, удерживаемые моими руками. Выпустив член, я глубоко вдохнула, восстанавливая дыхание, и встала. Изумрудные глаза распахнулись, когда я поцеловала Эдварда в нижнюю губу и взяла за руку, чтобы вывести из ванной и толкнуть на кровать. Теперь он сидел на простынях, наблюдая за тем, как я приближаюсь и тянусь к подолу своей футболки. Скрестив руки на груди, я медленно и дразня подняла футболку над головой. Бросила ее на пол.

— Ух ты, — выдохнул Эдвард.

Темно-зеленые глаза пожирали мою грудь в белом кружевном бюстгальтере, который одновременно скрывал и обнажал ее. Член дернулся, а рука непроизвольно потянулась ко мне. Мощное чувство триумфа и облегчения охватило меня — я была вне себя от восторга. Все шло в соответствии с моими надеждами и планами, ведь Эдвард хотел меня. Сильно.

— Белла…

Я засунула большие пальцы за эластичный пояс шорт и тянула их то с одной, то с другой стороны, покачиваясь и виляя бедрами. Уронив шортики на пол, переступила их и оставила лежать на полу. Эдвард издал сдавленный гортанный рык, вцепившись в простыни, прежде чем вскочить на ноги. Теперь он быстро приближался ко мне. Теплые ладони обхватили мою грудь, и большие пальцы прошлись по завиткам кружев. Настала моя очередь стонать и откидывать голову назад. Я прижалась едва прикрытой промежностью к его напряженному члену.

— Черт, — выдохнул Эдвард, целуя меня.

— Да, пожалуйста…

— Черт! — повторил он уже более настойчиво и проник языком за мои податливые губы.

Длинные пальцы щипали и теребили мои соски, пока я издавала бессвязные звуки удовольствия в его рот. Наконец, Эдвард отстранился и провел языком по моей шее. Он грубо сжал мою грудь, заставляя подняться на цыпочки. Шершавые мозоли на его пальцах на мгновение зацепились за тонкий материал кружева. Я выгнулась, когда влажный рот обхватил мою грудь, втягивая, а затем повторил то же на другой.

Рука Эдварда скользнула вниз по моему животу. Сознание разделилось на разные части моего тела, в агонии ожидая, когда Каллен найдет мой маленький сюрприз. Он укусил меня за сосок, пальцами скользя по верхнему краю трусиков, и я прижалась к ним бедрами, подбадривая. Эдвард провел ладонью по моему холмику, пальцами нажимая на клитор. Его рот двигался на моем, пока длинный палец кружил внутри.

Эдвард удивленно дернулся, когда нашел отверстие в кружеве. Там, где его быть не должно. Изумрудные глаза метнулись ко мне, когда Эдварда осенило.

— Блять, Белла, — его взгляд не отрывался от меня, пока он продолжал работать пальцами, ощупывая обнаженный кусочек плоти. — Это ты… они?..

Я застонала, когда Эдвард нашел чувствительное место, но стон прервался, когда мы упали на кровать. Он приподнял меня, устраивая на подушках, а затем резко раздвинул мои колени. Снова потянулся ко мне, но остановился. Рука повисла в воздухе между нами. Несколько секунд спустя наши взгляды встретились, и он зашипел.

— Не двигайся, — с суровым лицом Эдвард встал.

Я замерла, наблюдая, как он вскочил с кровати и помчался в ванную. Он вернулся, держа в руке серебристый квадратик. Разорвав его зубами, бросил фольгу через плечо и натянул презерватив на свою толстую эрекцию. Эдвард снова встал на колени между моих ног и опустился, держа свой вес на одной руке. Второй он провел по отверстию в кружеве, погладил обнаженную плоть и резко вошел в меня. Эдвард закрыл глаза, но через мгновение открыл их и уставила на меня. Я растянулась под ним, широко улыбаясь. Получилось даже лучше, чем планировала.

Эдвард приподнялся на руках. Теперь мы соприкасались только там, где он входил и выходил из меня снова и снова. Он наклонил голову, и я проследила за его взглядом. Передо мной предстало невероятно эротичное зрелище: блестящий член, входящий и выходящий из моей промежности в кружевных трусиках.

Эдвард издал звук, который я никогда раньше от него не слышала. Что-то вроде гортанного крика. Все его тело дернулось и забилось в конвульсиях надо мной. Я почувствовала пульсацию от внезапно поразившего его оргазма, член напрягся и высвободился внутри меня удивительно сильными толчками. Руки Эдварда задрожали, и через несколько секунд он без сил рухнул на меня.

Я лежала под ним с самодовольной улыбкой и гладила широкую спину и плечи, оставляя влажные неторопливые поцелуи на шее. Через некоторое время Эдвард смог пошевелиться и слегка приподнять голову, чтобы посмотреть на меня и нежно поцеловать.

— Господи, прости, — прошелестел он.

— Значит, тебе понравилось?

Послышался слабый смех, и Эдвард скатился с меня, потирая лицо руками.

— Да, — выдохнул он и повернул голову, на раскрасневшемся лице расплылась огромная счастливая улыбка. — Можно и так сказать.

— Хорошо, — я перекатилась на Эдварда и положила колено ему на бедро, толкнув мягкий член. Эдвард прижал меня к своей горячей широкой груди, а потом встал и ушел в ванную, чтобы избавиться от презерватива.

Я расправила покрывало и простыни, на которые он быстро скользнул и прижал меня к себе, когда вернулся.

— Ты не могла бы заняться ими позже? — застенчиво спросил Эдвард, проводя пальцами по бретельке лифчика.

— Нет, — ответила я с тихим смешком. — Тебе так понравилось, да?

— Даже не представляешь, насколько, — пробормотал он. Изящные пальцы скользнули по моей спине и изгибу попки, беспомощно ища отверстие в трусиках. Я непроизвольно вздрогнула от чувствительности возбужденной плоти, и Эдвард поцеловал меня в лоб, успокаивая.

— Не волнуйся, — промурлыкал он. — Я позабочусь о тебе.

В конце концов Эдвард снял с меня лифчик и забрался под одеяло, чтобы стянуть трусики. Робко поцеловал меня между бедер, коснулся кончиком языка клитора. А затем еще раз и еще, пока я не превратилась в стонущую лужицу. Он потянулся к тумбочке, и я безошибочно узнала звук рвущейся фольги прежде, чем он вложил презерватив мне в руку. Я наклонилась и погладила его член, удивляясь, как он может быть готовым после недавнего столь сильного оргазма.

Эдвард перекатился на меня и, раздвинув мои ноги коленями, потерся о складки головкой члена прежде, чем медленно войти. Одно из преимуществ недавнего оргазма — длительность следующего секса. Эдвард плавно входил и выходил, иногда глубоко, иногда не очень, а я наслаждалась шириной его плеч, нависших надо мной, темнотой и трепетными поцелуями. Мой оргазм был ярким и чувственным. Он потряс меня до глубины души, еще больше привязывая к Эдварду.



Источник: http://robsten.ru/forum/96-3242-1#1505863
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: hopelexxx7 (15.07.2021) | Автор: hopelexxx7
Просмотров: 390 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 1
2
1   [Материал]
  Спасибо за горячее продолжение! good

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]