Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Слепое пятно: Глава 11

Глава 11. Пробуждение

 


«Знающий понимает, что огонь может обжечь;
мудрый - помнит ожог».

Автор неизвестен


Он

Выплеснув свое разочарование ударом о задний бампер старого «Chevelle», я прислонился к капоту и провел рукой по волосам, глядя на неоновую вывеску здания, за дверями которого было то, что мне сейчас нужно.

Хотел бы я знать:

«Как я здесь оказался?

Как после того, как принял сознательное решение оставить всю эту фигню позади, я в конечном итоге оказался здесь? С каким-то... гребаным... ФБР-ЦРУ-внутренними-расследованиями-или-как-его-там-агентом, черт возьми, задающим вопросы о тайной жизни Гаррета, его незаконной деятельности, да еще его закадычная подруга - экстрасенс заманила меня в ловушку, как проклятого...»

- …сосунка.

Я хотел ударить себя за то, что попался на один из старейших трюков, описанных в учебнике. Слишком долго не был в игре.

И я ненавидел Гаррета.

Я не ненавидел Гаррета на самом деле... но в этот самый момент... я ненавидел его. Я ненавидел его за все это, черт возьми. Все то, что он делал, в конечном итоге привело его в морг, и я ненавидел его за то, что он оставил меня убирать за ним, но больше всего я ненавидел его за то, что он оказался не тем человеком, каким я его считал.

Больше всего в жизни я хотел бы никогда не знать его вовсе.

Кроме дня, когда умер наш папа.

- Ма!

Я только вернулся после моего первого дня в старшей школе, что было чертовски круто в то время. У меня кружилась голова от волнения, и я громко позвал маму, чтобы узнать, что она приготовила на ужин тем вечером.

Я прошел сквозь толпу ехидствующих старшеклассников - приятелей Гаррета, когда вошел в столовую; и выдержал подколки всех девушек в спортивном зале, когда мы должны были носить эти глупые шорты для игры в волейбол. Я записался ко всем учителям, которых посоветовал Гаррет, и Бет Олдерс позволила мне затащить ее под трибуны после последнего звонка.

У нее были большие сиськи.

Это был хороший день.

Или мне так казалось.

Я нашел свою мать сидящей за кухонным столом, будто она не расслышала, как я вошел в дом и позвал ее; но когда я захотел подойти и спросить ее об этом, чья-то сильная рука остановила меня.

Эл Фаррелл - один из приятелей моего отца из участка.

Он был в форме, и имел такое выражение лица, будто его мутит, или что-то в этом роде. Когда я посмотрел в его глаза и, наконец, расслышал рыдания своей матери, то уже понял.

Глупая беззаботная улыбка упала с моего лица. Оставив там рюкзак с книгами, я тихо пошел к лестнице, которая вела в спальню. И просто сидел на своей кровати, ожидая, когда доберется домой Гаррет.

Я знал без тени сомнения, что как только он вернется домой, все будет хорошо.

- Мы все когда-нибудь умрем, так или иначе, Эдди. Это часть работы, ты же знаешь, - сказал он мне, когда я сидел там, роняя большие, горькие слезы из глаз. Мои губы дрожали, и чертов комок в горле не хотел уходить, независимо от того, сколько раз я пытался проглотить его.

- Не волнуйся, Эдди, - сказал он мне, обнимая за плечи. - Я здесь. Я позабочусь о тебе.

Я помню, что не мог понять тогда, как Гаррет мог сидеть там и быть таким спокойным и собранным в такой момент? Наш папа был как герой для нас. Он научил нас всему, что мы знали об автомобилях, обо всем, о жизни. Он привил нам любовь к закону, и мы хотели быть похожими на него, когда вырастем.

Но мой брат всегда был таким... сильным и рассудительным. И стал еще серьезнее, когда папы не стало. Он стал главой семьи, и справлялся с этой ролью, как никто другой.

Заботился о маме и обо мне... о доме, о счетах... обо всем. И когда он окончил школу, то не стал поступать в колледж, а, не теряя времени, подал документы в Академию и стал работать в полиции; потому что, кроме всего прочего, он внезапно стал и нашим единственным кормильцем тоже.


«Это не удивительно, что он сломался».

Воспоминания о последнем дне жизни моего брата настигли меня.

- Где твой брат?

- Понятия не имею, он не отвечает на рацию.

- Мы должны...

- Он будет здесь!


...

- Ну, привет, незнакомец.

Голос Джессики вырвал меня из прошлого; и даже при том, что небольшая часть меня хотела послать ее подальше, была еще и та, гораздо большая, которая хотела, чтобы эти воспоминания покинули меня. Так что я заставил себя оттолкнуться от автомобиля, приветствуя ее вежливым поклоном, а затем мы вместе вошли в «Уитлоки».

Внутри она нашла какую-то свою подругу и, похлопав меня по руке, сказала, что найдет меня через некоторое время.

Мне, действительно, было плевать, так что я не стал придавать значения ее заверениям. А просто сел на свободный стул у бара и стал ждать, пока Джаспер Уитлок закончит разговаривать с какой-то дамой у стойки, чтобы я мог заказать выпивку.

И ждал.

И ждал.

И чертовски ждал.

- Хэй, - крикнул я нетерпеливо, и когда он, наконец, решил уделить внимание своим клиентам, то сказал что-то своей подруге и подошел, чтобы принять мой заказ, выразительно взглянув на меня своими глазами.

Между тем его подруга подошла к единственному пустому месту, оставшемуся у бара, которое оказалось рядом со мной.

Мне «везет» весь вечер.

- Похоже, тебе здесь нужно нанять кого-то себе в помощь, - сказал я ему, как бы полушутя, и он поднял бровь.

- Хочешь поработать?

- Не сегодня, Джаспер. Сегодня вечером мне нужен большой бокал «Стеллы». Или два.

Он посмотрел на старушку рядом со мной, потом вытер столешницу, прежде чем поставить передо мной бокал и наполнить его.

- Сдается мне, ты пришел сюда, чтобы напиться, - сказал он мне. Но не убрал бокал.

Умный мужчина.

Я кивнул и, взмахнув бокалом в его сторону, выпил залпом.

- И повоевать.

«Ты предлагаешь мне облапать тебя, Белла?»

«Я не знаю. Ты хочешь облапать меня? Эдвард?»


Всего на несколько секунд я закрыл свои глаза, вспоминая, как Белла закусила губу, принимая решение в машине, и перешел к «Стелле» номер два.

Сделал первый глоток, когда Джессика снова нашла меня.

- Хочешь потанцевать, Эдвард? - проворковала она мне на ухо, и я почувствовал сильное желание отстраниться от нее, но не сделал этого.

Как уже сказал, она была мне безразлична.

Когда я закончил пить свой напиток, то уточнил для нее:

- Нет.

Потом она надулась.

- Может быть, тогда поделишься своим пивом.

«Ей не достанется мое пиво.

Я не большой любитель делиться пивом».

- Я так не думаю, - сказал я, отодвинув бокал вне зоны ее досягаемости, собираясь оставить его только для себя.

- Хорошо, - продолжила она. - Хочешь просто убраться отсюда и?..

Я поставил пиво на секунду, чтобы ей ответить.

- Подойди ко мне бокалов через шесть.

Так я закончил этот разговор и попросил Джаспера еще бокал.

Джессика презрительно фыркнула и наконец-то отошла от меня, а я вернулся к своей очень важной задаче, но обнаружил, что теперь подруга Джаспера уставилась на меня.

- Могу ли я вам помочь? - спросил я без малейшего уважения к ее возрасту в своем голосе.

- Просто восхищаюсь вашей искренностью и уважением к женщинам, - сказала она мне саркастически. Я поднял руку, чтобы показать ей сколько именно уважения у меня было к ней, но чья-то сильная рука остановила меня.

Я последовал за рукой глазами и увидел, что Джаспер смотрит на меня через барную стойку; и как только наши взгляды встретились, он медленно помотал на меня головой.

Вытащив руку из его захвата, я поднял ее в знак капитуляции.

- Не говори мне, что это еще одна дочка-внучка твоей как там... лучшей подруги.

- Нет, сынок, - сказал он мне, убирая бокал, и посмотрел на нее. - Это и есть лучшая подруга.

Через секунду я уже понял: конечно, это она и есть.

- Эдвард Каллен, Элис Брэндон. Элис, это Эдвард.

То, как он произнес мое имя, заставило меня думать, будто он знал обо мне больше, чем просто как меня зовут. Прежде, чем дать мне возможность поприветствовать ее, она сузила озорные глаза на владельца бара и немного склонила голову.

«Да, безусловно, родственница Беллы».

- Джаспер Уитлок, я не Брэндон уже страшно представить сколько лет.

Он проигнорировал ее попытку запугать его и ответил твердо:

- Не для меня.

Взгляд Джаспера наряду с румянцем, который появился на щеках Элис от его слов, сказали мне, что между ними что-то происходит. Что-то большее, чем просто дружба, даже лучшая на свете.

- Моя настоящая фамилия Хиггинботам, - сказала она, обращая свое внимание ко мне, когда Джаспер отошел в другой конец бара. - Элис Хиггинботам. Ты можешь звать меня просто... Элис.

Она сказала последнюю часть с какой-то осторожностью, и я задумался: «Хиггинботам... Хиггинботам... откуда я могу знать это имя?»

Тогда меня осенило. И слова Эммета всплыли в моей голове: «Я должен отплатить тебе так или иначе, в противном случае бабушка Хиггинботам проест мне мозги».

«Тооооочно».

Я окончательно вспомнил, когда она заговорила снова чуть более возбужденно.

- Разве вы в этот вечер не на свидании с моей внучкой, мистер Каллен?

Мне нужно было еще выпить для этого разговора. Так что я отхлебнул пива, которое Джаспер поставил передо мной, делая большой, очень большой глоток, чтобы дать себе некоторое время подумать: как лучше ответить. Я мог бы уйти оттуда, полагаю. Но винный магазин ночью закрыт, а дома ничего нет, кроме упаковки Пепси и шести пакетиков лапши.

Я нашел универсальный ответ.

- Я бы не назвал это свиданием, - горечь просочилась в мои слова, и память о ее губах, прижатых к моим, снова застила мне глаза.

Интенсивность этого первого поцелуя, когда она обрушила свои губы на меня, была... сногсшибательной. То, как я мог почти чувствовать стук ее сердца у своей груди. Как я мог практически чувствовать, что она думает при каждом движении... каждом жесте... каждом прикосновении, освободить свой разум... при каждом успокаивающем касании ее рук ко мне.

Честно могу сказать, что такого никогда не происходило со мной прежде, никогда я не испытывал такого обмена энергиями. Имею в виду, женщины, с которыми я был, оказывались довольно страстными, естественно, когда доходило до близости, но Белла... что-то большее. И мне было трудно понять или осознать это даже спустя несколько часов.

Не имеет значения, в конце концов, даже то, почему она сделала это.

- Я полагаю, нет, - выразила свое мнение Элис, и я вернулся в тот момент к ней, пытаясь понять, отвечала ли она на вопрос в моих глазах или прокомментировала только что сказанное мной.

- В противном случае ты не был бы здесь с другой женщиной, - сказала она, а затем довольно привередливо взглянула через плечо на Джессику. - С которой обращаешься не лучшим образом, кстати.

«Определенно это ответ на мой комментарий».

Я промолчал и заказал пиво номер три, чтобы снять онемение, и мои плечи немного расслабились.

Это продолжалось недолго.

Я чувствовал, что старушка все время смотрит на меня.

Мне не избежать этого разговора, если только не встану и не уйду. Чего не должно случиться.

Я не убегаю от конфронтации.

К сожалению.

«Верно, Эдди, не позволяй старушке выпроводить тебя».

Я огляделся вокруг, потому что... «Нет. Это не Гаррет. Гаррет мертв. Идиот». Но, черт меня побери, если это не звучало, словно он сидел рядом, будто живой, и говорил со мной.

Я даже почувствовал, как он подтолкнул меня немного. Так же как делал это много раз, всегда, когда хотел подбодрить меня.

«Это,должно быть, пьяный парень рядом со мной, чувак».

Я осторожно посмотрел на соседа. И именно в этот момент бабушка Беллы решила снова заговорить.

- Что-то не так, Эдвард?

«Когда все было так в этом городе?»

Я ответил ей «нет», несмотря на то, что это была ложь, а потом покрутил свое пиво перед собой, задумавшись, продолжать ли мне свою миссию.

И я выпил.

Нет смысла оставлять хорошую «Стеллу».

Прекрасный номер три. Напиток подарил мне наслаждение, которого я долго искал, и вдруг Белла перестала так сильно меня бесить. И еще меньше ее друг-федерал, который ждал нас у ее дома. Я имею в виду, в конце концов, она была достаточно любезна, устроив мне приватный танец на коленях в «Chevelle». Вечер не потрачен зря.

Я снова заблудился в ее образах. Ее глаза смотрели прямо на меня. А потом я чуть не улыбнулся, вспоминая, как она стонала мне на ухо, кончая и объезжая мой член.

Облизал губы, желая чтобы у нас было больше времени для... большего... и вот тогда я понял, что определенно не смогу уйти оттуда в ближайшее время.

По крайней мере, пока не утихнет моя внезапно восставшая эрекция.

- Я понимаю, что Белла видит в тебе, - сказала мне Элис, просто потягивая свой напиток... что-то похожее на простую воду, так или иначе. Я облокотился на барную стойку в шоке от страха, что она, возможно, об этом и говорит.

Джаспер взял мой пустой бокал и поставил передо мной полный, будто зная, что он мне понадобится, чтобы ответить Элис. Так и не знаю, как он это делает.

- Белла ни черта не видит.

Они оба рассмеялись, будто над какой-то, только им понятной шуткой, что меня разозлило.

Я стрельнул в них взглядом, и могу поклясться, Гаррет стоял с другой стороны этой барной стойкой, рядом с Джаспером, скрестив руки на груди, качая на меня головой, как если бы он был крайне разочарован тем, что я сделал... или сказал.

- Лицемер.

- О, можешь не говорить мне, - ответил Джаспер. - Я вдоволь насиделся на обочине. Я знаю, что это такое.

- Что? - переспросил я его, отрывая глаза от Гаррета, и когда снова попытался найти его, тот исчез.

- Джаспер, боюсь, мне пора идти, - сказала Элис, с улыбкой глядя на наши «дружеские откровения» через стойку бара; и он ответил ей, что проводит ее, бросая свое полотенце в сторону.

Я посмотрел вокруг. Никому, из сидящих на стульях у барной стойки, казалось, не было дела до этого, кроме меня.

Никто не попытался дотянуться до крана, чтобы налить себе бесплатного пива.

Никто, кажется, не думал тянуть руки к кассовому аппарату.

И я покачал головой, забавляясь тому, как, оказывается, у них на Юге все это работает. В Чикаго, вы бы никогда не увидели владельца бара, оставившего свою кассу без присмотра, если только он не был мертв.

Уход Элис заставил меня проверить свои часы, и я помню, как подумал, какая смелая эта старушка, раз ходит одна так поздно.

И если говорить о времени... миссия выполнена, так что...

Я вытащил несколько купюр и оставил их на баре для Джаспера, чтобы оплатить счет, и сам направился к выходу.

Но прежде чем я успел выйти, этот человек остановил меня у двери. Он положил руку на мою грудь и посмотрел прямо в глаза. Одна его бровь была приподнята, а другая хмурилась.

- Ты не сядешь за руль.

- Что такое с людьми в этом городе, почему все они учат меня, что мне делать?

Я спрашивал скорее себя, чем Джаспера, но он пожал плечами в любом случае.

- Ну, Эдвард, понимаешь, у нас здесь вроде бы нулевая смертность на дорогах в городе. Но помимо этого... я точно не позволю тебе оказаться в таком виде на той же дороге, по которой едет Элис.

Я отступил. Кроме всего прочего, мужчина был прав. Даже пьяный, я знал это. Я идиот. И мне нужно хранить больше выпивки в холодильнике.

- Знаешь что, - я потер свое лицо, - я вызову такси.

Он смотрел на меня задумчиво мгновение, не моргая. Что заставило меня самого заморгать. А потом он пришел к какому-то непонятному выводу обо мне и сказал:

- Хорошо, можешь оставить свой автомобиль здесь и вернуться за ним в первой половине дня.

- Договорились.

Он похлопал меня по плечу, прежде чем вернуться обратно в свой бар, а я стал «гуглить» телефон такси в этом городе.

Пока я ждал, сидел на бордюре возле бара, облокотившись на колени, прижав переплетенные пальцы к губам и закрыв глаза.

«Ты должен выбраться из этого дерьма, в которое загнал себя, Эдди».

Мои глаза распахнулись, и я посмотрел вокруг себя, когда двери бара распахнулись, и два молодых парня вывалились оттуда, хохоча и показывая друг на друга пальцами, смеясь над одним им понятными шутками.

Они так напомнили мне нас с Гарретом.

Я встал и пропустил их, наблюдая, как они пошли по улицам Мэдисонвиля, не имея впереди ничего, кроме всей своей жизни, и пожалел, что не могу поменяться с ними местами. Чтобы просто... вернуться туда - в свою юность, когда... ничто не тянет тебя вниз тяжким грузом.

Бесценно.

Подъехало такси, и я попытался открыть дверь, чтобы сесть внутрь, но она не поддавалась.

С третьей попытки я, наконец, смог открыть ее, но не удержался и завалился на свою задницу. Водитель усмехнулся на меня, когда я встал с земли и сел на заднее сиденье.

- «Забавный парень», - представился я ему, и он просто озадаченно посмотрел на меня через зеркало заднего вида.

- Простите, сэр? - спросил он так серьезно, как будто у меня сердечный приступ, и я просто отмахнулся от него, сказав ему адрес плавучего дома.

Я чуть не заснул по дороге домой, парень вез меня туда так чертовски долго, и когда мы прибыли, острая боль одиночества ударила меня, как только взглянул на темные окна дома.

Может быть, это алкоголь сделал меня таким эмоциональным. Может быть, воспоминания о менее одиноком периоде моей жизни... Я не знаю. Но почему-то мне захотелось просто остаться в этом такси и попросить водителя отвезти меня к Белле.

Я довольно выдохнул, вспоминая, как она смеялась надо мной в ресторане, когда я схватил этот острый соус.

Потом вспомнил поездку на автомобиле домой и почувствовал что-то немного большее, чем просто удовлетворение.

«Я просто хочу попробовать одну вещь», - ее слова и снова этот поцелуй. Черт.

А потом этот ФБР-ский мудак мелькнул перед моими глазами со своими обвинениями и инсинуациями.

- Сэр?

«Верно. Таксист».

- Спасибо, - сказал я ему, передавая деньги, прежде чем выйти из машины, но не стал заходить в дом.

В конце концов я поднялся на заднюю палубу и направился внутрь, но прежде остановился, чтобы посмотреть вниз на воду. Задумался, что же мне делать, и вспомнил, как Эммет сказал в один прекрасный день, когда зашел, чтобы проверить меня... «И мне не очень хочется однажды найти тебя там - со вспоротым брюхом и без конечностей».

«А может, это не такая плохая идея?

Просто... закончить все это?

Ни о чем больше не беспокоиться?»

Моя жизнь после смерти брата не лучше этого, но это лучше - чем пуля в лоб.

Его голос, казалось, плыл над рябью реки, пока я размышлял.

«Ты не сделаешь этого, Эдди...»

А потом, прежде чем повернуться спиной к воде, я ответил ему:

- Это мы еще посмотрим, Гар.

Я затащил себя внутрь, но был очень пьян, чтобы аккуратно вытащить сумку из шкафа, поэтому начал пихать в нее одежду как попало. Но не опрятность меня беспокоила, а желание как можно быстрее убраться подальше из этого города, и когда я наполовину собрался, алкоголь взял свое, и я сказал себе, что дождусь рассвета.

Я был слишком пьян, чтобы ехать далеко, в любом случае, и кроме того у меня не было автомобиля. Опять. И даже, когда я стал думать о том, где моя машина, я обнаружил, что снова фантазирую о Белле Свон.

О ее губах, ее руках, о тепле, исходящем от нее, и о ее стонах.

«Черт возьми».

Упал на диван, закрыл глаза и позволил мыслям о ней исчезнуть, а тьме поглотить меня. Когда я проснулся на следующее утро, голова все еще немного гудела... и остро нуждалась в чем-то холодном с кофеином, и чего я не нашел. Кругом была только пустота, и я решил подышать свежим воздухом, поэтому перешагнув наполовину собранную сумку, выбрался на улицу и нашел там «Chevelle», самодовольно ухмыляющуюся мне на подъездной дорожке к дому на воде.

После того как постоял там в течение минуты или двух, почесывая свою щетину и думая о том, как, черт возьми, она сюда попала, я решил не париться об этом больше. Все, что мне нужно знать, так это то, что мне не надо за ней никуда ехать. Я закончил собирать сумку, чувствуя, что уехать будет лучшим, что можно сделать, кроме того момента, когда попытался завести ее... она не завелась.

- Блять... – ударил я ладонью по рулю, а затем прислонился к нему лбом. Я чертовски устал, и похмелье не давало мне терпения справиться с этой ерундой, но у меня не оставалось выбора, так что... я выскочил и посмотрел под капот, отказываясь впускать мысли о Белле в свою голову, когда делал это.

Имею в виду, почему меня должно волновать то, что она решила обольстить меня? Хотя надо признать, не смотря на тот факт, что один из нас так и не получил должной разрядки тем вечером... это было все же чертовски сексуально.

- Чертово корыто.

Ничего... и я не вру, когда говорю... ничего не было с этим двигателем, за исключением того, что довольно скоро, может быть, нужно будет поменять масло. Но это не могло заставить ее стать такой чертовски упрямой - точно.

Я снова пытался ее завести. И снова, и снова, и снова, пока, наконец, не сдался и стоял там, глядя на нее, словно если буду смотреть на нее достаточно долго, то она заведется. Но все, что я услышал, это голос Гаррета в моей голове, протянувший: «Дай ей немного любви, Эдди... это ключ».

Я помотал головой машине... и Гаррету особенно, и Белле Свон, благодаря которой у меня над душой теперь стоял этот «советчик», а так же ставшей причиной очередного стояка… опять не к месту.

И это стало последней каплей... все это дерьмо переполнило мою голову, что убедило меня в необходимости отложить отъезд и направиться на прогулку. Прямо к винному магазину, чтобы наконец все мысли в моей голове… смолкли. Что я и сделал, а затем направился обратно к дому на лодке, где нашел ожидающую меня записку от агента Веласкеса, который просил о беседе со мной по поводу последних дней жизни Гаррета.

Он даже оставил мне свою визитную карточку, «чтобы я мог позвонить ему, когда мне будет удобно», но я лишь усмехнулся.

«Иди-ка ты куда подальше... агент», - подумал я, скомкал бумагу и бросил ее в мусорную корзину по дороге на кухню.

Остальная часть дня прошла в хмельном тумане.

Я не уверен, как долго пил, сколько раз отключался. Я даже не совсем понимал, тот ли это день, или уже следующий, но когда проснулся, снова попытался завести машину... и снова она отказалась подчиниться мне.

Мне становилось тревожно. Так недолго и до того, что агент пришлет повестку, и я буду вынужден вновь пережить всю ту фигню, которой так старался избежать.

Она тупо не заводилась, я поменял масло. Черт, я даже проверил давление в шинах, но не находил ни одной причины для отказа двигателя.

Отчаяние настигало меня, и я пытался воспользоваться старым советом Гаррета, но ничего не могло остановить эту тоску. Так что я сдался ей. Опять. И смутно помню, как закрыл двери и занавесил окна, чтобы никому не вздумалось стучать и заглядывать в них.

В ту ночь, убедившись, что путь свободен, я поднялся на крышу и сидел там в старом потрепанном шезлонге Эммета. Сначала смотрел на реку, вспоминая как танцевал прошлой ночью на этой самой крыше с одной телепаткой, которая стала для меня занозой в заднице. Когда я попытался оттолкнуть эти воспоминания, за ними последовали другие. О моем брате, последняя неделя перед его смертью будто пронеслась у меня перед глазами. Независимо от того, сколько текилы или пива я пил, как громко слушал музыку, они все равно были там... беспокоили меня. Напоминали мне о том, как я хотел бы вернуться хотя бы в тот последний день и, возможно, что-то исправить.

И получить ответы, которых так желал получить.

Я едва мог видеть прямо перед собой, но его голос был громким и четким.

- Ты не пойдешь в « O'Briens»? - спросил я его в ночь перед рейдом. Но он только покачал головой, избегая зрительного контакта.

- Нет, я должен выполнить поручение, поэтому мне придется рано встать. Выпей там за меня, Эдди.

Он бросил деньги на стол и надел свой пиджак, пока я дразнил его.

- Раньше тебя это никогда не останавливало.

Он посмотрел на меня, на всю мою глупую браваду за удачный арест одного «воротничка», который я хотел отпраздновать вместе с ним, больше чем с кем бы то ни было из участка. Было что-то... в его глазах. Я заметил это в тот вечер. Его взгляд был каким-то... постаревшим. И усталым.

- Ты в порядке? - спросил я его. - Да ладно, без тебя это будет не праздник, ты же знаешь.

Потом он остановился, долго стоял там и смотрел мне в глаза, а потом сказал так серьезно:

- Ты знаешь, я люблю тебя, Эдди... не так ли?

Я посмеялся над ним.

- Конечно, любишь, а теперь давай тащи свою задницу в «O'Briens» со мной.

Он опустил глаза на долю секунды, а затем улыбнулся мне.

- Я действительно не могу на этот раз, брат... Я пойду с тобой завтра, обещаю.


Почему я отпустил его, черт побери? До того момента год назад я ни разу ни на секунду не усомнился ни в чем, что делал и говорил мой брат, и полагаю, что был слишком занят, упиваясь победой над одним из крупнейших в районе наркобаронов, чтобы обратить внимание на боль в глазах брата в ту ночь.

А теперь это не имело значения. Потому что его больше нет. А я остался, чтобы иметь дело с последствиями собственной близорукости после его смерти.

Вот последнее, что я помню. Дальше сплошные сожаления и голос Гаррета в моей голове. Не помню, как спустился с этой крыши и оказался в доме... как разделся и упал на диван.

Где и проснулся на следующее утро от запаха яичницы с беконом и...

Кофе.

Я, кажется, хмыкнул. Был уверен, что мне снится дом, но потом я услышал ее.

«Белла Свон.

Да, нет... это определенно сон. Она не может быть здесь, в моем доме, готовить завтрак и...»

- Доброе утро.

«И почему я не удивлен этой женщине, и как мне держаться подальше от нее, когда она продолжает крутиться вокруг?»

Я попытался что-то сказать, но не смог. Все, на что я был способен, это наблюдать, как она нервно кружится по моему дому, будто пытается убрать следы вечеринки перед возвращением домой ее родителей.

- Воды или кофе? - спросила она.

Я, наконец, прочистил горло и, пытаясь найти свой голос, сказал ей:

- Кофе, - вместо «отвали», которое пытался выдать ей мой мозг.

Но что-то в ней заставляло меня говорить ей не то, что я мог бы сказать…. с похмелья или будучи голодным как волк.

Она протянула мне чашку, и я сел, делая глоток. Тогда я смотрел на нее еще в течение нескольких минут, пока она клала для меня еду на тарелку и затем ставила ее на стол.

Я не был уверен, хмурился ли на нее, потому что злился, что она снова оказалась здесь, или потому что дерьмово себя чувствовал. Моя голова болела, и я был уверен, что от меня пахло пивом, так что встал, чтобы принять душ и хотя бы элементарно привести себя в порядок, ни слова не сказав ей. Полагал, что игнорирование, вероятно, лучший план действий на данный момент и что возможно она, наконец, поймет намек, когда я выйду из комнаты, но нет... с этой женщиной все не так просто.

Когда я зашел обратно в кухню... она была там, намывала и возилась со... всем.

- Что ты здесь делаешь?

- Готовлю тебе завтрак, убираю твой...

- Нет, я имею в виду, какого хрена ты делаешь в моем доме? Опять.

- О.

Она не ответила.

- Ну?

Ее плечи поднялись, а затем снова опустились.

- Я хотела что-то для тебя сделать... после нашего непонимания той ночью, я... - она не закончила. Вместо этого просто повернулась и вздохнула, уставившись в окно и будто подыскивая слова где-то там.

«Присоединяйся к моему клубу».

Она стояла ко мне спиной, так что я не мог прочитать выражение ее лица, но то как она, протерев столешницу, потянулась за тарелкой, вытерла ее, а потом взялась за другую… заставило меня хотеть просто... схватить ее руки и заставить ее перестать разводить здесь эту суету.

Когда ее движения немного замедлились, я заставил себя подняться с дивана, игнорируя кричащую головную боль, и поставил кофе на кухонный стол рядом с приготовленной ею едой.

Не могу сказать, что знаю Беллу Свон так уж хорошо; но судя по тому, что я все же знаю: ее бабушка Элис, наверняка, рассказала ей, как мы с ней познакомились в «Уитлоках», в вечер нашего свидания той ночью.

И она была, ну... она была, она, вероятно, чувствовала себя виноватой. Может, поэтому она ворвалась в мой дом и теперь готовит для меня этот дурацкий завтрак.

Мы оба попытались начать разговор, и когда ее лицо поднялось навстречу моему, я хотел посмеяться над неловкостью всей ситуации, хотя был все еще немного зол от неожиданности, каким стал ее визит.

Я не стал ждать, когда она скажет что-нибудь еще. Не хотел, чтобы она отвлекла меня от того, что я должен сказать, чтобы прояснить всю эту запутанную ситуацию.

- Слушай, я не думаю, что...

- Эдвард, подожди... - она прервала меня... «Конечно...», - так что я взял передышку, выясняя, есть ли у меня еще силы спорить с этой женщиной... и тогда я, наконец, жестом предложил ей продолжить. Я был не в состоянии что-то соображать, в любом случае.

- Я не чокнутая.

Я поднял свою бровь.

- Я никогда не говорил, что ты такая.

- Но ты ведь не думаешь, что я... - она колебалась, прежде чем произнести: - Экстрасенс.

И то, как она это сказала – у меня сложилось впечатление, что она даже ненавидела это слово.

- Я думаю, что ты думаешь, будто ты экстрасенс... и ФБР, по-видимому, думает, что ты экстрасенс. Настолько, что они хотят, чтобы ты добыла им на меня информацию.

Откровенно говоря, я не был уверен, кем она являлась. Вы серьезно? Экстрасенсом? Знал, что есть полицейские, которые прибегают к помощи подобного дерьма довольно часто, но я точно не был одним из них. Просто не покупаюсь на всю эту вуду-фигню, беседы с мертвыми и прочую нечисть.

Даже если и имел некий опыт, объяснить который даже себе не мог в полной мере, я все еще твердо был уверен, что мертвецы среди нас не ходят.

Был уверен, что это просто алкоголь. Это должен быть алкоголь.

Она посмотрела в мои глаза и увидела, что я не хочу прямо говорить ей то, что думаю обо всем этом, но как обычно, ее это не устраивало.

- Я не какая-то шарлатанка, которая пользуется людьми, Эдвард. Я никогда бы так с тобой не поступила.

«И опять же, - подумал я, - разве я не сказал достаточно ясно?»

- Ты не понимаешь слов, что ли? Я никогда не говорил, что...

- Ну, хорошо, потому что я не… и то, что сказал Деметрий в ту ночь... ну... я говорила ему...

Честно говоря, я не хотел слышать имя этого парня снова и не хотел говорить о том, какую роль играла Белла во всем том, что побудило его приехать в Мэдисонвиль по мою душу.

Так что пока она разглагольствовала о том, что этот парень ожидал или не ожидал от нее, и что она сделала или сказала ему о том, что не будет участвовать в этом, я сам не понял как, но выпалил вопрос. Тот, что не давал мне покоя, с того момента как я отъехал от ее дома несколько дней назад, может быть, даже дольше. И тот, что я точно не планировал задавать ей, особенно в свете ее экстрасенсорных способностей.

- Почему ты поцеловала меня?

Она моргнула.

- Что?

Она точно не ожидала такой резкой смены темы, наверное, как и я сам, но раз уж эти слова были произнесены, я не стал отступать.

Прислонился к столешнице, у которой она стояла, будто застыв на месте.

- Почему. Ты... Поцеловала меня? В машине.

- Я...

- Потому что, если ты поцеловала меня, думая, что я выложу тебе все, что пытается накопать здесь этот мудак из ФБР... разведя меня на постельную болтовню... ты просчиталась...

- Эдвард... - она помотала головой, и я поднял палец вверх, чтобы остановить ее.

- Но если ты поцеловала меня по какой-то другой причине...

Она что-то прошептала, что я не смог расслышать, а потом сказала немного более четко:

- Я не работаю с ФБР... или с Деметрием.

Я смотрел на нее минуту или около того, разбудив в себе старые полицейские инстинкты, пытаясь просчитать ее... убедиться в ее искренности, и после некоторого обдумывания, кивнул.

Я ей поверил и, осознав это, по правде говоря, был своего рода удивлен. Хотя начиная с нашей с ней встречи, с уверенностью мог сказать, что она была немного... странная... но она точно не относилась к разряду лжецов. По моей системе. И, кроме того, ее глаза были как окна в душу этой женщины. Они не умели обманывать. По крайней мере, я так думаю.

Хотя стоять здесь сейчас и размышлять об этом одно. И тогда получается, что я ошибался на ее счет прежде. Новейшая история доказала этот факт.

- Почему ты так смотришь на меня? - спросила она, пока я продолжал мучительную внутреннюю дискуссию с самим собой. В конце концов, я ответил так честно, как только мог:

- Я не понимаю, что ты от меня хочешь.

«Было ли это правильно? Это ключ в моей ситуации? Потому что зачем ей продолжать тратить свое время на такого пьяного осла как я, который нуждается либо в пуле в лоб, либо в серьезной терапии? Она заслуживает лучшего».

Она продолжала покусывать губу, будто тоже вела этот... внутренний спор сама с собой. Потом она с трудом сглотнула, и я могу сказать, она знала, чего хотела.

Вернее думала, что знает.

- Я не тот парень, Белла.

- Что ты имеешь в виду? - спросила она, как будто я только что открыл самую страшную тайну, которую она хотела спрятать подальше.

- Я имею в виду, я не тот парень... тот, который будет носить тебя на руках, который наделает тебе кучу детей и будет рассказывать им сказки на ночь... Мой срок годности к этой жизни уже истек.

- Может быть...

- Может быть, что?

- Может быть, я не хочу такого парня.

- Ах, ну, конечно, хочешь, - ухмыльнулся я, заправляя ей за ухо непослушную прядку волос и наблюдая, как мои пальцы делают это, лишь бы избежать в тот момент зрительного контакта с ней.

Когда-то я мог бы сделать все, чтобы эта женщина стала моей, не оставив никому другому ни малейшего шанса.

Но не сейчас. Теперь я поврежденный товар, и я никогда не буду таким парнем снова.

- Хорошо, - ворвались ее слова в тишину, - может быть, я не хочу такого парня... прямо сейчас.

- О, да? - Она была словно ребенок, пытающийся убедить меня, что достаточно взрослая, чтобы позаботиться о себе, и я находил сейчас это действительно забавным.

- Да.

Я скрестил руки.

- Ну что ж, Птичка, скажи на милость, что же ты тогда хочешь?

Она сглотнула, и я самодовольно улыбнулся тому, что смог заставить ее почувствовать опасность от заигрывания с такой катастрофой, как я.

Пока она не ответила мне:

- Я хочу... тебя.

Когда она это сказала, неожиданно на меня обрушилось множество вопросов. И эта ее приподнятая бровь…

«Что именно она имела в виду? Она имела в виду... «хочет меня», в смысле хочет меня? Или просто... «потискаться в твоей машине снова»-хочет меня? «Тереться о твой закаленный член и кончить снова»-хочет меня? А может, она имела в виду, что хочет меня, но не сию минуту, а в общем хочет меня? И Боже, когда я в последний раз задавался вопросом, что происходит в голове женщины?»

«Может она вообще не знает, чего хочет. Или имеет в виду, что просто хочет случайного секса.

Но не со мной же.

Почему она хочет этого, когда она, вероятно, может выбрать себе любого в этом городе?»

Я потер свое лицо. Это была плохая идея ввязываться с ней в нечто больше, чем уже было, но она, казалось, притягивала меня к себе...

«О, голова раскалывается от этих мыслей».

Я еще пытался найти выход из ситуации, когда в меня из ниоткуда с силой впечатались ее губы, а потом все просто улетучилось, как облако дыма после взрыва.

«Может быть, она знала, чего хотела.

Может быть, мне плевать на ее мотивы.

Может быть, мне просто нужно забыться на некоторое время».

Инстинкты взяли свое, и мои руки уже нашли ее талию, чтобы приподнять ее и усадить на столешницу. Тогда я ухватился за подол ее юбки, просто чтобы чем-то занять свои пальцы, чтобы не походить на гребаное животное, которое - она утверждает - она хочет.

Ноги Беллы обернулись вокруг меня, а руки скользнули по моим плечам к затылку, пуская волну желания по всему телу. Я ощутил, какими тесными стали мои джинсы, как пространство между нами двумя уменьшилось, а боль в моей голове вдруг почти исчезла.

И это спокойствие нарушало только разносившееся по всему дому жужжание моего мобильного телефона.

Облегчение, которое подарил мне этот поцелуй, было таким же, как и тогда в машине. И я даже готов признать, что, по крайней мере... это лучше чем пиво... и это работало, даже несмотря на раздражающее дребезжание моего телефона у меня в кармане, с которым я пытался бороться.

На вкус она была фантастической, и когда ее язык сплетался с моим языком, я думал обо всех вещах, которые я хотел бы с ней сделать, как только смогу донести ее от этой столешницы к дивану.

Может быть, даже раньше.

Мой телефон перестал жужжать, только чтобы начать снова, и тогда наши глаза открылись, позволяя всему миру вернуться обратно на места за несколько секунд. Мы просто смотрели друг на друга, не зная, что сказать в этот момент, пытаясь совладать с дыхание, и может быть, сознательно избегая слов.

«Было ли это реально? Что она сделала со мной?»

Потому что я с трудом различал, что реальность, а что нет теперь.

Наконец, мой рот выдал:

- Как, черт возьми, ты это сделала?

Ее губы изогнулись, глаза сверкнули ярче, будто она точно знала, о чем я говорю... но мой телефон загудел снова.

- Тебе, вероятно, следует взять трубку.

Я так не думал. Черт, не было никого, с кем бы я хотел сейчас говорить, кроме нее; но тот факт, что он продолжал звонить и звонить, сказал мне, что лучше ответить, иначе он сделает это снова.

Она смотрела мне в глаза, когда я ответил:

- Каллен.

- Эдвард, что с тобой, почему не берешь трубку?

Это снова был Кристиан. И мне не нужно даже спрашивать, зачем он звонил. Его голос мне все рассказал.

- Хэй. - Я отвел взгляд от Беллы и направился к стеклянной двери, чтобы выйти наружу для приватной беседы.

- Хей? Эдвард, тут есть...

- Я знаю, Крис, я уже познакомился с парнем, в первый же день... - Я вспомнил свой первый день в Мэдисонвиле, и как агент Веласкес оказался здесь у дома в тот день. Интересно, знал ли он, кто я, тогда. – Типа того.

- Черт, чувак. Так ты знаешь, что следствие снова открыто? Что ты собираешься...

- Ничего я не знаю, - сказал я ему, потерев лоб.

Доска скрипнула, и я обернулся, увидев Беллу, пытающуюся тайком улизнуть, пока я разговаривал с Кристианом и, прикрыв рукой динамик, спросил:

- Куда ты?

- Я, хм... - она закусила губу, прежде чем продолжить, пыталась придумать достаточно вескую причину, чтобы ее уход не выглядел грубо. - У меня назначена встреча.

«С ФБРовцем?»

Внезапно у меня возникло больше тысячи вопросов к этой женщине, а разговор с Кристианом стал реально раздражать.

«Знала ли она этого мудака Деметрия, прежде чем он приехал в Мэдисонвиль? Что именно он сказал ей? Не говоря уже о том, что я хотел узнать, почему именно она... и почему ФБР... было так впечатлено ее экстрасенсорными способностями... и как все это связано с Гарретом... и со мной?»

И вместе с тем я боролся с соблазном снова ощутить ее губы на своих губах, отбросив все эти вопросы, лишь бы она забрала мою боль и страдание, хоть еще ненадолго.

Мне пришлось вытряхнуть из головы образы обнаженной Беллы, сидящей у меня на коленях.

Сейчас не время для этого, так или иначе. Ни для одного, ни для другого. Я не могу мыслить ясно. Мне нужна холодная голова, чтобы я мог подумать, как мне выбраться из всей этой ситуации под названием «Белла Свон», не будучи одурманенным ей.

Так что я кивнул, помахав рукой, и теперь смотрел ей вслед, пока она шла к своей машине. Белла улыбнулась снова и развернулась, чтобы забраться в свой «Beetle», а затем исчезла на дороге. Мои брови сошлись на переносице, я издал короткий смешок, наблюдая за ней... и думая: ...как было бы интересно разгадать тайну, скрывающуюся под этой улыбкой Беллы Свон.

Кроме всего прочего.

Тогда я продолжил разговор с Кристианом.

И это будет явно не один из тех «привет-как дела-ну давай пока» разговоров.

 

 

 


"Иногда требуется время, чтобы убедить того, кого любишь, что ты именно тот для нее".
(Джаспер) 


Гаррет ******************* Кристиан Деннинг

 


 

__________
Перевод: rs-online
Редакция: Илария

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1686-22
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (11.06.2014)
Просмотров: 1420 | Комментарии: 26 | Рейтинг: 5.0/65
Всего комментариев: 261 2 3 »
avatar
26
Всё же Белочка имеет влияние на Эддика...
И воспользовалась этим))))
Спасибо за главу good good good
avatar
25
Ух ты, не думала, что Эдвард так быстро и просто позволит Белле быть так близко... От сумасшедшей тяги никуда не деться!
И просто классные иллюстрации! good
Спасибо большое за продолжение! lovi06032
avatar
24
Благодарю за перевод! Спасибо!!!  good
avatar
23
Спасибо большое за перевод!   good lovi06032
avatar
22
Спасибо...странная парочка...как-то напрягает, что он слышит и похоже видит брата....Белла смешная набрасывается на него...эх не вовремя телефон как всегда
avatar
21
интересная у неё тактика!!
а к него еще больше вопросов!
спасибо за главу!
avatar
20
Спасибо за главу!
avatar
19
Такой Кристиаааан....
Спасибо за главу!
avatar
18
Спасибо! Если бы не Кристиан...
avatar
17
Так приятно и неожиданно появление новой главы! Белла откровенна в своих желаниях! Удивительно, как Эдвард быстро поверил. Голубки!
1-10 11-20 21-26
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]