Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Сто лет одиночества. Глава 6

Не видел счастья,

Оно придет ко мне…

А когда придет,

Я совсем не знаю, где буду держать его.

В своей комнате, где я сплю, чтобы не снились плохие сны?

В своем сердце? Не знаю.

Одиночество занимает всё место.

 

Поэтому, когда мне плохо, я вытаскиваю чековую книжку и покупаю новую машину.

О, это сладкое отвлечение, это комфортное неудовлетворение, я влюблен.

 

Стряхивая хандру, мы поем.

Я придумал блестящий план.

Словно Таймс-Сквер в середине дня,

Мысли направлены во все стороны.

 

Убей мое сердце, нет, почини его.

О, эти сладкие отвлечения, манящее неудовлетворение, я влюблен.

 

(Dear and the Headlights – Daysleeper)

 

 

 

Глава 6. Передышка

 

Дни начали сливаться в один с тех пор, как мы с Майей приехали. Мы завели распорядок дня, и это успокаивало.

Ночи стали неясными очертаниями прошлого, изображений, которые я хотела забыть. Каждый раз я просыпалась от испуга, всё моё тело потело, волосы прилипали к шее и лбу, горло становилось сухим, из-за чего каждый резкий вдох отдавался болью. Но Майя крепко спала, её веки подрагивали, глаза двигались в мире сна, и я надеялась, что он был менее ужасен, чем моя реальность.

Джаспер всё не возвращался жить к Элис, и хотя она говорила, что ей нравится жить со мной, мне не хотелось стоять между ними. Я сказала Эсме, что приму её предложение работы, как только пойму, что делать с Майей. Это было почти неделю назад, и я до сих пор не имела ни малейшей идеи.

Элис вернулась на свою работу, хотя продолжала твердить, что бутик и дизайны могут подождать, но я отчитала и уговорила её. Кажется, она до сих пор ждала моего срыва.

– Что ты хочешь сегодня надеть, chinche*? – спросила я хохочущего ребенка, который пытался спрятаться от меня под простынями. Я поймала её и начала щекотать, но она вырвалась, быстро соскочила с кровати и схватила джинсы и футболку. Она унаследовала мой стиль, Элис будет недовольна. Я позволила Майе одеться самостоятельно, ей начало это нравится.

В течение последних двух недель она стала больше говорить, её взгляд всё реже устремлялся куда-то вдаль, и всё это делало моё чувство облегчения ещё сильнее. Она всё ещё цеплялась за меня, но теперь в её окружении были люди, с которыми ей было комфортно.

– Что на завтрак? – спросила я, галопом направляясь на кухню с Майей на спине.

– Вафли? – ответила она, когда я усадила её за барную стойку. – Можно мне яблоко?

Я передала ей фрукт, и её глаза широко раскрылись, когда она откусила громадный кусок.

Я уже начала доставать из шкафа принадлежности для приготовления вафель, когда входная дверь открылась.

– Ку-ку, – крикнул Эдвард из гостиной.

– На кухне, – позвала я, не отрываясь от задания.

Его визиты перестали быть в новинку. Эдвард присоединился к нашей компании, как бы странно это ни звучало. Ему особо нечего было делать до начала съемок, только читать сценарии, которые присылал его менеджер – Джеймс, поэтому он проводил много времени с Майей и мной, пока все остальные работали.

Эмметт воспользовался своим свободным временем, чтобы помочь Розали с автомастерской, которую она открыла в прошлом году.

– Мм, что на завтрак? – спросил он, запрыгнув на стул рядом с Майей. Она протянула ему яблоко, которое он тут же надкусил.

– Вафли, – ответила малышка. – Мама меня спросила, а я выбрала.

– И это очень хороший выбор. Что-нибудь хорошее снилось, Mieja? – Этот вопрос повлек за собой нескончаемую болтовню на детском языке, слушая которую, Эдвард понимающе кивал.

Они продолжали щебетать, пока я готовила.

– Какие планы на сегодня? – с энтузиазмом спросил Эдвард, спрыгивая со стула. По какой-то причине, в мои обязанности теперь входили мероприятия по его развлечению. Элис говорила, что это было так, словно мы реабилитировали и возвращали друг друга к нормальной жизни.

Большую часть времени я даже не помнила, что он – кино-звезда.

– Я думала, пойти посмотреть на детские сады, – пробормотала я, доставая из печи первую вафлю.

– Не нужно отдавать Майю в детсад. – Эдвард фыркнул.

– У меня нет другого выбора, Эдвард. Мне нужно начать работать, чтобы мы смогли встать на ноги.

– Давай я буду за ней присматривать, – сказал он таким тоном, словно это было очевидное решение проблемы, а я была идиоткой, которая не додумалась до этого. – Всё равно я целыми днями ничего не делаю, только тебя раздражаю. – Я засмеялась и покачала головой. – К тому же Майя хорошо меня знает, правда, Mieja?

Майя довольно кивнула, не переставая грызть яблоко.

– Даже не знаю, – ответила я, доставая следующую вафлю.

– Тебе что, больше хочется доверить ее незнакомцам? – давил он.

– Дело не в этом. Я хочу, чтобы она общалась с другими детьми и завела друзей своего возраста. Её целый день окружают одни взрослые, и она такая тихоня и всё ещё отстает в развитии.

– Давай я буду сидеть с ней в понедельник, среду и пятницу, а в остальные дни пусть ходит в садик, – предложил Эдвард, облокотившись на стол рядом со мной и запустив пальцы в волосы.

Я наблюдала за тем, как он скрестил руки на груди, бросая мне вызов.

– Сидеть с ней ты будешь здесь, – ответила я, достав последнюю вафлю. – И никуда её не води, – продолжила я, взяв тарелки и вилки. – Мне ещё не хватало, чтобы тебя узнали и растоптали в толпе мою дочь.

– Конечно, – согласился он и достал сироп из шкафчика, затем подхватил Майю на руки и задержал на весу над мусорным ведром, чтобы она выбросила огрызок.

– Мама, ты видела? – спросила она, улыбаясь во весь зубастый ротик.

– Хороший бросок, – похвалила я, когда Эдвард усадил её на детский стульчик. Он опередил меня и порезал её вафлю на маленькие кусочки, а потом полил их небольшим количеством сиропа.

– Эдвард, а ты уверен? – спросила я, уже боясь того, что он передумает. Подумав, я решила, что его предложение было прекрасным. – Но у тебя ведь скоро начнутся съемки?

– Первые несколько недель мы будем снимать по ночам, поэтому днем я не буду занят, – сказал он и запихнул в рот вилку, полную нарезанной вафли. – Боже, как вкусно.

– Вкусно, мама, – согласилась с ним Майя, повторяя движения Эдварда.

– А потом? – не отставала я.

– Что-нибудь придумаю. Я могу взять её с собой на съемочную площадку. Некоторые приводят туда своих детей, с которыми она сможет подружиться.

У него на всё был ответ.

– Тогда я позвоню Эсме и скажу, что могу начать с понедельника, – наконец согласилась я. – А в качестве испытательного срока ты посидишь с ней, пока я сбегаю, посмотрю на несколько детсадов в нашем районе.

– По рукам, – сказал он и протянул мне руку, которую я пожала и засмеялась.

Мы продолжали беспечно болтать за завтраком, Майя иногда встревала в наш разговор с простым вопросом или предложением.

– А где tia Элис? – спросила она после того, как я вытерла её лицо и спустила её со стульчика.

– На работе, – ответил Эдвард. – Я побуду здесь, пока мама сходит по делам, хорошо? – Майя поочередно посмотрела на нас, затем подошла к раковине, у которой я стояла, и обняла меня за ногу, зарываясь лицом в моем бедре.

– Ты уходишь? – спросила она, глядя на меня снизу вверх, уткнувшись подбородком в мою ногу, крепко обнимая ее.

– Всего на пару часов, – ответила я, проведя сухой рукой по её волосам. – Я вернусь.

No se vaya*, – прошептала она.

– Майя, – тихо сказала я, опускаясь перед ней на колени. – Иногда мне нужно будет уходить. Я буду ходить на работу, чтобы мы могли жить в собственной квартире. Понимаешь? – Она помотала головой.

No se vaya, – повторила она.

– Но я всегда буду возвращаться, – продолжала уговаривать я, понимая, что это будет немного сложнее, чем я думала. – Я обещаю, я всегда буду возвращаться к тебе. Ты будешь хорошо себя вести с Эдвардом? Может, хочешь, чтобы он почитал тебе истории?

– Возвращайся, – сказала она, глядя мне в глаза. Я кивнула и поцеловала её лоб.

– Всегда, novia, – прошептала я.

Не сказав больше ни слова, она прошла в гостиную и уселась на диване. Я домыла посуду и собралась уходить. До этого момента я не осознавала, как много времени проводила с Майей. Я не была готова оставить её. Мы были гарантией безопасности друг для друга.

– Спасибо, Эдвард, – сказала я, мой голос был глубоким и искренним. Я крепко обняла его, и он немного удивился, но быстро обнял меня в ответ. – Я вернусь через пару часов.

– Мы будем здесь, весело проводить время, – заверил он, усаживаясь рядом с Майей, которую я поцеловала ещё раз.

– Эй. Я люблю тебя, – сказала я ей с улыбкой. – Я скоро вернусь. А ты расскажи Эдварду, до скольки умеешь считать, ладно? – Она кивнула, но ничего не ответила.

– Белла, с нами всё будет хорошо. – Эдвард начал подталкивать меня к двери.

– Если с ней что-то случится, я тебя убью, – на полном серьезе сказала я, заглядывая в его глаза. Если я могла умереть за неё, я также легко смогу убить за неё. Эдвард громко сглотнул.

– Обещаю, с ней всё будет хорошо. Тебе уже пора бы знать, что я люблю проводить с ней время, – так же серьезно ответил он. Я кивнула и вышла за дверь, не попрощавшись. Я услышала щелчок замка и хотела побежать обратно. Я сделала шаг, потом другой, и, наконец, вышла на улицу.

Я думала о том, как она переживет это, злится ли она на меня, знал ли Эдвард, что она ещё не почистила зубы. Мой разум был затуманен беспокойством, от которого было тяжело дышать. Но так должно было быть. Майе нужно было завести друзей, а мне нужно было пойти на работу.

Я пришла в первый детсад и была впечатлена. Там было очень мило, чисто, персонал вежливый и приятный. Также большим плюсом было то, что здание находилось недалеко от дома, мы могли бы ходить сюда пешком. Детсад был слишком дорогим для меня, но два дня в неделю я могла осилить. Я решила больше никуда не ходить и согласилась записать Майю на «испытательный срок», объяснив воспитательнице некоторые её привычки. Женщина была старшего возраста и показалась мне заботливой и ответственной, она кивнула и улыбнулась после того, как я закончила, и сказала, что все дети здесь очень хорошие, и Майя отлично впишется в группу.

– Мы с ней постоянно вместе, – неуверенно сказала я.

– Многие матери сталкиваются с такой проблемой, и дети тоже этого побаиваются, но не волнуйтесь, со временем все образуется, – уверила меня Зафрина с улыбкой на лице.

– А кто-нибудь здесь говорит по-испански? – спросила я, вдруг вспомнив, что Майя разговаривает не только на английском. – Майя родом из Гватемалы, и дома мы говорим на двух языках. Я точно не знаю, на каком языке ей будет удобно общаться.

– Я из Косты-Рики, – ответила она. – Будет приятно поговорить с кем-нибудь на моем родном языке. – В этот момент я поняла, что Майе понравится Зафрина.

Я заполнила бланки, оставив пустой строчку, где нужно было указать номер социального обеспечения. Мы до сих пор не получили её американского свидетельства о рождении или социального обеспечения, что заставляло меня волноваться, так как без них я не могла получить её страховой полис или всё в таком духе.

– Я, ээ, заполню пустые строчки позже. Я ещё не получила номер её социального обеспечения.

– Ничего страшного. – Зафрина снова улыбнулась. – Я знаю, что сейчас творится на юге, поэтому волокита с документами занимает так много времени.

– Откуда Вы знаете? – с недоверием спросила я.

– Мы пережили много революций в свое время, – просто сказала она, улыбка исчезла с её лица. Я кивнула, хорошо понимая, и продолжила заполнять бланк, записывая номера Эдварда, Элис, Джаспера, Розали, Эмметта, Карлайла, Чарли и Эсме ниже слов «звонить в экстренных случаях, если родители не доступны». Такой длинный список заставил меня улыбнуться.

Я ушла, довольная своим выбором. Я ненавидела то, что мне придется расставаться с Майей, но это было необходимо.

Прошло всего полтора часа, но я ещё не могла вернуться домой, мне нужно было показать малышке, какими будут её дни.

Я зашла в книжный магазин в квартале от детсада, чтобы купить что-нибудь интересное для неё. Майе всегда становилось скучно от детских сказок с огромными яркими картинками, на которые она даже не смотрела, вместо этого закрывая глаза и слушая мой голос. Но эти книги были хороши для обучения, и Майя уже знала многие буквы из алфавита благодаря им, поэтому я не собиралась полностью отказываться от них.

Я выбрала несколько книжек для детей, сборник стихов и роман «Сто лет одиночества», который я хорошо помнила, и подумала, что Майе понравится то, как он написан и то, как звучат имена главных героев.

Оплатив покупки, я сбегала ещё в пару мест, чтобы избавить себя от постоянных мыслей о Майе и о том, как у них с Эдвардом дела.

Он был сюрпризом, как минимум. Он не пытался выудить информацию о Майе или обо мне, только о настоящем, никогда о прошлом, и совсем немного о будущем. У него было острое чувство юмора, большое сердце, и он часто был меланхоличен, но его это устраивало. Эдвард хорошо нам подходил и вписывался в нашу с Майей компанию. С самого начала он ей очень понравился, может даже больше, чем Элис и Эмметт. Ей было интересно с Розали, но она проводила с нами так мало времени, что Майя не была к ней сильно привязана, тогда как Элис была с нами каждый вечер после работы, как и Эмметт, который даже заходил, чтобы просто поздороваться.

Эдвард был с нами целыми днями. Я научила его пользоваться стиральной машиной, а он рассказывал мне о поп-культуре. Я сказала ему, что сильно скучала по музыке, и он подарил мне iPod и заполнил его. Он признался, что скучает по Чикаго, и я приготовила ему пиццу по-чикагски на ужин. Между нами была незримая связь и дружба, в которой нам обоим было комфортно, и я ценила это больше, чем он думал. Было приятно быть с человеком, который не ожидал от тебя чего-то конкретного. Розали, Эм, Элис и Джаз все сравнивали меня со старой Беллой, несмотря на то, что они не были против перемен, но всё равно это чувствовалось в таких фразах, как «раньше тебе это не нравилось» и «я этого не знала». С Эдвардом не существовало старой Беллы. Только я.

Ноги несли меня по знакомым улицам, названия которых я должна была уже забыть, в сторону офиса Эсме. Её компания занимала весь второй этаж офисного здания, которое было видно с нашего балкона.

– Белла! – воскликнула она после того, как я постучалась в её дверь и вошла, убедившись, что у неё нет клиентов. – Какой приятный сюрприз. А где моя nieta*? – Она беспокойно вытянула шею, глядя за моё плечо. Я вздохнула и нахмурилась.

– Я оставила её с Эдвардом. Это что-то вроде репетиции перед тем, как я начну ходить на работу, – ответила я. Эсме пригласила меня присесть. – Он сказал, что будет оставаться с ней три дня в неделю, чтобы я не отдавала её в детсад на всё время. Оба варианта меня убивают. – Она кивнула со знающим лицом.

– Это тяжело, Белла. Вы уже так давно вместе. Но я тебе обещаю, со временем станет легче. Вы обе привыкнете и будете ценить ваше общее время гораздо больше. К тому же у тебя будут короткие рабочие дни.

– Эсме, я не хочу каких-то особых условий, – сказала я, качая головой. – Это работа, ты будешь моей начальницей, и я не ожидаю никаких поблажек.

– Милая, я не буду давать тебе поблажек, – проворчала она с мягким выражением лица. – В основном я работаю с девяти до трех, иногда не работаю после полудня и часто встречаюсь с клиентами. Например, если у меня встреча утром, ты можешь приходить позже. Но я всё равно буду платить тебе за сорок часов в неделю.

– Эсме, ты слишком добра.

Она мягко рассмеялась.

– Мы с Карлайлом придумали, что хотим подарить Майе на день рождения, – неожиданно сказала она.

– Ну, если только это не пони… – ответила я с улыбкой.

Элис была занята планированием идеального дня рождения для Майи, которое будет немного похоже на праздник «поздравляем с побегом», или «добро пожаловать в семью», или «нам жаль, что ты сирота». Мы собирались отмечать в Форксе, чтобы Эдвард мог приехать, и его никто не узнал. Моему отцу понравилась идея о детском празднике на заднем дворе, где мы всегда отмечали мои дни рождения. Всем будет приятно провести выходные за городом, и я очень хотела отвезти Майю на пляж в Ла-Пуш. Я знала, что ей понравится вода и песок.

– Нет, только не говори это ему, а то купит, – сказала Эсме со смехом. Между Карлайлом и Майей сформировалась уникальная связь. Они оба были мыслителями, сделанными из одного материала. Я часто находила их в его кабинете, Майя сидела на его руках, их ноги лежали на столе, и они смотрели в никуда глазами, затуманенными идеями. Он был готов свернуть горы ради неё.

– Ну, тогда я спокойна, – дала я свое согласие.

– Помимо игрушек, мы бы хотели открыть счет в банке для её учебы в университете, – выпалила Эсме. – Мы хотим, чтобы у нее было будущее.

– Эсме, это слишком, – я открыла рот и покачала головой, но она покачала своей ещё более энергично.

– Нет, не слишком. Майя – наша семья, она наша внучка настолько же, насколько ты наша дочь, – прошептала она. – Я всегда считала тебя своей, Белла. Я наблюдала, как ты росла, как ты стала благородной, прекрасной женщиной, и я хочу, чтобы у Майи тоже была такая возможность.

– Спасибо, Эсме. – Я слабо улыбнулась, не уверенная в том, что мы вообще все ещё будем вместе через столько лет.

– Ну, так вот. Эдвард может приводить её сюда. Остальные дизайнеры не будут возражать, и, я уверена, все её полюбят.

Эсме была старшим дизайнером, и у нее в подчинении было ещё четыре человека. Я видела её в роли начальницы, и она совершенно не была похожа на пекущую печеньки, любящую маму, которая сидела напротив меня сейчас. Если она говорила «можно», никто не задавал никаких вопросов.

Я кивнула и посмотрела на часы.

– Ну, тогда увидимся в понедельник, – сказала я и встала. Эсме крепко обняла меня. – Я надеюсь, успеть домой до тихого часа.

– Белла, ты прекрасная мать. И именно поэтому ты в себе сомневаешься. – Я снова кивнула, пытаясь принять её мудрые слова. – И не забудь об ужине в воскресение у нас дома.

– Карлайл снова будет учить Майю читать. Она скоро станет гением под его руководством

– Точно, – согласилась Эсме. – Поверить не могу, как быстро она адаптировалась и развивается. Это потрясающе.

– Она потрясающая, – подтвердили я и направилась к двери. – Но я уверена, Карлайл зайдет к нам до воскресенья.

– Ты права.

Мы попрощались, и я вышла из здания, чувствуя себя немного лучше по поводу моего ухода из дома. Но вскоре облегчение сменилось волнением, которое нарастало по мере моего приближения к дому. Мне хотелось бежать, но я сдерживала себя. Это было испытание, и я могла справиться с ним. Я не спеша поднялась по лестнице, стараясь не торопиться.

Я открыла дверь в квартиру, и меня встретила тишина.

– Майя? – позвала я, сердце стучало у меня в ушах, оглушая. Я прошла через гостиную, заглянула на кухню и в ванную. – Эдвард? – я оглянулась вокруг и заметила записку на кухонном столе.

Белла, сегодня мы:

Почистили зубы.

Досчитали до десяти.

Выучили песенку.

Танцевали и прикидывались монстрами.

Ели на обед пиццу и клубнику.

Сами сходили в туалет. Дважды.

И в настоящее время спим в твоей кровати.

Эдвард и Майя.

Я добежала до спальни, сжав записку в руке, и с облегчением выдохнула, казалось, впервые с тех пор, как вошла в квартиру.

В спальне меня встретила невероятно милая картина. Все сомнения о том, был ли Эдвард хорошей няней, испарились.

Моя кровать была заправлена, и на покрывале лежал Эдвард, а на его груди спала Майя, одетая в громадный свитер. Его правая рука лежала на ее спине, а левая – под головой. Несмотря на мои крики, они продолжали сладко спать, и мне не хотелось их будить. Не отрывая от них глаз, я положила записку на тумбочку у кровати. Майя поднималась и опускалась с каждым дыханием Эдварда. Он выглядел таким умиротворенным, на его лице не было и следа язвительности и сарказма, которые он так часто использовал в общении. Его всегда взъерошенные волосы были в ещё большем беспорядке, чем обычно. Черты его лица, искривленный нос, точеные скулы, щеки, выглядели менее резкими, пока он спал. На какую-то долю секунды я почувствовала что-то. Но я оттолкнула это назад, не успев опознать.

Я осторожно забралась на кровать рядом с ними, но Майя всё равно проснулась и повернулась ко мне. Она медленно сползла с груди Эдварда, пытаясь не разбудить его. Он повернулся вместе с ней, его рука стала подушкой для нее. Я улыбнулась. Даже во сне он чувствовал её и пытался защитить. Майя подползла ко мне, её глаза всё ещё были сонными.

Te amo*, – прошептала я и поцеловала ее лоб. – Mi vida*.

– Я люблю тебя, мама, – тихо ответила она и прижалась ко мне.

Я быстро заснула с улыбкой на лице.

Впервые за долгое время я была вне досягаемости сирен и прошлого. Вместо них на меня смотрели теплые изумрудные глаза. Майя смеялась и обнимала меня. И я была счастлива. Цела.

– Мама, – её голос разбудил меня. Я почувствовала её руки на своих щеках, нежно сжимающие моё лицо. – Пора вставать, – сказала она. – Эдвард. Хватит спать.

Я медленно открыла глаза и уставилась прямо в глаза Майи. Её нос был прижат к моему, и я слегка покачала головой, превращая свое пробуждение в эскимосский поцелуй. Она захихикала и уперлась своим лбом в мой.

– Мама, – сказала она со вздохом.

– Хорошо спала? – спросила я, зевая.

– Да, – ответила она и перевернулась на другой бок, и на какую-то секунду я была сбита с толку, осознав, что Эдвард был с нами в кровати.

– Приветик, Mieja, – проворковал он, когда она разбудила его так же, как меня. Он зарычал на нее, и она зарычала в ответ. – Мы всё ещё волосатые страшные монстры? – спросил он, и Майя ответила новым рыком, и он снова зарычал вместе с ней. – Когда монстры просыпаются, они идут в туалет, – сказал Эдвард, успокаивая её. – Давай, бегом. – С улыбкой он поднял её над собой, подержал на вытянутых руках, а затем поставил по другую сторону от себя на пол.

Мы слышали, как она продолжала рычать на пути в туалет.

– Ну, как все прошло? – спросила я, потянувшись и перевернувшись на спину. Эдвард оставался лежать на спине, но повернул голову в мою сторону. Мы встретились взглядами, и я ахнула, чувствуя теплоту, исходившую от его зеленых глаз.

– Сначала она была очень тихой, но всё было нормально. Хотя в целом, она молчала, если я не задавал ей прямых вопросов. Но я обещаю, она привыкнет.

– Но, кажется, вы хорошо провели время. – Я улыбнулась, глядя на него. – Извини, что прервала ваш тихий час.

– Ничего ты не прервала, – быстро ответил он. Мы замолчали, и я услышала шум воды в ванной.

– Ты когда выходил из самолета, не видел блокнота на моем месте? – неожиданно спросила я, вспомнив, что нигде не могла найти свою записную книжку.

– Нет. Я пытался уйти как можно быстрее. Не хотел шумихи. – Эдварда сел на кровати и потянулся. – Увидимся в понедельник утром?

– Ты не придешь на выходных?– расстроенно спросила я, и он покачал головой.

– Мне нужно в Лос-Анджелес на благотворительный вечер, а потом у меня несколько фотосессий и интервью, на которых настаивает Джеймс, – пробормотал он.

– А… Ну тогда, счастливого пути. Не веселись там сильно и не забывай о нас.

– Не забыл бы, даже если бы хотел. – Он взглянул на меня уголком глаза, улыбнулся и провел пальцами по волосам.

– Пока, макака, – сказал он Майе, когда она вернулась, и поцеловал её в лоб.

– Рака, лалака, – ответила она с огромной улыбкой на лице.

– Увидимся, Белла. – Он помахал мне рукой.

– Пока, – ответила я.

Майя посмотрела на меня, а потом на дверь. Она нахмурилась, проделав это несколько раз.

– Куда он пошел? – пробормотала она, приподняв руки ладошками вверх.

– Он вернется, – пообещала я и села. – К кому ты хочешь сходить в гости: к tia Роуз или tio Эмметту?

Tio Эм! – радостно закричала Майа.

Девочка передо мной не была тем же ребенком, которого я прижимала к себе, покидая Гватемалу. Она расцвела под опекой семьи, которая так любила её.

Единственный факт, который сдерживал моё желание прыгать от счастья, заключался в том, что там, дома, были сотни детей без семьи.

 

---------------------------------------

Chinche – постельный клоп

Mieja (mi hija) – моя дочь, моя девочка.

Tia – тетя

No se vaya – неуходи

Nieta – внучка

Te amo – я тебя люблю

Mi vida – моя жизнь

Tio – дядя 



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1840-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Фрекен_Снорк (30.01.2015)
Просмотров: 1220 | Комментарии: 21 | Рейтинг: 5.0/36
Всего комментариев: 211 2 3 »
0
21  
  ложь про блокнот обязательно всплывёт и Эдвард хрен оправдается...

0
20  
  Эдвард - просто зай, но про дневник умолчал. 

Спасибо за главу!

1
19  
  Спасибо за главу good lovi06032

1
18  
  Спасибки за главу!!!! lovi06032

1
17  
  эх, что ж он про тетрадь то не сказал...

2
16  
  Большое спасибо за главу! good lovi06032

2
15  
  Спасибо большое за продолжение. Зря Эдвард не сказал про блокнот.

1
14  
  Спасибо за перевод!
Да-а...а почему Эдвард соврал?!И как он потом будет оправдываться?!
Вот у Беллы появился тайный союзник-Зафрина!

1
13  
  Спасибо за новую главу! lovi06032

1
12  
  Интересно, что задумал Эдвард? Спасибо за главу.

1-10 11-20 21-21
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]