Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Слепое пятно: Глава 10

Глава 10. Наяву


«Стереотипы мешают видеть то хорошее,
что лежит за пределами видимости».
У. Дайер


Белла

Все в моей семье имели привычку массировать виски. Из того что я слышала, по крайней мере. Меня научила этому Ба в довольно раннем возрасте.

Когда видения или вспышки становятся подавляющими, вызывая головные боли, и это происходит чаще раза в неделю, я понимаю, что мне нужен перерыв. Так что, вместо того чтобы поспешить домой и принять душ перед моим... ужином с Эдвардом, я воспользовалась моментом, чтобы посидеть за кухонным столом, закрыв глаза и просто... помассировать виски.

- Хм, ооо.

«Ба».

- Ничего такого, Ба, я просто принимаю меры предосторожности.

- Меры предосторожности? - рассмеялась она.- Должно быть, тебя ожидает большая ночь.

И она всегда, казалось, говорила, будто знала больше чем я. Но это было невозможно, чтобы она знала больше меня... особенно об Эдварде Каллене. Хотя я знала о нем совсем немного, но это мое дело.

- Сегодня был долгий день, Старушка, не начинай это со мной.

- Этот парень из ФБР снова беспокоил тебя?

Я набрала воздуха в легкие и выдохнула.

Весь день старалась не слишком много думать о Деметрии. И том, что он пришел ко мне, чтобы... все это заставило меня понять, что на самом деле им руководило, когда он приглашал меня встретиться.

«Мужчины.

Они все одинаковые».

- Меня бы это не беспокоило, если бы не приходилось без конца повторять ему «нет»,- сказала я ей.

Она занялась чем-то в холодильнике.

- Может быть тогда, ты должна прекратить говорить ему «нет».

Я перестала массировать виски.

И головная боль усилилась.

- Как ты можешь даже говорить об этом? Он хочет, чтобы я шпионила за Эдвардом.

- О, так он теперь «Эдвард», не так ли? - она хихикнула, и я предупредила ее, что не поведусь на это:

- Баааа…

- О, тише, детка, я просто шучу с тобой. Помнишь что такое веселье, не так ли, Белл?

«Нет».

- Конечно, помню.

- Врешь.

Мне пришлось посмеяться с ней. А какой у меня был выбор? Я жила под ее крышей. Но потом, посмотрев на нее в течение минуты, я задала вопрос:

- Что ты имеешь в виду «прекратить говорить ему «нет»?

Она начала мыть посуду. Любила этот отвлекающий маневр, когда не хотела, чтобы это выглядело, будто она дает мне советы.

- Я просто имею в виду, что, может быть, ты должна дать человеку то, что он хочет; может быть, это заставит его отступить. Может быть, это даже откроет тебе твой собственный взгляд на некоторые вещи.

Тогда она перестала мыть посуду и повернула голову, чтобы посмотреть на меня.

- Почему ты заботишься об этом Эдварде, так или иначе? Я думала, что вы не без ума друг от друга.

- Я никогда не говорила этого.

Ее брови взлетели.

- Я имею в виду, я никогда не... - я выдохнула. - Я действительно не знаю, что имею в виду, Ба.

Мои локти скользнули по столу, и я уронила голову на руки, закрыв глаза; и тогда я почувствовала ее теплую мягкую руку на спине, выводящую легкие круги; как она делала много раз, когда я была моложе, пытаясь уложить меня снова спать после дурного сна.

- Итак, куда, ты думаешь, он поведет тебя сегодня вечером?

- А почему ты спрашиваешь?

- Я просто хочу убедиться, что знаю, где искать тебя в случае, если ты не вернешься домой ночевать.

Ее легкомыслие было слишком легкомысленным, если вы меня спросите.

Подняв свою голову, я засмеялась над ней. Она думала, что такая хитрая. Но, несмотря на ее возраст, я была хитрее.

- Вероятно, в «Мортон».

- Да? Не в «Уитлоки»?

Я села и посмотрела на нее, слегка удивляясь ее словам.

- Ну, я вроде хочу расслышать то, что мы скажем друг другу, Ба.

Улыбнувшись, она кивнула.

- А, ну тогда верно, - ответила, уже выходя из комнаты. - Я все равно никогда не верила, что этот мужчина тебе не нравится. - Затем она скрылась из виду, направляясь вверх по лестнице, напоминая мне, что она сама будет поздно этой ночью.

Я могла бы надавить на нее, вытянуть из нее ответы на некоторые вопросы об ее личной жизни, но я отпустила ее.

И реально испугалась, когда, уже начав подниматься наверх, чтобы принять душ, услышала стук в дверь.

Я проверила старые часы, висевшие на стене рядом с перилами.

- Нет, нет, нет, нет... - подумала я вслух. Еще слишком рано. Мне еще нужно выбраться из своей рабочей одежды и надеть чистую, и придать себе достойный вид, прежде чем он здесь появится.

Собиралась уже выпалить это все ему, когда открывала дверь, но только нашла я стоящего там Деметрия.

Я выпустила мое раздражение одним длинным вздохом:

- Деметрий.

И быть может чуть-чуть разочарования.

Он кивнул.

- Белла.

- Я думала, что ясно сказала, что не собираюсь этого делать.

- Я знаю, что ты сказала, Белла. И я не могу заставить тебя... юридически... пока... но я хотел еще раз попробовать убедить тебя, чтобы подчеркнуть важность этой ситуации...

- Ну, позволь мне подчеркнуть тебе, что я не шпионю за своими друзьями.

- Друзьями?

- Верно.

- Я не знал, что ты и мистер Каллен - друзья.

- Ну... - я не была уверена, кем мы были; честно говоря, и он сегодня полностью застал меня врасплох, когда ворвался в двери магазина, где я работаю, чтобы извиниться за свое поведение накануне вечером. И все, что он, по-видимому, пережил, чтобы найти меня... это много говорило о нем, как о человеке. И я надеялась узнать о нем немного больше, чтобы разобраться во всех этих безумных вспышках, которые мелькали передо мной, когда он оказывался рядом.

Деметрий все еще ждал ответа, когда я вспомнила, что он стоит в дверях.

Он вел расследование в отношении какой-то незаконной деятельности в Чикаго, в которой был замешан Эдвард. Или... его брат... думаю. Он не посвятил меня во все подробности этого, но не потому, что не хотел. А потому, что я не хотела, чтобы в мои видения вмешивались чужие суждения. Я чувствовала, что это как-то связано с тем выстрелом, который я слышала уже два раза при взаимодействии с Эдвардом.

Может быть, даже со смертью его брата.

Но я не сказала об этом Деметрию.

И не могла выносить мыслей о том, что же так сильно мучило Эдварда.

- Он не тот, кого вы ищете, - сказала я ему.

Не знаю, почему сказала именно так, но не собиралась забирать свои слова обратно. Пыталась воспользоваться советом бабушки, не сказав ничего конкретного Деметрию.

- Это твое официальное заключение?

- Это мое шестое чувство. Но боюсь, это все, что ты от меня получишь.

Он улыбнулся.

- Жаль это слышать, Белла.

Мы минуту пронзали друг друга взглядами. Он, вероятно, думал, что сможет привлечь меня или запугать своим горячим взглядом, а я желала сбить эту ухмылку с его лица.

- Послушай, если ты все же поразмыслишь об этом еще немного и, на мое счастье, передумаешь, я еще какое-то время буду в городе. У тебя есть мой номер.

Он извинился и оставил меня стоять там с ощущением, будто я либо соучастница преступления, либо... предательница своей страны...

В любом случае мне не нравилось все это - вся его возня вокруг Эдварда. И даже если я не сделаю это для него и его дурацкого ФБР, то надеялась убедиться раз и навсегда, для себя в первую очередь, что Деметрий не прав в отношении Эдварда.

После того как убедилась, что он выехал с нашей подъездной дорожки и исчез из виду; я приняла душ, сделав воду достаточно горячей, чтобы сжечь любые отрицательные вибрации. Оделась, выбирая что-то легкое на этот вечер. Я не хотела выглядеть слишком формально, так что остановилась на легкой юбке и подходящем топе. Обула сандалии и направилась вниз, чтобы ждать.

Бабушки уже не было, так что я села на диван в гостиной и закрыла глаза, размышляя и пытаясь расслабиться.

«Это не свидание. У меня нет никаких ожиданий. Мы просто лучше узнаем друг друга».

Мне показалось, что я услышала мягкий смех где-то в комнате, и мои глаза распахнулись, прямо за секунду как снова раздался стук в дверь.

Я прислушалась, но снова ничего не услышала, поэтому встала и открыла дверь, надеясь, что это не Деметрий, снова готовый к третьему раунду в попытке убедить Беллу, что она должна сыграть Супершпионку.

Но это было не так.

И я хотела одернуть себя за то, что улыбалась как девочка-подросток, готовая впервые пойти на бал с горячим парнем из школы.

Эдвард нахмурился в ответ, но я заметила, что даже когда он выглядел сердитым, он все еще выглядел таким сексуальным в своих джинсах и белой рубашке с закатанными до локтей рукавами.

Он тоже переоделся.

Я наклонилась к нему и понюхала.

- Вижу, ты избавился от того запаха, - поддразнила я, и он, казалось, смутился.

- Да, э-э... сода сделала свое дело, - сказал он мне, прочищая горло. И поспешил добавить: - В отличие от чертовой стиральной машины Эммета, кстати. У него хоть что-то работает в этом доме?

Я выпустила смешок.

- Скорее всего, нет.

Потом он проворчал:

- Тогда это он должен платить мне за то, что я там живу.

Мои щеки болели от попыток не улыбаться, и мне фактически пришлось напомнить себе, что улыбнуться - это нормально... что это у Эдварда проблемы, а не у меня. У меня все в порядке.

В каком-то смысле, хотя бы.

Я нарушила молчание, спросив его, готов ли он, и он махнул рукой, предлагая мне выйти в дверь первой.

Это не застало меня врасплох, однако. Что действительно заставило замереть мое сердце, так это то, что он чуть придержал мой локоть, когда я спускалась вниз по лестнице.

Такой маленький жест с его стороны, и такая бурная реакция с моей.

После того, как мы оказались в его машине, он вставил ключ в зажигание, а затем, немного поколебавшись, прежде чем завести двигатель, взглянул на меня с некоторым опасением в глазах, что ли.

- Я заранее извиняюсь, если она будет ворчать сегодня вечером... она упрямится в последнее время.

Я не понимала, почему он говорил о своей машине как об одушевленном предмете, но улыбнулась и вежливо кивнула ему, вместо того чтобы начать волноваться за его адекватность.

Автомобиль завелся сразу, поэтому я даже не знаю, почему он так беспокоился.

- «Мортон» - это недалеко. Просто езжай по главной, пока мы не доберемся до Малберри, а затем поверни направо, и мы будем почти на месте.

- Фантастика, - ответил он, крепко вцепившись в руль, что заставило меня спросить его:

- Ты пил сегодня вечером?

- Прости, что?

- Я просто спросила, ты кажешься сегодня чуть менее… взвинченным, чем обычно.

- Нет, я... Я имею в виду, нет, Белла, я не пил еще. Но раз ты уж заговорила об этом... Я планировал... - он поднял на меня свои сексуальные брови... – выпить с тобой, если ты непротив, конечно.

Это был сарказм, но я все равно ответила ему. Просто назло.

- Я не против, пока ты не становишься воинственным.

- Воинственным?

- Да, я имею в виду, ты пригласил меня, не так ли? И мне кажется, было бы грубо напиваться, когда ты вышел с кем-то, за кого несешь ответственность и кого должен отвезти потом домой.

- Милая, это была твоя идея, если я правильно помню.

- Ты не обязан был соглашаться.

- Я...

«Не продолжай. Ладно?»

Я подняла бровь, и он пораженно вздохнул.

- Хорошо.

Я самодовольно откинулась на спинку сиденья, и хотя остальная часть поездки прошла в тишине, эта тишина стала уютной. И вскоре мы уже оказались у «Мортона».

Бар был уже почти переполнен, но мы пришли чуть раньше самого горячего часа, поэтому сели довольно быстро. Эдвард уставился на меню, и когда подошел наш официант, чтобы принять заказ, я поняла, что он никак не может определиться с выбором.

Так что я помогла ему, по ходу дела дразня его.

- Не думаю, что смогу уговорить тебя попробовать рыбные наггетсы?

- Э-э, нет.

- Хорошо, тогда, - я закрыла меню и посмотрела на нашего официанта. - Мы будем креветки и раков, и парочку бутылок «Стеллы».

Почувствовала горячий взгляд Эдварда на себе, и мои глаза встретились с его глубокими зелеными глазами.

- Ну, если ты не хочешь выбрать что-то еще.

Он сглотнул.

- Нет, это хорошо.

Официант забрал наши меню и предупредил, что скоро вернется с нашими напитками. Тогда я попыталась чем-то занять себя, пытаясь избежать взгляда Эдварда снова. Я все еще могла видеть, что он делает, хотя он облокотился на стол, закрыв рот рукой и прищурившись, смотрел на меня.

Мне в итоге ничего не оставалось, как выпрямиться и посмотреть на него, когда принесли пиво.

- Что?

Он смотрел, как я делаю глоток.

- Я думал, ты сказала, что не хочешь, чтобы я пил сегодня вечером?

Я закончила пить и вытерла пену с верхней губы.

- Я сказала, что не хочу, чтобы ты становился воинственным. Здесь есть разница.

Он продолжал смотреть на меня, как будто пытался залезть ко мне в голову.

Что? - спросила я, почти смеясь на этот раз.

- Ты такая странная.

Я саркастически закатила на него глаза.

- И это все? «Странная»? Это лучшее, что ты смог придумать?

В конце концов он взял свое пиво и стал его пить. Не отрывая от меня глаз ни на секунду.

«О, Господи. Он даже пиво пьет так сексуально».

- У тебя есть варианты получше? - спросил он, когда закончил...

И, о да, у меня было множество вариантов.

- «Сумасшедшая», «крейзи», «ку-ку», «с приветом»... - перечислила я ему то, что слышала большую часть своей жизни либо от детей, когда училась в школе, либо от более злых взрослых, когда выросла. - Мне продолжать?

- Почему люди называют тебя сумасшедшей?

Я пожала плечами, делая еще один глоток своего пива. Больше одного на этот раз. Когда я закончила, то решила дать расплывчатый ответ:

- Люди по-разному тебя называют, когда они не могут тебя понять.

- Ну, для ясности, - сказал он мне, - я назвал тебя странной, не потому что думаю, что ты сумасшедшая. Я назвал тебя странной, потому что ты, кажется, думаешь иначе, чем большинство женщин, которых я знаю.

- Как это?

- Ну, я имею в виду, большинство из них не имеют шаров, чтобы противостоять мужчине, - дразнил он. По крайней мере, я думала, что он дразнил. - И они, безусловно, набрали бы «911» и позволили бы полицейским задержать грабителя, а не взяли бы в руки полено, чтобы все сделать самим.

Мои щеки вспыхнули от упоминания им нашей первой встречи, и я опустила голову, чтобы спрятать свое лицо, тихо смеясь от смущения.

Он все еще смотрел на меня, когда я подняла голову.

Это был очень... выразительный... взгляд. Будто он хотел что-то сказать мне, но не знал как или, может быть, просто не привык к такому общению.

К счастью, наши креветки и раки прибыли, и нам обоим не пришлось больше ничего говорить.

Я вдохнула их аромат, мне так хотелось поскорее мокнуть в соус креветку и отправить ее себе в рот. Я была голодна, и когда, наконец, почувствовала этот вкус на своем языке, мои ресницы затрепетали, и как только мои губы сомкнулись, я в экстазе застонала.

В «Мортон» действительно были лучшие креветки и раки.

Когда я отошла от своего гастрономического оргазма, первое что я увидела, когда мои глаза открылись, - это Эдвард, смотрящий на мои губы с озадаченным выражением на его лице.

- Что-то не так? - спросила я, но он только покачал головой и, подняв свою креветку, последовал моему примеру.

Я говорю не о том, что он застонал, но он окунул ее в соус один или два раза, а затем положил себе в рот, прежде чем я смогла предупредить его, что, возможно, соус для него немного островат.

- Черт, - задохнулся он.

И я на самом деле имею в виду, что он задохнулся.

- О, боже, - заволновалась я, - соус немного...

- Острый! - крикнул он, размахивая рукой у рта, чтобы попытаться его охладить. Как обычно, это не сработало, так что он схватил свое пиво и, прежде чем я успела его остановить, залпом выпил его, так что оно потекло у него по подбородку. Когда пиво кончилось, он стукнул пустым бокалом о стол, сыпя проклятьями.

- Это не поможет.

Я помахала нашему официанту и попросила принести стакан молока, что тот и сделал. И хотя Эдвард посмотрел на меня, будто я издеваюсь, все же выпил.

- Черт, это лучше.

- От пива становится только хуже, - улыбнулась я как Чеширский кот, когда он закончил. - Молоко - лучший способ успокоить это «пламя».

- Буду знать, - выдохнул он, беря другую креветку, но без соуса на этот раз, и в этот раз я еле сдержала себя, чтобы не засмеяться.

И все же не смогла.

Я засмеялась.

И смеялась слишком громко. Вероятно, слишком громко, и это было очень некрасиво с моей стороны, но я ничего не могла поделать.

- Какого черта ты смеешься? - спросил он меня, когда улыбка поползла и по его губам, и я попыталась перестать смеяться, но не могла.

- Прости, - сказала я ему. - Это просто... когда ты не напиваешься до ослиного визга, ты вроде... ну, забавный.

- Забавный?

Я кивнула, мои плечи подпрыгивали вверх и вниз, глаза слезились, а затем очень неожиданно - он тоже засмеялся.

Это был самый невероятный звук, который я когда-либо слышала...

О, Боже.

Когда он посмотрел на меня, вокруг его глаз образовались эти лучики морщинок, а потом меня ударила резкая волна знакомых ощущений. Она словно толкнула меня назад и вжала в кресло, и мне пришлось схватиться за него, чтобы не упасть.

Губы.

Кожа.

Глаза.

Пальцы.

«Я всегда буду защищать тебя».


Я ахнула, а затем поняла, что задержала дыхание, когда Эдвард наклонился вперед и протянул руку, чтобы поддержать меня.

Будто инстинктивно.

- Ты в порядке?

Все, что я могла сделать, это кивнуть. Я чувствовала благоговение. И не желая испортить момент своими глупыми вспышками – какими бы, черт возьми, они ни были – смахнула с лица панику и улыбнулась ему.

- Только будь осторожен, Эдвард, и тебе тоже будет весело.

Он расслабился и снова сел, затем махнул официанту, чтобы нам принесли еще два пива, и взял еще одну креветку, снова отказавшись от соуса.

- Мы, ирландцы, не едим острое, - сказал он мне, отправляя креветку в рот.

- Никогда? - спросила я, развлекаясь от мысли, что он никогда раньше не ел чего-то такого острого.

- Редко, - сказал он. - Мы обычно предпочитаем такие вещи, как пастуший пирог и картофель, чему-то другому.

Я фыркнула.

- Как грустно.

- Да, я знаю, прискорбно, - поддразнил он. - Но думаю, я могу жить с этим, если это означает, что мое горло не будет снова гореть огнем.

Тогда я захохотала еще сильнее, и он позволил себе то же самое.

И в первый раз, с тех пор, как мы с ним повстречались, я почувствовала, будто я действительно встретилась с ним.

Мы поели, и я показала ему, как разделывать раков, и мы еще немного выпили; и смеялись в тот вечер, говоря о таких вещах, как последние фильмы и ужасные актеры... о том, что для большинства людей не имело значения, но для нас было поводом для дискуссии. Потому что лучше говорить о кино, чем о моем сумасшедшем даре, или о том, что ему о чем-то напоминало и заставляло его так грустить.

Я задавалась вопросом, несколько раз на самом деле, должна ли рассказать ему о Деметрии, кто он и что хотел, но тогда это просто разрушило бы вечер... заставило бы Эдварда волноваться и, возможно, потребовало бы бутылку или две алкоголя покрепче. Так что я не стала об этом говорить. Он, во всяком случае, уедет в ближайшее время, и не будет никакой необходимости даже говорить о нем - никогда.

К концу вечера я чувствовала себя немного захмелевшей от алкоголя и более уверенной, чем обычно.

- Могу ли я задать тебе вопрос?

Во мне было две «Стеллы», когда я выдала это. Чувствовала себя немного смелее, чем в начале вечера, и была не в состоянии оторвать взгляд от груди Эдварда в течение примерно пятнадцати минут, пока он просвещал меня о плюсах и минусах ирландской кухни.

Я действительно надеялась, что он не заметил.

- Попробуй, - сказал он, ломая раков каким-то хитроумным способом.

- Что значит твоя татуировка?

Он замер, и его глаза вспыхули в замешательстве.

- Как ты?..

- Я видела ее в тот день, когда привезла тебе дрель, а ты лежал на диване... - я забыла сказать ему о том, что разглядывала его. – Мне интересно.

Его рука легла туда, где - я знала - под рубашкой была татуировка, и он протер это место, будто ему больно.

- Это всего лишь символ.

- Чего?

Его лицо вытянулось немного, и я поняла, что ударила по больному месту, так что отступила.

- Прости, я не думала выпытывать.

- О, это... все хорошо, это просто... Я имею в виду, это не...

- Все в порядке, Эдвард, ты не обязан говорить об этом.

Официант принес чек, сломав возникшую неловкость, и мы оба схватились за счет, пытаясь скрыть прилив адреналина от стресса, вызванного моим вопросом. Хотя я должна признать, что его реакция на этот вопрос заставила меня еще больше заинтересоваться татуировкой.

- Я плачу, - сказал он мне, достав свой бумажник, и я оттолкнула его.

- О, нет, после всех тех денег и времени, которые ты сегодня потратил, чтобы найти меня – я угощаю.

- Я так не думаю. - Он открыл свой кошелек снова, и в это время я схватилась за него. Собиралась просто убедить его, но это быстро превратилось в перетягивание каната.

- Эдвард, я настаиваю.

Потянула я.

- Белла, ты не будешь платить за эту еду.

Он потянул его назад.

- И почему это?

Я потянула сильнее, и сделав это, наконец, вырвала его из рук Эдварда, но и все содержимое высыпалось на стол перед нами.

В том числе и фото.

Очень странное фото, чтобы быть в бумажнике одинокого мужчины.

По крайней мере, я предположила, что он - одинок.

Я подняла фотографию прежде, чем Эдвард успел всё собрать; и когда это сделала, перед моими глазами мелькнула резкая короткая вспышка, и я увидела молодую девушку с картинки. Ей лет пятнадцать или шестнадцать... рука закрывает рот, и она изо всех сил... кричит... но как быстро эта картинка пришла ко мне, так же быстро она и исчезла. Мои глаза немедленно метнулись к Эдварду, и его брови сомкнулись, когда он потянулся к снимку.

- Она очень красивая, кто она? - спросила я его, кажется, с небольшим опасением.

- Она... - он пожал плечами, а затем его лицо стало задумчивым. Будто он о чем-то вспоминал, но потом так же быстро вернулся к реальности. - Она просто девушка... дочь друга.

- О.

Я не знала что сказать. Я не знала что делать. Вспышка показала мне насилие, и на долю секунды я заволновалась, что она может иметь какое-то отношение к этой незаконной деятельности, о которой говорил Деметрий. Ей было так страшно, но... нет... по крайней мере, я могла сказать, что Эдвард не имел ничего общего с тем, что произошло... непосредственно то есть.

Моя решимость заплатить за ужин оставила меня, и я спокойно ждала, пока он рассчитается по счету.

И что-то еще привлекло мое внимание.

- Мистер Ньютон, если вы не собираетесь заказывать ужин или даже напиток, мы вынуждены попросить вас уйти.

- Но я жду мою жену. Она будет здесь с минуты на минуту.

Казалось, у мистера Ньютона был плохой день, и в то время как один из официантов пытался «помочь» моему старому другу покинуть ресторан, закатывая глаза от такого счастья иметь с ним дело, я прищурилась на него.

- Что происходит? - спросила я, приближаясь к мистеру Ньютону, который смотрел на меня со стула со всей печалью человека, который забыл, что его жена никогда не придет поужинать с ним.

- Они не позволяют мне подождать ее, Белла. Я сказал им, что она будет здесь, но они не позволяют мне подождать.

Я взглянула на официанта суровым взгядом, тот пожал плечами и прошептал мне:

- Он здесь уже более часа, а у нас целая очередь голодных людей, ждущих столиков.

И когда я повернулась и увидела очередь - даже при том, что меня раздражало то, что у этого парня просто не было ни любви, ни сочувствия к старику, который все еще скорбил о потере любви своей жизни - я знала, что он был прав.

Кивнула, а затем опустилась на колени рядом с мистером Ньютоном.

- Она не придет, - сказала я ему, задыхаясь от грусти, вибрации которой от него чувствовала. - Помните, мистер Ньютон?

Сначала он не смотрел на меня. Его глаза метались от его рук, крутящих салфетку, к стоящему на столе перед ним стакану воды. Но он, наконец, взглянул на меня. И его глаза наполнились слезами, когда он кивнул.

- Я похоронил ее.

- Верно, - сказала я ему, мягко взяв его за руку. - В прошлом году.

Он позволил мне помочь ему встать, и я проводила его к главному входу. Официант одними губами виновато произнес «спасибо», - и я взяла деньги из своего кошелька и протянула ему. - Не могли бы вы вызвать ему такси, пожалуйста?

- Конечно, поймите, я действительно...

Я покачала головой.

- Не извиняйтесь за то, что не проявили должного внимания, просто... будьте внимательны впредь.

С сожалением он вытянул губы и кивнул.

Он был молод, у него будет еще много времени, чтобы узнать о карме.

Когда я обернулась, то снова увидела Эдварда, стоящего почти прямо за мной, наблюдающего за моим взаимодействием с официантом и мистером Ньютоном; и задалась вопросом, как долго он там стоял.

- Кто это был?

Я оглянулась, чтобы убедиться, что все в порядке.

- О, он мой друг. Он путается... иногда.

- Путается?

- Его жена умерла в прошлом году, он до сих пор... не очень принимает это.

Эдвард кивнул и посмотрел через плечо в сторону мистера Ньютона и официанта, и на его лице мелькнуло отражение чего-то.

Боли?

Я думала, что он собирается что-то сказать, но затем он, казалось, одумался и махнул рукой перед нами.

- Готова?

Я попыталась улыбнуться, когда мы вышли из бара, но не уверена, что получилось так, как того хотела. Мы молча дошли до машины.

Так же молча сели в нее.

И так же молча направились обратно к дому моей бабушки.

Даже когда вдруг через пару минут вырубилось радио, которое включил Эдвард в попытке заглушить тишину.

Даже когда автомобиль внезапно остановился прямо на полпути пустынной проселочной дороги, он произнес только одно слово.

И что за слово это было.

- Блять! – выплюнул он, будто снова говорил с машиной, а затем снова абсолютно мертвая тишина.

«О, Белла, не думай о смерти. Не рядом с этим вспыльчивым, потенциально опасным мужчиной в машине».

Думаю, что я все еще была пьяна от пива.

- Что случилось? - спросила я его, когда он снова попытался завести машину.

- Чччееерт... - Он старался не ругаться, надо отдать ему должное, когда ударил рукой по рулевому колесу. Потом он с гневом выпустил вздох разочарования и вышел, чтобы проверить под капотом, бормоча что-то о «самом ненадежном куске дерьма, которым он когда-либо владел», и о том, что «он не знает, почему он все еще держит ее».

Он что-то там сделал, а затем вернулся на место водителя и попытался завестись снова, но ничего не вышло.

Покачав головой, он посмотрел на темную дорогу перед нами.

- Бабушкин дом недалеко отсюда, я могу дойти, если хочешь... - предложила я, но он только стрельнул в меня этим взглядом, будто действительно думал, что я чокнутая.

- Просто идея, - улыбнулась я.

Он снова замолчал, и я предложила еще одну идею, вытаскивая свой телефон.

- Я могу позвонить Эммету; и он возьмет нас на буксир.

Эдвард ничего не ответил, и Эммет не брал трубку. И даже Роуз. Что означало, что они, вероятно, слишком заняты в закусочной, чтобы, в любом случае, беспокоить их. Так что мы сидели там. И сидели, и сидели, и сидели пока, наконец, Эдвард что-то не сказал.

- Она была «делом», над которым я работал.

Я поняла, что он имел в виду, но все равно переспросила его:

- Что?

- Там, в Чикаго, - сказал он, глядя в темноту. - Именно поэтому у меня есть ее портрет... Я просто забыл избавиться от него.

Он не стал делиться подробностями этого самого «дела», которое имел в виду, и я не собиралась у него выпытывать... Я просто так сильно хотела прикоснуться к нему. Погладить его красивую голову и сделать все что потребуется, только чтобы заставить его больше не хмуриться.

Вместо этого, однако, я подождала минуту или около того, прежде чем спросила его, хочет ли он поговорить об этом, и он быстро ответил точно так, как я ожидала.

- Нет.

После еще нескольких минут неловкого молчания... так диссонирующего с той уютной беседой за ужином, я спросила его с сарказмом:

- Ну, а есть что-нибудь, о чем ты хочешь поговорить?

- Нет, - отрезал он, но я не хотела, чтобы вечер закончился этим. Не опять.

- Как насчет музыки?

- Музыка... - он поднял подбородок и почесал колючую шею. – Это безопасно.

- Какая твоя любимая?

- Любимая?..

- Что угодно... любое направление, любой певец, любая... песня?

- Хм-м. Есть одна, - я чувствовала, что начинаю улыбаться, потому что снова растормошила его. Немного, но все же...

- Ну, я знаю, что ты слушаешь Damien Rice, он был в твоем плейлисте вчера...

Он кивнул. Но все же не взглянул на меня.

- Да, это было довольно приятно.

- Ты имеешь в виду приятно, говоря о его голосе? Или приятно хватать незнакомых женщин за грудь? - хихикнула я и икнула, а затем впала в легкий шок от своего собственного вопроса, и все же... я хотела бы знать ответ.

- Да, - его брови поползли вверх, и он слегка хмыкнул, и губы искривились в озорной ухмылке.

«Он намного опытнее меня в этих делах», - подумала я.

- Ну, я уверен, что ты привыкла к гораздо более вежливым мужчинам, ухаживающим за тобой.

Я хихикнула.

- О, ты так это называешь?

- Я не совсем уверен, о чем идет речь. Имею в виду, я точно не ухаживаю за тобой... Я вообще не ухаживаю.

Моя улыбка исчезла, но ненадолго.

- Ну, тогда что ты делаешь?

Он посмотрел на меня мертвыми глазами, когда ответил:

- Пытаюсь залезть в штаны.

Мой рот открылся, а глаза опустились вниз.

- Ну, под юбку.

Сначала его глаза не могли оторваться от моего… паха, и я почувствовала желание закрыться, ощущая, будто он обладал рентгеновским зрением или чем-то похожим, пока он, наконец, не очнулся и не нашел мои глаза снова.

- Прости, - сказал он. И я не была уверена, за что он просил прощение: за то, что пытался «попасть в мои штаны», или за то, что смотрел туда так долго.

Я пыталась казаться равнодушной, но на самом деле мысленно представляла его губы на своих губах – фантазия, оставшаяся с того вечера, когда он держал меня, танцуя на крыше своего дома. О, я не знаю, это было... будоражеще.

«Боже мой, почему я сама пытаюсь помочь ему соблазнить меня?»

Он нахмурился на меня в недоумении, губы - все в той же кривой ухмылке.

- Хм... Что?

Я пожала плечами, не зная как объяснить это ни ему, ни себе, а затем начала бормотать:

- Небольшой город, большая репутация... половина мужчин хотят использовать меня ради информации, а другая половина думает, что я сумасшедшая. Еще есть те, которые считают, что должны защищать меня от других, и сложив все это вместе, если дело до этого и доходит, то получается только очень «вежливый» секс, никто не смеет меня... - посмотрела на его руки,- лапать.

Его брови поднялись.

- Ты предлагаешь мне облапать тебя, Белла?

Вопрос был простым, но звук голоса, когда он его произнес... мое тело так остро среагировало; и я почувствовала себя довольно взволнованной тем, как он может отреагировать на то, что я собиралась сказать; и все же - я была не в состоянии удержаться, поэтому выдала:

- Я не знаю. Ты хочешь облапать меня, Эдвард?

- Ну, я был бы либо идиотом, либо покойником, если бы отказался от этого.

«Черт».

Наш разговор только что принял крутой поворот, и я внезапно почувствовала еще большую нервозность. Но в хорошем смысле.

Я непроизвольно облизнула губы и, когда смогла взять свой язык под контороль, убрала его обратно и немного прикусила нижнюю губу.

«Неужели я действительно это делаю?»

«Это все не наяву. Верно?»

Неужели я предлагаю себя мужчине, который - возможно да, а возможно нет - занимался со мной сексом в том сне? Только он совсем не казался похожим на него, но все, что происходило между нами, говорило о том, что он как раз тот самый.

И теперь я запуталась окончательно.

Был ли вообще в этом какой-то смысл? Я понятия не имела, но знала одно, наблюдая, как губы Эдварда так сексуально надуваются, когда он на мгновение задумался... Наверное, рассуждает о плюсах и минусах этого шага. Я хотела узнать раз и навсегда... Он. Ли. Это?

И именно тогда, когда я подумала, что Эдвард сделает этот шаг, он стал выглядеть застрявшим в своих размышлениях. Поэтому я решила прямо здесь и сейчас, что сделаю это за него.

Мне нужны ответы и, на мой взгляд, был только один способ получить их. В конце концов, это сработало с Деметрием. Не так ли?

- Что ты делаешь? - спросил он, когда я скинула свои сандалии, перелезла на его сторону и, задрав юбку, оказалась на его коленях. Должно быть, он чувствовал себя тогда так же, как я, когда он прижал меня к себе накануне вечером.

Но он не оттолкнул меня. Вместо этого его руки легли на мои бедра, крепко держа меня, будто хотели убедиться, что я на этот раз не убегу.

Он смотрел на меня. И видел всю меня, хотя его глаза не отрывались от моих глаз.

Это заставило меня дрожать.

Моя грудь вздымалась в тревожном ожидании его реакции на то, что я так на него набросилась, но в нем было что-то, что, по-видимому, заставляло меня действовать как секс-одержимого лунатика.

А может, это было не столько из-за него, а из-за этих дурацких вспышек и сна... или снов... которые преследовали меня.

- Я просто хочу попробовать одну вещь, - тихо прошептала я, взяв его лицо в ладони. И когда я сказала это, то почувствовала, как он напрягся подо мной. - Если ты не против.

Его взгляд обжег меня.

- Ты не услышишь моих жалоб, Белла.

Он был напряжен.

Он был очень... очень напряжен.

И я чувствовала, как скапливается влага между моих ног, когда решилась сделать то, что начала.

Его дыхание.

Мое дыхание.

А потом я опустила свои губы на его губы и закрыла глаза.

Мягкий.

Сладкий.

Дуновение знакомых запахов ощутилось в машине.

Чистое постельное белье... его лосьон после бритья.

Зеленые глаза.

Смех.


Поцелуй углубился, и изображения замелькали перед моими глазами, я видела себя... нас. Это должны быть мы... Это Он... это не случайность.

Я не верю в это больше.

Моя голова закружилась.

Мои соски затвердели.

Моя кожа горела, а в жилах закипала кровь.

Его язык двигался синхронно с бедрами. Руки прижимали мое тело к нему, чтобы я могла чувствовать, что с ним делаю; и я отвечала ему, практически прирастая к его торсу, бесстыдно желая, чтобы таким образом он знал, что никогда прежде я никого так не хотела.

Низкий нуждающийся стон вырвался из его груди, а затем прокатился по горлу, и это говорило мне о вещах, которые никто не осмеливался мне сказать раньше. Ни словом, ни жестом.

Это было так хорошо - чувствовать его так близко. Так хорошо, наконец, ощущать, что он со мной. Наяву.

Его руки были великолепны, когда блуждали по моему телу.

- Эдвард.

- Мммм, - было его единственным ответом.

- Мне очень нравится, когда ты не воюешь со мной.

Он хмыкнул, и наши губы слились в более жестком поцелуе, ища удовлетворения друг в друге, а его руки скользнули по моей спине и спустились на бедра, притягивая меня к его возбужденному паху, в ответ на мои слова.

И это трение чуть не свело меня с ума прямо там.

«Боже».

Я хотела сорвать с него одежду и почувствовать его внутри себя.

Снова и снова я раскачивалась на нем, желая, чтобы мы оказались в постели и наша одежда вдруг спонтанно исчезла.

- Хорошо, - сказала я ему, как будто его действия ставили под сомнение мою честность. - Может быть, мне даже нравится такая «война».

Он выругался, задыхаясь и кряхтя - и это звучало как какая-то сумасшедшая комбинация боли и удовольствия от моих движений на нем.

Я думаю, что сама скулила, будто моля о чем-то.

Обо всем, о чем угодно.

Просто больше Его.

Вечность спустя его рука скользнула к моей груди, и когда он это сделал... сжимая и дразня ее, я смогла почувствовать его желание... и то, как он сдался ему. Словно электрические разряды пронзили нас, и я не просила его... не умоляла о большем... только бы чувствовать его руки на моем обнаженном теле.

Он дал мне то, что было нужно, задирая мой топ и снимая его через голову, чтобы получить лучший доступ к шелковистому бюстгальтеру под ним.

То, как он смотрел на меня, почти голую перед ним... заставило меня чувствовать себя беззащитной... но и желанной.

- Чертовски красиво, - прошептал он, прежде чем поцеловать меня снова; и я наслаждалась его словами так... беззастенчиво. Мне должно было быть стыдно, но в действительности, это казалось... правильным.

Он дернул бюстгальтер, чтобы найти мои соски, и лишь он сделал это, я захныкала... и вот когда все несколько замедлилось.

Его пальцы то перекатывали их между пальцами, то щипали, а я шипела от удовольствия.

Он разорвал наш поцелуй... его глаза встретились с моими; и я была так уязвима перед ним, когда он наблюдал за моей реакцией на каждое его прикосновение. Он, казалось, наслаждался тем, что может пустить мурашки по моей коже - по рукам и шее... и в других местах, несомненно.

Он скользнул руками по моим ребрам, и я подалась бедрами им навстречу, не скрывая чистого сексуального желания, лишь бы эти руки не отпускали меня.

- Так хорошо, - сказал он мне, и это было все.

Я потерялась.

В сочетании с тем, что я уже была на пределе, его слова, которые я слышала только в моих снах, а также постоянное трение, которое создавал мой клитор на его... ну... члене... в общем, я отпустила какие-либо ограничения, которые могли еще оставаться где-то в этом разбитом «Chevelle» и позволила себе кончить, сидя на коленях у самого Эдварда Каллена.

И когда это произошло, это было мощно.

Мои руки вцепились в его плечи, когда я достигла кульминации; мои глаза плотно закрылись, я бесстыдно стонала от своего оргазма, сидя там у него на коленях... в его машине, будто какая-то шлюха, которую он снял в баре.

- Черт, ты так сексуальна, когда кончаешь, - сказал он мне, а затем его губы снова оказались на моей груди, почти кусая сосок; толкаясь бедрами, его руки сжимали мою задницу.

Я ловила кайф от каждого его прикосновения, и когда его глаза снова нашли мои, а пальцы убрали волосы с моего лица, когда я, наконец, смогла отдышаться, и кровь немного отхлынула от моих щек... я начала что-то говорить, но подпрыгнула от внезапного звука взревевшего двигателя и заигравшего радио.

- Что за черт? - пробормотал он, и я соскользнула с его колен, чтобы не мешать ему проверить датчики, он выглядел таким же удивленным, ища объяснения тому, почему автомобиль только что... вдруг завелся сам.

- Это чертовски странно, не так ли? - спросил он меня, когда я натянула топ и кивнула, но, честно говоря, на большее и не была способна, потому что все еще не отошла от сильнейшего оргазма.

Окинув задумчивым взглядом приборную панель еще пару раз, Эдвард официально завершил нашу импровизированную секс-пати.

- Я лучше отвезу тебя домой, - сказал он с легкой улыбкой, и я снова кивнула, все еще не в состоянии связно выражать словами свои мысли.

Когда мы остановились, я ничего не заметила, кроме того, что автомобиля бабушки все еще не было у дома. Но как только мы вышли из машины и подошли к двери... а я пыталась придумать какой-нибудь повод пригласить Эдварда в дом, то увидела его.

- О, нет.

«Деметрий».

- Что он здесь делает?

«Чертов... тупица!»

Я остановилась и повернулась к Каллену.

- Эдвард, он...

- Я вижу, что ты передумала, Белла. Я рад, - прервал Деметрий, и выражение лица Эдварда, когда тот сказал это... было... смертельным. Он хотел ударить его.

- Что?

Я пыталась взглядом показать Деметрию, как возмущена его инсинуациями.

- Я не...

- О, я просто предположил, когда ты пошла с ним, что...

- Что? - повторил Эдвард, но я все еще пыталась поставить Деметрия на место.

- Ну, ты ошибся. И как ты узнал, что я куда-то с ним пошла? – «Он что, следит за мной?»

- Какого черта ты здесь делаешь? - спросил наконец-то Эдвард, и все замолчали на несколько секунд.

Но Эдвард не собирался позволить нам отмолчаться.

- Белла?

- Я...

Тогда Деметрий сверкнул своим значком перед Эдвардом, и мое сердце сжалось.

- ФБР, мистер Каллен, я хотел бы поговорить с вами об обстоятельствах, связанных со смертью вашего брата.

«Дерьмо».

Эдвард посмотрел на меня и сглотнул. Наверное, размышляя, как это все связано со мной. Затем посмотрел на Деметрия таким взглядом, который сказал мне, что на самом деле он не хотел говорить с ним на эту тему… в моем присутствии.

- С меня были сняты все обвинения, детектив. Может быть, вам нужно повнимательнее относиться к своей работе, а не меня выслеживать.

- Я знаю, мистер Каллен, но я говорю о том, во что был вовлечен ваш брат... до его смерти.

Челюсть Эдварда сжалась. Я видела, как заклокотали его желваки и нахмурились брови, когда он посмотрел на Деметрия. И тогда наконец ответил ему:

- Я не знаю о чем вы, черт возьми, говорите.

Он посмотрел на Эдварда понимающе, с натянутой улыбкой.

- О, я думаю, вы знаете.

Он посмотрел в мою сторону, но не взглянул в мои глаза, прежде чем вернуться обратно к Деметрию.

- Хорошо, скажи мне... как, черт возьми, то, что касается моего брата... связано с Беллой?

Деметрий ответил, даже не задумываясь.

«Урод».

- Ну, мы часто работаем с экстрасенсами, чтобы получить информацию, особенно если фигуранты дела мертвы. Мисс Свон была так любезна, что...

Мой желудок свело.

- Я не была так любезна, Деметрий... Я же сказала тебе...

- Подожди... - Эдвард почти рассмеялся, когда посмотрел на меня в этот раз. - Ты что…

Его смех был пронизан горечью.

- …экстрасенс?

Я ненавидела взгляд на его лице, когда он сказал это слово.

- Не совсем, - ответила я ему, вдруг чувствуя себя полностью уязвимой. Только на этот раз по другой причине. И тогда более спокойно я добавила: - Это не то, как бы я это назвала.

- А как это называется? Травля? Вся эта ерунда разыграна, чтобы получить на меня компромат?

- Что? Нет... я...

- Мистер Каллен, - начал Деметрий, но Эдвард указал на него пальцем.

- Нет, пошел к черту. Если у тебя есть что-то на меня, хорошо. Арестуй меня... иначе - мы закончили.

Он направился к выходу, и я хотела остановить его, но он выставил ладонь вперед. – С меня довольно.

- Эдвард...

- Как насчет того: держаться подальше от моей гребаной жизни, мисс Свон, - сказал он мне и... то, что он намеренно не называл меня Беллой... мне от этого хотелось выть.

Он что же думает, что я шлюха с экстрасенсорными способностями, которая спит с мужчинами, чтобы получить от них информацию?

«Тьфу».

Он ушел, оставив меня у моей двери наедине с демоном. Одну.

- Уходи… Деметрий, - сказала я, проходя мимо него, чтобы войти в дом... избавиться от неприглядной картины обо мне, которую сейчас у себя в голове рисовал Эдвард.

- Белла, послушай, мне очень жаль. Я честно думал, что...

Я развернулась к нему.

- Я сказала: уходи. Я не хочу, чтобы ты снова приходил в мой дом. Ты меня понимаешь? И если ты это не сделаешь, я вызову шерифа, и тебя арестуют... ФБР-овец ты или нет. Он мой должник.

- Я понимаю, - сказал он, все-таки отступая.

- Хорошо, - сказала я ему, а затем вставила свой ключ в замок и вошла в дом, хлопая за собой дверью.

И лишь встретившись лицом к лицу со своим пустым домом, я позволила себе заплакать и даже не знаю, почему это произошло.

Просто знала, что должна заставить Эдварда поверить, что я не та, кем он меня считает.

Ради нас обоих.

«Держаться подальше от его жизни?

Как я должна была это сделать, если она мелькает перед моими глазами каждый день?»

 

 


бар "Мортон" *************** мистер Ньютон


татуировка Эдварда

 


 

__________
Перевод: rs-online
Редакция: Илария

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1686-19
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (06.06.2014)
Просмотров: 1535 | Комментарии: 39 | Рейтинг: 5.0/61
Всего комментариев: 391 2 3 4 »
avatar
0
39
Да,уж,очень профессионально,со стороны Деметрия,вот так все выбалтывать подозреваемому.Что это? Ревность?
avatar
38
Вот только они начали хотя бы смеяться в присутствии друг друга...
И вот... всё опять испорчено((((((
Спасибо за главу)))
avatar
37
Какая горячая сцена!  hang1 Если бы не этот гребаный Деметрий...чтоб он всрался...
avatar
36
Вот гад - Деметрий!! aq Ну надо же было так все испортить!!! 4
Следил за ней, выводы дурацкие делал!! 12
Только Белла смогла почувствовать себя в безопасности, найти ответ на свой вопрос:"Он ли это??" И этот гав..к пришел и всё испортил!!!
Я представляю, что теперь Эдвард себе надумает насчет Беллы... cray И как после этого к нему подступиться?? girl_wacko
Девчата, спасибо за главу! lovi06015
avatar
35
Деметрия надо smile152 smile152 smile152 . А так все хорошо начиналось...
Спасибо за продолжение! lovi06015
avatar
34
Вот же урод,этот Деметрий....... aq
avatar
33
Как всё хорошо начиналось, и как паршиво всё закончилось. Эта их близость и поцелуй в машине...это было что-то. Деметрий...Откуда он взялся? Наговорил всякой херни...и что теперь Эдвард подумает о Белле? Даже страшно представить...Он теперь будет её избегать и опять уйдёт в запой.
Я думаю Белла найдёт правильное решение и они всё-таки поговорят...хочется в это верить.
Спасибо горячую за главу! clapping good
Жду продолжения! 1_012
avatar
32
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
31
Спаибо за главу  lovi06032  ! Ну, и дурак этот Деметрий 12 .
avatar
30
Эх, испортить такой вечер... Жаль ему... врет ведь!
Хочется верить,что Эд остынет...
Спасибо большое за продолжение! lovi06032
1-10 11-20 21-30 31-39
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]