Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сто лет одиночества

Глава 16. Осознание

 

– Кажется, кое-кому пора ложиться спать, – прошептала Белла, обнимая меня за шею. Я сидел на диване, а она стояла сзади. Я потянул её за руки, чтобы опустить ниже. Я был зависим от её тела, её близости в любом проявлении. Я целую неделю не прикасался к ней и теперь не собирался ни на минуту отпускать её до моего следующего отъезда.

– Но я ещё не устал. – Я надул губы, словно ребенок. Белла поцеловала меня в щеку и рассмеялась, заставляя меня улыбнуться.

– Не тебе, – ответила она. – Майе. – Я перевел взгляд на девочку, которая сидела на моих коленях. Как раз в этот момент она начала клевать носом, а потом вдруг подскочила и снова села прямо. Белла провела руками по моей груди и отступила назад.

Майя села рядом со мной по своей собственной воле, выбрав меня из всех членов семьи, которые отдыхали в гостиной с животами полными вкусной еды. Я скучал по ней больше, чем мог бы предположить. Я на автомате заходил в магазины и покупал любые безумно девчачьи розовые игрушки, которые только попадались мне на глаза, и часто замечал вещи, которые, по моему мнению, могли бы понравиться Майе, когда она вырастет. В один из выходных я смотрел матч «Доджерс» и подумал о том, что нужно обязательно сходить с ней на игру, взять билеты в первый ряд, купить ей хот-дог, сладкую вату, попкорн, мороженое, кепку, перчатку, майку, всё на свете. Я также посетил гала-концерт в Музее национальной истории и в самый разгар вечера выскользнул из зала, чтобы посмотреть на древние ископаемые рептилий и макеты из костей динозавров. Я сделал несколько снимков на телефон и отправил их Белле, требуя, чтобы она как можно скорее показала их Майе. Благодаря маленькой девочке, которая сидела у меня на руках, я с наслаждением читал книги о животных вместо того, чтобы пить, шляться и быть самым большим козлом в мире. Даже когда её не было рядом, меня не покидало чувство ответственности, необходимости быть достойным примером для подражания. Мой отец, наверное, до колик хохотал, видя всё это.

Ну, так какой город на этой неделе? Париж? Нью-Йорк? Или Лос-Анджелес? – спросил он без какой-либо заинтересованности в голосе.

– Вообще-то, я тут недавно познакомился с одной официанткой из Альбукерке. Думаю, смотаться туда на выходных, посмотреть достопримечательности. – Я оскалился, вспоминая грудастую девушку, с которой встретился в поезде из ЛА.

– Альбукерке? Кто бы мог подумать, – пробормотал он и провел рукой по волосам.

– Да, знаешь, страсть заставляет мужчину совершать безумные поступки. – Я пожал плечами.

– Я ничего не говорил по поводу твоего статуса мужчины. – Он усмехнулся и задумчиво провел безымянным пальцем по ободку бокала.

– Эй, Mejia, давай пойдем искупаемся, – сказал я и поднял малышку. Она совсем не протестовала, потерла глазки кулачками и положила голову на моё плечо. Все повернулись ко мне, когда я поднялся с дивана, и проводили нас глазами, немного грустными от того, что самому юному члену семьи уже было пора спать.

– Я тоже пойду, – пробормотал Чарли, поднимаясь с кресла и также потирая глаза. – Кому-то нужно следить за порядком на дороге в Черную пятницу. – Все засмеялись, когда он многозначительно посмотрел на Элис. Она пожала плечами. – Пока, Майя Свон, – проворковал он и поцеловал внучку в лобик.

– Пока, деда. – Она вздохнула и сонно улыбнулась ему. Чарли Свон не был особо разговорчив и даже эмоционален, но когда Майя так его называла, блеск в его глазах только доказывал, что она до умопомрачения вскружила голову всем в этой семье.

Все пожелали Чарли спокойной ночи, а Белла проводила его до машины, обнимая за талию. Это было так мило: гордая, уверенная в себе, контролирующая свою жизнь, строгая Белла в мгновение превращалась в настоящую папину дочку.

– Так, малышка, тебе уже давно пора спать, – прошептал я, когда входная дверь закрылась. – Пойди, попрощайся со всеми. – Майя начала обход гостей, целую всех по очереди, словно была королевой на приеме.

Я наблюдал за тем, как она переходила от одного члена своей семьи к другому, и улыбался. Её любило так много людей, что это с трудом укладывалось в моей голове. Мне бы хватило пальцев на одной руке, чтобы сосчитать тех, кто любил меня.

– Тебя все очень любят, ты это знаешь? – спросил я её, когда мы начали подниматься по лестнице. – Люди, которые узнали тебя всего несколько месяцев назад, уже готовы отдать своё левое ухо, лишь бы увидеть твою улыбку. Это так здорово.

– Я свободна, – прошептала она, крепко обнимая меня за шею.

Мы зашли в ванную, и я открыл воду. Майя немного приободрилась и начала рассказывать мне о своем дне, как будто я не провел его вместе с ней. Конечно же, я узнал и кое-о-чем, что прошло мимо меня, например, о том, как Эмметт украдкой дал ей ещё одно печенье, или о том, как Джаспер наступил на одного из её игрушечных динозавров и сказал плохое слово, а затем начал гоняться за ней из-за того, что она смеялась над ним. Он щекотал Майю, пока они оба не могли пошевелиться от смеха.

– Мама сказала, что ты теперь плаваешь со взрослыми ребятами, – сказал я, вспенивая шампунь в её длинных волосах. Майя широко улыбнулась и закивала, поднимая голову так, чтобы затылок касался спины, и опуская, касаясь подбородком груди.

– Бен сказал, чтобы я не уходила от стенки и не плавала одна, – сказала она. Я наклонил её голову назад, чтобы смыть пену. – Я лежу на спине, – она начала хихикать и закрыла рот ладошками, пытаясь сдержать смех, – и выплевываю воду, как кит! – Я засмеялся вместе с ней.

– Вот ты дурашка. – Я покачал головой и закатил глаза. – Ты же не кит!

– Нет, Эдвард! – воскликнула Майя. – Я прикидываюсь!

– Ты уверена? – Я внимательно осмотрел её. – Вот это похоже на хвост. – Я подергал её за пальцы ног и начал мыть их мочалкой. – А это на плавники, – я вымыл её ручки, а Майя всё это время продолжала хихикать. – О, а это что такое? – спросил я, переместившись на её спину. – Дыхало?

– У меня нет дыхала! – Она помотала головой и начала ощупывать свою спину. – Эдвард, я Майя, а не кит!

– Хм, ты похожа на Майю. Но, может, ты превращаешься в большого кита? – Я захохотал, когда она начала сучить ногами и двигать пальчиками.

– Мама, это правда, что я становлюсь китом? – спросила она, глядя поверх моего плеча. Я слегка подскочил и обернулся. Белла стояла в дверном проеме, облокотившись на косяк, и расслабленно улыбалась.

– Нет, малыш, – со смехом ответила она. – Но ты можешь сморщиться и превратиться в чернослив, если продолжишь сидеть в воде. – Майя скривилась и с отвращением высунула язык. Мои чувства по поводу чернослива совпадали с её, поэтому я выдернул пробку, завернул малышку в огромное мягкое полотенце и отнес в спальню, усадив на громадную кровать, которую она делила с Беллой.

– Мама, ты сегодня почитаешь мне хорошую историю? – спросила девочка, пока я помогал ей надеть пижаму. Белла уселась рядом с ней с расческой в руках. Книга уже лежала на прикроватной тумбочке.

– Конечно, novia, – ответила Белла и расправила руки, чтобы дочка села к ней на колени. Майя тут же схватила мой свитер и прижала его к себе, а Белла начала расчесывать её волосы. Я не мог сдержать улыбки, глядя на этот свитер. Он был причиной того, что я здесь. Когда я возвращался домой, я надевал его и слегка прыскался одеколоном, после того как Белла стирала его, надеясь, что он сохранит запах и Майя будет помнить и вспоминать меня. Она постоянно таскала его с собой, словно плюшевого мишку.

– Я понять не могу, почему она так любит этот дурацкий свитер, – сказала Белла однажды вечером, закидывая его в стиральную машину и качая головой. Она могла стирать его только по ночам, когда Майя разжимала свою хватку на нем во сне, а после стирки свитер сразу же возвращался в кровать маленькой девочки.

– Он теплый и мягкий, – задумчиво ответил я.

– Как и плюшевые медведи и другие мягкие игрушки, которых у неё полно, – фыркнула Белла.

– Это я. То есть, это я, защищаю её.

– Думаю, никто бы не отказался от такого, – пробормотала она, слово бы разговаривая сама с собой.

– Можно, я увижу сны о Северном полюсе? – услышал я невинный голос Майи, доносившийся из спальни, пока я вешал полотенца и прибирал в ванной. Меня всегда поражало то, что каким бы аккуратным я ни был, пол постоянно был залит водой. У Беллы это лучше получалось – когда она купала Майю, на полу не оставалось ни капельки.

Конечно, у Беллы всё получалось гораздо лучше, когда дело касалось Майи. Они были созданы друг для друга.

Мама, почему Мелькиадес умер? – спросила Майя, слезы катились по её щекам. – Забери это обратно.

– Я не могу забрать это обратно, novia, – прошептала Белла, проводя рукой по её длинным черным волосам и прижимая её голову к своей груди. – Так написана история.

– Мне это не нравится, – тихо сказала Майя. Её голос не дрожал, как слезы в её глазах. Я сидел рядом, скрестив руки на груди и пытаясь не шевелиться. Белла даже не смотрела на меня, слишком занятая своей дочерью, чтобы заметить, как неловко я себя чувствовал. Они всегда имели какую-то связь, которая вырезала их из этого мира, отделяла от всего остального.

– Мне тоже, – тихо ответила Белла. Она опустила книгу, посадила Майю к себе на колени и крепко обняла её. – Но мы продолжим читать и будем счастливы. И в следующий раз, когда мы опять будем читать эту книгу, мы будем любить его ещё больше, потому что будем знать, что он с нами не навсегда.

Alvivolahogazayalmuerto, lamortaja*. – Майя вздохнула, перебирая пальчиками волосы Беллы.

Desgraciacompartida, menossentida*, – ответила Белла, нахмурившись и утирая слезы с лица дочери, слегка раскачиваясь. Они обе замолчали, и я знал, в тишине они говорят друг другу больше, чем можно передать словами.

Я вышел из ванной и из спальни, когда две самые главные женщины в моей жизни стали читать книгу «День, когда сбежал гусь». Как бы мне ни хотелось остаться и провести каждую секунду, наслаждаясь смехом Майи, я знал, что время перед сном было предназначено только для них двоих. Каждый вечер они читали книжки, шептались и хихикали, были полностью открыты и искренни друг с другом. Это время было сокровенным, и мне было неловко наблюдать за этим, потому что я завидовал тому спокойствию и удовлетворению, которое царило в комнате.

Я вышел на улицу и пошел на пляж. Вся эта семейная идиллия и прекрасные отношения Майи и Беллы в контрасте с тем фактом, что мой отец недавно умер, разжигали во мне желание бежать без оглядки. Я снова был не на своем месте. Я слишком много об этом думал, и мне это не нравилось, поэтому я шел вперед, с трудом переставляя ноги на песке.

– Решил сбежать? – Голос Беллы слегка напугал меня. Она нашла меня сидящим у воды, наблюдающим за волнами.

– Ни за что. – Я улыбнулся и раскрыл руки. Она села между моих ног спиной ко мне, и я обнял её руками и ногами, как она часто делала со мной, только я мог полностью заключить её в объятия, закрыть её тело своим. Она задрожала и слилась с моей кожей. – Майя капризничала?

– Нет. – Белла усмехнулась. – Я даже не успела начать читать вторую страницу, а она уже заснула. Думаю, это индейка на неё так повлияла. Или все эти печенья, которые Эмметт украдкой скармливал ей. – Я засмеялся и потерся носом о её шею.

– Или невероятное количество любви. – Я вздохнул и положил подбородок на плечо Беллы.

– Думаю, это полезно, – задумчиво сказала она и запустила руку в мои волосы.

Мы сидели в тишине и ни о чем не думали. Я гладил её по животу, бедрам, коленям, а она меня по рукам, ногам и шее. Мы ничего не разговаривали, но говорили обо всем. Крепко прижав её к себе, я говорил о своем отце. Поцеловав мою ладонь и каждый палец, она сказала мне, как ей страшно. И выпрямившись и поцеловав её в макушку, я дал ей знать, что защищу её. Она сказала мне, что мой отец любил меня, вздохнув и облокотившись на меня.

– Я очень по тебе скучала, – сказала она, выдохнув. Я усмехнулся.

– Я тоже по тебе очень скучал, – ответил я и поцеловал её в щеку, когда она слегка повернула голову, чтобы лучше слышать меня.

– Следующий семестр будет тяжелым без тебя, – сказала она. В её голосе не было никакой эмоции, это был простой факт.

– Знаю. Но у меня будет несколько трехдневных выходных, и я смогу прилететь. И я думал, вы сможете навестить меня, например, на весенних каникулах. – Я занервничал, когда эти слова неуверенно слетели с моих губ. Говорить что-то вслух опасно, это превращает слова в реальность и рождает возможность быть отвергнутым.

– В Нью-Йорке? – спросила она, и я прижал её к себе сильнее, умоляя не убегать, умоляя её остаться.

– Да.

– А мы сможем сходить в Центральный парк? Майя с ума бы сошла от счастья.

– Мы сможем всё, – пообещал я.

– Ты боялся меня спросить? – спросила Белла через несколько минут тишины.

– Немного. Я не хочу торопить события. Я хочу сказать, что забочусь о тебе, но ты убежишь, услышав эти слова, и я хочу показать тебе это, но каждое резкое движение пугает тебя. Я не знаю, к чему я готов, но знаю, что хочу тебя, и я просто… просто… не знаю. – Мне вдруг захотелось всё переделать, мне захотелось, чтобы режиссер закричал «Снято!», схватил меня за плечи и потребовал собраться и не звучать как размазня.

– Ты пообещал, что не остановишься, когда я попрошу, – прошептала Белла, неодобрительно качая головой.

Я прошу.

– Тогда мы не останавливаемся, – решила Белла. Я понятия не имел, о чем она говорила. Она укусила меня за большой палец, а потом поцеловала его. – Я забочусь о тебе.

Я разомкнул свои объятия, распрямил и вытянул ноги по бокам от Беллы, а затем приподнял её и повернул к себе. Взяв в руки её лицо, я будто держал луну.

– Ты красивый, – неожиданно сказала Белла, проводя тонкими пальчиками по моим бровям. – Резко и мучительно красивый, – прошептала она, её дыхание обдувало моё лицо и согревало меня до костей. Она обняла меня ногами за талию и пристально посмотрела в мои глаза, словно пытаясь что-то прочитать в них. Затем Белла обвела контур шрама на моем лбу в форме полумесяца, который остался после того, как я упал с турника в третьем классе, провела пальцами по моему носу, ощупывая горбинку, которая переходила от Каллена к Каллену. Она нахмурилась, поняв, что я был плохим человеком, когда нащупала шрам на моем подбородке, который я получил после драки из-за наркотиков несколько лет назад. Она нашла мою веру, прикоснувшись к моей шее. Она нашла мой голос, подергав меня за мочку уха. – Ты сделан из фрагментов, которые вблизи выглядят довольно потрепанными. Это и делает тебя красивым.

Белла слегка улыбнулась и оперлась руками на мою грудь. Она легко и мягко поцеловала уголок моих губ, и мне показалось, что моя голова вспыхнула, как спичка, я горел и превращался в пар на её губах.

– Я не привык к тому, чтобы меня называли красивым. Разве мужчины могут быть красивыми?

– Могут. – Она улыбнулась этой своей мечтательной, блаженной улыбкой. – Самые красивые люди сталкивались с болью. И ты тоже хорошо с ней знаком. – Я не мог сдержаться и усмехнулся над словами этого ангела, пародирующего грешника.

Я нахмурился, притянул её к себе и поцеловал так, как хотел поцеловать её последние девять дней, но не мог, из-за расстояния, времени, широты и долготы. Этим поцелуем я говорил Белле, что я плохой человек, некрасивый, а она спорила со мной, её губы были мягкими и сладкими, словно благословление.

– Ты красивая, – прошептал я, касаясь лбом её носа. Мои руки проскользнули под её майку и легли на ребра.

– Я скучала по тебе. – Белла вздохнула и поцеловала меня в лоб. – Я бы скучала по тебе, даже если бы ты никогда не вернулся.

– Этого никогда не случиться, – прошептал я, касаясь губами её мягкой кожи на шее. – Я всегда чувствую тебя, и я даже не знаю тебя.

– Я взглянула на тебя дважды и пропала. Я чувствовала тебя в своем сердце ещё до того, как должна была. – Она схватила меня за шею, а я продолжал целовать её кожу.

– Я рад, что заслужил второй взгляд. Это сделало тебя моей ещё до того, как я осознал это.

– Нет. – Белла покачала головой и притянула мои губы к своим. – Это заставило меня потеряться.

– Ты не можешь потерять что-то, чего ты не должен иметь. – Я поцеловал её и прижал к своей груди. – Я нашел тебя и теперь оставлю себе. Ты поняла меня, и ты оставишь меня себя. Самосознание несовершенно и необязательно. Кто ты?

– Девочка, которая постоянно сидит на руках у своего парня? – ухмыльнувшись, спросила Белла.

– Но что ещё в этом есть? – Я улыбнулся в ответ.

– Ничего. – Она снова поцеловала меня, показывая движением губ, насколько я был прав. Я позволил своему телу рассказать ей каждый секрет, сказать ей, что я буду защищать её, что каждый день моё прикосновение будет рассказывать о ней то, чего она никогда не знала.

Она притягивала и отталкивала меня, как луна, которая повелевала волнами, разбивающимися о берег, и пока что этого было достаточно.

-----------------------------------

* Alvivolahogazayalmuerto, lamortaja – испанская поговорка, примерный перевод: мы должны жить живыми, а не мертвыми, то есть не горевать всю жизнь по умершим и продолжать жить.

*Desgraciacompartida, menossentida  - еще одна поговорка, русский эквивалент: Когда есть друзья по несчастью, и несчастье меньше (горе легче переживать с кем-то).

-----------------------------------

Официально заявляю, что многие формулировки в этой главе мне тоже показались странными. Но из песни слов не выкинешь. Я пыталась.

Спасибо за внимание, чтение, комментарии. xoxo



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1840-9
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Фрекен_Снорк (10.04.2015)
Просмотров: 760 | Комментарии: 19 | Рейтинг: 4.9/35
Всего комментариев: 191 2 »
avatar
0
19
Жизнь , для живых и всё же , мы не должны , забывать умерших . Спасибо , за главу . Спасибо за перевод и автору .
avatar
1
18
Спасибо за продолжение!
avatar
17
Спасибо за перевод! lovi06032
avatar
1
16
Спасибо большое cray
avatar
1
15
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
1
14
Спасибо за продолжение! lovi06032 good
avatar
1
13
good большое спасибо lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
1
12
Спасибо большое good hang1 lovi06032
avatar
1
11
Большое спасибо за новую главу! good lovi06032
avatar
1
10
Спасибо! Так трогательно girl_blush2 girl_wacko
1-10 11-19
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]