Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Слепое пятно: Глава 14

Глава 14. С глаз долой, из сердца вон

 


«Правда тяжела, поэтому не многие могут ее вынести».
Автор неизвестен

 


Белла

- Я согласна.

- Я не согласен.

- Что?

- Я не могу сделать это, Белла. Не с тобой.

- Эдвард...

- Ты хочешь, чтобы я трахал тебя? Я могу трахать тебя всю свою оставшуюся жизнь, но я не могу любить тебя. Я никого не могу любить. Я ничто.

Я начала с ним спорить, но была прервана чьим-то фырканьем, доносящимся откуда-то из угла комнаты.

А потом я услышала хлопок.

За несколько секунд, которые мне потребовались, чтобы найти источник этого шума, Эдвард исчез. И снова вместно него появилась скрытая тенью из угла комнаты фигура.

- Он так драматичен.

- Кто ты?

- Я уже сказал тебе, кто я. Вопрос в том, кто ты такая, Белла Свон?

- Я вижу вещи.

- Правда?

- Я думала, что да.

- Не отступайся от него, Белла.

- С кем ты разговариваешь?

Моя голова повернулась к Эдварду, который стоял в дверях кухни со странным выражением на лице.

Мы внезапно оказались у бабушки, и он был... счастлив. Улыбался мне сверху вниз, и я заметила эти морщинки вокруг глаз, когда он подошел к столу.

Он наклонился, чтобы поцеловать меня в лоб, а затем громкий выстрел.

Мои глаза опустились только на секунду, чтобы увидеть, как кровь просачивается сквозь его рубашку, а когда я снова встретилась с ним взглядом, лицо Эдварда побелело.

Глаза расширились.

А потом его черты исказились, и превратились во что-то, что я даже не могу описать, прежде чем он исчез.


- Хватит!

Вскочила я вся в поту, когда Ба распахнула дверь в мою спальню, бросая на пол корзину с одеждой, которую она держала в руках, а я все шептала сама себе:

- Хватит, хватит, хватит, хватит.

- Белл? Ты в порядке, дорогая?

Она села на кровать рядом со мной и обняла меня.

Я не знаю, почему я плакала. Может быть, потому что всякий раз, когда бабушка утешила меня, я чувствовала необъяснимое желание просто выпустить это наружу.

Она держала меня и качала, гладила меня по голове и говорила, что все будет хорошо, никогда не ожидая от меня ни единого слова о том, что так напугало меня.

Я не особо делилась с ней тем, что связано с Эдвардом Калленом, но она знала некоторые детали. Ну и она была довольно умна, чтобы сложить все вместе.

Когда слезы остановились, и я снова могла дышать нормально, сказала ей:

- Думаю, что я схожу с ума, Ба.

Она усмехнулась.

- О, детка, ты не сходишь с ума, ты просто слишком сильно стараешься.

Я села и вытерла лицо от слез.

- В смысле?

Она пожала плечами.

- Иногда ты должна позволить людям прийти к тебе вместо того, чтобы вести их. Не все знают, что им нужно именно то, что ты даешь им.

Я хмыкнула. Бабушка всегда была такой прямой.

- Может быть, ты права. Может, мне нужно... Я не знаю: оставить его в покое?

- Может быть, - сказала она задумчиво. - Может быть, он просто должен увидеть это сам.

- А если он не увидит?

Она наклонила голову и погладила мое лицо.

- Ну, тогда, может быть, он слишком глубоко увяз в своих проблемах, чтобы увидеть то, что хорошо для него.

Я не могла поверить в это.

Я не верила в это.

- Это случается с лучшими из нас, - добавила она тихим шепотом с печальным вздохом, и мое сердце заболело за нее.

Я не знала, что сказать. И она больше ничего мне не советовала после этого. У меня сложилось впечатление, что есть конкретная причина, почему она этого не делала, но я не стала настаивать. Я слишком устала.

- Ты в порядке? - спросила она, прежде чем встать и вернуться к своему белью.

Я кивнула.

- Спасибо, Ба.

Вздохнула и упала на кровать, уставившись на потолок.

На нем еще остались светящиеся в темноте звездочки, которые туда приклеела мама, когда я была еще маленькой. Мысли о ней заставили меня улыбнуться.

Прошло уже пару дней после того, как я оставила Эдварда в сильном подпитии на задней палубе дома на воде. С тех пор я почти не спала, думая об этом, а когда все-таки засыпала, сны не помогали, если не сказать больше.

Я чувствовала себя виноватой, оставив его в таком состоянии, но в то же время чувствовала, что ничего не смогла бы изменить, если бы осталась. Уйти было моим единственным вариантом.

И вообще, я оставила открытое приглашение для него прийти ко мне, если ему нужно, и если он этого не сделал, ну... тогда мне придется переосмыслить некоторые вещи, думаю.

Уже было ближе к полудню, когда я, наконец, смогла заставить себя встать и спуститься вниз. В телефоне были сообщения от моих «работодателей»: одна половина спрашивала, появлюсь я или нет, сегодня, а другая – просила не беспокоиться.

Я никак не могла решить, куда же пойти, боясь, вдруг Эдвард решит показаться там, так что просто сидела за кухонным столом, пока Ба ушла «навестить мистера Уитлока» на некоторое время.

Положила локти на стол и обхватила голову ладонями. Я просто хотела вернуться в постель... и уснуть.

Я не знаю, как долго я сидела так, глядя на картинки на бабушкиной скатерти, пока не услышала, что входная дверь открылась.

И я даже не подняла голову, чтобы посмотреть, кто это. Тяжелые шаги, будто тот, кому они принадлежат, никогда полностью не отрывает ноги от земли, когда идет, могли принадлежать только Эммету. Я увидела его ноги, когда он подошел к столу, вытащил стул и, сев, придвинул его обратно.

Он ничего не говорил сначала, и это не предвещало непринужденной дружеской беседы, но как я уже упоминала, я слишком устала и не в настроении, чтобы упрямиться.

Мои руки соскользнули вниз к моему лицу, и я посмотрела на него сквозь пальцы. Эммет МакКарти не был тем, кто слишком беспокоится о многом большую часть времени, но выражение его лица сказало мне, что он немного волнуется за меня.

Может быть, больше, чем немного.

- Я в порядке, Эммет.

- Я хочу, чтобы ты поговорила со мной.

Я уронила руки на стол, и мы с Эмметом обменялись вдумчивыми взглядами.

Я пыталась сменить тему.

- Что ты вообще здесь делаешь, Эммет? Разве ты не должен быть в закусочной? С Роуз?

Но он не попался на это.

- Там все тихо до шести. Так что у меня есть целый час для тебя.

Он улыбнулся, и это было так... раздражающе.

Углолки моих глаз ужалили слезы, и сердце заныло от боли, потому что я не могла сказать Эммету, что происходит. Я рассказывала ему все, с тех пор как мы ходили в детский сад, и это было важной частью нашей дружбы. Не было смысла таиться от него. Кроме того, что все это заставило меня чувствовать себя глупо.

Я имею в виду: кто встречает мужчину, с которым хочет прожить остаток своей жизни, во сне?

Мысли по-прежнему неслись в моей голове, когда Эммет прервал их.

- Ба говорит, у тебя плохие сны.

Я закатила глаза и фыркнула. Я не знаю, почему это заставило меня обороняться, но я это сделала.

- Ба не следует сплетничать.

- Сплетничать? - Он бросил на меня удивленный взгляд.

- Точно.

- Белл... - Он облокотился на стол. - Это я, она сказала это мне. Не какой-то... старой святоше из церкви, ищущей повод для очередного скандала.

И вдруг мне пришло в голову, что визит Эммета не случайно совпал с отсутствием бабушки, и я начала чувствовать себя загнанной в угол. Но как я сказала... у меня не было сил бороться.

- Я знаю, - признала я. – Прости, это просто...

- Он действительно зацепил тебя, да?

И кивка здесь явно не достаточно. Мне нужно рассказать правду, и я должена сделать это, прежде чем снова передумаю. Так что я отбросила свои страхи, оставшиеся внутри, и посмотрела Эммету прямо в глаза.

- Я видела его во сне.

Он фыркнул, как будто то, что я сказала, для него не новость.

- Да, я знаю, у тебя бывают...

- Нет, я имею в виду... прежде чем он приехал сюда.

Его брови нахмурились.

- Что?

- Я не знала, что это он... сначала, но...

Я рассказала ему все. И о том, что сначала решила, будто Деметрий – тот мужчина из сна; и о том, кем Деметрий действительно оказался; и о том, почему он приехал сюда; и самое главное - о тех видениях, которые возникают в моей голове в присутствии Эдварда.

Когда я закончила, то молча сидела там, позволяя Эммету переварить весь этот поток информации, хотя лицо его так и осталось нечитаемым.

И потом, наконец, он сказал что-то.

- Так ты думаешь, что должна выйти замуж за этого парня? Потому что... Я должен сказать тебе, Белл, он не похож на жаждущего вступить в брак.

- Я не знаю, что все это означает, больше. Я просто знаю, что он нуждается во мне.

- Он нуждается в тебе определенным образом.

- Ты видел его: он убивает себя изнутри, все время в алкогольном угаре.

- И ты думаешь, что так у тебя получится... избавить его от этого?

Я попыталась выдавить слова из горла, всплеснув руками, но получилось только какое-то мычание, и я оттолкнулась от стола.

Эммет продолжил срывать мою маску, от которой уже и так ничего не осталось:

- Я говорю об очевидном...

И я уступила. В конце концов. Не было причин увиливать, потому что он был прав.

- Это, возможно, было неверным решением с моей стороны.

Он хмыкнул:

- Думаешь?

- И все равно, это не значит, что ты знаешь, о чем идет речь, Эммет, - настаивала я.

И он взглянул на меня тем самым взглядом, который я ненавижу до чертиков. Тем, который говорит, что я теряю свой привычный, логичный взгляд на вещи.

И тогда я продолжила бессвязно:

- Это просто... он смотрит на меня такими глазами, Эммет, теми же глазами, которые я вижу во сне, только во сне они другие, но те же самые... понимаешь? И это единственное, что удерживает его от пьянства... и я знаю, что это звучит очень глупо, но это правда... и то, как он заставляет меня чувствовать себя... Эм... Я ни с кем себя так не чувствовала, когда...

- Ого, стой-ка, подруга... - перебил он меня. - Думаю, больше мне знать не обязательно.

Я хмыкнула, и мы посмотрели друг на друга снова. После нескольких минут я больше не могла выдержать его взгляд. Он осуждал меня. Я знала, что он осуждал меня.

- Я не осуждаю тебя, Белла.

Я закатила глаза.

- Я, я просто...

Он колебался, будто не хотел сказать то, что думал на самом деле.

- Выкладывай, Эммет.

- Я не понимаю, почему ты тратишь всю свою энергию на него, Белл. Пойми: мне нравится Эдвард, правда... под всеми этими колючками, думаю, есть очень хороший парень, где-то там, но когда он пьет до беспамятства...

- В том-то и дело... – Ответила я ему со всей страстью, пытаясь объяснить то, что знала об Эдварде. - Он не пьет, чтобы забыть, Эммет. Он пьет, чтобы выдержать.

В тот момент, я замерла. И не потому, что увидела замешательство на лице Эммета.

Он вошел в дом очень тихо. Я даже не помню, чтобы слышала, как открывалась или закрывалась входная дверь, и кто знает, как долго он стоял там. Он не сказал ни слова, я просто вдруг поняла, что он здесь.

Оторвала взгляд от Эммета и перевела глаза, чтобы посмотреть на него... боль читалась на его лице... и печаль плескалась в глазах. Руки в карманах.

- Эдвард...

Он вытащил одну руку и потер шею, не разрывая зрительный контакт со мной.

- Ты, хм... сказала, что я могу прийти, так что...

Тишина в комнате стала тяжелой. Я не была уверена, как реагировать на его появление, пока он не попытался уйти.

- Нет, - выпалила я, вставая. Я была готова умолять его, если будет нужно. - Я имею в виду, останься. Пожалуйста.

Он сделал глубокий вдох, и когда выдохнул, то взглянул на большого парня рядом со мной и кивнул ему.

- Эммет.

Мой лучший друг, как никто другой, без всяких подсказок знал что делать.

Он проверил часы, и, хотя у него все еще оставалось добрых двадцать минут, прежде чем он должен вернуться в закусочную, сказал:

- О, ребята, Роуз убьет меня. Я должен идти, Белл.

Я улыбнулась, он быстро поцеловал меня в щеку и остановился, когда проходил мимо Эдварда.

- Послушай, Эд, я не имел в виду, что ты не стоишь того, когда сказал...

Эдвард поднял вверх руку, пытаясь улыбнуться ему:

- Все в порядке.

Эммет последний раз взглянул на меня, с одобрением на этот раз, и оставил нас там в душной тишине. А я все думала, как бы мне хотелось, чтобы бабушка вернулась домой пораньше. И как... сломленно, может быть, Эдвард выглядел.

«Нет... он точно не сломлен».

«Подавлен, пожалуй. Или... испытывает неловкость».

«Уныние?»

«Хватит уже!» - приказала я своим мыслям.

- Я не ждала тебя, - наконец, сказала я, надеясь закончить внутреннюю беседу, которая, не умолкала в моем сознании вечность.

- Да, я знаю.

Он ничего не объяснял, и я не просила его об этом. Для меня было довольно ясно, почему он оказался здесь. Мне просто нужно заставить его понять это для самого себя.

- Ты... хочешь присесть?

- Конечно,- сказал он тихо, и я проводила его в гостиную, проводя по коридору, где мы занимались сексом не так давно.

Я сглотнула и прогнала эти мысли. Это не о том.

Я это знала.

В гостиной я села и стала ждать, пока Эдвард последует моему примеру. После того, как мы расположились на диване, развернувшись так, чтобы смотреть друг на друга, я терпеливао ждала, что он скажет, что бы ни было у него на уме.

Ладно, не совсем терпеливо.

Мои глаза изучали его, замечая все в нем, пока мы сидели там.

Например, от него не пахло пивом.

И он снова побрился.

И, похоже, он немного нервничал.

И его напряженная челюсть была невероятно сексуальна.

Он откашлялся и затем выдохнул через нос, и его рука, бессознательно потянувшись, легла на спинку дивана, чтобы поиграть с кончиками моих волос.

Ощущения от его пальцев, едва коснувшихся моей шеи... пустили мурашки по моей спине.

- Похоже, я всегда должен тебе извинения, Белла.

- Так вот почему ты здесь?

- Отчасти.

Его глаза были такими грустными. Я почти не могла выдержать их взгляд.

- А другая часть?

Он вскинул брови и немного задрал подбородок, слегка качая головой:

- Никто не...

Он остановился.

У меня сложилось впечатление, что он не знал, как сформулировать свои мысли, но потом быстро взял себя в руки и начал снова, глядя только на свою руку, пропускающую мои волосы между пальцами.

- На днях, когда ты пришла... это был... хм...

Клянусь, я не знаю, кто из нас был более взволнован тем, что он никак не мог произнести хоть одно завершенное предложение, он или я.

Я накрыла своей ладонью его свободную руку, которая лежала рядом с ним, пытаясь успокоить его мысли. Он посмотрел на наши руки и попытался продолжить.

- Это была годовщина...

«О, нет».

Мое сердце ухнуло, как будто я услышала его слова, даже прежде чем он успел сказать их, и я произнесла их за него:

- …смерти твоего брата.

Он кивнул. И казалось, прошла целая вечность, прежде чем он снова заговорил.

- Ничто не давало мне… покоя в тот день, Белла. Ничто не давало мне покоя, с тех пор как это произошло, на самом деле... ничто не могло избавить меня от этого... Ни работа, ни музыка, ни сон, ни алкоголь... - Затем он посмотрел мне в глаза. - До тебя.

Я не была уверена, что должна сейчас прерывать его, поэтому просто сидела там, для поддержки.

Кроме того, я была немного ошарашена.

Мое сердце бешенно билось.

- Ты и твой... - выдохнул он, словно не решаясь продолжить, а потом я почувствовала, как он все-таки решил не продолжать эту тему, и снова уставился на мои волосы.

- Я не знаю, как ты знаешь то, что ты знаешь. Я не уверен, что верю во всю эту... историю с даром... но то, что ты говорила... никто не знал этого... Я имею в виду то, что произошло, когда мы...

Он замолчал, но потом опять обрел дар речи, проталкивая слова сквозь густой воздух между нами.

- …трахались.

Вот тогда я почувствовала необходимость объяснить ему это немного больше.

- Это то же самое видение, что является мне в течение некоторого времени, оно просто... становится все сильнее и сильнее.

Он не ответил.

- Я не хотела, чтобы все так получилось, честно. Я пыталась найти способ облегчить это для тебя.

Я уже почти сломала свои руки к тому времени, как напраженный взгляд Эдварда снова нашел мои глаза, и он спросил:

- Облегчить... что?

- Это... – Пожала я плечами. – Я хотела быть ближе, чтобы попытаться помочь тебе... чтобы ты позволил мне помочь тебе.

«Ух. Этот угрюмый вид. Это убивает меня».

- Просвети дилетанта, - попросил он, и я издала глубокий протяжный вздох, прежде чем начать.

То, что он крутил мои волосы, конечно, не причиняло мне боли, но и не помогало сконцентрироваться.

- Это означает... У меня бывают видения, и, как правило, для этого есть причина, и они не приходят... просто так. Обычно это значит, что я должна сделать что-то, или... сказать кому-то что-то... обычно это не так сложно... более ясно, но эти видения так настойчивы.

Они вспыхивают перед моими глазами на мгновение, и честно говоря, если видения и могут быть слишком размывчатыми, то это тот случай.

- Мне очень жаль, что я знаю то, во что ты не хотел бы посвящать много людей, Эдвард. Прости, что я не могла просто подождать, когда ты сам захотел бы рассказать мне об этом... в свое время... если вообще захотел бы.

Наконец, после долгого молчания, он вытащил вторую руку из-под моей и почесал затылок.

- Я не знаю, на самом деле, может это и хорошо, что мне не нужно переживать все это снова. Я имею в виду, мне пришлось пересказывать эту историю десятки раз, прежде чем нанятый государством психотерапевт отстал от меня.

Он посмотрел на меня боковым зрением и поправил себя.

- Версию этой истории, если быть точнее.

- Честно говоря, я не знаю всей истории... только отрывками.

Он кивнул, и мы сидели там на диване в задумчивой тишине, его рука каждый раз вытягивала все больше волос из-под моей шеи, чтобы играть с ними.

Я хотела бы знать, о чем он думал, какую картину пытался сложить в своей голове. Я не могла прочитать его мысли. Я, конечно, не была телепатом, но казалось, что он пытался понять, обманываю ли я его... или говорю правду.

Я надеялась, что он выберет последнее.

- Так, ты, что... видишь сны? Обо мне? - спросил он, давая мне знать, что он определенно слышал, по крайней мере, часть моего разговора с Эмметом раньше.

«Ухх».

Я сглотнула.

- Мне снятся сны... и еще есть вспышки, видения... предчувствия... картинки... Я замолчала, думая о некоторых из них, не таких страшных. Тех, где я видела его с братом, когда они были моложе, тогда в первый день нашей встречи, после того, как он кинул в меня толстовку.

- Это действительно зависит от...

- От?

- От того, что они хотят показать мне.

Я могла сказать по выражению его лица, что все это по-прежнему казалось ему странным, но он привыкнет к этому. Я надеялась.

- Они?

Я не ответила ему. Было слишком трудно объяснить это кому бы то ни было: как это работает, кто они такие... особенно, когда человек, кажется, не понимает или даже не хочет понять... или верить.

- Есть ли что-то, что я могу сделать для тебя, Эдвард? Что-нибудь? Позвонить Деметрию?..

- Нет.

- Но, возможно, он мог бы...

- Я сказал «нет», - подтвердил он, гнев начинал подниматься в нем, но спустя лишь мгновение он успокоился. – Мне не нравится этот парень, и я, конечно, не дам этим внутренним расследованиям никакой информации, которая может опозорить моего брата. Моя мама... она пережила уже достаточно, это все.

Казалось, что ему нужна еще минута, чтобы отпустить то, что он только что сказал, поэтому я подождала чуть дольше, прежде чем продолжила… надеясь на удачу.

- Раз уж мы говорим об этом, могу я задать тебе вопрос? О тебе и твоем брате.

Он склонил голову, глядя на меня, и приподнял бровь, заставляя меня заерзать на месте немного.

Хорошо, много.

- Ты можешь спросить, но я не могу гарантировать, что отвечу.

- Ладно, - сказала я, а затем проглотила нервозность. - Был ли ты вовлечен в эту незаконную деятельность, о которой говорит Деметрий?

- Нет.

Я уже знала ответ, но было приятно слышать, как он сказал это. И не менее важно было, чтобы он сам услышал себя.

И я поверила ему, но... следующий вопрос был сложнее.

- А твой брат?

Он думал, как ответить мне. И было что-то в выражении его лица, что подсказывало мне: он хотел сказать о чем-то... но, в конце концов, просто отпустил мои волосы, которые крутил в руках, и сказал:

- Это уже два вопроса, - и это означало, что разговор окончен.

Ну, это и то, что он начал подниматься, чтобы уйти.

Я знала, что мы закончили на сегодня. В том, что касается... его истории, по крайней мере. Он рассказал немного, но это было важно. И я знала, что даже самая малость, которой он поделился со мной, означала, что он как-то... где-то глубоко внутри себя... учится отпускать это.

Но мне не хотелось заканчивать. Я хотела больше времени с ним. Я хотела еще видеть его таким, каким он был, не пытающимся изо всех сил не быть тем, кто он есть.

- Ты знаешь, что тебе нужно? – Спросила я, поднимаясь вместе с ним.

- Что?

- Немного южной кухни Роуз. - Я улыбнулась и кивнула. Это была правда.

Он улыбнулся в ответ, но улыбка не коснулась его глаз.

- Я не знаю, хорошая ли это идея, после моего последнего визита к ним.

- О, ерунда. – Отмахнулась я. – Она может не пустить тебя к себе домой... пока, но она не может запретить тебе поесть в закусочной.

- Я не знаю, Белла... Я действительно... - он поматал головой, будто убеждая самого себя и пытаясь найти оправдание, чтобы вернуться в дом на воде и напиться, наверное, но я не могла позволить этому произойти. И я не могла отвлечь его сексом на этот раз, я понятия не имела, когда вернется Ба, так что...

- Давай. - Я слегка толкнула его, и, к счастью, он позволил мне.

- Хм... конечно, почему бы и нет? – ответил он, и я попыталась скрыть свою улыбку, когда оставляла записку для Ба.

Мы направились в закусочную «МакКарти», чтобы заполнить наши животы чем-то другим, кроме боли и скорби.

 

 

* * * * *

 


- Это действительно классный автомобиль, - сказала я ему, ища какую-нибудь музыкальную радиостанцию, пока мы ехали.

Эдвард убрал мою руку с приемника и толкнул в него компакт-диск. Когда заиграла музыка, он объяснил.

- Нет ни одной приличной радиостанции в этом городе. Я искал.

Я усмехнулась. Тихонько. А потом расслабилась на пассажирском сиденье, прислушаясь к начавшейся песне. Играл старый альбом «Mutemath», и я подумала про себя, что это песни из тех времен, когда Эдвард был счастлив. Когда он не нес столько на своих плечах.

Я улыбалась в окно, размышляя, каким он был, когда его брат был еще жив, и, наверное, Эдвард заметил.

- Что смешного?

Я посмотрела на него, пытаясь понять, было ли безопасно то, что я собиралась спросить, но когда я думала о безопасности, общаясь с этим мужчиной.

- Расскажи мне что-нибудь.

- Что?

- О тебе и Гаррете. О том, когда вы были моложе. Что-то счастливое.

- Откуда ты знаешь его имя? - спросил он удивленно, но потом поправил себя. – Понятно, не важно...

Он пробормотал что-то себе под нос о том, что я, вероятно, получила информацию от Деметрия, и тогда устремил свой яростный взгляд прямо на дорогу.

Я была уверена, что он собирается игнорировать мой вопрос до конца нашего пути, но всего через несколько минут Эдвард усмехнулся, продолжая прищурившись смотреть на дорогу.

- День, когда он привез меня в колледж…

Я ждала. Он улыбался шире, и я очень хотела услышать эту историю, так что не хотела спугнуть, прерывая его мысли.

- Он был не так далеко от дома, но Гар хотел, чтобы я хлебнул студенческой жизни, знаешь? И надо сказать... я чертовски нервничал. Я знал, что не увижусь с ним и с мамой до Дня благодарения, и понятия не имел, что мне делать... куда идти... с кем я буду жить в одной комнате...

Он издал смешок, который заставил меня тоже засмеяться.

- И что?

- Большинство родителей в этих случаях взбадривают своих чад речами в духе... ну знаешь... - Он скорчил гримасу. – «Учись, сын» и... «Мы любим тебя, дорогой»... «Мы будем скучать по тебе»... и другим подобным дерьмом, но нет... не Гаррет.

- Нет?

Он помотал головой.

- Ни в коем случае... он донес одну из коробок с моими вещами до моей комнаты в общежитии, и оставил остальные у лестницы на первом этаже, чтобы я сам позаботился о них. Затем он положил руку мне на плечо, посмотрел в глаза и вручил небольшой бумажный конверт.

Он снова засмеялся, и теперь мои плечи подпрыгивали так сильно, я думала, что сломаюсь.

- Я посмотрел на брата и взял конверт... открыл его... и там оказались: четыре пачки презервативов, страховой полис и монета в 25 центов.

- Монета?

Из всех вещей в этом конверте меня больше всего заинтриговала именно она. «Интересно зачем?»

Он кивнул. Я посмотрела на него, мол... «что за ерунда? Ты знаешь?» И он улыбнулся мне и с этакой злой усмешкой Гаррета... сказал:

- «Эдди, держи свой член в чистоте, а если зачешутся яйца, обратись к врачу... и позвони мне сразу же, если тебя когда-нибудь арестуют... Но не думай возвращаться домой ни с чем, тупица, потому что я сдеру с тебя десят шкур за каждый цент, который я вложил в твое образование».

Он взорвался хохотом, мне буквально хотелось летать от этого, и я присоединилась к нему.

- Он был классным парнем.

- Он был, - сказал он мне, и его улыбка упала... смех стих. Не полностью, но почти. - Он был.

Слава богу, закусочная оказалась уже близко. Я не знаю, что бы делала оставшуюся часть дороги, если бы мы ехали дольше.

Мы припарковались у заведения Эммета и Роуз, и прежде чем вошли, я остановила Эдварда и поцеловала его.

Я целовала его с надеждой на более яркие дни и счастливые воспоминания, и когда поцелуй закончился, он улыбнулся немного.

- Что это было?

- Благодарность за то, что поделился этим со мной.

Он покачал головой и потянул меня вместе с собой через входные двери, отпуская мою ладонь только, чтобы положить свою руку мне на поясницу, посылая мурашки по коже во все нужные места на моем теле.

- Не за что.

Раздался звон колокольчика, предупреждающий моих друзей о вновь прибывшех. Роуз посмотрела из-за своего прилавка и сузила глаза на Эдварда.

- Оуу.

Она указала лопаткой на него, когда мы нашли свободную кабинку.

- Брось бутылку пива в моей закусочной, и я не только вышвырну тебя, но и организую твой арест… за окорбление и порчу собственности.

Она сказала это с такой гордостью в голосе, будто демонстрировала все свои накопленные из просмотров сериала «Закон и порядок» знания в области юриспруденции.

Я закатила глаза на нее и ждала, что же ответит Эдвард. Но он ответил почти игриво.

- Ты не можешь арестовать кого-то за оскорбление. Можно выдвинуть обвинение... и, возможно, наложить штраф, но арестовать... - он помотал головой, - никак не получится.

Она так сердилась на него, что мне казалось, будто она сейчас перепрыгнет через этот прилавок и ударит его по голове чем-то, но Эммет придержал ее за талию, смеясь.

- Остынь, детка, - сказал он, поцеловав ее, прежде чем подошел, чтобы поприветствовать нас, не успели мы даже сесть.

- Так значит... решили покинуть свое любовное гнездышко на некоторое время, да? - дразнил он, вытащив ручку и блокнот, чтобы принять наш заказ.

Эдвард не ответил. Вместо этого он схватил меню с другого конца стола и уткнулся в него носом.

Я пнула Эммета со своего места.

- Ой. Напитки? - спросил он, смеясь надо мной, и я сказала ему принести нам немного малинового чая Роуз.

Я потянулась через стол и опустила меню Эдварда вниз, позволяя нашим пальцам слегка соприкоснуться.

- Знаешь, у них есть потрясающий...

- Белл?

Я подняла голову и увидела того, кто так грубо прервал наш такой интимный момент с Эдвардом, и внутренне закатила глаза.

- Майк, что ты делаешь в... - Начала спрашивать я его, что он забыл в Мэдисонвиле, но потом поняла, почему он мог бы вернуться в город, и стала немного волноваться: – Твой отец в порядке?

Он кивнул так, будто в этом не было ничего важного, и я краем глаза заметила, как Эдвард опустил меню на стол.

- Он упал или, типа, споткнулся. Я здесь, чтобы убедиться, что он не сломал себе ничего важного, а потом я должен вернуться в Сан-Франциско. – Протянул он, и я одарила его моим лучшим «неужели»-взглядом. - Да, Силиконовая долина не может обойтись без меня, ты же знаешь.

- Конечно, не может.

- Ты должна приехать навестить меня, Белл. Я мог бы показать тебе там все, сходили бы выпить...

Он был прерван, совершенно неожиданно протянутой через весь стол рукой Эдварда, требующей обратить на него внимание.

- Эдвард Каллен, кстати.

Глаза Майка взглянули на него, и я должна признаться, что молча злорадствовала, увидев, как он испугался зеленоглазого монстра, в которого превратился Эдвард.

– О, вы вдвоем?..

Он жестом показал между нами, и я вдруг занервничала.

А вот зеленоглазый монстр, кажется, нет.

- О, мы не... Я имею в виду... - Я посмотрела на Эдварда, как бы прося о помощи. Просто не хотела говорить за него и отвечать, что мы там вместе, но...

- Мы просто трахаемся, - объяснил он сухо: - Но это все равно не оправдывает твоего вопиющего неуважения к тому, что я сижу здесь.

Моя челюсть... буквально упала на пол.

Я закрыла лицо руками.

Мои щеки пылали.

«И... О... мой бог».

- Э-э...

Майк был так же ошарашен, как и я, по-видимому, но Эдвард помог ему попрощаться.

- Приятно было познакомиться.

- Да, хм... увидимся, Белл.

Майк ушел, когда Эммет принес наши напитки.

- Все в порядке?

- Прекрасно, - ответил Эдвард, а затем сделал большой глоток чая.

Все, что я могла сделать, это взглянуть на него, и когда он закончил дегустировть свой напиток и поставил свой бокал на стол, он тоже посмотрел на меня.

- Что?

Я все еще была в шоке.

- Почему ты это сказал?

- Мне не понравилось то, что он думал. Ему нужен был пинок под зад.

- Что ты имеешь в виду, тебе «не понравилось то, что он думал»?

- Совсем не трудно понять, что у этого парня на уме... Белл... - Он произнес мое прозвище с сарказмом. - Он совершенно ясно дал понять, что делает хорошие деньги в этой своей Силиконовой долине... и он приглашал тебя туда, зачем? Да ладно, парень, очевидно, не получил шанса, когда вы были детьми, и хочет еще одну попытку трахнуть тебя.

Я громко рассмеялась над этим и посмотрела на Майка Ньютона, который теперь флиртовал с другой «счастливой» представительницей женского пола.

- Наверное, ты попал прямо в точку.

- Конечно, попал.

Я повернулась к своему ужину.

- Но это было дерзко.

Он пожал плечами.

- Этот парень мудак.

- Он мудак, - признала я, улыбаясь.

Брови Эдварда взлетели с притворным удивлением.

- Что за слова, Птичка.

- Почему ты так меня называешь?

Он ответил на мой вопрос вопросом.

- Почему люди называют тебя «Белл»? (ПП: «bell» англ. – «колокольчик») Ты, что, какой-то неодушевленный предмет здесь?

- Иногда, я себя так ощущаю... - призналась я. - Но я не знаю, это легче сказать, чем «Белла», я думаю.

- Хм, - размышлял он. А потом вернулся к просмотру меню. - Ну, если у тебя и должно быть прозвище, оно должно означать нечто иное, чем просто «легче сказать».

- И все-таки почему ты называешь меня «Птичкой»?

Он пожал плечами и всем видом пытался показать, что это все не так уж важно, но судая по тому, как он это делал, я полагаю, что-то в этом все же было.

- Я не знаю, - сказал он мне: - Потому что ты маленькая... - Он положил меню, а затем взял салфетку. Сложил ее, как складывают оригами, и у него получилась птичка. - И ты все время щебечешь, как птичка.

Я засмеялась и бросила в него пластиковый нож, но он увернулся, хохоча, как школьник.

Мы провели там какое-то время, болтая ни о чем, и, кажется, это немного отвлекло его.

«Вот такой он и был», - подумала я. Именно таким и был Эдвард, прежде чем все вокруг него разрушилось и обратилось в пепел, и даже если это было только на некоторое время, я была так счастлива видеть, как он забывает о своем бремени, пусть и таким способом.

Эдвард был истинным джентльменом, и снова позволил мне сделать заказ для нас, одарив меня самым странным взглядом, в то время как я это делала.

Он даже побеседовал с Эмметом о своей машине, пока у того были передышки между приемом и подачей заказов, а Роуз орлиным взором наблюдала за нами из-за своего прилавка. Эдвард заметил, что у Роуз определенно есть свой стиль в кухне, но я была уверена, что он просто боялся, что она подсыпет слабительное в его пюре, или еще что похуже.

И все это время он прикасался ко мне: то, как бы случайно, положив ладонь на мою, когда рассказывал мне о своем раздражение из-за отсутствия нужных ему инструментов в нашем маленьком городке... или его колено касалось моего под столом без причины, когда я рассказывала ему о своих подозрениях по поводу романа Ба и мистера Уитлока.

Мы ели и смеялись, и я была так рада, что он попробовал что-то другое, кроме замороженной пиццы и китайской лапши.

Не то, чтобы я был против них, но как ежедневный рацион – нет.

Он нуждался в другом. Домашняя пища всегда делает вещи лучше. Или, по крайней мере, это могло стать началом.

К концу нашего ужина Роуз тоже смягчилась немного. Это, вероятно, было больше связано с тем, что Эдвард оставил им с Эмметом огромные чаевые, но мне нравилось думать, что это было, потому что она, наконец, смогла увидеть в нем то, что видела я.

Кого-то без всякого горького налета вины, разрушающей его изнутри.

Поездка домой была такой же приятной, как и ужин, если не больше.

Температура к ночи спала, так что мы открыли окна его «Chevelle», позволяя ночному воздуху ласкть нас, в то время как играла музыка.

Я заметила, что он тихонько подпевал некоторым песням, и это заставило меня наблюдать за ним... благодаря этот день за то, что дал заглянуть мне в его прошлое, и надеясь на повторение таких вот моментов с ним в будущем.

Это также заставило меня подумать о моем первом сне.

«Я всегда буду любить тебя».

И мне хотелось знать, дойдет ли у нас когда-нибудь до этого... или это значит, что я просто должна помочь ему в этот конкретный момент времени на пути его жизни.

В любом случае, я приму все, что мне дано, если это заставит его чаще улыбаться.

У Эдварда была лучшая улыбка.

Когда мы остановились у бабушкиного дома, я заметила, что ее автомобиля все еще не было, и вновь начала ощущать уже знакомую тягу к нему.

Ту, которая хотела его голого и разгоряченого. Двигающегося во мне.

- Ты хочешь зайти?

Он уставился на дом на несколько секунд, а потом выключил двигатель и повернулся ко мне.

- Да. Хочу.

Я улыбнулась, выходя из машины, и, когда мы направились к крыльцу, то подумала о том, что расстояние между нами слишком большое, на мой взгляд. И только мы сделали первый шаг к входной двери, я потянулась к его руке, но в этот момент услышала хруст гравия под колесами автомобиля, подъезжающего к дому бабушки.

«Это странно».

Уже спустились сумерки, так что я не могла сразу разобрать кто это. Я только знала, что это не Ба. Ее старый грузовик издавал очень специфический звук, когда притормаживал у дома.

И только когда этот визитер вышел из своего автомобиля, я поняла, кто это был.

Он взял всю ту же старую бейсболку с приборной панели, которую носил столько лет, сколько я себя помню. Одел ее на голову и натянул на лоб.

Даже видя только его силуэт, лишь по этому жесту можно было понять, что это он.

Эдвард, конечно, тоже увидел его. Он вернулся на несколько шагов назад и встал рядом со мной, придерживая рукой мою спину, когда этот человек поприветствовал меня.

- Белл, - сказал он, разглядывая Эдварда подозрительно.

«Некоторые вещи никогда не меняются».

- Чарли... что ты здесь делаешь?

Это действительно не было похоже на него, но часть меня подумала: «Может, он приехал, потому что Ба достучалась до него на этот раз. Может быть, он пришел... поговорить?»

Но тогда он ответил мне.

- Ты знаешь, я не сделал бы этого, если бы это не было важно, Белл, - сказал он мне, и я уже знала.

- Знаю... – фыркнула я с отвращением, когда он закончил свой приговор:

- Мне нужна твоя помощь.

 

 



Гаррет. Дорога в колледж


Чарли Свон

 

 


 

__________
Перевод: rs-online

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1686-26
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (27.06.2014)
Просмотров: 1514 | Комментарии: 32 | Рейтинг: 4.9/71
Всего комментариев: 321 2 3 4 »
avatar
32
им часто кто то или что то мешает.
спасибо!
avatar
31
Ощущение что судьба просто издевается над ребятами...
Всё время кто-то появляется... и происходят не оч хорошие события(((
Спасибо за главу good good good
avatar
30
Так хорошо глава заканчивалась, и тут явился Чарли... girl_wacko
Спасибо  за продолжение! good
avatar
29
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
28
Эд пришел!!!  Сам!   dance4 И какой в итоге замечательный день получился!    good  
А у Беллы с Чарли непростые отношения...
Спасибо большое за продолжение! lovi06032
avatar
27
Блииин, опять их прервали на самом интересном месте!! Эд приоткрыл завесу своей прежней беззаботной жизни и похоже оба наслаждались вечером!! Но интнресно, что привело Чарли в столь поздний час?? Что ему нужно? Какая помощь?? Спасибо  good
avatar
26
Спасибо за главу
avatar
0
25
Спасибо за эту светлую главу!
avatar
24
Спасибо..Боже их могут оставить в покое наконец...надо было к нему ехать, там вроде не было не званных гостей...
avatar
23
Спасибо за потрясающую главу  lovi06032 cwetok01 cwetok02 cvetok01  ! Наконец, мы увидели настоящего Эдварда giri05003 . Эдвард, смог, хоть не много успокоиться и расслабиться good . Белла, тоже провела, не забываемый день. Может, постепенно, он оттает и будет счастлив. Может с Беллой girl_blush2 girl_wacko   .
1-10 11-20 21-30 31-32
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]