Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Слепое пятно: Глава 24

Глава 24: Вслепую
 


«Некоторые люди думают, что чем крепче держишь, тем правильнее,
но иногда правильнее отпустить».
Автор неизвестен

 


Белла

Помню, как я думала, когда впервые его встретила, что душа Эдварда в таком темном месте, но увидев его после того, что мы пережили в эллинге... поняла, насколько он сдерживал себя, чтобы полностью не погрузиться в эту тьму.

Имею в виду, кто мог винить его, не так ли? Я честно не знаю, что было хуже: думать, что ты убил своего брата, или узнать, что это сделал твой лучший друг, да еще и позволил тебе винить в этом себя.

Мое сердце разрывалось только от мысли об этом.

Еще больнее было смотреть, как он снова уходит в свою раковину, и в этот раз я ничего не могла для него сделать. Знаете, это был не просто запой. Первые несколько дней, может быть. То есть Эдвард пил так много, что Эммет волновался, как бы он не захлебнулся в водке.

Хотя я была уверена, что он просто пытался снова услышать своего брата. И была уверена, что Эдвард решил, будто в состоянии алкогольного опьянения, он наиболее уязвим что ли... наиболее восприимчив к голосу Гаррета... но теперь... он ничего не слышал, и от этого, казалось, ему становилось еще хуже, чем раньше.

Иногда я была так зла на Гаррета за это, иногда - благодарна.

Может так будет легче для всех нас, если бы он только не пил так сильно. Я могла бы лишь попросить, и его отказались бы обслуживать в винных магазинах, или заперли бы его вовсе, пока он не протрезвеет. Но потом... в один прекрасный день, когда я попросила Эммета отвезти меня к нему, он был другим.

Тихим.

Трезвым.

И немного пугающим.

- Эдвард?

Он сидел на том старом шезлонге Эммета, глядя на водную гладь. Он просто смотрел, но гнев кипел в его глазах; и хотя я пыталась поговорить с ним, он не отвечал вообще... никому из нас.

Пока не встал.

Он прошел мимо нас двоих - будто нас там и не было - взял кувалду, которая была прислонена к стене дома. Вот тогда я поняла, что он задумал.

Автомобиль.

- Эдвард... нет.

- Уведи ее отсюда, Эммет.

- Ты должен спокойно подумать об этом... Я просто хочу...

- Уведи ее отсюда!

Эммет выполнил его просьбу, но я не собиралась уходить добровольно, и тогда он закинул меня на плечо, словно я ковер или мешок, и кинул меня в свой джип. Я пиналась и кричала всю дорогу, но это было бесполезно. Эммет был гораздо сильнее меня.

Физически, по крайней мере.

Когда мы уезжали, я видела, как Эдвард нанес свой первый удар по лобовому стеклу старого «Chevelle» брата с ненавистью, исказившей его лицо. И мое сердце упало.

Я теряла его.

- Он будет в порядке, Белл, - пытался уверить меня Эммет, глядя на присходящее через зеркало заднего вида. Но я подумала: «Если бы он был прав».

Мне бы хотелось точно знать, будет ли Эдвард когда-нибудь в порядке.

Я нашла эту машину искореженной, когда через пару дней пробралась туда, чтобы проверить Эдварда, к большому недовольствию Эммета. Похоже, ее оставалось только отправить на свалку, когда я в тот раз увидела ее. Но когда он разрушил последнюю вещь, которая осталась ему от Гаррета, он начал восстанавливать ее.

С того дня Эдвард не пил ни капли, поэтому я послала Эммета к нему, убедиться что он в порядке. Я полагала, что это будет безопасно; и получилось так, что Эм стал часто ездить к нему и оставаться, чтобы помочь с машиной.

По большей части они работали в тишине, но каждый раз возвращаясь, он рассказывал мне, что слышал, как Эдвард разговаривает сам с собой. Повторяя, что за чем нужно делать, будто заученное руководство по эксплуатации, которое он перечитал не один раз, наверно.

Может быть и странно, но я подумала, что это связало их ближе, чем когда-либо. По крайней мере, я никогда прежде не видела, чтобы Эммет был так дружен с каким-нибудь парнем, чтобы они без слов понимали друг друга, но так или иначе... у них было именно так.

Даже Роуз не возражала, чтобы Эммет оставлял на время работу в закусочной ради Эдварда - и это привело меня к мысли, что она заботилась об Эдварде больше, чем хотела показать.

Она передавала ему с Эмметом еду, и тот убеждался, что Эдвард поел, а также помогал ему находить все необходимое для автомобиля, и Эдвард принимал его помощь.

Это было очень странное, тихое мужское братство, которое, казалось, возникло между ними.

Им потребовалось всего около двух недель, чтобы восстановить машину. Они иногда на целый день покидали город, только чтобы найти необходимые Эдварду детали. В то время когда они уезжали, я приходила в эллинг и немного прибиралась. И всегда вздыхала с облегчением, когда он возвращался в город, хотя и так было очевидно, что он вернется, ведь Эммет был с ним... и Эммет не мог не вернуться вовремя... если не хотел иметь дело с гневом Роуз снова... Но все равно мне становилось легче, когда он был здесь.

Когда они завершили свое дело, его автомобиль выглядел даже лучше, чем я помнила его по тем временам, когда Эдвард впервые прибыл в Мэдисонвиль.

И почувствовала облегчение, когда все закончилось, думая, что, как только все будет сделано, он сможет стряхнуть все это с себя... что, может быть...

Но и через три дня от Эдварда по-прежнему не было вестей.

Он не отвечал ни на мои звонки, ни на мои сообщения; когда мои нервы не выдерживали, я шла к нему, чтобы убедиться, что он все еще жив и здоров; и всегда находила его сидящим на крыше дома на воде, на одном из старых шезлонгов Эммета, смотрящим на воду, будто она даст ему ответы на все его вопросы.

По большей части это было похоже на то, будто он даже не знает, что я нахожусь там; но пару раз, когда я сидела с ним, казалось, что он чувствует. Однажды даже заметила, как дернулись его пальцы, будто он хотел дотянуться до меня - и это заставило меня думать о тех временах, когда ничего кроме секса не могло забрать его боль.

Но он так и не коснулся меня, и я никогда не подталкивала его к этому.

Я полагала, в этот раз, может быть, Эдварду необходимо нечто иное, чем отвлечение.

Что-то кроме меня.

Я старалась изо всех сил что-то о нем «увидеть»... чтобы получить ответы на свои собственные вопросы, может быть; но кто-то там во Вселенной решил, что я знаю достаточно того, что должна знать, потому что я так никогда не смогла «увидеть» его.

У меня до сих пор были и другие обязанности в городе, так что я не могла быть рядом с ним каждый час, каждый день... хотя все равно, во время работы от меня было мало пользы, потому что, в конечном итоге, я занималась лишь тем, что беспокоилась в течение всего дня; пока не могла, наконец, добраться домой, чтобы проверить, пытался ли он позвонить мне или еще что-то. Ответ всегда был один, и на лице бабушки всегда читался один и тот же тревожный взгляд.

- Он проходит через многое, Белла, - уговаривала она меня, мягко растирая рукой мою спину, и я, пытаясь улыбнуться, кивала ей, но где-то глубоко внутри себя... где я прятала свои сомнения... ставила под вопрос ее слова.

«Будет ли он в порядке?

Будем ли мы в порядке?

Решит ли он уехать?»

Честно говоря, я понятия не имела, что думать о поведении Эдварда. Что все это значило... для него, да, конечно, для него... но эгоистичная часть меня также думала: мог ли он все еще чувствовать ко мне то же самое, после того, как я фактически забрала у него его последнего настоящего друга.

Вернее, человека, который – он думал – был его настоящим другом.

Я старалась не думать об этом слишком много.

И без этого мне было больно.

Один раз утром, когда я сидела, глядя в окно кухни, и гоняла вилкой по тарелке кусок омлета, Ба села со мной и сообщила мне новость, которая должна была стать веской причиной для меня отправиться к Эдварду и заставить его выбраться из его спячки.

Надо сказать, что я ухватилась за эту идею, всколыхнувшую мои надежды... но у меня не было ни одного сна или видения, или даже смутного предчувствия с того дня в доме на воде с Кристианом; и я начала задаваться вопросом: несет ли это в себе какой-то смысл. Может быть, моя работа действительно была сделана, и как бы горько не было моему сердцу от этой мысли... может быть, Эдвард не предназначен мне судьбой, в конце концов.

Когда мои сомнения и вопросы стали очевидны, Ба, казалось, поняла, что нужно делать.

- Хорошо, упрямое дитя, тогдя я сделаю это сама, - сказала она мне... и сделала.

Она ушла на несколько часов в тот день, но когда вернулась домой, ей мало что было сказать мне, как и мне самой после моих собственных поездок туда.

Она попыталась все же.

И заверила меня, что у него доброе сердце, и напомнила мне о его боли. Сказала мне, что иногда любить кого-то означает, что вы должны позволить ему справиться с собственными демонами самостоятельно, вместо того, чтобы пытаться перетянуть все его одиночество и сожаления на себя.

И тогда она поставила передо мной блюдце с кусочком клубничного чизкейка, чтобы я поела, но я не смогла себя заставить проглотить ни крошки.

Кто бы что ни говорил, мне в течение этих долгих дней без Эдварда, казалось, ничего не помогало. И лишь одна вещь, которую Ба сказала мне, заславляла меня держаться.

Лишь известие о свадьбе двух истинно любящих людей могло заставить меня забыть о своих проблемах на некоторое время.

Это то, что я говорила себе, во всяком случае, когда одевалась на свадьбу Ба и мистера Уитлока в те выходные.

Видите ли, они решили, после того, как мистер Уитлок заявил о своей вечной любви к Ба, и она согласилась выйти за него замуж, что они двое уже достаточно долго ждали друг друга. И они не собирались иметь долгую помолвку.

В день их свадьбы, под утро за пару часов до рассвета, меня посетил первый сон за все эти недели.

Первый, но смутный на самом деле.

И я цеплялась за детали, как новорожденный ребенок может цепляться за свою мать в поисках успокоения.

Но я абсолютно не знала, что со всем этим делать.

Играла музыка, и вокруг была толпа людей, которых я не могла видеть. Это было, будто они растворялись в тени комнаты, я только могла слышать их голоса и счастливый смех.

Я танцевала с Эмметом. Роуз наблюдала за нами со стороны, напевая ребенку, которого она держала на руках, и я не могла заставить себя оторвать от них глаз, пока мой лучший друг не закрутил меня в танце, и у меня не закружилась голова.

Тогда Эммет убрал волосы с моей щеки, и я улыбнулась ему.

- Я рад за тебя, - сказал он. - Я рад за вас обоих.

Я кивнула, а затем почувствовала необходимость отвернуться от его взгляда, словно вспоминая что-то, что случилось очень давно.

- Ты прекрасна, - сказал мне другой голос, и на этот раз, когда я посмотрела вверх, я танцевала с Гарретом.

- Я думала, ты ушел, - сказала с недоумением при виде него.

Он был моложе и счастливее, красивее, чем я помнила его из других снов. И он улыбнулся, когда посмотрел на меня. Как гордый отец, который только что был свидетелем, как его сын оформил свой первый хоум-ран в бейсбольном матче.

- Я не мог не попрощаться с моей любимой девочкой, - сказал он мне. - И, конечно... не сказать спасибо, - добавил он.

Я не знаю, было ли это хорошо, но предположила, что для Эдварда так будет лучше, а это все что важно.

Я должна помнить это.

- Будет ли он в порядке? – спросила я, но Гаррет не ответил мне, вместо этого, он просто исчез, как всегда делал, а вместо него внезапно появился Эдвард.

Мое сердце пропустило пару ударов, когда я увидела его и взглянула ему в глаза, которые казались не такими темными, какими они были недавно. Но только я попыталась обратиться к нему, он превратился в огромную черную птицу… и улетел за старые кипарисы, растворяясь в ярком свете солнца, я не могла его больше видеть.


Образы из моего сна все еще кружили в моем сознании, но я попыталась отодвинуть их на задний план, готовясь к предстоящему дню.

Ба была моим приоритетом.

Думаю, помимо свадьбы Эммета и Роуз, это была самая красивая церемония, которую я когда-либо видела.

Ба была ошеломительна в своем лучшем воскресном платье. Желтом платье с расклешенной книзу юбкой, с белым кружевом, украшающим подол и простым серебряным ожерельем на шее, с камнем моей матери, расположенным рядом с моим, внизу. Она несла свежие лилии из местного цветочного салона и платок, который принадлежал еще матери ее матери. Я сделала ей высокую прическу, и она просто светилась.

Не было долгой прогулки по центральному проходу и сотни наблюдающих гостей, когда Ба шла к по церкви, но было достаточно людей, что вы могли услышать коллективный вздох, когда она встретила там мистера Уитлока, который ждал ее у алтаря, рядом с подиумом, одетый в новую пару джинсов, его старые ботинки и простую белую рубашку.

Он не выглядел нервным как некоторые женихи, ожидающие своих невест. Он не казался смущенным или сомневающимся.

А просто был похож на человека, который ждал несколько десятилетий, чтобы его любимая женщина наконец вышла за него замуж.

Я была так рада за Ба, но хотя и сделала все возможное, чтобы быть там для нее и только для нее в этот день, обнаружила, что все еще поглядываю на дверь каждый раз, когда кто-то входит, в надежде увидеть там Эдварда.

Он не появился... и я сделала все возможное, чтобы физически и мысленно оставаться там, со счастливой парой, зная, как, вероятно, буду сожалеть об этом позже, если не уделю должное внимание торжеству их любви, которую они посвящали друг к другу в тот день.

У них не было никаких необычных обетов, только признания в любви и обещания хранить ее вечно.

И когда мистер Уитлок поцеловал бабушку, чтобы сделать ее официально своей женой, я увидела на ней румянец, как у восемнадцатилетней девушки, получившей приглашение на первое свидание.

После этого он наклонился, чтобы прошептать ей на ухо то, что никто кроме нее не должен был услышать, и я почувствовала себя подобно злоумышленнику, вторгшемуся в их такой личный момент... но я не могла не слушать.

Это было всего одно слово, действительно, простое... но достаточно мощное, чтобы вызвать слезы на моих глазах.

- Наконец.

После все гости зааплодировали, стали жать друг другу руки и целовать молодоженов, и я забрала у Ба букеты, чтобы она могла наслаждаться поздравлениями и поездкой в бар наедине с Джаспером, а сама поехала с Эмметом и Роуз, чтобы помочь завершить подготовку к их встрече там.

Конечно, отмечали в баре «У Уитлока», и Эммет в полной мере воспользовался возможностью, чтобы вытащить бабушку на танцпол и закружить ее в танце как тряпичную куклу, как только началась вечеринка.

Я тихонько выбралась из эпицентра веселья и нашла себя, прислонившейся к дальней стенке бара, заметив, как иначе он выглядит в дневное время.

Там не было никаких темных углов, чтобы скрыться, никаких пьяниц, спорящих с барменами, стоит ли им выпить еще стопочку на посошок или нет, и не было Эдварда.

Я взглянула на барную стойку, где встретила его в ту первую неделю, как он приехал сюда, и подумала о том, что даже тогда...

Даже тогда я уже знала, что между нами было нечто... независимо от того, хотела я это признать или нет.

Я перевела взгляд с барного стула, на котором он сидел тогда, и посмотрела на Ба, улыбающуюся так широко, думаю, никогда прежде не видела у нее такой улыбки, за все годы что я жила с ней.

Я смотрела, как Джаспер целовал ее больше, чем, вероятно, она была довольна, но его, казалось, это не волновало. Он был влюблен.

И я ощутила себя... одинокой. Подавленной. Словно мне нет места среди них.

Я почувствовала, как мои ноги несут меня все ближе и ближе к выходу, и прежде чем поняла это, уже стояла у двери.

Не могла перестать думать об Эдварде, независимо от того как сильно я старалась. Слушание дела не за горами. Он, конечно, вернется в Чикаго, и у меня было дурное чувство, что на этот раз, когда он уедет, то не вернется ко мне.

Поэтому я последний раз взглянула на мою семью и друзей, убеждая себя, что просто пойду домой и позволю им быть счастливыми. Не было никакой нужды портить им праздник своей сердечной болью.

Когда открыла дверь, чтобы уйти, я почти впечаталась в кого-то, и помню еще, как подумала: «Кто бы это мог быть?» - потому что не помню, чтобы кто-то опаздывал.

Тогда я посмотрела вверх на этого человека... и мое дыхание перехватило.

Его зеленые глаза блестели, чего я не помнила в них раньше, и хотя он нахмурил брови, улыбка играла на его губах... легкая, словно она хотела растянуться на его лице, но в то же время боялась.

- Ты уходишь, Птичка? – спросил он, и я обратила внимание на его гладковыбритую челюсть... свежий аромат его одежды, и на то, как его рука касалась меня.

Я вдруг почувствовала головокружение, и помнится, что эта рука поймала меня за локоть, когда я пошатнулась.

Тогда увидела вспышку, и мне пришлось встряхнуть головой, чтобы осознать, возможно ли то, что я только что увидела в этом быстром, обрывочном видении.

- Ты в порядке? - спросил он... так же, как он делал это много раз, начиная с прибытия в наш маленький городок, и я встретилась с ним взглядом в полном смятении.

Хотя мне удалось кивнуть.

- Я не думала, что ты придешь, - сказала ему мягко, и он улыбнулся мне, и лучики морщинок разлетелись от уголков его глаз.

- Я должен был, - ответил он и взглянул на людей, заполнивших бар, прежде чем найти мои глаза снова. - Потанцуешь со мной?

Я вздохнула, не уверенная в том, хочу ли я этого или нет. Мне было страшно подумать, что, возможно, увидеть улетающего, обратившегося в птицу Эдварда во сне сегодня утром, означало то, с чем у меня не было сил встретиться лицом к лицу. Но в любом случае я согласилась. Потому что, если это последний раз, когда я могу оказаться в его объятиях, то, конечно, не собиралась от этого отказываться.

Ба заметила Эдварда, когда мы вышли на танцпол, и улыбнулась ему, прежде чем переключить внимание на своего новоиспеченного мужа. Когда мы начали раскачиваться под музыку среди танцующих людей, то молчали некоторое время.

Я была напугана до смерти, чтобы произнести хоть слово. И не могла избавиться от пугающего ощущения, что причиной его появления было желание попрощаться, но предполагаю, его желание уехать имело смысл.

В конце концов, я напомнила себе снова... Я оказалась той, кто показал ему, что последний человек на Земле, которому он доверял, оказался убийцей его брата и еще обманом заставил его взять вину на себя. Разве он захочет остаться, когда все вокруг, и я в том числе, напоминают ему об этом?

Мне не хотелось поднимать эту тему, но как только он начал говорить, я никак не могла остановить себя.

- Белла, я...

- Я не виню тебя, если ты хочешь уехать, Эдвард, - сказала ему, пытаясь заглушить голос моей собственной боли. Но он не дал мне это сделать, и когда я продолжила, его брови угрюмо сошлись на переносице, а я не смела взглянуть ему прямо в глаза. - Я хочу, чтобы ты знал... и я тоже знаю... что все, что случилось, ужасно; и я знаю, что мало что здесь, вероятно, может подарить тебе радость... и знаю, что, в какой-то мере, есть и моя вина в том, какое разочарование ты, должно быть, испытываешь...

- Белла.

Я посмотрела на него, наконец.

- Если бы я могла вернуть все это обратно, клянусь, я бы...

- Белла, - повторил он. Я попыталась продолжить, но потом он посмотрел на меня с таким удивлением на лице, что заставило меня замолчать.

Я закрыла свой рот, распахнув на него свои глаза. Я хотела поспорить, но, прежде чем у меня появился шанс, он снова заговорил, не скрывая некоторого раздражения на меня в своем голосе:

- Я никуда не еду. Я не знаю, почему ты так решила.

Мои брови нахмурились.

- Не едешь?

Тогда его голос смягчился, когда он покачал головой. Он прижал меня ближе к себе, даря мне уютное убежище посреди полной людей танцплощадки.

- Зачем мне уезжать, когда все, что я хочу и в чем нуждаюсь, прямо здесь?

У меня немного закружилась голова, когда я ответила ему честно.

- Правда... здесь? – «В Луизиане? Неужели это действительно означает, что он останется в Мэдисонвиле?»

Он притянул меня еще ближе, чтобы я, наконец, поняла, что он имел в виду.

- Прямо здесь.

Я уточнила на всякий случай:

- Но ты... я имею в виду, как же?..

- Ты удивительная, ты знаешь это? – спросил он меня, и хотя я чувствовала, как двигается вперед и назад моя голова, я все еще была немного смущена, когда он начал объяснять мне, что с ним произошло.

- Я ненавидел себя в течение долгого времени... за многие вещи... и когда я думал, что ты увидишь меня таким... снова... Я не мог позволить этому случиться.

- Ты был таким далеким, я думала...

- Я знаю, - прервал он меня, а затем глубоко вздохнул, прежде чем продолжать то, что должен был сказать. - Мне очень жаль Белла. Я не знаю, каково это... быть тобой... выносить меня... все что я знал, что мне необходимо разобраться с самим собой... с Гарретом... не причиняя вреда тебе... ты понимаешь?

Я кивнула.

- Значит, - спросила я и тогда посмотрела на него. – Ты разобрался теперь?

Мягкие смех и чуть дернувшиеся в улыбке уголки его губ сказали мне, что я хотела знать, но он все равно произнес это.

- После того, как «Chevelle» была восстановлена, я почувствовал это, да... понимаешь? - спросил он, но я не могла ответить ему. - Я знал, что должен перестать жалеть себя... из-за Гаррета... из-за всех наших ошибок и недоразумений... и чертова... Криса... – Все это имело смысл, но я видела, что боль предательства все еще не покинула его окончательно, но это вопрос времени.

Время лечит.

- Мне было нужно избавиться от всех этих «если бы я знал», «если бы я мог», «если бы», «если бы»… - Он набрал полную грудь воздуха и шумно выдохнул. - Я наконец сделал это, знаешь... я позволил этому уйти... в прошлое... и поверь мне... я знал, что должен поговорить с тобой... увидеть тебя - все что мне было нужно... - Он колебался. - Но я не знал, что сказать и как сказать это... я слышал только свой голос в моей голове… он говорил мне: не упусти… не позволь ей уйти... а потом Элис...

- …пришла к тебе.

Он рассмеялся.

- Она своего рода надрала мне задницу, вот что она сделала... она сказала мне, если я не появлюсь на ее свадьбе, то могу сказать «прощай» ее клубничному чизкейку.

В этот момент я позволила себе купаться в волнах его голоса. В том, что он говорил мне. В том, что, я надеялась, он говорил мне, во всяком случае.

- Она также сказала мне, что если отпущу тебя, я буду даже большим идиотом, чем была она, когда игнорировала свои чувства к Джасперу все эти годы.

Я определенно собиралась заплакать. Черт возьми.

Тем не менее, я убедилась, что не ослышалась.

- Так ты не... сердишься на меня за...

- Белла, - сказал он, поднимая руки к моим плечам, чтобы удержать меня на мгновение, прежде чем продолжить говорить.

Он просто смотрел на меня несколько секунд, сдвинув брови, а затем тихонько хмыкнул. Я знала, что это было трудно для Эдварда - говорить то, что он говорил мне, но вот он здесь... и говорит это... для меня.

Когда он начал свою следующую фразу, я почувствовала, как к моему горлу подкатил комок, но я сделала все, чтобы сдержаться.

- Я так запутался, когда решил приехать сюда.

Он покачал головой.

- Я был полностью потерян. – Казалось, он изо всех сил пытался найти нужные слова. Но я думала, что у него хорошо получается. - Я был поглощен... чувством вины и гнева... Я оказался в ловушке внутри своей собственной головы.

Он опустил глаза, вспоминая о чем-то, а потом снова посмотрел на меня.

- Ты освободила меня.

Хорошо, что я могла еще сдерживать всхлипы, но слезы... Я почувствовала, как они катятся по моим щекам.

Вот когда мой сон снова вспомнился мне. Как тот единый луч солнца, пробивающийся сквозь туманное небо после ужасной бури. Я смогла только прошептать:

- Как птица.

Эдвард усмехнулся и снова потянул меня к себе, положив голову на мою макушку.

- Верно, как маленькая птичка.

Когда песня закончилась, он взял меня за руку и потянул за собой туда, где стояли наши друзья.

Роуз и Эммет разговаривали с мистером Уитлоком и Ба, но когда они увидели, что Эдвард там, они оба обменялись с ним взглядами и улыбнулись ему, а затем вернулись к своей беседе, словно не было ничего грандиозного в его появлении здесь. Тогда мы заказали новый раунд напитков, чтобы поздравить супружескую пару. И пока все смеялись, Эдвард стоял позади меня, наблюдая за разговором, обернув руки вокруг моей талии и опустив губы к моему уху.

- Знаешь, есть кое-что, что я забыл сказать тебе.

Я вытянула шею немного, чтобы посмотреть на него.

- Забыл?

Он кивнул.

- В тот день... в эллинге, - сказал он, не желая произносить вслух, что там произошло. - Ну, я не знаю, правильно ли говорить «забыл», потому что я просто не знал, как ты воспримешь эти слова в тот момент; хотя, пожалуй, я не знаю этого и сейчас.

Я наклонила голову еще больше и повернулась к нему лицом, снова забывая про всех остальных. Тогда, прежде чем я успела спросить его: что он имел в виду, - он поцеловал меня.

Он поцеловал меня медленно и мягко... глубоко и со значением, в то время как его руки делали свои собственные заявления на моем теле, и точно то же видение, что и то, когда я столкнулась с ним в дверях бара, ослепило меня.

На этот раз я улыбнулась в губы Эдварда, «видя» как его губы целуют мой округлившийся живот, и я поняла... что это видение и было ответом на вопрос, который я задала Гаррету во сне тем утром.

Эдвард будет в порядке, в конце концов. Мы будем в порядке. И, честно говоря, это не имело значения, сколько времени потребуется нам, чтобы добраться туда, где однажды это видение станет нашей реальностью. Важно то, что я чувствовала в нем то - что я каким-то образом знала - всегда было в нем.

Надежду.

Когда он оторвался от меня и, встретившись со мной взглядом, взял в ладони мое лицо, я вместе с ним сказала те слова, которые наконец-то должны были быть произнесены.

Вслух.

- Я люблю тебя.

Выражение его лица стало полным отражением моего, и улыбка на его лице была именно той, которую я помнила так давно, даже прежде чем мы встретились. Он обнял меня с такой небрежной легкостью, которую я так хорошо знала, и я позволила себе просто наслаждаться этим, не пытаясь понять, означало ли это что-то, кроме того простого факта, что мы влюблены.

Когда следующая песня из старого музыкального автомата мистера Уитлока заполнила зал, Эдвард снова вывел меня на танцпол, и мы позволили на некоторое время медленной песне унести нас прочь от кошмаров и плохих воспоминаний.



 

Я прижалась к нему, вдыхая его запах, напоминая себе, что он реален. И что, возможно, все сложилось не совсем так, как я ожидала изначально... возможно, сон, который приснился мне, казалось так давно, немного трансформировался во времени, но и я изменилась на этом пути, осознала я.

Я понятия не имела о том, что такое настоящая любовь; и, конечно, теперь по-другому видела, каким должен быть идеальный мужчина, если вообще есть единый рецепт для этого.

Что я знала точно, так это то, что...

У меня есть мой идеальный мужчина.

Совершенный мужчина - для меня, во всяком случае.

Я понимала, что печаль навсегда останется в его сердце. Та, которая будет оплакивать его брата и человека, который убил его, но, по крайней мере, его сердце снова бьется. Сильнее и сильнее с каждым днем, потому что это то, кем является Эдвард. Он больше не сдастся. Он пустился в путешествие, он еще в пути, но он уже многое узнал о себе на этом пути. Хорошие вещи, которые никто не может у него отнять. Вещи, которые я никогда не позволю ему забыть.

Такие как то, что он талантливый полицейский.

А не убийца.

И что он хороший человек, как и его брат.

А что касается меня: ну, хотя много и стало ясно для меня в течение нескольких месяцев после прибытия Эдварда Каллена в Мэдисонвиль, некоторые вещи все также остаются смутными для меня, но я в порядке с этим.

Я принимаю эту «слепоту».

Не всегда хорошо знать, что готовит тебе жизнь в будущем. Я могу назвать несколько вещей в своей жизни, о которых я не хотела бы знать... но опять же...

Я посмотрела на Эдварда и улыбнулась, прежде чем прижаться губами к его губам, решив, что иногда это даже очень хорошо «видеть» что... или кто ждет тебя на твоем пути.

Даже если я не всегда в полной мере готова к тому, чем все это может обернуться.

 

 

 

 

 


_______________
Перевод: rs-online
Редакция: Илария



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1686-37
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (05.09.2014)
Просмотров: 1321 | Комментарии: 50 | Рейтинг: 5.0/66
Всего комментариев: 501 2 3 4 5 »
avatar
0
50
это потрясающе cray good lovi06032
avatar
0
49
Как трогательно! cray любовь спасет всех! girl_blush2
avatar
0
48
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
0
46
Спасибо огромное за чудесную историю. good
avatar
0
45
Катюша, Ирина! Спасибо большое за главу! lovi06032
Вот уж заставил нас Эдвард понервничать! girl_wacko Хотя его можно понять... Разочаровываться в близких людях очень больно. И иногда проще даже винить себя во всем, чем их.
Я рада, что все у них с Беллой пошло на лад! giri05003 И еще это видение с животиком. hang1 good
С нетерпением жду финальную главу, хоть и жалко расставаться с такой замечательной историей... cray
avatar
0
44
Спасибо за главу!
avatar
0
43
спасибо за главу)
все очень трогательно) lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
0
42
Огромное спасибо!!! girl_blush2 lovi06015 lovi06032
avatar
0
41
Спасибо большое за главу! :) Спасибо за потрясающий фанфик! Я прекрасно провела время, читая главы:)
avatar
0
40
Спасибо огромное за чудесную историю. Прекрасна история, и не менее прекрасен перевод. Получила массу удовольствия от прочтения, не напрягали неловкие предложения и досадные мелочи, которые способны испортить любую интересную книгу. 
Удачи вам в дальнейшем творчестве.
1-10 11-20 21-30 31-40 41-49
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]