Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Слепое пятно: Глава 20 (начало)

Глава 20: Увидеть ясно (начало)
 


«Истинная любовь похожа на спиритический опыт.
Все рассказывают истории о призраках, 
но мало кто действительно видел привидение».
Автор неизвестен

 


Белла

Когда солнце стало проглядывать сквозь старые кипарисы, растущие за окном моей спальни, я обнаружила, что чувствую себя более отдохнувшей, чем за все последние недели. Даже месяцы, может быть.

И тогда я поняла почему.

Ни одного сна.

Плюс... Вы же знаете, каково неожиданно оказаться в эпицентре поистине замечательной ночи?

И вы знаете, как иногда, когда вы просыпаетесь после этой особенно замечательной ночи... вам нужно протереть глаза пару раз, чтобы собрать свои мысли... вспоминая каждую деталь, чтобы… понять, что это все было на самом деле… и ничего не забыть?

В том числе, с кем вы провели эту замечательную ночь?

Каждое прикосновение.

Каждый поцелуй.

Каждую мурашку, которая скользнула по телу, от самого невероятного занятия любовью.

За всю историю существования человечества.

Это было - как чувственная перегрузка.

Я ощущала себя именно так, лежа в постели утром после ночи, когда Эдвард оказался рядом со мной и сказал, что я важна для него.

Он не просто хотел на время забыть своих демонов. Он пришел домой. В Мэдисонвиль. Ко мне.

Я лежала на своей стороне кровати, подложив руку под щеку, и смотрела, как он спокойно дышит, все еще во сне. Другая моя рука потянулась и убрала с его лица непослушную прядь, и я подумала: если бы могла вообще не спать... то есть, если бы сон не был условием выживания для человека, думаю, что могла бы вечность просто наблюдать за спящим Эдвардом.

Его лоб не прочерчивала ни одна складочка.

Его губы почти улыбались.

И он казался таким спокойным... и невозмутимым... Я почувствовала сильное желание найти какой-нибудь способ, чтобы удержать его в таком состоянии навсегда. Может быть, заморозить его на время, чтобы он перестал воевать с самим собой, когда проснется.

С того дня, как все это началось... между нами... что бы это ни было, я не помню, чтобы просыпалась в его постели... или он в моей, и это было... действительно хорошо.

Потянулась, чтобы коснуться его снова, но меня спугнуло его резкое движение. И прежде чем я смогла вырваться, мое запястье оказалось в ловушке его рук.

Я замерла, не зная, как он отреагирует на то, что очутился в чужой постели, но быстро распрощалась с этим страхом, когда он поднял мою руку к своим губам и поцеловал ее слегка, а затем притянул меня ближе к себе.

- Доброе утро, - его голос был хриплым и усталым, но таким же красивым, как это утро, решила я. Мне хотелось бы слышать его каждый день. Всю свою оставшуюся жизнь.

- Хэй.

Он сделал глубокий вдох, а затем медленно выдохнул, не открывая глаз, и просто сказал:

- Это хорошо.

Я улыбнулась.

- Что?

- Проснуться трезвым, никаких кошмаров… и теплое тело рядом.

Мои брови встретились над переносицей.

- «Теплое тело»?

Его губы изогнулись в улыбке, прежде чем он поправил себя, заставляя бабочек взметнуться у меня в животе.

- Твое теплое тело, Птичка.

Комок встал у меня в горле, когда он сказал это, но я сумела скрыть свою реакцию. По-моему.

- Ну что ж, я должна бы согласиться с этим утверждением.

Он поднял свободную руку и прикрыл ею глаза от яркого света, проникающего в комнату.

- У тебя всегда так солнечно по утрам, - спросил он, щурясь немного.

- У меня нет штор уже многие годы. Полагаю, что я просто привыкла к этому.

Он повернул голову и посмотрел на меня.

- Почему у тебя нет штор на окнах... в течение многих лет?

Я пожала плечами и обняла его, положив голову ему на грудь, так чтобы он не видел больше моего лица.

- После смерти моей мамы, когда я потихоньку стала смиряться с осознанием того, «что» я... Попросила Ба снять их, на случай, если мама решит вернуться... и проведать меня... Думаю, я хотела, чтобы она смогла увидеть мою комнату, где бы она ни была... если захочет...

Мне пришлось остановиться. Говорить о моей матери все еще было трудно.

Мне не хватало ее до сих пор.

И я все еще желала никогда не видеть тот сон, предвещавший ее смерть.

Может быть, я все еще надеялась, что она заглянет ко мне в гости. Может быть, поэтому все еще не было штор на этих окнах.

Эдвард потянул меня на себя.

Имею в виду, он буквально сгреб меня и уложил на себя, чтобы я лежала на нем сверху, дав мне ощущение комфорта от его такого знакомого тела подо мной. И я захотела соединиться с ним... двигаться на нем и забыть этот разговор... и если бы он дал мне это, и этого было бы достаточно, но все же, это не все, что он сделал.

Он поднял мой подбородок, чтобы я не могла отвести взгляд, когда заговорил; и когда он это сделал, я знала, что получила еще один проблеск настоящего Эдварда из прошлого... может быть, даже Эдварда из будущего.

- Прежде всего, ты кто, Белла, не «что».

Мне захотелось снять все барьеры, которые я выстроила вокруг себя за всю свою жизнь. Защищая себя от слов тех, кто знал о моем даре и смеялся над ним, когда я проходила мимо... от того, что они говорили обо мне за моей спиной... от того, что они, вероятно, считали меня сумасшедшей, которая любит думать, что она особенная.

Я не была особенной. Я просто была той, кто был посвящен в определенную тайну мироздания, и несла ответственность за это каждый день своей жизни, вынужденная решать: влиять или нет на судьбы людей, делясь с ними полученной информацией.

Это не значит, что я не хотела бы чувствовать себя особенной. И кроме Эммета, Роуз и Ба... может быть, мистера Уитлока тоже... не так много людей делали все, чтобы убедить меня, что это именно так.

Но несколько слов Эдварда, и то, как он смотрел на меня, говоря это, заставили меня почувствовать себя особенной.

Слезы уже были готовы покатиться из глаз, но я собрала всю свою волю и затолкнула их обратно.

Когда я смогла справиться и со своим голосом, то спросила его:

- А во-вторых?

Он перевернул нас, так что теперь он возвышался надо мной, и откинул мои волосы, заправляя их мне за ухо.

- Во-вторых, может быть, теперь настала моя очередь отвлечь тебя от твоих мыслей кое-чем более интересным.

Я улыбнулась, сморгнув слезы.

Он хмыкнул и улыбнулся, качая головой на меня, пока я вытирала слезы, которые, в конце концов, все же вырвались наружу. А потом наши губы встретились, и он игриво откинул простынь с кровати, позволяя своим рукам бродить по моему телу, останавливаясь во всех нужных местах... его губы нашли мою грудь... потом соски...

Я застонала.

Его пальцы дразнили, делая меня еще более мокрой, чем я уже была; и он что-то шептал мне в шею, может для себя, я не знаю, но все это заставляло меня сходить с ума от желания; он был таким диким. Как будто был зол на что-то. Или кого-то, может быть, только... не на меня.

Я точно знала, что не на меня.

Погладила его мягко, пытаясь успокоить, и услышала рычание; а затем его слова стали более отчетливыми, и он прошептал мне то, что другие мужчины не трудились говорить.

- Быть с тобой так чертовски хорошо, - сказал он мне, медленно заполняя меня, прежде чем его движения стали жесткими... и отчаянными.

Он продолжал шептать в мою кожу между поцелуями и покусываниями... и мне, возможно, удалось простонать что-то в ответ, когда он сказал это, но он толкнулся в меня еще глубже, чем он уже был, напоминая мне, насколько и мне хорошо быть именно с ним.

Он не был грубым, но не был и нежным. Он был целеустремленным в своем желании показать мне, каково это заниматься любовью с кем-то, забывая о своем смущении, не беспокоясь о том, что о тебе подумают.

Имею в виду, как я могла думать о чем-то, кроме рук Эдварда на мне? Его пальцах, которые щипали мои соски... губах, которые ласкали мою кожу... его словах, которые он шептал мне на ухо.

- Здесь? - спросил он, сгибая мою ногу в колене, чтобы дать ему доступ, в котором он нуждался.

Я кивнула и попыталась ответить, как могла:

- Да. Прямо там.

- Еще?

- Да.

Он перевернул нас и сел, отдавая мне полный контроль; и я бесстыдно раскачивала на нем бедрами, впуская его все глубже и глубже; пока все что я могла - это не забывать как дышать.

Эдвард медленно протянул «чеееерт» с закрытыми глазами, но потом они распахнулись и встретились со мной взглядом; прежде чем его рука скользнула вверх, притягивая меня для поцелуя, такого жадного и страстного, пропитанного глубокими эмоциями.

Наши движения стали отчаяннее; мы целовались, позволяя нашим языкам говорить то, что не было произнесено вслух, пока… но я подожду... Я буду ждать вечно, чтобы услышать их.

Так было только с ним. Он владел не только моим телом, но и разумом в тот момент.

Мир растворился вокруг нас, и комната исчезла, остались только мы на ложе из свежих ароматов и мерцающих огней.

Его дыхание участилось, и мне не хотелось, чтобы это заканчивалось, но я была почти на краю, раскачиваясь на нем, готовая кончить, не в силах остановиться, как ни пыталась.

И он будто прочитал мои мысли:

- Не останавливайся, - сказал он мне, разрывая наш поцелуй. – Черт, никогда не останавливайся.

Стон сорвался с моих губ, когда я почувствовала первую волну оргазма; и когда я кончила, это было невероятно; я закрыла глаза, желая, чтобы это продлилось немного дольше... мне было так хорошо... так хорошо... так невообразимо прекрасно.

Я чувствовала, как еще сильнее напрягся и запульсировал его член; и его руки скользнули по моей заднице, лишая меня возможности двигаться, когда он также достиг своего апогея; и наш поцелуй... он говорил то, что ни один из нас не был готов признать.

Ну, что, по крайней мере, один из нас не был готов признать - пока.

Мы оба знали это.

И он знал это.

Это была она.

Это была любовь.

Независимо от того, как это началось, или как складывалось... независимо от того, сколько времени кто-то из нас будет откладывать, не произнося это вслух, я чувствовала это в каждом прикосновение его рук этим утром... в каждом поцелуе, который дарили мне его губы... Я чувствовала это.

Я чувствовала это даже прежде, чем он появился здесь.

Мы лежали, обнявшись еще какое-то время, целуясь, дразня и лаская... чувствуя друг друга, и только потом он прошептал «спасибо» мне на ухо.

Я не спрашивала его за что, я надеялась, что уже знаю ответ. И я не нашла слов для него после этого жеста. Так что просто крепче прижалась к нему, не позволяя себе излишне эмоциональную реакцию на это.

Время, казалось, потеряло свое значение в то утро. Мне не нужно было никуда спешить, никто меня не ждал... только он. Но когда солнце скользнуло выше по небу, я знала, что должна сделать усилие, чтобы выйти из этой комнаты, независимо от того, как сильно я хотела остаться там с Эдвардом... навсегда.

- Мне нужно принять душ, - сказала я ему, но он настаивал, что в этом нет необходимости.

- Я вспотела.

Он обнюхал меня.

- Хорошо, похоже, ты права.

Я засмеялась, и он засмеялся тоже. Сказала ему, что я недолго, лишь на мгновение задумавшись, стоит ли пригласить его вместе с собой, но потом отказалась от этой мысли.

Может быть, я все еще немного стеснялась такой откровенности, не знаю, но все время в душе думала о тех вещах, которые хотела бы сделать с ним. Кроме того, что заняться сексом, безусловно.

Я думала о вещах, которые - я знала – заставят его улыбаться снова. Чаще, чем сейчас.

Вещах, которые напомнили бы ему о жизни.

Когда я вышла из ванной и снова оказалась в своей спальне, то остановилась, чтобы несколько мгновений понаблюдать за Эдвардом, стоящим у окна без рубашки, пока он смотрел куда-то вдаль.

Там не на что было смотреть, на самом деле.

Но его тело отвлекло меня. Если честно, я не могла оторвать глаз от линий его тугих мышц на руках… и спине… так что пока добралась до его челюсти…

Его клокочущей челюсти.

Я склонила голову на бок и нахмурила брови, вдруг ощутив в груди боль… желая забрать у него эту боль - раз и навсегда.

- Ты выглядишь задумчивым.

Он ответил, не сходя с места.

- У тебя здесь хороший вид.

- Да, - ответила я и подошла к нему. Подождала, но он молчал, и тогда я положила руку на его спину.

- О чем ты думаешь, Эдвард?

Он не шелохнулся, глаза ни на секунду не отрывались от того, что он рассматривал там за окном.

- Я все думаю, как Веласкес узнал.

- Что?

- Он сказал о причастности Гаррета к незаконной деятельности в Чикаго.

- И?

Его глаза встретились с моими, но только на мгновение, прежде чем он снова посмотрел в окно.

Это было он. Тот момент, когда он собирался объяснить некоторые вещи. Не знаю, как я поняла это, я просто... знала. Так что не стала настаивать, а просто стала ждать, когда он будет готов сказать.

А потом он заговорил.

- Я не хотел его убивать, знаешь.

Я села на кровать. Не была уверена, готова ли услышать о том, что случилось, и хочу ли я знать больше того, что уже знала из своих видений.

Эдвард последовал моему примеру и сел на кровать рядом со мной, но продолжал смотреть в окно, когда заговорил о том дне.

- Я просто хотел остановить его... Я не... я даже не знаю, что он там делал. Я знаю только маленькие урывки, которые нам с Кристианом удалось раскопать, после того как он был...

«Убит».

Я не знаю, прозвучало ли это в моей голове, или это сказал Эдвард, или... может быть, кто-то другой... но я проигнорировала это, когда он продолжил:

- Я не мог связаться с ним весь тот последний день. – Он замотал головой, и я узнала этот его взгляд. Тот, который говорил о том, как он зол, что не может вернуть время вспять и изменить положение вещей. - Я должен был понять, что что-то не так. Но думаю, оглядываясь назад, что я просто не хотел видеть этого. Не хотел знать.

Наконец, он посмотрел на меня.

- Понимаешь?

Я кивнула.

- Мы получили анонимное сообщение о том, что парень, которого мы пытались поймать, скрывается в одном из заброшенных зданий в южной части города... боже, и это убивало меня, что Гаррет был недоступен. Я имею в виду, мы были практически у цели, к которой шли столько времени, и вот он может пропустить все. И тогда он бы винил меня за это всю оставшуюся жизнь.

Он засмеялся, думая об этом.

- Я одним из первых прибыл на место нашей операции.

- Ты приехал раньше группы захвата?

«Он поступил так же в Новом Орлеане», - вспомнила я.

Он вздохнул, ухмыляясь своим воспоминаниям.

- Кристиан передал по рации, что он осмотрит западную часть дома, как только он прибыл туда мне на подмогу, а я должен был заняться восточной стороной. Все было тихо, и я начал задаваться вопросом: вдруг этот засранец соскочил, как-то узнав о нашей операции - пока продвигался по коридорам, проверяя комнату за комнатой тихо, как мышь, но потом я услышал скрип.

Его глаза метнулись куда-то рядом со мной. Словно он видел все случившееся там, снова и снова.

Это было почти, словно я сама видела все это, пока он продолжил свой рассказ.

Вспышки видений мелькали перед моими глазами, и затхлый запах этого старого дома вторгся в мои ноздри.

- Я не шевелился, и Кристиан был слишком далеко от того места, где находился я, чтобы можно было подумать на него. Так что я прислушался еще немного и, конечно же, услышал это снова... шорохи в шкафу в двух шагах от меня... тогда я поднял свой пистолет и объявил о своем присутствии.

Я могла слышать, как он взвел курок на своем пистолете, когда он описывал это.

- Мне не ответили, поэтому я повторно представился, и когда снова ничего не услышал в ответ, открыл дверцу шкафа, и в этот момент почувствовал сильный удар в лицо и схватился за свой окровавленный нос.

Моя рука потянулась к моему носу, чувствуя боль, о которой он говорил.

Я никогда не испытывала что-то подобное раньше, и как бы страшно это ни было, я не хотела терять эту связь, которая возникла у меня с ним, поэтому не стала бороться с этим, а просто позволила случиться тому, что должно было произойти.

- Тот, кто вырвался из шкафа, уже выпрыгнул в окно, и я погнался за ним, крича в рацию всем, кто мог услышать, что преследую преступника. Я нагнал сукина сына довольно быстро. Я был быстрее него. И когда схватил его, он выругался на меня:

«Черт, Эдди, мне больно».

Я перевернул его.

«Гар?»

И я помог ему встать.

«Какого черта ты здесь делаешь? Почему ты не ответил мне там?»


Я испытала шок, когда представила, что мог чувствовать Эдвард, когда понял, что преследовал своего брата.

- Он стоял молча, и просто смотрел на дом, из которого мы только что выбежали. Он нервничал. И именно тогда я заметил, как он одет.

«И почему ты не в форме, парень?»

Я был смятен этим окончательно.

Он не смотрел на меня, он просто продолжал смотреть мне за спину, на этот чертов дом.

«Ты не должен быть здесь, Эдди»
.

Эта часть была мне знакома, но то, как я видела это сейчас... слышала это... мою грудь стянуло, и виски запульсировали от подскочившего давления.

- Я посмеялся над ним.

«О чем ты, черт побери, говоришь? Мы получили анонимное сообщение, все подразделение здесь...»

Тогда я осмотрелся по сторонам, ища поблизости полицейские значки. Когда я посмотрел на моего брата, он повторил. Немного серьезнее на этот раз:

«Ты не должен быть здесь, Эд».

Я был смущен... мотал головой и не знал, что сказать ему на это, но все, о чем я мог думать, это его слова.

Меня ведь действительно не должно было быть там, когда группа захвата ворвалась бы в этот дом.

Я почувствовал боль в груди.


Так же и я.

- Мое сердце болело.

Я накрыла ладонью свою грудь, чувствуя его боль. Точно зная, что он имел в виду.

- Моя голова раскалывалась. Кишки скрутило в тугой узел, и все, что я мог сделать, это помотать своей чертовой головой на него. Именно тогда он поднял руки и начал пятиться от меня в сторону леса.

«Стоп».

Я поднял на него свое оружие, я был зол и чертовски полон решимости заставить его сказать мне, что, черт возьми, происходит; и его руки поднялись немного выше.


Тогда я услышала, как сама прошептала следующие слова:

- «Ты не сделаешь этого, Эдди».

«Скажи мне, черт возьми, что ты делаешь здесь, Гаррет».

«Не могу».


Эдвард был настолько погружен в себя, что едва ли заметил, как я говорила вместе с ним.

- Он начал убегать снова, и я нацелил пистолет на его плечо... на всякий случай.

Слезы выскользнули из моих глаз, и мне пришлось зажать свой рот ладонью, чтобы заглушить всхлипы.

 

- «Эдвардо... не делай того, о чем будешь жалеть».

Я выплюнул ему в ответ, обозленный до предела:

«Как, например, о том, что нашел своего чертова брата в логове наркобарона?»

Сирены ревели уже совсем близко, у самого здания, и я отвернулся только на секунду в сторону этого звука, когда Гаррет изо всех сил побежал вперед в сторону леса.

«Гар! Стоп!»

Я кричал ему вслед... но он не слушал. Так что я навел на него пистолет и прицелился. Я не хотел стрелять в своего собственного брата.

«Стоп!»

Но он не остановился.

И потом, мой долг и инстинкты полицейского возобладали надо мной, и я сделал единственно правильное в тот момент - я выстрелил.

 

Я закрыла глаза руками, когда выстрелил пистолет, и зажмурилась, не желая видеть знакомую сцену еще раз. Подавила рыдания, прежде чем снова открыть глаза.

Эдвард вытер лицо, хотя я не видела на нем слез, а потом посмотрел на меня.

- Я не стрелял, чтобы убить его. Я просто хотел задержать его, но как только пистолет выстрелил, Кристиан уже пролетел мимо меня к Гаррету... он исчез за деревьями, а я застыл на месте в шоке от того, что сделал.

«Что ты наделал, Эд?»

Слова эхом разлетелись в моем сознании, и когда все наконец стихло, Эдвард продолжил:

- После того как... кто знает как долго, я стоял там, и, наконец, последовал за ним и нашел их обоих, но к тому времени Гаррет был уже мертв. Он лежал лицом вниз. Полагаю, в какой-то момент, я, должно быть, выстрелил в него снова, потому что мы нашли два пулевых ранения. Одно в плечо, другое...

Он замолчал, и я уже не могла сдерживать рыдания, перед моими глазами мелькали картинки тех событий, я видела убийство его брата глазами Эдварда. Он лежал лицом вниз, так же как описал Эдвард... одна рана на плече... другая - в затылке.

- Я думала, ты сказал, что стрелял, чтобы остановить его, а не убить, - задала я вопрос вслух, и казалось, Эдвард едва мог говорить.

- Я даже не помню второй выстрел, - сказал он мне. – Кристиан сообщил мне об этом позже.

Я слышала, как они говорили у меня в голове, пока тело Гаррета лежало между ними.

«Я не хотел этого».

«Ты всегда был отличным стрелком, Эдвард».


Голос Эдварда был устрашающе спокойным и собранным, когда он продолжил.

- Все, что я мог делать, это смотреть вниз на его безжизненное тело и стараться сдержать рвотные позывы... И Кристиан что-то говорил, расспрашивая меня, и забрал пистолет из моей руки, чтобы осмотреть его, но я не понимал ничего, что происходило вокруг.

И меня снова откинуло туда к тому заброшенному дому, где Эдвард спрашивал Гаррета, что он делал там, а тот отвечал, что его не должно было быть там.

Я взяла его за руку, потому что это действительно было все, что я могла сделать в тот момент. И я проглотила слезы, немного сжимая его пальцы, когда он закончил.

- Все перепуталось в моей голове, и я чувствовал... такую слабость... все, что произошло после этого, было болезненно и словно в тумане.

Я всхлипнула, пытаясь получить больший контроль над собой. Тогда я задала ему один вопрос. Чтобы привести в порядок мои собственные мысли.

- Ты сказал, что не многие люди знали, что произошло на самом деле... какова же официальная версия?

Он покачал головой.

- Я так никогда и не рассказал своему капитану о своих подозрениях насчет того, что Гаррет был вовлечен в какую-то историю... Деннинг тоже хранит молчание из уважения к моему брату и жалости ко мне... мы дружны с детства... но нам так и не удалось выяснить, что же произошло, и мы не хотели распространения слухов, за неимением фактов... Сначала, во всяком случае.

«Боже. Что же этот мужчина держит в себе».

- Было нетрудно убедить всех в том, что сказал им Крис... Гаррет был полубогом на службе. Они даже не моргнули глазом.

- Но как? Я имею в виду, они же видели, что он был не в форме.

Он пожал плечами. Я видела, что он едва мог вспомнить детали событий после выстрела.

- Официальный отчет гласил, что Гаррет действительно был не в форме, так как прибыл на место проведения рейда, чтобы помочь в качестве подкрепления, и в этом хаосе... в общем, это была... досадная ошибка.

Он запнулся, но объяснил:

- Служебное расследование спустили на тормоза люди, которых хорошо знал мой капитан. – Он закрыл глаза и, открыв их снова, продолжил будто с отвращением к своим собственным словам. – Ты знаешь, как это бывает.

- Полагаю, да.

«Хотя откуда мне знать?»

Это не имело значения, по крайней мере, в данный момент. Только я не могла отделаться от мысли, что этот секрет, который Эдвард держал внутри себя и которыйтак тяготил его душу, был только вершиной айсберга, скрывавшей то, в чем был замешан его брат... Я ненавидела то, что это, в конце концов, привело его к мысли, что он обязан защитить честное имя брата.

- В итоге с меня сняли все обвинения, я был отправлен в отпуск с сохранением содержания, правда, меня обязали посещать психолога по несколько часов в неделю, прежде чем мне было разрешено вернуться к работе.

- Так, как ты...

- Мы с Крисом провели наше собственное расследование, - перебил он, зная, о чем я хотела спросить. Я вдруг представила себе, что он, должно быть, прокрутил в своей голове этот разговор, пока я была в душе, возможно... ожидая каждого моего вопроса.

- И что вы узнали?

Он набрал полную грудь воздуха, прежде чем ответить мне.

Но все же сказал.

- Только то, что он был своего рода рабочей пчелкой Аро... и что он был задействован в наркотрафике Аро и работал на пару с кем-то, кого люди не могли мне толком описать, - его брови поднялись вверх. - Я имею в виду, возможно, никого и не было... разве можно верить людям Аро, правильно? И Аро...

Он покачал головой и закрыл глаза, а затем пальцами сжал переносицу, будто даже мысли об этом причиняли ему боль.

- И вывод, к которому ты пришел, был…

«Ужасен».

- Ну, я знаю, что точно не велось никаких внутренних расследований этой истории... по крайней мере, Маркус знал бы. И я не смог найти ни одного человека в этой преступной цепочке, который знал бы что-то конкретное об участии моего брата в траффике… поэтому единственное, что я мог предположить...

- Что он, наверно, работал непосредственно под руководством Aро.

Он кивнул, и я получила четкий сигнал, что разговор окончен.

Но не могла избавиться от зуда любопытства. Потому что все говорило мне о том, что он наживет себе кучу неприятностей, если будет продолжать молчать об этом и не расскажет обо всем, что знает, Деметрию. Ведь, пока он этого не сделает, все будет выглядеть так, будто он тоже замешан в этом.

Я не могла этого допустить.

Тогда я прищурилась, сканируя глазами комнату, представляя, что Гаррет где-то там с нами, слушает, как его брат воспроизводит в памяти тот последний день с ним. Это заставило меня так разозлиться, ведь все это время я думала, что его брат был хорошим парнем.

«Мудак».

Я фыркнула, и Эдвард посмотрел на меня.

- Что?

Я старалась не торопиться с выводами. Имею в виду, если его брат действительно был настолько плохим, зачем он пытается сказать мне что-то... что-то, что казалось таким важным... для Эдварда?

- Ничего... а знаешь что?

- Что?

- Я устала, что воспоминания о твоем брате всегда, словно тень, затмевают все вокруг нас.

Он посмотрел с удивлением и, возможно, с благодарностью за смену темы.

- На самом деле?

- Абсолютно... и я не хочу, чтобы ты думал о нем сегодня... или о том, что произошло... или о том, что еще случится...

- Да?

- Да.

Он прислонился к стене и скрестил руки на груди самым сексуальным способом, который возможен... и я начинала думать, что он сделал это нарочно. И мне это нравилось.

- А о чем, ты хочешь, чтобы я думал, Птичка?

Я вскочила и взяла его за руку.

- Я собираюсь показать тебе Мэдисонвиль.

Он рассмеялся.

- Хм, я думаю, с уверенностью можно сказать, что я видел все, что можно увидеть в Мэдисонвиле, Белла.

Я улыбнулась ему.

- Нет, не все.

- Мне нужно принять душ.

Я поддразнила его, как и он меня раньше.

- Нет, не нужно.

Он фыркнул от смеха.

- 1:1... но серьезно, мне нужен чертов душ.

Я уступила.

- Ладно, я позволю тебе сделать это. Мне все равно нужно время.

- Время?

- Верно, - передразнила я его, не вдаваясь в подробности, и от этого его брови сошлись на переносице, и это было тоже чертовски сексуально, что я почти поддалась искушению оставить свою идею.

- Зачем?..

Заигрывая, потянула его в коридор и вниз по лестнице, чтобы показать ему:

- Ты увидишь.

И только мы попытались совершить наш побег, как я услышала голос Ба.

- Он никуда не пойдет, пока не позавтракает, - позвала она из кухни, и я остановилась, заметив, что она сидит там вместе с Джаспером Уитлоком. Тогда я посмотрела на Эдварда, чтобы понять, хочет ли он остаться или нет.

Он пожал плечами.

- Я бы поел.

Каждый раз, когда я начинала думать о разнице в его поведении после возвращения из Чикаго, я останавливала себя, потому что понятия не имела, насколько глубоко эта мысль может засесть в моей голове, и боялась сглазить ту легкость, которая у него появилась.

Так что я взяла для нас пару тарелок, протянув одну Эдварду, который набрал на нее так много еды, что можно было подумать, будто он не ел несколько дней.

Я поймала себя на мысли, что невольно улыбаюсь, глядя как он уминает домашние вафли и куриные крылышки, в этот момент так напоминая мне Эммета.

После небольшой беседы за отличным завтраком мистер Уитлок извинился и вышел в другую комнату, чтобы ответить на телефонный звонок. Когда за столом стало тихо, Эдвард почувствовал необходимость заполнить эту тишину, поэтому, видимо, и спросил:

- Так, значит, - замялся он, водя вилкой по своей тарелке. - Вы и Джаспер...

Ба кивнула и покраснела, но потом фирменное выражение лица игрока в покер вернулось к ней.

- Наверное, иногда людям требуется некоторое время, чтобы увидеть то, что находилось перед их глазами все время.

Тогда он взглянул на меня, и в его глазах появилось выражение, будто он хотел что-то сказать.

- Думаю, да, - наконец, коротко ответил он, прежде чем вернуть свое внимание к тарелке, доедая остатки завтрака.

- Между прочим, я всегда видел это, - добавил мистер Уитлок с порога, а затем... Ба покраснела еще сильнее, чем раньше.

Я наблюдала за ними, когда он прошел мимо нас и сел рядом с ней. Джаспер улыбнулся и подмигнул мне, а затем окончательно смутил мою любимую бабушку, наклонившись и поцеловав ее в лоб, прямо как Эдвард целовал меня несколько раз в последние дни.

Я не могла перестать смотреть на них. Будто смотрела старый черно-белый фильм с драматическим сюжетом, который только что увенчался хэппи-эндом.

Взглянула на Эдварда и глубоко вздохнула, думая об этом. Если Элис Брэндон-Хиггинботам нашла свое счастье, может, я тоже могу.

Тогда Ба разрушила этот момент, оттолкнувшись от стола.

- Мне нужно еще помыть посуду... у вас, дети, есть планы на сегодня?

Она так хорошо умела менять тему.

- Есть, - сказала я ей, но так и не сказала какие именно.

Мы оставили самую милую пару на свете дома, а сами с Эдвардом расстались снаружи, чтобы он мог заехать к себе и принять душ, а затем переодеться, пока я улажу кое-какие детали, необходимые для нашей прогулки.


 

 


 

 


ПРОДОЛЖЕНИЕ >>>
 

 


__________
Перевод: rs-online
Редакция: Илария

 



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1686-33
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (08.08.2014)
Просмотров: 1365 | Комментарии: 17 | Рейтинг: 5.0/34
Всего комментариев: 171 2 »
avatar
0
17
Наконец-то Эддик смог рассказать всё историю про то, что произошло...
avatar
0
16
Спасибо за перевод! lovi06032
avatar
0
15
Великолепная история! Чем дальше, тем сильнее в неё влюбляюсь!!! good
И похоже, действительно, НЕ Эдвард сделал контрольный выстрел! Значит это Кристиан, или кто-то, кого они не увидели... girl_wacko
Занятие любовью Эдварда с Беллой описано так чувственно и пронизано такими эмоциями, что в душЕ все дрожит и вибрирует от силы их эмоциональной связи. hang1
Спасибо за великолепный перевод и редактуру. Ваше творение можно публиковать! good lovi06015
avatar
0
14
СПАСИБО!  lovi06032
avatar
0
13
спасибо за главу!
avatar
0
11
"Настоящая Любовь похожа на привидение: все о ней говорят, но мало кто её видел"
Франсуа Лорашфуко 17 век. Автор известен))
avatar
1
12
Я перевожу не Ларошфуко, а всего лишь фанф, а там написано:

"True love is like a psychic experience. Everyone tells ghost stories, but few have ever seen a ghost." ~ unknown

Но спасибо, что просветили нас.
avatar
0
10
Спасибо!!!!
avatar
0
9
Кристиан не все говорит...и есть подозрения что он второй стрелок!!
спасибо за главу!
avatar
0
8
спасибо...
avatar
0
7
Огромное спасибо! Два выстрела! И Эдвард - отличный стрелок... Не помнит второй...Его выстрел был в плечо! Убил не он! Белла видит ситуацию глазами Эдварда! А правда всплывет...должна!
1-10 11-16
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]