Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Слепое пятно: Глава 19

Слепое пятно: Глава 19. Исцеляющие руки


«Найди нить своей жизни и следуй ей».
 


Он

Когда я был моложе... гораздо моложе, мы с Гарретом построили маленький дом на дереве, наш импровизированный форт, где-то в полумиле от дома наших родителей. Может быть, он и не мог претендовать на звание лучшего форта в мире, построенного из подручных средств, но он был таким для нас.

Бесспорно.

Все наши приятели постоянно зависали там после школы, пока не приходило время расходиться по домам и заниматься домашними заданиями или работой по дому. Дети из других районов знали, что этот форт наш, и не смели тронуть его, опасаясь гнева братьев Калленов.

У нас было правило там: никаких девочек. Конечно, оно изменилось намного позже, но это к делу не относится.

Мы прятались там, когда у мамы с папой случались особо тяжелые ссоры, в основном, из-за того что он поздно приходил домой. Она беспокоилась, что его в конечном итоге убьют, и он успокаивал ее тем, что этого никогда не случится. А она говорила, что это одно из тех обещаний, которое он не сможет сдержать – каждый раз одно и то же.

Мы таскали еду из дома - из шкафов, когда мама уходила в магазин, и припасали ее в своем маленьком штабе. Мы даже ночевали там несколько раз, слушая радио на батарейках, в каких-то дурацких спальных мешках. Мы слушали рок-н-ролл до середины ночи... или пока не умрут батарейки. Я играл на воображаемой гитаре, а Гаррет - на барабанах.

Именно тогда он стал называть меня Эдди, поддразнивая меня. Потому что я тогда боготворил Эдди Ван Халена.

Я мог посмеяться над этим теперь, но тогда он бесил меня этим до чертиков.

После смерти отца, мама иногда стала впадать в прострацию, вдруг оказавшись матерью-одиночкой, и уходила в себя, забывая про нас на несколько дней.

В такие дни я тоже прятался в этом форте.

И оставался там, представляя, что папа еще жив, - и тогда день до самого захода солнца был прекрасен.

Гаррет всегда находил меня, и выражение его лица всегда напоминало мне, что папы больше нет с нами, а мама стала… другой. И не важно, сколько бы я ни упирался, упрямо не желая выныривать из своего воображаемого мира, он всегда говорил мне: «Ты должен идти домой, должен, Эдди. Когда-нибудь, все возращаются домой».

Я не мог перестать думать о том проклятом форте на протяжении большей части своего полета в Чикаго.

После того, как Белла посвятила меня в то, что она «увидела» относительно Бри и того, где искать ее тело, я сомневался, не стоит ли просто позвонить Маркусу и сообщить ему об этом. Но чем дольше я думал, тем больше я слышал голос моего брата у себя в голове, который говорил мне, что я именно тот, кто должен сказать родителям Бри, что же с ней случилось.

Я хотел выпить.

Напиться.

Мой рот наполнялся слюной, я сжимал ладони в кулаки, борясь с желанием, но знал, что полностью испорчу все, ради чего затеял эту поездку, если сделаю хоть глоток. И родители Бри заслуживают лучшего, чем такое. Черт, они заслуживали этого еще полгода назад.

Хоть и знал, что не могу исправить прошлое, но я мог, по крайней мере, сделать все от меня зависящее, чтобы не слить их последнюю надежду на завершение расследования.

Как только я приземлился и снова включил свой телефон, он предупредил меня, что меня ждет пропущенное сообщение.

От Беллы:

«Удачи во всем».

Я улыбался, глядя на экран; вероятно, как полный идиот, стоящий посреди аэропорта, и пытался решить, должен ли ответить ей или нет. Решил все-таки, что «нет», пока, а затем отправился в службу проката автомобилей.

Мне нужно было время.

Собраться с мыслями и... подумать.

Как только мы вернулись в Мэдисонвиль, то решили, что она останется, а я поеду один. На самом деле, ей хотелось поехать со мной... но она не хотела на меня давить... и я никак не решался, не зная что лучше. Но, в конце концов, наши сомнения разрешила Элис, напомнив ей об обязательствах дома и в городе. Ио том, что я должен сделать то, что мне нужно сделать.

Один.

Эта дама серьезно пугала меня иногда тем, как она говорила с людьми; но она была права, я полагаю. Я ведь и правда не знал, что случится, когда я встречусь со своими старыми коллегами и посещу старых друзей. И конечно, это будет труднее сделать, если со мной будет кто-то такой совершенный, как она.

Я уже был на полдороге туда, когда вдруг понял, что ни разу не усомнился, реально ли то видение Беллы о Бри, или только плод ее фантазии, возможно пытающейся спасти меня от самого себя. Я просто знал, что это правда.

Чувствовал, что это должно быть правдой.

И как только я приземлился, я сделал мысленную заметку не забыть поблагодарить ее, когда это все закончится, за то, что приложила столько усилий, чтобы помочь кому-то, кто даже не знает, как помочь себе.

Первым делом я, конечно, направился к Маркусу.

Мне нужно было посвятить его во все, что случилось в Новом Орлеане; и я надеялся получить разрешение вступить в контакт с семьей Бри, несмотря на то, что официально я больше не работаю ни над этим делом, ни в полиции Чикаго. И часть меня немного жалела о том решении, когда я ехал по городу, чтобы встретиться со своим бывшим боссом. Я не понимал, как сильно соскучился по городу с его достопримечательностями, быстрым ритмом, спешащими по улицам людьми, машинами… по его запахам... даже по чертову холоду.

По всему, на самом деле.

Я даже поехал немного медленнее, чтобы насладиться своим возвращением немного дольше.

И, как оказалось, удача оказалось на моей стороне. Маркус поговорил с руководством, и для меня сделали исключение, учитывая, как долго я работал там.

Единственное, что вызвало у него сомнения в моем рассказе... Белла.

Конечно.

Он некоторое время пристально смотрел на меня, прежде чем задать вопрос, который на самом деле... застрял и в моей голове.

- Я думал, ты не веришь в экстрасенсов.

Я пожал плечами, сидя на том же самом месте, на котором сидел, когда покидал службу не так давно.

- Но я не искал ее специально, как и она меня... мы просто...

Я не знал, как рассказывать об этом. Не то что бы мы с Маркусом никогда не говорили раньше... о других вещах, не касающихся нашей работы, но... это просто казалось - я не знаю - чем-то другим.

- Это был своего рода случай... оказаться в нужный момент с нужным человеком, я думаю.

- И как этот случай относится... к нашему делу?

- Ее отец работает в полиции Нового Орлеана, он был у нее в гостях, и мы... - Черт, это был неловкий разговор. Я даже не знаю, почему, это было просто ... действительно чертовски трудно говорить о том, кто такая Белла и что было между нами... и почему.

Он смотрел на меня мгновение.

- Ты с ней спал.

Я смутился. И заерзал на своем месте. Маркус посмотрел на меня с торжеством.

- Боже мой, ты спишь с ней, - сообщил он мне. «Как будто я не знаю этого».

Он всегда был таким проницательным.

Я до сих пор не ответил ему. Но этого и не требовалось. Он уже все знал; и знал, что я знал, что он знал - так что какой смысл что-то говорить?

- Хорошо. Знаешь что? Пойдем и узнаем, права ли твоя экстрасенс насчет того, где тело. Мы заберем его оттуда, прежде чем ты отправишься к Таннерам... а потом мы поговорим.

Я кивнул, проглотив комок нервов; и мы пошли, чтобы собрать группу поиска, подписать некоторые документы и наметить план.

Когда мы покинули здание, некоторое время спустя я получил еще одно сообщение от Беллы.

«Бетти просит передать тебе, что ей может понадобится помощь в разгрузке рыбы в эти выходные».

Я громко рассмеялся от этого, потому что ни за что в жизни не соглашусь снова возиться с этими скользкими тварями. Никогда.

На мгновение задумался, что делает там Белла. Забежала ли она на ланч в закусочную МакКарти? Или, может быть, работает? Я представил, что в обеденный перерыв в кафе много работы, но она как-то выкроила время, чтобы улизнуть и написать мне, зная, что я не коснусь этой работы ни за какие деньги.

Я представил себе, как она хихикала, набирая мне сообщение, и как Бетти кричала на нее, чтобы она вернулась к работе. Часть меня хотела написать ей в ответ... сказать ей, что единственное приятное воспоминание о тех сомах связанно... с ней.

Но я передумал.

Не был уверен, как все сложится дальше, учитывая, что я не давал ей никаких обещаний относительно своего возвращения; и, честно говоря, не был уверен, что сделаю это, теперь, когда снова почувствовал вкус к работе. Снова ощутил атмосферу полицейского участка, хорошую или плохую... чувство братства, которое я оставил, когда направился в Луизиану... просто гул города.

Осознание того, что я даже, возможно, хочу остаться в Чикаго, застало меня врасплох. Не ожидал, что город, в который я вернулся, вызовет во мне такие чувства, но по правде говоря, не давал себе думать об этом до отъезда из Мэдисонвиля.

«Когда-нибудь все возвращаются домой, Эдди».

- Мы последуем за тобой, а потом на месте разделимся, - сказал мне Маркус, прерывая мои мысли и воспоминания. Я кивнул ему, прежде чем сел в свой арендованный автомобиль.

Вытащил свои заметки, сделанные, когда Белла выдала мне информацию о том, где искать тело Бри, и направился туда, где по моим подозрениям, было самое подходящее под ее описание место. Что было чертовски очевидно. На мой взгляд, там действительно было только одно место, где она могла бы оказаться.

Мы остановились в довольно отдаленной части закрытого аэропорта, в небольшом лесу... на берегу реки, называемой Шиллер Вудс; и мои внутренности стянуло в тугой узел, когда поисковая группа разделилась, чтобы прочесать тереторию.

Поиск может занять весь день. Не то что бы я ни ожидал этого - такие вещи, как правило, так и происходят... но чем дальше в лес я углублялся... чем дальше уходил от людей, тем больше слышал голос Гаррета в глубине своего сознания, напоминающий мне держать себя в руках, независимо от того, что мы найдем.

«Просто помни, что это не они больше, Эдди. Их душа ушла, это просто оболочка», - сказал он мне один раз, когда мы приехали на особенно ужасный вызов. Это был случай насилия в семье, и мы нашли женщину с разможенной головой, ее муж взял молоток и убил ее, после того как она сказала ему, что уходит от него.

Меня рвало в ванной, когда я увидел тело, и едва смог собраться, чтобы сказать родителям женщины, что он погибла.


К этому дерьму просто невозможно привыкнуть.

- Есть что-нибудь? - это был Маркус по рации, которую он выдал мне перед началом поиска, и я с радостью переключился от своих мыслей.

Я нажал кнопку на рации и ответил, как делал это так много раз на протяжении многих лет, работая с ним.

- Пока ничего, кэп.

Главное случилось где-то через час после этого разговора.

Я чертовски устал и был готов свернуть поиски, чтобы отдохнуть и начать все заново на следующий день, когда споткнулся о ствол дерева, которое упало, видимо, от сильного ветра.

После того как справился со своим балансом, я что-то заметил под деревом. Наполовину зарытое в землю, наполовину раскопанное дикими животными, без сомнений.

Это был мешок для мусора. И он совершенно определенно не был заполнен мусором.

Воздух покинул мои легкие, и я сел на этом бревне, глядя на мешок, боясь взглянуть... боясь увидеть. Может быть, меня даже трясло. Немного.

И тогда я, наконец, собрал волю, чтобы взглянуть.

Опустился на колени и вытянул из кармана резиновые перчатки, которые дал мне Маркус. Когда я открыл пластиковый пакет, чтобы посмотреть, что там внутри, конечно же, обнаружил там пустые глазницы Бри Таннер, смотрящие на меня.

Запах был отвратительным, угрожая вызвать рвотный рефлекс.

Она уже начала разлагаться, и часть ее лица была изъедена, но это была она. Без сомнения - маленькая девочка, со спутанными темными волосами; и одежда, в которой ее видели в последний раз, была закинута в этот же мешок вместе с ней.

Я представил себе выражение ее лица, с застывшими на нем чувствами страха и ужаса, когда этот ублюдок лишил ее жизни.

Закрыл глаза и сел рядом, глотая комок в горле и снова глядя на Бри.

Все что я мог делать - это смотреть.

- Мне так чертовски жаль, - наконец, сказал я ей, а затем рассказал, что мы поймали парня, который сделал это с ней, с помощью одной очень необычной женщины с очень особенным даром. Что он никогда никого не обидет снова; и что я хотел убедиться, что ее родители смогут предать земле ее тело, чтобы она обрела покой не в этой куче грязи, а там, где будет солнце и свежая трава, и куда люди, которые любили ее, смогут приходить к ней, когда захотят.

Тогда я заставил себя дышать, пока не почувствовал себя нормально снова… и передал по рации капитану:

- Поиск завершен, Маркус, - сказал я ему и потом указал свое местоположение.

После того, как соответствующие службы были вызваны, и маленькое тело увезли, чтобы провести все нужные процедуры с ней, я вместе с Маркусом отправился обратно в участок.

По дороге туда я получил еще одно сообщение от Беллы:

«Ко мне сегодня приезжала мать Джейн. Она сказала, что девочка поправляется, и хотела бы поблагодарить тебя за то, что ты сделал».

В течение нескольких минут, пока ехал, я думал о ее интуитивной прозорливости.

Я не из тех, кто полагает, что что-то плохое в жизни может привести вас к чему-то хорошему. Скорее склонен считать, что плохое может привести только к еще более плохому... но часть меня иногда начинала думать, что, может быть, это не так.

Может быть, хорошее просто прячется куда-то, ждет, чтобы ты нашли его.

Ждет, чтобы ты нашел ее.

Мой палец погладил слова Беллы на экране телефона. А потом я закрыл сообщение и убрал телефон подальше, стараясь сосредоточиться на запахе ранней весны и яркого солнца, вместо неожиданно вспыхнувшей боли в груди.

В моем старом участке, за моим старым столом я сидел с офицером, которому официально было передано дело, и помогал ему с деталями.

Писать рапорт по делу Бри было легко.

Отправиться домой к Бри, чтобы подтвердить ее родителям, что их худшие опасения оказались верны, было труднее.

Когда я постучал в дверь старого дома, то представил себе, что рядом со мной стоит Гаррет, как делал он не раз на протяжении нашей картеры в полиции Чикаго.

«Разваливаться будешь, когда останешься один, Эдди, - однажды сказал он мне. - Эти семьи не должны видеть наших мучений, когда они сами переживают страшное».

Я кивнул и собрался, когда дверь открылась.

Миссис Таннер была одна. Я понял, что мистер Таннер наверное в командировке, что было нередким случаем - он почти не бывал дома на выходные. И было почти приятно знать, что некоторые вещи так и не изменились.

- Эдвард? - она на самом деле улыбнулась, когда увидела меня, и как бы я ни хотел отрицать, но почувствовал укол вины за то, что не навещал ее до этого момента.

- Миссис Таннер, как вы, мэм? – спросил я, когда ее руки обернулись вокруг моей шеи, притягивая меня в ее объятия.

- О, хорошо, знаешь, - сказала она, отпуская. - Почему бы тебе не зайти?

У меня все похолодело внутри, и я помотал головой.

- Я не могу, мэм, я просто...

Я пытался дышать. Столько раз делал это, но каждый раз все было как впервые.

К тому времени, как я снова нашел свой голос, мать Бри поняла, почему я оказался там.

Улыбка слетела с ее лица, ее сменили слезы.

Рука прикрыла ее рот, и я задался вопросом, почему люди делают это? Зачем пытаются скрыть свое горе, когда все знают, что им больно? Они думают, что приглушенные рыдания уменьшат боль? Или они просто делают это по какой-то давней привычке?

- Мне очень жаль, мэм, - сказал я ей, чувствуя себя как чертов идиот. Я всегда ненавидел, когда люди говорили мне подобное после смерти Гаррета. Это казалось такими... пустыми словами.

Но я говорил это не только потому, что она потеряла дочь.

Я сказал это, потому что мне было жаль, что это произошло, в первую очередь. Что она скоро узнает, что монстр сделал с ее маленькой девочкой. Что я ничего не мог сделать, чтобы остановить его. Что у меня заняло столько времени найти ее.

Больше всего я жалел о ее боли.

Мне было жаль, что я абсолютно ничего не мог сделать, кроме как вернуться и стать тем, кто, в конце концов, найдет Бри.

Кивнув, женщина взглянула на меня сквозь слезы, которые стекали по ее щекам, а потом вдруг что-то вспомнила и, взяв себя в руки, сказала мне:

- Мне было так грустно услышать о твоем брате, Эдвард.

Я нахмурил лоб, ошеломленный ее словами, и она продолжала.

- Я знала об этом, конечно, но со всем хаосом вокруг Бри... Я так и не смогла воспользоваться возможностью, чтобы сказать тебе. Мне так жаль.

Я стоял, в немом восторге от этой женщины, которая только что получила известие, что ее дочь умерла, что ее тело найдено; и она все же нашла в себе силы, чтобы сказать мне, что сожалеет о моей потере.

Она не знала детали, конечно. Никто не знал, кроме меня, Кристиана и Гаррета.

- Спасибо, - сказал я, и она взяла меня за руку.

- Он был хорошим человеком, - пробормотала она.

Все что я мог сделать - это кивнуть.

У меня больше не было слов в тот момент.

 


* * * * *
 


Позже я обнаружил себя сидящим в кабинете Маркуса, рассказывая ему о том, как все прошло с миссис Таннер.

После этого он спросил, заинтересован ли я в том, чтобы вернуться на свою старую работу.

Я не мог отказать ему.

- Тот же самый оклад, Эдвард. Черт, я мог бы даже выпроводить Джексона из твоего кабинета, если хочешь.

Я рассмеялся.

И глубоко вздохнул.

«Неужели я серьезно думаю об этом?»

Я имею в виду, было здорово бы снова работать с Маркусом. Было прекрасно снова почувствовать себя в игре, и особенно приятно было снова оказаться в кругу знакомых лиц, в привычной обстановке…

Жужжание в кармане вырвало меня из моих мыслей и отвлекло от принятия решения. И только на секунду поколебавшись, стоит ли посмотреть на свой телефон или нет в тот момент, когда я беседую со своим капитаном, я понял, что знаю кто это... и что я хочу знать, что она мне написала.

Конечно же, это было еще одно сообщение от Беллы, и когда я прочитал ее слова, которые засветились на экране, я улыбнулся.

«А я не оставила у тебя свой красный бюстгальтер?»

Потом еще одно сразу после первого:

«Если снова испортишь мое нижнее белье, я сделаю тебе больно».

Я усмехнулся, забывая, где нахожусь, наконец уступая своему желанию ответить ей, когда Маркус заговорил снова:

- Я так понимаю, что это «нет».

Я посмотрел на него. Сначала не понимая, о чем он говорит, но довольно скоро до меня дошло.

Я больше не мог оставаться в Чикаго, как Элис Брэндон не могла перестать быть загадочной. Это было так просто.

- Боюсь, что да, кэп.

Человек, который когда-то давно обещал моему отцу, чтоприсмотрит за мной, улыбнулся и покачал головой.

- Где ты остановился? Можешь, хотя бы это сказать мне?

Я убрал телефон.

- Это городок в штате Луизиана... это такая глушь, на самом деле... Мэдисонвиль...

- Да! Там проводят фестиваль деревянных лодок.

Я посмотрел на него.

- Что?

- Я точно знаю, я был там.

Мои брови нахмурились.

- В Мэдисонвиле, Луизиана?

- Мы заезжали туда один раз.

- Ха.

«Как тесен мир».

- Скажи мне, Эдвард, что удерживает тебя там. Работа? Сколько они платят тебе? Скажи, и я дам больше.

- Это не работа... и ты не сможешь дать больше.

- Так значит, это женщина, - размышлял он.

Он уже знал ответ. Это только мне требуется вечность, чтобы понять очевидное.

- Похоже на то.

После этого он больше не делал попыток уговорить меня вернуться. Маркус знал лучше, чем кто-либо, что это значит - знать, где ты должен быть... и с кем ты должен быть. Так что мы сделали вид, что этого разговора и не происходило.

- Я должен идти.

Я встал и Маркус последовал моему примеру.

- Ты не хочешь увидеться, по крайней мере, с Кристианом? – спросил он.

Но вдруг осознав, где должен быть, я не мог тратить больше времени на то место, которому больше не принадлежал.

- Останься на ночь, мы можем...

- Нет, не в этот раз. Скажи Крису, что я позвоню ему.

Мы пожали друг другу руки. Он настоял, чтобы я держал его в курсе своих дел, а затем я уехал.

Последние события побудили меня позвонить маме по пути в аэропорт, но как я и ожидал, мне ответил ее автоответчик. Я знал, что должен сказать ей намного больше, чем просто несколько слов, записанных на пленку; но мне захотелось хотя бы открыть двери этой возможности.

- Ма, это... я, - сказал я, чувствуя себя полным идиотом, говоря это. Конечно, она знает, что это я.

- Я уезжаю из Чикаго, Ма. То есть, я уже уехал из Чикаго... Я не знаю, может, ты уже в курсе... но я... Я имею в виду, я не буду возвращаться. Я бы хотел, чтобы мы поговорили. Я люблю тебя. Позвони мне, если решишь, что...

Мой голос сорвался, и я напомнил себе, как дышать.

- ...если решишь, что тебе еще нужен сын.

Я оставил свой номер и сказал, где остановился, а затем закончил разговор.

Вернул прокатный автомобиль, добрался до выхода на посадку в аэропорту и сидел, ожидая самолета, который заберет меня домой; и когда я подумал так, то понял, что это... правильно.

Чикаго, может быть, и то место, где я родился. Но Белла... она стала домом. И хотя я, возможно, нахмурился, пытаясь понять, когда только что открывшаяся мне истина стала фактом, я знал, что на самом деле, это не имело значения.

И только я сказал это себе, мой телефон зазвонил, и на этот раз то не было текстовое сообщение.

- Хэй.

Она молчала сначала, и я задался вопросом, что случилось. И тогда я почти услышал, как она сделала резкий глоток воздуха на другом конце линии, прежде чем сказала:

- Я просто хотела услышать твой голос... Я имею в виду... смски великая вещь... и удобная. Ну, кто не любит технологии? - она засмеялась, и ее нервы сдали. - ...Я просто...

Она замолчала, и я улыбнулся ее сумбурной болтовне.

- Я тоже скучал по тебе, Птичка.

Я уверен, что она тоже улыбнулась на другом конце линии. Смог расслышать это в ее голосе, когда она снова заговорила.

- Ты в порядке?

- Я... выживу, - сказал я ей.

- Как дела? Я имею в виду... как... все прошло?..

Я, на самом деле, рассмеялся неловкости, с которой она расспрашивала меня о моем дне.

- Мы обнаружили Бри, - сказали я ей. Тогда чувство гордости за женщину, которая привела меня к пропавшей девушке, заставило меня сказать ей больше. Я хотел, чтобы она знала, как важна была ее помощь. Как важна была она сама. - Она была там, где ты описала.

- Это...

- Да, а потом... Я пошел к ее маме.

Белла вздохнула, зная о чем я. Она всегда просто... знала.

- О, Эдвард, мне так жаль.

Откинул жалость к себе, стараясь не заставлять Беллу чувствовать себя виноватой больше, чем она уже это делала.

- А знаешь, все действительно не так плохо, как ты думаешь. Я имею в виду, это был мой долг перед ней, и я отдал его, понимаешь?

Она молчала в течение минуты, и я подумал, купилась ли она на ту позитивную картину, которую я пытался нарисовать ей. Тогда она спросила с надеждой в голосе:

- Где ты сейчас?

Я взглянул за окно - огромную стеклянную стену аэропорта, за которой взлетали и садились самолеты, вереницы транспортировщиков везли багаж, регулировщики выруливали самолеты к взлетной полосе.

- Я готовлюсь увидеться с очень важным человеком.

- О.

Белла не подталкивала. Она не была такой. И я не объяснил. Мне нравилось дразнить ее.

Моя попытка подразнить ее все же не удалась. Похоже, она просто хотела сменить тему, поэтому сообщила мне:

- Хм, Деметрий приезжал сегодня утром.

Я почти забыл о нем со всеми этими делами. И мне совсем не хотелось обсуждать его с Беллой, но мне действительно, так или иначе стало любопытно, что хотел этот кретин от Беллы.

- Да?

- Да, он сказал, что уезжает из города, но чтобы ты знал, что услышишь о нем... вскоре.

«Вскоре».

- И что это, черт возьми, значит?

- Я не знаю, Эдвард. Мне действительно не нравятся ощущения, которые он у меня вызывает, - сказала она мне, и я мог представить себе ее на другом конце, кусающей ноготи или... крутящий свои волосы.

- Да, мне тоже.

Я сам почти не слышал, как сказал это, но Белла услышала.

Табло вылета загорелось, предупреждая меня, что открыта посадка на мой рейс.

- Слушай, мне надо идти, Птичка, меня зовут. Я, хм... поговорим с тобой позже?

- Хм, конечно, я, вероятно, буду на...

- Я должен идти, - сказал я ей, когда увидел, что представитель авиакомпании готовится сделать объявление о начале посадки.

Положил трубку.

Откинул тревожное чувство в отношении агента Веласкеса и сообщения, которое он оставил Белле, и попытался сосредоточиться на более позитивных вещах.

Таких, как прекрасно чувствовать ее обнаженное тело на моем теле.

Ее губы на моих губах.

И как невероятно ощущать спазмы ее удовольствия, обхватывающие меня, когда я глубоко внутри нее.

Меня охватило нетерпение, я нервничал и волновался, что это будет чертовски долгая поездка, если я не найду способ занять свой ум.

Так много мыслей крутилось в моей голове, и я чувствовал, будто та готова взорваться, пока я сидел на своем месте, стараясь казаться «нормальным».

Я чувствовал себя виноватым, что не нашел время увидеться с Кристианом... хотя бы на несколько минут.

Я беспокоился об агенте и о том, чем в конечном итоге закончится его расследование в отношении моего брата.

Я думал о том, что еще Белла знала помимо того, что она уже рассказала мне о Гаррете, и действительно ли урод-Деметрий снова беспокоил ее по этому поводу.

Не было никакого способа избежать этих мыслей, но, в конце концов, мне удалось заснуть. Тем не менее, забвение только привело меня к очередному сну о последнем дне Гаррета на Земле.

Я преследовал его, после того как он налетел на меня, выбегая из заброшенного дома в Чикаго, я умолял его остановиться и поговорить со мной, когда он развернулся и направил свой пистолет в мою сторону.

Он предупредил меня о чем-то относительно того, кому стоит доверять, а затем нажал на курок.


Турбулентность тряхнула самолет и разбудила меня, когда пистолет выстрелил, и пилот объявил, что мы осуществим посадку в ближайшее время.

Не так быстро, как мне бы хотелось.

Но довольно скоро самолет снова оказался на твердой земле, и я нашел свой автомобиль в крошечном аэропорту, где оставил его.

Я устал как собака и был рад снова оказаться дома, где надеялся, наконец, выспаться.

И был готов оставить всю эту поездку позади.

Но я не поехал в плавучий дом.

Вместо этого я направился к Белле и заглушил двигатель, когда увидел, что в старом доме не горит свет - ни в одном окне. Уже было поздно, и я действительно не хотел никого будить, но не мог ждать еще чертов день до встречи с ней. Так что подошел к входной двери, попробовал повернуть ручку. Конечно же, она оказалась не заперта, и я сделал мысленную заметку отчитать двух женщины за это, но поблагодарил судьбу за то, что смог проскользнуть незамеченным.

Я поднялся по лестнице так тихо, как только мог, и довольно легко нашел комнату Беллы. Тогда я так осторожно, как только мог, закрыл за собой дверь и разделся, глядя, как она спит.

Луна светила через ее окно, как будто прожектор освещаяя ее почти голое тело, заставляя меня желать разбудить ее многими интересными способами.

Я понял, что мне не важно, займемся мы сейчас сексом или нет, я просто хотел вновь почувствовать ее тело рядом с собой. Так что просто потянул одеяло и скользнул под него, ложась за ее спиной, притягивая ее к себе, вдыхая ее запах, с примешавшимся к нему ароматом ее шампуня, лосьона, которым она пользовалась... кондиционера для белья, которым пах топ, в который она была одета.

Она пошевелилась.

И я тоже.

- Прости, - прошептал я. - Не хотел тебя будить.

Не совсем правда, если честно.

Глаза Беллы открылись, и она повернула голову, чтобы увидеть, что это я. Она должна была бы испугаться, не зная, кто забрался к ней постель, но она, вероятно, знала, что я сделаю, даже раньше меня.

Эту женщину не так легко удивить.

- Я думала, ты собирался увидеться с очень важным человеком, - прохрипела она, ее голос все еще был грубым от сна, и ее глаза слишком устали, чтобы полностью открыться.

- Я увиделся, - сказал я, и поправил себя, уточнил, на самом деле. – Вижу.

Она повернулась полностью, оказавшись ко мне лицом и улыбнулась.

- Меня?

Поцеловал ее в лоб и притянул к себе, чтобы дать ей почувствовать, как она важна для меня.

Белла хмыкнула, и вдруг ее руки оказались между нами. Одна скользнула вокруг моей шеи, поощряя меня к поцелую, а другая - обернулась вокруг моего члена, поощряя... другие вещи.

Я перекатил нас так, что Белла оказалась на спине, и, зависнув над ней там, улыбнулся ей сверху вниз. Черт, я ничего не мог с собой поделать. Она делала меня чертовски счастливым.

Глаза Беллы заблестели, и я нахмурился немного, не понимая, что же происходит в этой головке. Так что я спросил ее.

- Что?

- Вот ты и пришел, - все, что она сказала, прежде чем притянуть меня для другого поцелуя, который сказал мне, что она не хочет ждать до утра.

Я стянул с нее шелковое белье, в котором она была; и она скинула трусики со своей ножки. Тогда я развел ее ноги коленом и скользнул рукой по ее бедру, пока не нашел ее влажной и теплой, ждущей меня, чтобы исполнить те обещания, которые оставляли там мои пальцы.

Я не был достаточно терпелив, чтобы дразнить ее на этот раз; я просто должен был почувствовать ту связь между нами, которая завладела моими мыслями и не отпускала со вчерашнего дня... так что как только мой член скользнул в ее влажные складочки… я вошел в нее с отчаянным нетерпением.

И я оказался дома.

Я толкался глубже - она выгибалась навстречу. Я целовал - она отвечала. Наши тела сплетались под этими простынями в этом старом доме, в городе, жителем которого я не смог бы представить себя никогда в жизни. И именно тогда я понял, что она имела в виду.

О чем она говорила с тех пор, как мы встретились.

Я чувствовал это. Во всем.

Я замедлился немного, желая продлить это чувство еще на некоторое время; убрал волосы с ее лица, чтобы мог смотреть ей в глаза, когда ответил ей.

Чтобы она могла видеть, что она сделала со мной... как она разбудила часть меня, которая - я думал - была потеряна навсегда.

- Прости, что так задержался в пути.


 







 

 


__________
Перевод: rs-online
Редакция: Илария



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1686-30
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (01.08.2014)
Просмотров: 1448 | Комментарии: 39 | Рейтинг: 5.0/67
Всего комментариев: 391 2 3 4 »
avatar
0
39
Спасибо за чудесную главу! good lovi06032
avatar
0
38
Эта поездка пошла Эддику на пользу...
И это очень радует...
Потому, что он многое поняла... урааа)))
Спасибо за проду good good good
avatar
0
37
Отличная глава, спасибо!  good
avatar
0
36
Спасибо за такую замечательную главу)))
avatar
0
35
Спасибо большое, не ожидала, что он сразу поедет к Птичке))) И честно говоря думала, что он останется в Чикого.
avatar
0
34
спасибо
avatar
0
33
Замечательная глава! hang1 Спасибо большое! lovi06015
Наконец-то Эдвард понял, где его будущее, где его дом! dance4
И долг родителям Бри отдал, и свои приоритеты прояснил. Супер-р!
Только бы Феликс не начал им все портить своими происками... girl_wacko
avatar
0
32
Спасибо за перевод главы. lovi06032
avatar
0
31
Спасибо...ух как же страшно и больно читать про девочку Бри...так чертовски правильно, что он приехал к ней..
avatar
0
30
Спасибо за главу! lovi06032
1-10 11-20 21-30 31-39
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]