Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


The Best I Ever Had. Глава 8.

Понедельник…

Вторник…

Среда…

Четверг…

Я провела эти четыре дня во всхлипываниях и страданиях по Эдварду…

Ну, не совсем. Но какая-то часть меня чувствовала себя немного одиноко. Не то чтобы мы болтались вместе каждый день, хотя я не могла припомнить, чтобы не видела его четыре дня подряд. Было всегда само собой разумеющимся то, что он просто был поблизости, в моем городе, в моей атмосфере. Я могла позвонить ему, и он бы добрался до меня так быстро, как только мог.

Но медленно я стала понимать, что теперь появилась разница. Прежде, я скучала бы по нему от того, что хотела его где-то неподалеку от себя. Теперь, я скучала по нему от того, что хотела его рядом с собой.

Совсем не помогало то, что он казался таким светящимся от радости из-за предстоящего полета; понедельник оказался таким же облачным и скучным, как я и ощущала себя – без дождя, просто мрачный день, в который, чтобы улыбнуться, нужно было приложить лишние усилия. Хоть я и улыбалась, и даже смеялась, когда он отправил мне фотографию двух девушек на роликовых коньках в бикини, дополнив сообщением: *Хотя я летел в ЛА, кажется, я приземлился на съемках «Спасатели Малибу» в 1992 году*

К тому моменту, когда он позвонил мне тем вечером, я чувствовала себя немного в отчаянии. Мы находились на пороге чего-то большого, и все ощущалось так, словно я, наконец-то, смогла уладить все в своей голове, но карма отнеслась ко мне немного по-сучьи и заставила меня подождать.

А я не умела ждать.

Он велел мне скачать какую-то программу на мой компьютер – Страйп или Свайп… или что-то такое – и после нескольких инструкций, не смотря на то, как я была безнадежна во всех этих технологиях, мы начали видеочат. Возможность увидеть его лицо сделала меня счастливее, и заставило мое сердце сжаться… немного…все и сразу.

- Как Калифорния? – спросила я его, мои глаза метались туда-обратно между камерой в верхней части моего ноутбука и изображением на экране.

- Белла, просто смотри в экран. А то, похоже, будто у тебя припадок. – Я показала ему язык, но посмотрела прямо на его лицо. – Калифорния – отлично. Клиенты – нет. Они, действительно, заставят меня пройти через огонь и воду.

- Мне жаль, - ответила я. – Думаю, они хотят, чтобы ты заслужил повышения.

- Ага, я тоже так думаю, - кивнул он. - Будем надеяться, что не облажаюсь.

- Ты не облажаешься. Есть что-нибудь, что я могу сделать, чтобы ты почувствовал себя лучше?

Слова слетели с моего языка под влиянием какого-то нового инстинкта; даже если буду первой, кто признает, что я не являюсь сострадательным человеком, то хотела увидеть его улыбающимся, его - сияюще-солнечным.

- Не-а, - сказал он, пожав плечами. – Видеть тебя - уже довольно хорошо.

Улыбнувшись, сказала:

 – Я соскучилась по тебе. – Думаю, ему было необходимо это услышать, потому что пришел мой черед, прямо сейчас.

- Наконец-то, - ответил он.

- Что?

- Наконец-то, ты стала самой собой. Это заняло вечность.

Я хмыкнула:

– Это заняло неделю.

- Не важно. Вся эта работа была изнурительной. В смысле, я знал, что так и будет, рано или поздно, но…

- Ох, прекрати быть таким самодовольным, - сказала я ему. – Это, в своем роде, бесит. – И, как ни странно, так привлекает.

- Что? Я не самодовольный!

- Абсолютно самодовольный! – ответила я. – Если бы ты был гномом из Белоснежки, они бы звали тебя Хмыкун (Smirky – анг. Smirk – ухмылка, глупая самодовольная улыбка) – Он попытался сделать вид, что обиделся, но все же рассмеялся.

- Будь немного снисходительна, окей? – ответил он. – Я ухаживал за тобой очень тщательно. Цветы и конфеты? Пффф! Я принес тебе кофе и пончики. Единственное, что я не сделал – это не цитировал стихи для тебя, как Пабло Неруда и т.п. 

- Если быть честной, мне бы не понравилось это, в любом случае.

Он ухмыльнулся и вдруг сказал:

- Я передумал.

- О чем?

- Видеть тебя – это хорошо. Но видеть тебя без рубашки, бесспорно, без сомнения, заставит меня почувствовать себя лучше, - ответил он, словно предложил мне только что отличную сделку.

- Ты хочешь, чтобы я сняла свою рубашку? – спросила я.

- Черт, да! – воскликнул он так эмоционально, что я захихикала.

- Я сниму, если ты снимешь свою.

И мгновенно, по другую сторону от экрана, опрокинувшегося на бок, словно Эдвард скинул свой ноутбук с колен и резко встал, раздался неразборчивый шум, а затем камера закачалась и остановилась. Честно говоря, я уже было решила, что эта наносекунда была слишком долгой, чтобы оценить, сколько потребовалось Эдварду на то, чтобы проделать это и вернуться обратно в мое поле зрения уже без рубашки и с широкой ухмылкой на лице.

- По рукам.

Я рассмеялась и сняла свою рубашку, перехватив его осунувшееся лицо в тот момент, когда он осознал, что на мне был одет топ.

- По рукам, - ответила ему я.

- Что? Так нечестно! – заскулил он.

- Тебе следовало быть более конкретным, - предупредила я. Невозможно было не наслаждаться зрелищем его без рубашки, что я и делала, даже если, все что было видно, это верхняя часть его торса. Да, я любила, как свет кружит в практически белокурых волосках на его груди, и его гладкие плечи, и отчерченные линии его ключицы, как они формируют небольшие впадинки, когда он работает за компьютером. Но так же потому – думаю, тут я впала в гипноз — меня поразило то, что я могла так смотреть на него, так как Эдвард был мой настолько, что позволял мне смотреть на него, любоваться им и, когда эта проклятая Калифорния будет позади, даже коснуться его.

Он обиделся и от этого стал выглядеть как маленький мальчик в теле взрослого мужчины.

- Ты - жестокая женщина. Я имею в виду… у меня был долгий, трудный день на работе. Я в двух тысячах восемьсот трех милях от того места, где хотел бы быть – и знаю это потому, что гуглил гугл-мэп (http://maps.google.com). У меня уйдет тридцать восемь дней, чтобы дойти пешком до твоего дома. Последнее, что ты могла бы сделать - это показать мне свои груди. Я имею в виду… серьезно! Это просто правила хорошего тона. – Я рассмеялась, но он продолжал скулить. – Я… просто покажи мне хоть одну. Или… ложбинку. Или просто сосок. Я мог бы обойтись соском.

- Обойтись? Сосок – самая важная часть груди! – заявила я ему. – Это типа как… ты можешь увидеть всю грудь и не увидеть сосок, и тогда, считай, ты не видел грудь. Ты посмотришь просто на сосок и не увидишь грудь, и все же ты видишь грудь. Грудь без соска это просто… жир.

- Что за черт? – сказал он, выглядя обозленно. – Грудь - просто жир? Почему ты пытаешься разрушить ценность груди передо мной? Почему ты пытаешься разрушить мою жизнь?

- Окей, окей, - сказала я, хихикая, – прости. – Я знала, что в большей части это была шутка, но выглядел он таким расстроенным. Больше чем уверена, Эдвард был из тех мужчин, что помешаны на груди.

- Итак, ты сделаешь это для меня и покажешь мне немного титек?

– Посмотри на себя, - фыркнула я. - Это такая тонкая линия между остроумием и мерзостью, и сейчас ты с двух сторон…

- Ты знаешь, что я действительно люблю с двух сторон…

- Окей, это моя вина. Я перефразирую… что ты так широко разводишь, что сможешь…

- Ты знаешь, что я люблю широко разводить?

- Эдвард!

- Что?

- Не могу поверить, что ты собирался сказать это!

Он выгнул бровь, и я уже знала точно, что попала в беду. – И что же ты думаешь, я собирался сказать?

- Что-то грязное.

– Что? - Он издал громкий звук, выражавший его шок. Я собирался сказать «мои руки», Белла! Вот они должны быть широко разведены. Мои руки. Мое сердце, что чисто и невинно. – Я усмехнулась, и он скорчил мне рожу. – Мой ум полон возможностей. Вытащи и свой разум из… канавы.

Мы проговорили несколько часов, которые, кажется, прошли как минуты, пока я, наконец, не начала зевать так сильно, что Эдвард воскликнул:

- Белла, черт подери, у тебя уже два пятнадцать ночи. Ну-ка, в кровать!

- Я – *зевок*- не -* зевок*- хочу спать, - ответила я. Мне не хотелось завершать наш разговор… чат… видео… что бы это ни было и возвращаться к тоске по нему. Прямо сейчас, мой сонно-затуманенный мозг интересовался, можно было бы сохранить это видео на несколько следующих дней, пока он не вернется.

Я даже не поняла, что сказала это вслух, пока не услышала:

- Думаю, это идея, но это может усложнить работу.

- Это ничего, – сказала я, снова зевая. – Люди на работе уже и так знают, что я странная.

Он рассмеялся.

- Иди в кровать, Белла. Мы поговорим в то же время завтра … или сегодня, как я понимаю. Тебе удобно?

– Ага, - кивнула я, - … удобно.

Он улыбнулся.

- Спокойной ночи, Белла.

- Спокойной ночи. Эй, Эдвард? – сказала я просто, когда увидела, как он протянул руку к кнопке, чтобы закрыть окно.

- Да?

Я ничего не ответила – просто оттянула одну сторону моего топа и сверкнула перед ним своей грудью и соском… бессовестно. Подождала, пока не увидела его сияющую ухмылку, и закрыла экран.

— | —

По пути на работу на следующее утро, я получила смс от Эдварда:

*Я отправил тебе письмо на электронку. Если ты будешь проверять его на работе, убедись, что никто не смотрит в твой экран*

Я ответила: *Почему?*

*Твое маленькое пип-шоу вдохновило меня прошлой ночью* - откликнулся он.

*Что ты имеешь в виду?* - отправила ему в ответ, но поезд метро въехал в туннель, и сигнал был утерян, оставляя меня в нетерпении увидеть, что же он придумал.

Я получила его смс, как только вышла из метро.

*Я написал тебе эротическую поэму.*

Я пробежала четыре квартала от метро быстрее, чем когда либо до этого в своей жизни, думая «Эдвард написал мне эротическую поэму?» «Эдвард написал мне эротическую поэму!» снова и снова. К счастью, когда пришла на работу, Анджелы не было за ее рабочим столом, и я быстро поспешила проверить почту от Эдварда…

И почти выплюнула кофе, как только увидела его письмо на экране.

Оно гласило:

Думаю, ты сделала поэта из меня, Белла.

Эдвард Каллен. Эротическая Поэма №1:

Эта грудь лучше всех, в этом я не шучу.

Не найти мне покой, когда я не с тобой.

Буду вечно искать и вкушать эти лучшие груди.

 

Я грущу, когда ткань покрывает ее

И люблю ее вид обнаженный,

Но мне надо идти, отдохнуть и прийти*.

От одной только мысли об этой груди.

Конец

(ПП:*прийти- coming - кончать)

Получи, Неруда – Э.

 И я начала смеяться, а затем и хохотать. Когда, наконец, окончательно смогла восстановить дыхание, позвонила ему.

- Хэй. Ты прочла мое письмо? – спросил он, как только снял трубку.

– Эммм… - рассмеялась я, - ага, прочла.

- И?

- Что и?

- Что думаешь?

- Думаю, ты меньше всего похож на Неруду, скорее на грустную версию Доктора Сьюз  – ответила я ему.

– Я готов смириться с этим, - усмехнулся он. - Тем более что это больше в моем стиле.

 - Почему ты не спишь? Разве это не до смешного раннее утро у тебя?

– Некоторые люди встают раньше 7 утра, Белла, - вздохнул он. - Я знаю, что это невообразимо для тебя, но это случается. В любом случае, у нас утром первым делом две большие презентации, а затем после обеда - у них какие-то дела. И вот, завидуй, это не что иное как пляжная вечеринка.

- Вот черт, - сказала я, выглядывая из окна, где начал накрапывать дождь. – Почему мы не живем в Калифорнии?

- Понятия не имею, но мне лучше пойти, - сказал он.

- Ага, мне тоже.

- Эй, просто оцени всю ту тяжелую работу, что я вложил в эту поэму, окей? Подумай о том, чтобы наградить меня за это.

- Ах вот как? И что же ты хочешь?

- Ох, ты знаешь, чего я хочу.

 Я обвела взглядом офис, чтобы убедиться, что никто не подслушивал, прежде чем вздохнула и ответила:

- Ты хочешь увидеть мою вторую грудь, не так ли?

- Именно. - Я услышала, как он ухмыльнулся. - Кто знает, на что обе груди могут вдохновить меня в писательстве?

- Я подумаю об этом.

- Ты женщина с ледяным, ледяным сердцем, Белла Свон. Думаю, мне придется найти способ согреть тебя.

Он улыбнулся, и, даже если я и не могла видеть, его улыбка была заразительна в его игривости.

– У тебя слишком длинный язык.

- О, думаю, ты знаешь, что еще длинное.

- Лучше бы тебе иметь в виду твое эго.

- Если так ты хочешь называть его, - сказал он, не скрывая ухмылки.

Я рассмеялась.

- Не могу вести такой разговор в 9.30 утра.

- Попробуй вести его в 6.30.

 Мы болтали в течение еще минут десяти, пока не пришла Анджела, и я поняла, что мы действительно, действительно не способны заканчивать телефонные разговоры. День прошел без каких-либо происшествий, в основном потому, что я ожидала разговора с ним этим вечером. Однако когда он появился на экране позже, я встретила его неожиданным…

- ВАУ! – воскликнула я.

- Знаю, - простонал он. – Не говори ничего, пожалуйста?

– Да, точно, будто это возможно, - фыркнула я.

- Ладно, - вздохнул он. – Но будь нежной со мной, – сделал паузу, прежде чем добавить, – даже если мне нравится, когда ты немного груба со мной. – Он ухмыльнулся, а затем поморщился.

- Ты похож на «стоп-сигнал»,- сказала я, имея в виду его нелепый загар. Часть его лица была прекрасного золотисто-коричневого оттенка, который делал его зеленые глаза еще больше. Но, к сожалению, большая часть, такая как – нос, скулы и лоб были ярко красными. – Ты выглядишь как пожарная машина. Как нос Рудольфа (нос рождественского оленя.) Как красный знак светофора.

- Давай, выплесни это из себя.

- Как яблоко. Или помидорчик. Подошва тех реально дорогущих туфель на каблуках, что носят знаменитости. Как губная помада у шлюх. Как китайский флаг. Как соус для спагетти у Леона. Как конверт Netfkix . Как волосы Кэррот Топ . Как Розали, когда она очень зла…

- Окей, хватит. Ты закончила? – спросил он. Было так хорошо. Я исчерпала свой поток, но его слова напомнили мне кое о чем.

- На самом деле, это напомнило мне о том времени, когда ты навестил нас после весенних каникул – это был твой выпускной год? У тебя был ужасный загар, и все те три недели Роуз звала тебя…

- Не смей говорить это, Белла, - предупредил он.

- Почему нет?

- Она написала это имя на стене моего Фейсбука, и все… каждый стал называть меня так. Я был в такой заднице, - сказал он.

- Я никогда не называла тебя…

- Не смей произносить это вслух.

- Но, - выпятила я губы, – это нечестно. Я никогда не пыталась назвать тебя так тогда. Последнее что ты мог бы сделать, это позволить мне назвать тебя так сейчас. – Попыталась изобразить взгляд маленького щенка. Я не была из тех милых девушек, что вероятно были ближе к одной из тех уродливых бесшерстных пород, но, кажется, это сработало.

Эдвард вздохнул.

- Ладно. Ты можешь назвать меня так один раз. И все. Один раз высказать это, и затем я не желаю когда-либо услышать это снова от тебя.

- Окей! – сказала я, ухмыляясь.

- Окей, - ответил он. Театрально вздохнул. – Ну, давай.

- Что? Ни за что! Если у меня есть всего один раз, чтобы назвать тебя так на всю нашу жизнь, я припасу его для действительно - действительно подходящего случая.

На его лбу пролегли морщинки.

- Я… отлично. Но никаких «отворот-поворот», если ты случайно выплюнешь это слово.

Я возмутилась:

– Типа если мы занимаемся сексом, и я вдруг выкрикиваю его?

Он не ответил, и я пощелкала пальцами перед камерой несколько раз, чтобы привлечь его внимание.

- Прости, ты потеряла меня на словах «мы занимаемся сексом», - ответил он. – И, чтобы ты знала, я возмущен «если», что ты поставила перед этой фразой. – Его слова были ничем иным как поддразниванием, но они напомнили мне о той нашей ночи вместе. Внезапно, я захотела, чтобы он оказался здесь по некоторым причинам больше, чем по другим.

- Белла? – на этот раз уже он пощелкал пальцами, чтобы привлечь мое внимание. – Я ведь не обидел тебя, ведь так?

Миллионы мыслей и воспоминаний, всплывших в моей голове, были чем угодно, только не обидой.

- Нет… я просто думала.

Он замолчал на некоторое время, прежде чем тихо спросить:

- О той ночи?

Я не вполне доверяла своему голосу в этот момент, поэтому просто кивнула. Он быстро заморгал, и я увидела, как он тяжело сглотнул, кадык его адамова яблока, кажется, был невероятно сексуальным для меня. И, хотя его физически не было здесь, комната, кажется, сузилась только на мне, смотрящей на него, и его, смотрящего в ответ на меня.

Он прочистил горло, но его голос все еще был немного охрипшим, когда он спросил:

- И что ты думала?

Было немного страха в голосе, когда я заговорила – я не была особым оратором, тем более не в таких вопросах, - но часть меня действительно желала сказать это, желала, чтобы он знал, что я тоже его хочу:

- Я думала о том… эмм... обо всем том, что мы делали.

- Дааа? – его голос понизился.

- Да. И о том… каким это может быть, если… - я сделала глубокий вдох и поправила саму себя – когда мы сделаем это снова.

- Ты и понятия не имеешь, Белла, - ответил он, его голос был уверенным и хриплым, и таким очень - очень сексуальным. – Все те вещи, о которых я думал, о той ночи, о том, что я … - он выдохнул последние слова, покачивая немного головой и на мгновенье, я представила его дыхание и его слова на своей коже. Почувствовала тепло в каждой клеточке своего тела.

Я сглотнула и хрипло спросила:

– Как-нибудь, расскажи мне о них, окей?

Блеск его глаз было легко заметить и через монитор. Он все еще был игривым Эдвардом, но я видела, как заиграли его желваки, и мне стало интересно, представлял ли он как я… я прижимаюсь к нему, пока он говорит мне все эти вещи и затем делает их со мной. Или, может быть, говорит мне все это, в то время как делает их со мной.

Мы провели несколько последующих минут в тишине, возможно, пытаясь совладать сами с собой, даже просто мечтая о том, чтобы наступил четверг. Чтобы Эдвард просто был уже здесь.

Спустя пару минут он снова заговорил:

- Ты лучшее, что когда-либо было у меня. Ты ведь знаешь это, правда?

Я улыбнулась. Он никогда на самом деле не говорил это, даже если он довольно очевидно показывал это. Все еще.

– Это всегда приятно слышать.

- Это правда. – Он издал одно из этих маленьких сопений–усмешек, я начала понимать, что он делает это перед тем, когда собирается быть милым со мной. Этот звук становился одним из моих любимых звуков. – Я имею в виду, лучшая во всем. Лучшая. Лучшая в постели, лучший друг… просто лучшая.

Мое сердце ощущалось сейчас так, как в той сцене из «Гринч - похититель Рождества», где оно увеличивается в три раза и становится слишком большим, чтобы поместиться в моей груди, поэтому я попыталась поскорее сменить тему и перевести все в шутку.

- О, Эдвард, - сказала я, вздохнув, – ты такой болван.

– Прости? - он был удивлен.

- Да, именно так. Ты – круглый идиот.

- Почему?

- Потому что, если бы сказал это сидя рядом со мной, а не за три тысячи миль, ты бы лежал сейчас прямо подо мной, и даже не передать словами…

Он издал полустон-полуусмешку.

– И на этой ноте, отправляйся в постель. А я собираюсь принять очень холодный душ.

- Это, вероятно, очень хорошо для твоего загара, – сказала я ему.

– Конечно, - покачал головой и ухмыльнулся он. - Но совсем не поэтому я собираюсь принять его.

Я закатила глаза, но затем улыбнулась.

- Если только я была там, чтобы растереть алое по твоей коже. По всему тебе. Везде. ВЕЗДЕ.

Он издал странный звук, похожий на недовольного птеродактиля… в моем воображении, по крайней мере… и сказал:

- Дразнилка. Я поговорю с тобой завтра.

- До завтра.

И уже когда я закрывала свой экран, я увидела часы в верхнем углу монитора.

- Эй, Эдвард?

- А?

- Уже полночь – это среда. Я увижу тебя завтра.

Последнее, что я увидела, прежде чем закрыть ноутбук, была его улыбка, широкая и счастливая. Я засыпала с точно такой же на своем лице.

—|—

- Хм… - произносишь ты, проявляя впервые за ночь признаки неловкости. – Могу я взять рубашку или что-нибудь такое? Я не хочу рассиживаться тут голой.

Я смеюсь.

 – Это еще, черт возьми, почему? Я хочу. – Смещаю свое тело на кровати, что прикрывает только простынь.

- Потому что, - отвечаешь ты, указывая туда, где сжимая одной рукой, ты прикрываешь простыней свою грудь. – У меня есть грудь.

 - Это моя точка зрения.

Ты закатываешь глаза. Я люблю это после всех тех вещей, что ты позволила мне сделать с тобой, ты все не позволяешь мне провернуть с тобой все это дерьмо.

Но дразнить тебя более чем приятно, а дразнить тебя, когда ты обнажена – ну слишком хорошо, чтобы сопротивляться этому, поэтому я тяну на себя простынь, когда ты встаешь с постели и пытаешься забрать ее с собой.

- Эдвард… - предупреждаешь ты меня. Ты говорила мое имя такими разными способами сегодня ночью, и этот вариант не самый мой любимый – этот будет где-то между тем, когда ты произносишь его мягко и очень быстро и теми двадцатью подряд «пожалуйста» - но мне все еще нравится слышать его. Мы играем в перетягивание-войну с простыней, но только пока твои протесты не сменяются хихиканьем. Тогда я отпускаю простынь, а ты все еще ее тянешь и, отступая на несколько шагов назад, ты моргаешь несколько раз.

Когда ты неуклюже пытаешься обернуть простынь вокруг своего тела и сделать несколько шагов, ты запинаешься каждый раз. Это неловко и немного застенчиво, и я люблю эти последние пять минут, что ты была подо мной, со сбитым дыханием и сексуальная, но прямо сейчас ты стала вновь сама собой.

- Белла, - зову я тебя.

- Что? - Ты смотришь на меня, стоя у края кровати, с широко распахнутыми глазами. Я лежу перед тобой, абсолютно обнаженный, и ты не можешь – или, может быть, не хочешь – остановить свой блуждающий взгляд на мне… ниже лица. Намного ниже моего лица.

Я скрещиваю руки за своей головой, потому что выражение твоего лица заставляет меня чувствовать себя чертовым королем, и говорю:

- Давай. Убери эту простынь.

- Я уберу эту простынь, если ты уберешь эту усмешку, - бросаешь мне вызов.

И я стараюсь. Я реально стараюсь. Кусаю обе свои губы и думаю об ужасных вещах, наподобие, как становлюсь мягким или как в первый раз мне пришлось переодеться в общественной раздевалке. Но это не помогает. Я не могу прекратить усмехаться – на самом деле не могу прекратить ухмыляться.

Ты закатываешь глаза, но я вижу твою улыбку, когда ты отворачиваешься от меня и открываешь верхний ящик моего комода. Ты вытягиваешь футболку, потому что знаешь, где я храню свою одежду, и направляешься в ванну. Такое простое действие, но оно меняет что-то во мне, чего я не могу объяснить; и затем ты возвращаешься обратно просто в одной моей футболке. Она едва прикрывает твою попку, и я знаю, что на тебе нет нижнего белья, потому что я вижу его на полу там, куда ты бросила его ранее. Ты направляешься туда, где поверх джинсов валяются мои боксеры, и натягиваешь их.

Видеть тебя в моей одежде заставляет меня осознать, как легко с тобой – расслаблено, забавно и хорошо.

Видеть тебя в моей одежде заставляет меня чувствовать, что ты – моя.

 И видеть тебя в моей одежде заставляет меня желать увидеть тебя без нее.

Я сажусь, подтягиваясь так, что оказываюсь на краю кровати. Вытянув свою руку, хватаю твою, протянутую мне, и привлекаю тебя так, чтобы ты встала между моих ног. Я запрокидываю голову назад и смотрю на тебя, а ты своим длинным пальцем проводишь вниз по моему лицу. Тот взгляд, которым ты смотришь на меня, удивительный; думаю, так ты смотрела на меня всю ночь. Это слишком эмоционально, поэтому я разрываю наш зрительный контакт и утыкаюсь головой в подол твоей футболки, приподнимая ее немного над своей головой так, что попадаю, словно в кокон, когда целую твой живот.

Ты смеешься и спрашиваешь:

- Эдвард, что ты делаешь?

Я качаю головой, мой нос прижимается к мягкой коже твоего живота.

Я не знаю. У меня нет чертова ответа. Но мой рот на твоей коже и твои руки в моих волосах… и это чувствуется так хорошо… очень хорошо.



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1049-23
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: DashaZh (21.08.2012) | Автор: DashaZh
Просмотров: 3671 | Комментарии: 60 | Рейтинг: 5.0/82
Всего комментариев: 601 2 3 4 5 6 »
0
60  
  как странно, что они будто очнулись и окунулись друг в друга... неужто раньше не было притяжения?

0
59  
  Жду не дождусь его приезда!

0
58  
  Вот она ее реальность, без него и Эдвард подал замечательную идею о видео-онлайн, общении.......................................................
Но теперь, никак не наговорятся и минуты в часы перешли да, они драз/ как всегда ох однако, у него проявил/эта серьезность в словах...........................................................
Воистину быстрее бы, они снова, только вместе и навеки - как влюбленные.....................................

0
57  
  hang1 hang1 hang1 Ох скорей бы он вернулся . Некогда будет даже с друзьями встретиться . Спасибо большое .

56  
  Блин, они созданы друг для друга... hang1 hang1 hang1
Спасибо за главу! good

55  
  Обожаю их общение через смс, а видиочат вообще супер! giri05003 СПАСИБО!!! lovi06032

54  
  Спасибо большущее за перевод этой дивной истории!!! lovi06032 lovi06032 lovi06032
Его воспоминания об их ночи просто божественны! hang1 hang1 hang1
А на этом моменте мну просто умер: fund02002
Цитата
Если бы ты был гномом из Белоснежки, они бы звали тебя Хмыкун

53  
  Спасибо за эту великолепную историю! good lovi06032

52  
  Огромное спасибо за перевод! good lovi06032

51  
  По приезду они оторвутся, я думаю.Надеюсь Роуз и Эммет сойдутся...

1-10 11-20 21-30 31-40 41-50 51-59
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]