Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


СУПЕР



                                                                    СУПЕР

Белла Свон любила расхаживать по дому в нижнем белье, танцевать и подпевать дурацким попсовым песням из «Тoп-40». Она любила арахисовое масло – зачерпнуть его ложкой, окунуть в пакет с шоколадной крошкой и назвать это ужином. А иногда, когда настроение было ниже плинтуса или день выдавался особенно неудачным (прямо как сегодня), она любила делать все эти вещи разом.

Вот почему, спустя чуть больше часа и полный альбом Бритни Спирс, она отчищала арахисовое масло от зеркала в прихожей. Слишком резкий поворот в танце – и арахисовое масло улетело с ложки.

* O * O * O *

Ранее в тот же день Белла пережила то, что можно было описать лишь как один из самых неловких моментов за всю её относительно короткую двадцатисемилетнюю жизнь. На самом деле виновата была только она сама. У неё был ужасный день. День, который, имей она склонность говорить языком детских книжек, был бы назван неудачным, кошмарным, отвратительным… очень-очень плохим. Но это был не её стиль. Поэтому, когда Рене позвонила узнать, как поживает её единственная дочь, Белла сказала просто: «Дерьмово, мам. Сегодня дерьмовый день». На что последовал ожидаемый ответ: «Следи за языком, Белла Мари». Рене любила свою дочь, но та никогда не найдёт себе хорошего жениха, если будет и дальше ругаться, как сапожник или один из тех бандитов в сериале «Клан Сопрано».

Рене беспокоилась о личной жизни своей дочери, вернее, об её отсутствии. В возрасте Беллы она уже имела за плечами два брака и одиннадцатилетнюю дочь. Когда Белла пригрозила сменить номер сотового, Рене перестала намекать ей на внуков в телефонных разговорах, но она по-прежнему волновалась. Дочери не вечно быть молодой и красивой. Уж Рене-то знала об этом лучше, чем кто-либо другой.

День был дерьмовым не по какой-то важной, достойной упоминания причине. Никто не умер; никто не разбил ей сердце, никто не предал её доверие. Только мелочи. У неё закончилась диетическая кола. Перегорела лампочка в ванной; в кондиционере требовалось заменить воздушный фильтр; DVD-плеер не записал одну из её любимых программ, и она обнаружила дырку в любимом свитере.

По правде говоря, только она сама была виновата, что оказалась в ситуации, приведшей к тому, что теперь именовалось «инцидентом с тампонами». Когда все эти мелочи наслаивались одна на другую, Вселенная пыталась ей что-то сообщить. Она говорила: «Останься дома, Белла Свон». Однако у периода, в течение которого девушка может обходиться без диетической колы, есть предел.

Именно поэтому она оказалась в магазине, одетая в укороченные чёрные тренировочные штаны, яркую зелёную (в честь дня Святого Патрика) футболку, с дерзкой надписью «Целуй меня», и такую же яркую голубую толстовку с капюшоном. Она собиралась зайти буквально на минутку. Купить диетическую колу, воздушный фильтр, лампочку и – заблаговременно – тампоны. Середина дня, середина недели, кто её увидит?

Стоя перед полкой с тампонами в самом оживлённом из продуктовых магазинов Форкса, штат Вашингтон, она пыталась удержать в руках воздушный фильтр, упаковку диетической колы и лампочки (которые не хотелось бы разбить), и при этом ухватить с полки коробочку тампонов. Она не взяла тележку, поскольку та никак не вязалась с её планом «войти и выйти».

Последнее усилие, и она дотянулась до коробочки. Которая упала на пол. Наклонилась с прижатыми к груди покупками, снова дотянулась… Лишь для того, чтобы коробочка отлетела в конец прохода. Впечатляюще. Раздосадованно выдохнув, Белла отправилась поднимать коробочку. В этот момент она готова была допинать её до кассы, если потребуется.

Однако в конце прохода её ждала вовсе не коробочка с тампонами, а юноша, точнее, мужчина, который её держал. В сущности, всё, что представляют собой тампоны, это немного хлопка и полиэтилена. Немного хлопка и полиэтилена не имеют никакого права вводить людей – ведь именно этим тампоны и знамениты – в конфуз, но Белла не стала исключением из этого правила. Стоя там и прижимая к груди громоздкие покупки, она болезненно остро осознала тот факт, что очень привлекательный мужчина стоит сейчас перед ней и протягивает ей коробочку тампонов.

– Это ваше?

– А, да. Ага.

В этот момент любой другой человек, любой нормальный человек, любой человек, чей день не был дерьмовым и кто не испытывал слабо выраженной кофеиновой ломки, взял бы коробочку и ушёл.

Но Белла Свон заговорила.

– Вы же видите? Написано «супер». – И на этом она не остановилась. – Прямо как я.

Наступила тишина, во время которой оба позволили себе осознать только что произнесённые ею слова. А потом она побежала. Белла развернулась и бросилась к ближайшей кассе, оставив его держать её коробку тампонов.

Эдвард Каллен посмотрел на коробочку в своих руках, а затем, подняв голову, проводил глазами быстро удаляющееся буйство красок и каштановые кудри, которые менее чем две секунды назад стояли перед ним, смущённый тем, что только что произошло.

Он снова посмотрел на коробочку.

– О!

Осознав, чтó он держит в руках, он сунул коробочку на ближайшую полку и поспешно удалился, оглядываясь и почёсывая затылок.

Уже дома Белла обнаружила три вещи: 1. она купила воздушный фильтр не того размера; 2. она купила диетическую колу без кофеина; и 3. когда она, спеша покинуть место происшествия, швырнула покупки в машину, лампочки разбились.

Она решила, что это послание Вселенной означает только одно: «А я тебя предупреждала». В ближайшие дни она из дома не выйдет.

* O * O * O *

Тем же вечером к Белле заглянула её лучшая подруга Элис и застала её за чисткой зеркала в одном белье. Услышав про «инцидент с тампонами», Элис решила: подруге необходимы перемены. Нужно снять треники, выйти из дома, найти привлекательного представителя противоположного пола и переспать с ним. И если Белла отказывается, то прямая обязанность Элис – пинком под зад придать ей необходимое ускорение.

Элис относилась к тому типу худеньких женщин, которые год от года становятся всё худее. И волосы её с течением лет становились всё короче и торчали ёжиком всё сильнее. Элис всегда приписывала это своей хорошей наследственности, но знала, что Белла не особо ей верит. Элис не могла смириться с тем, что её папа женился на молоденькой.

На протяжении многих лет Элис наблюдала за тем, как её подруга медленно замыкается в себе. После одного особенно отвратительного разрыва – спустя три года совместной жизни он, видите ли, проснулся утром и просто решил, что из этого ничего не выйдет – Элис всё труднее становилось подымать Беллу с её безопасного места перед DVD-плеером, снимать с неё треники и выводить в реальный мир. И хотя Элис никогда не сказала бы этого Белле в глаза, она начала соглашаться с Рене. При всей нелепости своего нытья, в одном Рене была права: если Белла не перестанет скрываться от людей, она вполне может остаться одинокой.

– Я не хочу никуда идти, Элис, – повторила Белла.

– Выключи «Проект Подиум» и пошли со мной. Тим Ганн может подождать, а твоя сексуальная жизнь – нет. Почему у тебя на зеркале арахисовое масло?

– Это, вообще-то, не твоё дело. И Тим Ганн не похож на самого терпеливого из людей, Элис. А моя вагина, наоборот, очень терпелива. Она прямо как святая покровительница терпения. И что это? Что у тебя в руках?

– Это джинсы, Белла. Девушки иногда носят их вместо треников. Или просто, знаешь, носят. – Элис подняла джинсы и выразительно посмотрела на ноги Беллы.

– Это не джинсы. Это… колготки цвета джинсов. Они даже на десятилетнюю девочку не налезут. Ты видела мою задницу? Серьёзно! – Она повернулась к Элис спиной и посмотрела себе через плечо. – Посмотри хорошенько сначала на неё, а потом на эти джинсы. Ничего не выйдет. Законы природы в действии. Или, может, законы физики, не знаю. Никогда не была сильна в точных науках.

– Они тянутся.

– Пожалуйста, Элис, не сейчас. Возьми свои вызывающе узкие джинсы и иди домой. Серьёзно. – Белла помолчала. – Я люблю тебя, но я говорю серьёзно.

Её подруга – давняя подруга, с которой, вероятно, следовало бы обойтись повежливее, однако давность их дружбы позволяла проявить немного вредности и себялюбия – развернулась и ушла, унося с собой негодные джинсы.

Белла вздохнула. Она слышала Вселенную громко и отчётливо, и на этот раз она намерена была прислушаться к её словам.

* O * O * O *

Два дня спустя она сдалась. В том, что касалось сексуальной жизни Беллы, Элис была последовательна, упорна и неотступна, а любое сопротивление ей только усугубляло ситуацию. Белла это знала, поэтому не спорила. Элис нравилось представлять, что её жизнь есть некая смесь «Секса в большом городе» и «Сплетницы». Она всегда пыталась превратить события собственной жизни и жизни подруг в сценарий, полный драматичных сцен, затянутых монологов и модной одежды. Белла давно перестала воевать со склонностью своей подруги к драме, решив, что это приемлемая цена за их дружбу.

Поэтому сейчас она, одетая в тугие джинсы, оказавшиеся очень даже растяжимыми, стояла около высокого, немного липкого столика, допивая вторую бутылку пива и слушая, как Элис пересказывает их подруге Роуз «инцидент с тампонами».

– Ты сравнила себя с коробкой тампонов? – Роуз умела приподнимать одну бровь, в то время как другая оставалась неподвижной – навык, которому Белла всегда немного завидовала.

– Уверяю тебя, это был не лучший момент моей жизни.

– А ты правда используешь тампоны «супер»?

– Мы, что, пришли сюда обсуждать мои месячные? – Белла сделала очередной глоток пива и осмотрелась. Поскольку были выходные, в баре было довольно людно. В маленьком городке весьма мало мест, куда можно сходить выпить.

– Ну, хоть не «супер плюс», – услужливо добавила Элис.

– Да уж. – Белла закатила глаза. – Вышло бы ещё хуже. – Она покачала почти опустевшей бутылкой перед Роуз.

– Когда ты успела так облениться? Вот поэтому у тебя и нет никого.

– Я успела облениться, когда ты надела топ, едва прикрывающий соски. Тебя в нём обслужат гораздо быстрее, чем меня. – Белла мило улыбнулась и снова покачала бутылкой.

– А с какой стати мне их прикрывать? Они великолепны. – Наверное, она была права. Подобно тому, как Элис с возрастом худела, Роуз год от года становилась всё красивее. У Розали не бывало периодов сомнений в себе. Белле этого было не понять. Никто не может быть истинно красивым постоянно.

Роуз знала о своей привлекательности – в конце концов, у неё были глаза. Всю жизнь она слышала о своей красоте. «Ах, какая красивая малышка!» превратилось в «Ты только глянь вон на ту очаровательную штучку!» в бесконечной череде конкурсов красоты. Роуз была красива, но не имела той спокойной красоты, которая была у Беллы – некоего излучения, чего-то неуловимого, того, что, как ни старайся, не выразишь словами. И она всегда завидовала этому качеству своей подруги. Какие джинсы ни натягивай, сколько блеска для губ ни накладывай, этого эффекта ты всё равно не добьёшься. Роуз пришла к выводу, что этой маленькой сучке просто повезло такой родиться.

Двадцать минут спустя произошло то, что Белла позднее назовёт ключевым моментом. Она подняла голову и увидела, как в двери входит он. Если правильно прищурить глаза и поднять голову, то можно было почти представить у него в руках коробку тампонов.

– О, нет. Нет-нет-нет-нет.

Эдвард Каллен улыбнулся, узнавая её, в тот самый момент, когда она юркнула под стол.

– Почему ты под столом? – Элис наклонилась, разглядывая Беллу, которая скрючилась под столом, вцепившись в свое пиво.

– Он здесь! Парень с тампонами! – прошипела Белла.

– Ты в курсе, что ты чокнутая? – Роуз дала ей пинка под зад.

– Прекрати, идиотка. Не смотри на меня, Элис. Может быть, он меня не увидел.

– Он увидел. – Голос был более глубоким, чем, по мнению Беллы, можно было ожидать, исходя из его худощавого телосложения. Не то, чтобы она думала об этом… много. Его медно-рыжая голова, в перевёрнутом положении, показалась перед её лицом и улыбнулась ей. – Привет, супердевушка.

Белла выбралась из-под стола и встала.

Роуз и Элис переводили взгляды с Беллы на Эдварда, чья улыбка была широкой и озорной.

Это тот, в кого ты кинула коробку тампонов? – спросила Роуз, как только поняла, что никто не собирается ничего говорить.

– Заткнись, Роуз, – тихо пробормотала Белла. Голос прозвучал немного невнятно из-за прижатого к её рту горлышка пивной бутылки.

– И она бросила меня с тампонами в руках, – уточнил он, продолжая усмехаться.

Глаза Беллы расширились.

– Так. Знаешь, довольно. Тебе никуда не пора?

– Эдвард. Меня зовут Эдвард, и я думаю, что мне и здесь хорошо. Вообще-то, просто супер.

– Потрясающе. – Белла уронила голову на стол.

* O * O * O *

Спустя час она была пьяна. Очень пьяна. Напиться казалось правильным решением. Эдвард Каллен, независимо от причин его появления в баре той ночью, остался за их столиком. И никакие грубости со стороны Беллы не убедили его уйти. Так что она напилась.

И почему-то сейчас они с Эдвардом были только вдвоём.

– Ну, и что теперь?

– А что теперь?

– А то! Что теперь на очереди? Чуть ли не весь вечер ты обсуждал один из самых неловких моментов в моей жизни. Дальше что? У моей мамы наверняка есть мои детские фотографии, которые очень стыдно кому-либо показывать. Уже малость поздновато, но она, возможно, ещё не спит. Могу позвонить ей, если хочешь.

Он положил обе руки на стол и стал вертеть в пальцах зелёную бутылку.

– Ну, в обычном случае я купил бы тебе выпивку и постарался зазвать к себе домой, но мы оба знаем, что в следующие четыре-семь дней это невозможно.

Она закатила глаза.

– Вообще-то, возможно. – Она сказала это себе под нос, но, видимо, вдобавок к точёной челюсти и грубоватой красоте, Эдвард обладал ещё и абсолютным слухом. Он перестал крутить бутылку.

– Что?

– Ничего. Я купила их просто про запас. Не важно. Пожалуйста, можно уже сменить тему?

Он подвинулся так, что оказался стоящим рядом с ней.

– Да брось, Белла. Это было забавно! Я бы даже сказал, очаровательно.

– Для тебя – возможно. Это не ты сравнил себя с коробкой тампонов. – Его руки легли на стол рядом с её руками, и он склонил свою голову к её.

– Это не ты, как болван, осталась стоять посреди продуктового магазина с коробкой тампонов. – Он толкнул её в плечо. Она улыбнулась и прислонилась к нему.

– Ладно, я тебя поняла.

– Так, значит, – он наклонился совсем близко к ней, – просто про запас, а?

* O * O * O *

Белла лежала на спине, обнажённая, упираясь стопой в плечо Эдварда и не давая ему наклониться к ней. Он укусил её за большой палец.

– Убери мою ногу из своего рта, извращенец. – Она провела пальцами ноги по его голой коже и ткнула его в щёку своим теперь уже слегка мокрым большим пальцем.

– Убери ногу с моего плеча, чтобы я мог тебя трахнуть. – Он помолчал секунду. – Это будет супер. Обещаю.

Он пошевелил бровями и ухмыльнулся, а она, нахмурившись, толкнула его ногой в плечо. При этом её задница слегка приподнялась над кроватью, он же практически не сдвинулся с места.

– Вредный.

– Смешная. – Взяв её ногу за лодыжку, которая казалась такой маленькой в его больших руках, он убрал её со своего плеча, схватил Беллу за бедра и притянул к себе.

* O * O * O *

– Я думаю, ты делаешь это неправильно.

Голова Эдварда поднялась, бедра замерли.

– Что?

В его ярко-зелёных глазах читалось в этот момент сильное беспокойство.

Белла сдула упавший на глаз локон.

– Ты сказал, что трахнешь меня. То, что ты делаешь – это секс, и, разумеется, хороший секс, но это не трах. Думаю, ты делаешь это неправильно. Я имею в виду трах. – Это была не вся правда. Секс с Эдвардом Калленом было лучшим из того, что она когда-либо испытывала. Но она не могла сказать ему об этом. Всегда стремись к большему. Так всегда говорила её мать. Кроме того, она была крайне не сильна в постельных разговорах. Жёстче. Быстрее. Да, малыш, вот здесь. В её устах это всегда звучало неестественно, словно у какого-то секс-робота, а поскольку таковые по душе лишь очень специфической категории людей, обычно не попадавшей в её постель, то обе стороны в итоге чувствовали себя весьма неловко.

Он немного отодвинулся, чтобы рассмотреть её лицо.

– Ты серьёзно?

– Просто говорю. Ты обещал одно, а делаешь другое. Это введение в заблуждение. – Теперь он выглядел искренне расстроенным. Даже злым. Она отложила на потом размышления над тем фактом, что его гнев снова её возбудил. Сейчас было время для траха.

Он что-то бормотал – до неё донеслось «Я ей не верю» и «Да ты издеваешься» – и яростно качал головой. Наверное, подумала она, он надеется, что если будет трясти головой достаточно долго и сильно, то время повернётся вспять и она не скажет этих, очевидно, крайне смутивших его слов, и они продолжат заниматься сексом. Очень хорошим сексом, разумеется.

– Знаешь что? Просто. Неважно. Забудь, что я это сказала. Продолжай. Было очень хорошо. Прекрасно даже. Держу пари, я даже кончила. – Она быстро погладила его по плечу.

А потом он исчез. И она с изумлением почувствовала, как её перевернули и с хриплым: «Будет тебе трах!» уложили на живот.

Она была очень маленькой. Не самой худой из девушек, которых ему доводилось трахать, но достаточно маленькой, чтобы он мог её немного пошвырять. И она была красивой, очень красивой, он разглядел это в баре. Не сексуальной красоткой, но, безусловно, красивой. У него создалось ощущение, что она из тех девушек, что наделены истинной красотой, которая становится явной лишь тогда, когда их узнаёшь по-настоящему. Он хотел в этом удостовериться.

Она услышала, как он прорычал «На колени», ощутила шлепок по задней части бедра – возможно, более грубый, чем необходимо – и приняла указанную позу.

И тогда он вернулся. Его бедра снова двигались, он тянул её вверх, назад, к себе, ладонь накрыла сосок, губы коснулись уха.

– Лучше?

Она кивнула, её руки искали себе место, одна из ладоней упёрлась в спинку кровати.

– Лучше.

* O * O * O *

Она проснулась от запаха бекона (если быть точнее, сгоревшего бекона) и в пустой кровати, что в значительной степени затрудняло её план быстро и тихо собрать свою одежду и уйти. Глядя в потолок, она прикинула, какие у неё есть варианты, и через секунду встала с кровати, чтобы одеться, но не смогла найти рубашку. Она натянула свои джинсы, сверху надела футболку с длинными рукавами, которую нашла на полу, и вышла в кухню, где её атаковал запах сгоревшего бекона.

– Ты надел мою рубашку?

Эдвард стоял у раковины, и на нём действительно была та рубашка, в которой она пришла вчера вечером. Голубая ткань обтягивала бицепсы и торс, заканчиваясь чуть выше пупка. Он повернулся к ней и улыбнулся.

– И приготовил тебе бекон.

– Зачем?

– Зачем приготовил бекон или зачем надел рубашку?

Она села за стойку на один из табуретов.

– Думаю, и то, и другое.

– Что ж, – он опёрся о стойку рядом с ней, – я надел твою рубашку, потому что понял, что без неё ты не сможешь улизнуть. И приготовил тебе бекон, потому что, вообще-то, после вчерашней ночи ты должна была проголодаться.

– Кто говорит, что я собиралась улизнуть?

– О, ты бы улизнула. Это в твоём стиле. Мне ли не знать.

На это Белле возразить было нечего, поэтому она решила сменить тему.

– Что это у тебя на ногах?

Эдвард с гордостью выставил вперёд ногу в носке.

– Это носки с подошвой! Круто, правда? – Именно этим они и были: ярко-зелёные шерстяные носки с темно-коричневой кожей, пришитой на подошвы.

– Слушай, я понимаю, мы едва знакомы, но я думаю, ты не должен их носить. Никогда.

– Они очень удобные! Вдобавок зимой эти полы очень холодные. – Эдвард покрутил ногой, чтобы подчеркнуть свои слова.

– Я лишь хочу сказать, что если бы я заранее знала про эти носки с подошвой, то прошлой ночи могло бы и не быть. Чем тебе обычные носки не угодили? – Она встала, собираясь уйти.

– О, прошлая ночь была бы в любом случае. Зачем ты встала? – Он выпрямился и преградил ей путь.

– Ухожу. Рубашку носи на здоровье.

– Ты не можешь уйти; ты даже не попробовала бекон. – Он подошёл ближе, ухватил её за ткань футболки, свободно болтавшейся на её талии, и притянул к себе. – И ты в моей футболке.

– Можешь забрать её обратно. Только верни мне мою.

Он склонился к ней и потёрся своим носом о её нос.

– Ты мне нравишься в моей футболке. Ты выглядишь…

– Если ты правда хочешь, чтобы я осталась, не говори «супер», – предупредила она, прижимая свои губы к его губам в быстром поцелуе.

– Я бы не посмел. – Он улыбнулся ей в губы и углубил поцелуй.

– Нет, серьёзно. Я ухожу, – сказала она, когда он начал пятиться к спальне и потянул её за собой.

– Я думаю, ты делаешь это неправильно.



Источник: http://robsten.ru/forum/73-1792-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: leverina (18.11.2014)
Просмотров: 1177 | Комментарии: 28 | Теги: Конкурс, фанфикшн | Рейтинг: 5.0/57
Всего комментариев: 281 2 3 »
avatar
0
28
Одним словом "Супер"  good Спасибо за перевод!
avatar
1
27
понравилась неординарная Белла, спасибо!
avatar
1
26
Очень интересная и веселая история. Эта Белла меня покорила fund02002 JC_flirt
avatar
1
25
спасибо good good good
avatar
1
24
Весело.
avatar
1
23
Класс...
История забавная, веселая...
Спасибо большое good good good
avatar
1
22
Спасибо!  lovi06032
avatar
1
21
Спасибо,веселая истори good
avatar
2
20
Прекрасная история! good Хочется ее продолжения... hang1
Спасибо большое! lovi06032 lovi06032 lovi06032
avatar
1
19
Спасибо! Очень понравилось:))
1-10 11-20 21-28
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]