Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


The Dick in Me. Ауттейк. Просвет
Everclear – Annabella's Song

Написан для благотворительного сборника Fandoms Fight the Floods.

 


Каллен

– Господи боже.

Я глянул на номер, высветившийся на адском устройстве, которое вынужденно висело у меня на ремне. Затем на небо в переднем ветровом стекле моей Элеанор и слегка вскинул брови.

Адова штуковина.

Из меня вырвался вздох.

Шумный и тяжёлый, как чёртов мир.

– Вы меня наёбываете, да?

Стоя на светофоре в ожидании разрешающего сигнала и постукивая большими пальцами по рулю, я обдумывал изменения в нашей со Свон жизни. С тех пор как некоторое время назад мы закрыли последнее совместное дело.

Краски пастельных тонов наводнили наш дом. Ползунки, комбинезончики и прочая детская дребедень заполонила все шкафы. В детской обосновались люлька и в тон ей пеленальные столики. И везде эти чёртовы замки от детей.

Даже не будем вспоминать, сколько раз эта пластиковая хрень ломалась, пока мы с Эмметтом устанавливали её. Девять из десяти.

А курсы для будущих мам…

На хрена кому-то учиться дышать, чтобы родить ребёнка?

В самом деле.

Вы ж не задыхаетесь.

Однако я отвлёкся.

Если совсем откровенно, то бывали и просветы на протяжении последних девяти месяцев.

Беременная Свон невероятно соблазнительна.

А секс с этой дамочкой?..

Вы хоть представляете, как зашкаливает либидо у беременных женщин?

Я вот да.

И мне это нравится.

Очень.

Конечно, некоторые моменты беременности повлияли на меня… иначе. Например, толчки малыша внутри сексуального тела Свон.

В первый раз, когда это случилось, я чуть не пересрал.

Что для меня не типично.

Понимаете, о чём я?

В общем и вопреки всему, мы были готовы к родам.

Я был готов.

У меня получится.

Я разобрался с мыслями, что не готов к отцовству, терзавшими меня каждый раз при слове «ребёнок». Все страхи с меня как ветром сдуло, когда Свон вернулась от врача и выяснилось, что у неё не простуда.

И даже не грипп, друзья мои.

Да-да.

Чуете, к чему клоню?

Оказывается, «приливы» бывают и у парня, видавшего пыточные камеры, стоявшего под дулом пистолета и испытавшего ещё много чего.

Кстати, Свон прекратила пить противозачаточные задолго до наших попыток забеременеть. Мы перестраховались, чтобы исключить преждевременные роды.

Вплоть до пейджера, который она мне навязала в девятом «периоде», вдобавок к мобильнику. Свон беспокоилась, что в нужный момент он не словит сигнал.

Если кто не знал: с телефонами у нас всегда жопа.

В последнее время Свон поубавила участие в расследованиях.

Беременная на девятом месяце женщина с оружием в руках не может гоняться за хулиганами.

Правильно?

Благодаря грубой физической силе я отлавливал всякую шваль, а Свон проводила изыскания, вела счета, встречалась очно с клиентами – занималась тем, в чём я не настолько… искусен.

Её слова, не мои.

Если мне не изменяет память, до нашей встречи я вёл себя безупречно.

Ладно, не совсем.

Тогда я не нравился людям.

Так и быть, они меня недолюбливали.

А в обществе Свон – наоборот.

Разобрались, короче.

Мы хорошенько подготовились. Расписали запасные планы и запасные планы к запасным планам. Больничная сумка Свон была наготове, когда всё началось.

Мы заблаговременно назначили приём у её гинеколога на завтрашнее утро: проконтролировать её состояние и решить, нужно ли вызывать роды.

Всё пучком.

Поэтому, никого, бля, не удивило, что пейджер просигналил аккурат во время моей погони. Пиздец – это всегда не плану.

Да-да, противненько так пробибикал.

Бибика всех бибик.

Не тренировочный сигнал.

Не тот, когда Свон проверяет, а не на цыпочках ли ты перед ней ходишь.

Тот самый: ребёнка я рожаю.

В этот самый миг. И если ты живо не вернёшься домой, то я надеру тебе зад, как тебе и не снилось.

Бип.
Бип.
Бип.
Бип.

Чёртово бибиканье.

Я раздражённо выдохнул, прикидывая к кому мчаться – удирающему преступнику или рожающей Свон.

Ребёнок. Дело. Ребёнок. Дело. Свон. Ребёнок. Дело.

Да знаю я.

Знаю.

Ребёнок. Верно же?

Однако этот уёбочный преступник стырил дорогущий шедевр искусства у моего клиента. Чьи деньги, по сути, оплатят рождение моего не менее дорогого «дьявольского отродья».

Без шуток.

Я глянул на свои наручные часы.

Стукнул пальцами по рулю.

У меня есть время.

Я справлюсь.

Элеанор разгоняется до сотни миль в час. Этому членоголовому не улизнуть от меня.

Светофор загорелся тошнотворно-зелёным светом, я газанул и повис у него на хвосте, когда придурок неожиданно повернул.

Я следом за ним.

Я что, дилетант?

Вряд ли.

Пиздюк бросил тачку, решив, что оторвался от меня. Только вот я шустрый сукин сын, и догнал его в переулке, где тот скрылся на вид в тату-салоне.

Когда я ворвался туда, все прервали свои занятия и вылупились на меня.

В том числе клиенты.

Будто я Ганди на фестивале еды.

Запыхавшийся, взбешённый, но учтивый, я упёрся ладонями в колени, чтобы не упасть, и спросил:
– Где говнюк, который только что вбежал сюда?
Тишина.
И бессмысленные взгляды.
Я достал кольт.
– Перефразируем. – Я сопроводил слова выстрелом, проделавшим приличную дырку в одной из дверей заведения. – Куда съебался этот хмырь?
Трясшийся тату-мастер, державший в одной руке татуировочную машинку, поднял другую руку. Я указал на него:
– Ты.
Он кивком указал на коридор. Улыбнувшись, я метнулся в ту сторону.
Перед тем как окончательно скрыться в коридоре, я заметил, что все, словно застыв во времени, до сих пор таращатся на меня.
– Вольно.

Я прошмыгнул в коридор.

Бесшумно.

Кто ж знает, где этот гад затаился.

Возможно, он при оружии, и не упустит шанса долбануть им по моему затылку.

Вырубит вашего покорного слугу.

Который опоздает на кое-чьи роды.

Свон вышвырнет меня под зад.

Придётся потом грохнуть этого парня, что не значилось в списке моих дел на сегодня. Месть за порушенную личную жизнь.

Допёрли, о чём я?

Только я подумал, что гадёныш юркнет в заднюю дверь, как он дёрнул туда. А я хватился за его зад.

Буквально.

Когда мы повалились на пол, моё лицо встретилось с его задницей.

Вот вам шрамы и проблемы на всю жизнь.

Он брыкался, кричал и попытался размозжить мне голову, но я уложил его, как бешеную псину.

Что?

Да не прикончил я его. Говорил же: нет таких планов на сегодня.

Просто вырубил его.

Звякнул братцу, попросив прислать патруль за этим отребьем и выручить меня с оформлением бумаг. Надо доказать клиенту, что я разыскал его дражайшие акварели.

Не закатывайте глаза: вы удивитесь, сколько людей хотят уклониться от выполнения своих обязательств по договору, намекая, что вы повели себя непрофессионально. Или повредили их товар, или обесчестили их дочь. Последнее, впрочем, было давно.

Невинности в последнее время я лишал только маргаритки, срывая их в саду для Свон.

На всякий случай.

Я к чему: законники впаяют парню по полной.

А рождение моего ребёнка будет оплачено к концу этой недели.

Я посмотрел на часы, когда пейджер ожил вновь, и, не сдержавшись, смачно выругался.

– Да в курсе я! В курсе!

Я рванул к Элеанор. Дорога до больницы шла гладко.

Пока я не застрял в пробке на автотрассе из Северной Каролины в Вирджинию.

– Мать…

Вашу.

И всех родственников до десятого колена.

Свою промашку я осознал запоздало, увязнув в паре миль от начала пробки и в десяти – от нужного съезда.

– Да что ж за хня ебучая.

Я выдохнул, усмиряя гнев и силясь не перестрелять пешеходов, без сомнения глазеющих аварию на другой полосе.

Я набрал Джазмена.

– Йо, – отозвался он.
– Уитлок, это…
– Каллен! Чё за дела? – протяжно завопил он в трубку.
Зуб даю, что он сейчас с моей сестрой. Скорее всего, они оба в неглиже. А что это за возгласы я даже знать не хочу. Я перешёл сразу к делу.
– Свон рожает. Я застрял на кольцевой дороге. Мне нужно быть в больнице через четыре с половиной минуты.
В трубке послышался шелест простыней, радостные визги и покашливание. Затем он застучал по клавиатуре и сказал:
– В трёх метрах от тебя в потоке машине есть брешь. Попробуй протиснуться туда и плетись до съезда к местным дорогам, откуда я направлю тебя дальше.
– Джаз.
– Да, мужик.
– Ты просто красавчик.
– А то.

Затем он помог мне вылезти из клоаки под названием окружная автомагистраль.

Не сказать, что я вовремя приехал, дамы и господа.

По моим часам и количеству сигналов пейджера, которые я получил на пути между округом Колумбия и аэропортом Арнольда Палмера, могу поспорить, что Свон ещё не разродилась.

Я неправильно припарковал машину у больницы и после быстрых извинений, принесённых Элеанор, срочно затрусил внутрь. Где мне перегородила путь администраторша с суровым лицом, когда я попытался её обойти и попасть к лифтам.

– Вы к кому, сэр? – гаркнула она.
На задворках сознания у меня мелькнула мысль, а не приходится ли она родственницей Малдону.
Не спрашивай – не хочу знать.
– Да, моя… у нас… – Я общепринятым жестом изобразил ребёнка.
– Вам нужно заполнить бумаги, сэр.
У меня взлетели брови.
– Вы не понимаете, – из меня вырвался смешок. – Я стану отцом через…
Я вновь посмотрел на часы на своём запястье.
– Сэр, возьмите планшет и присядьте сюда.

Она издевается надо мной?

Если так, то бури в моём лице ей не миновать.

Администратор указала на зал ожидания. Не успел я опомниться, как перед ней нарисовалась троица.

– Не могли бы вы… – Заговорил я, но она шикнула на меня, помогая подошедшим.

Медлительным людям, интересовавшихся, где найти сувенирный магазин. Я откинул голову назад и сосчитал до десяти.

Ладно, до двадцати, но кто ж считает.

Когда я снова подошёл к администраторше, от моего терпения, которое с утра было на исходе, не осталось и следа.

Особенно, когда она поинтересовалась у меня:
– Вы заполнили все бланки, сэр?

Пристрелите меня кто-нибудь.

Я серьёзно.

Пулю мне в зад.

– Она рожает, – несколько громче положенного заявил я, сложив руки рупором.
Неужели в этом грёбаном месте никто не говорит по-человечески?
– Что ж вы сразу не сказали? – хихикнула она.

Чё?

За нах вообще?

Я тут время теряю.

Ладно, я не собирался особо жаловаться, учитывая, что меня отвели в родильное отделение. Я назвал им имя, и мне сообщили номер палаты Свон. Я поторопился туда и обнаружил её лежащей в неудобной больничной койке, отбивающей пальцами ритм неведомой мне музыки.

Она поёт?

– Свон?
– О-о-о, – пропела она, подтягиваясь на койке, – приветики, Эдвард.

Я замешкался.

И нахмурился.

Она не в курсе, что вообще-то рожает?

В палату вошла медсестра, Свон весело помахала ей:
– Люси, это мой Эдвард. Скажи ему привет.
– Привет, Эдвард, – саркастично бросила она и проверила показатели на мониторах. – Мило, что заскочили.

Чтоб меня сожрали, подумалось мне, но хорошо не сорвалось с языка в присутствии Свон.

Я вообще не в курсе, как роды принимать.

Люси ушла, и Свон, широко улыбнувшись, дотронулась до моей ладони.

– Долго сюда добирался? – сонно поинтересовалась она.
– Сущие пустяки.
Я чмокнул её в макушку, и тут до меня дошло.
Она странно себя ведёт.
– Ложная тревога?
– Не-а.
Свон глуповато улыбалась, поглаживая мою ладонь.
– Ребёнок в порядке?
– Ага.
Вошла другая медсестра, и я схватил её за руку.
– Что такое со Св…Беллой?
Она прожгла взглядом мою руку, сжимавшую её. Я разжал пальцы.
Это мы уже проходили.
Моим яйцам лучше не покидать насиженного места.
– С ней всё в полном порядке. – Я поднадоел ей вопросами. Она постучала по внутривенному катетеру, установленному в руку Свон. – Она на…
– Наркоте.
– Наркоте, значит.
– Эпидуральная анестезия, – пояснила медсестра.
Свон потянула меня вниз, ближе к её лицу, и прошептала:
– На классной наркоте.
Чудненько.
Наш ребёнок родится наркоманом, а Свон тронулась умом.
Только этого мне не хватало.
– Устраивайтесь поудобнее, сэр. Говорите с ней, отвлекайте лёгкими разговорами.
Иисусе.
Столько инструкций за раз – я не успевал их осмысливать.
– Ага, – рассеянно сказал я.

Медсестра вышла из палаты, я подтянул стул и сел рядом с Беллой, пытаясь отвлекать её разговорами.

И себя заодно.

– Как насчёт имён?
Вроде лёгкая тема, так ведь?
Нам нужно придумать имя ребёнку.
Верно?
Хорошо-хорошо, из меня тот ещё партнёр по родам.
Засудите меня.
– Если мальчик, то я всё ещё хочу назвать его в честь тебя.
Свон мечтательно глазела на меня, медленно мотая головой взад-вперёд, будто мысленно подпевала песне.

Я тихонько посмеивался над ней.

Она такая забавная.

Она будто опьянела от этой анестезии – или как она там у них зовётся. Вдруг ей разрешат поделиться со мной. Да подольше.

Что?

Не у меня внутри человек растёт.

– Эдди-младшенький? Свон, ты серьёзно? – хохотнул я. – Не думаешь, что мы травмируем ребёнка, когда однажды он узнает в честь кого назван?
– Глупенький, – хихикнула Белла.
Прошагав пальцами вверх по моей руке, она ткнула меня в нос.
– Я думала назвать его Эй Джей.
– Эй Джей.
Чуть скривив губы, я кивнул.
А что – звучит.
– А если девочка?
Признаюсь, тут я ухмыльнулся.
Свон аж светилась.
Этой женщине меня не обдурить. Она хотела девочку. Всей душой хотела.
– Если девочка, то я не знаю, – таинственно посмотрела она на меня. – Я думала совместить имя моей матери Рене и твоей – Эсми. И в голову пришло только Ренесмэй?
Я уставился на неё.
Даже бровь изогнул.
Лоб засаднило.
Верный признак морщин.
– Что думаешь? – подгоняла Свон.
Я вперился в неё долгим взглядом.
Она это взаправду?
– Ренесми.
– Да, – она наматывала волосы на палец, пристально следя за мной.
Это она так докапывается до меня?
– Эдвард?
– Должно быть, ты шутишь, Свон?
– Что?
– Более дурацкого имени я в жизни своей не слышал.
Не успел я заявить женщине, готовой вытолкнуть из себя человека, что её идея – отстой, как она ухмыльнулась.
– Знаю, – шлёпнула она меня по руке. – Я проверяла, а со мной ли ты ещё.
Господь праведный, как же я люблю эту женщину.
Я выдохнул:
– Итак…
– Вообще я думала о… – Она уронила голову на подушку, пожевала губу и только потом ответила: – Ханне.
Ох уж эти её вскинутые брови. Уломала.
Сексуальная моя.
– Идеальное имя.

До начала схваток у нас ещё было время.

Только вот откуда Свон знать сколько?

Похоже, она их все продрыхла.

Странное зрелище, кстати. Готовая родить округлившаяся Свон – воплощение беззаботности и умиротворения.

Чёртов оксюморон.

Вообще-то, я тут пытаюсь не переживать и не перенапрягаться.

Я хотел знать лишь одно: где моя наркота?

Мой вопрос никто бы не заметил. Врачи и медсёстры сновали туда-сюда, измеряя у Свон… Как-там-это-зовётся.

Ой как хотелось переломать руки, что шныряли у Свон в… этом, как-его-там-месте.

Которые мерили ей давление.

Проводили десятки измерений, а меня почти не замечали. И вот настало время тужиться.

Друзья мои, впервые я оказался не готов.

Это не моё.

Как партнёра по родам меня пичкали инструкциями, шикали, рявкали и велели помогать Свон дышать.

Только ты ей скажешь об этом – эта красавица на хуй тебя шлёт.

Бля, а я тут каким боком?

Признаюсь, это просто сюр какой-то – смотреть, как она рожает.

Даже под анестезией Свон выглядела страдающей, напряжённой и ещё чёрт знает какой. А я только и мог, что держать её за руку между схватками. Пару раз справлялся о её состоянии, не нуждается ли она в чём. Она вымученно окликнула меня, тяжело дыша.

– Эдвард.
– Что, что тебе нужно?
– Мне…
– Да?
– Мне нужно, чтобы ты… – она выдохнула и вновь потужилась.
Не смотри, не смотри, бля.
– Что?
Теперь она орёт.
С орущими людьми я могу справиться.
– Свон.
– Больше никогда не засовывай в меня свой член.
Дышит.
Тужится.
Что она только что сказала?
– Уяснил?
Я чуть не рассмеялся. Да будет тебе.

Тужимся.

Держимся за ручки.

И ещё… ой, это было адски больно!

Вышеупомянутая персона стиснула мою руку.

– Ай! Я серьёзно, Эдвард, – пригрозила она. – Твой член больше никогда не увидит мою внутреннюю «я».

Доктор вытаращил на меня глаза.

Я ответил ему тем же.

И что?

Будто он никогда прежде не был близко знаком с нутром женщины?

Медсёстры хихикали.

Я застрял в болтанке из реплик Свон, где я сначала ни хуя не понимаю её, а потом охуеваю, что, оказывается, я виноват в этом.

Верно?

Я прав?

Ладно, проехали.

Признаться, это мучительный процесс.

Не роды, не высокомерные врачи или выносливые медсёстры.

Наблюдать, как Свон проходит деторождение.

Полный отстой.

Меня надолго не хватит.

Как вдруг с последней потугой и выражением полной решимости на лице Свон…

Врач вытащил головку.

Затем появился животик.

Ручки и ножки.

И тут я ощутил нечто странное.

Это неизведанная территория для тебя, чувак.

У меня взмокло лицо. Неужели сработали противопожарные распылители? Это ж полная шиза. Затем врач, перерезав пуповину, протянул мне маленького человечка со словами:
– Вам лучше присесть.
Медсестра вручила мне бумажный платок. Нафига он мне? Свон, которая только что вытолкнула из… своей «внутренней я» человека, сказала:
– Эдвард, ты в порядке?
Я повернулся к ней с ребёнком на руках и наклонился, чтобы он оказался между нами. Сил осталось лишь прильнуть лбом ко лбу Свон. Я едва мог ворочать языком.
Что, как вы уже знаете, редко случается.
– Ты само совершенство, знаешь это, Свон? – придушенно ответил я, уставившись на создание, рождённое ей.
Свон лишь деловито хмыкнула:
– Мы совершенны.
И забрала этого маленького страдальца на первое официальное кормление.
Из многих.
Закончив свои дела, Свон уронила голову на подушку и пробубнила:
– Я вымотана.

Глянув время, я понял, что скоро Элис сгонит сюда всё семейство Каллен. И они станут контролировать любой аспект жизни новоиспечённого члена нашего клана.

Поцеловав Свон в губы, я предложил ей поспать, пока есть возможность. И рассеянно думал о том, что, надеюсь, она не всерьёз тогда говорила о моём члене. Затем медсёстры сообщили, что им нужно снять отпечатки пальцев рук и ног младенца, проверить слух и всё такое. Не успел я опомниться, как Свон отключилась.

Спит как ребёнок.

Когда медсёстры закончили все тесты и уложили нового члена нашего семейства в одну из этих миниатюрных пластиковых качалок, оставив нас знакомиться с малюткой.

Оставив меня одного.

За исключением Свон и крохотного человека, из-за которого теперь расследовать дела будет намного сложнее.

Сначала я думал: пусть отоспятся, а я пока схожу в бургерную «У Дика». Свон наверняка будет зверски голодна, когда очнётся. Затем я посмотрел на розовощёкого кроху, который изучал меня малюсенькими глазками. Тут бы впору толкнуть речугу.

Я отбросил планы с бургерами, подошёл к люльке и осторожно, боясь сломать, взял ребёнка на руки.

Эти глаза… смотрели на меня, а в горле стоял громадный ком. Впервые с тех пор, как я понял, как сильно люблю Свон.

Как понял, без тени сомнения, что она станет частью моей жизни.

Сколько бы она ни продлилась.

Меня ошеломили звуки, издаваемые этим ребёнком, когда я ласкал его щёчки, играл с ручками и касался губок. Потом вдруг мой палец обхватила ручка, самая крошечная на моей памяти. Со стороны могло показаться, что у крохи газы, но, похоже, что я уловил его улыбку.

И я понял, что эта кроха в моих руках станет моей смертью.

Словно заворожённые, мы любовались и молчаливо общались друг с другом, казалось, часами.

Я углублялся в детали всех предстоящих событий.

Ребёнок объяснял мне, что все мои ожидания пойдут коту под хвост.

Без ругательств, конечно.

Что?

При желании я мог быть говнюком с отеческими чувствами.

Наверное, тогда я понял, что неплохо бы представиться своему ребёнку.

Типа официально.

Если перебрать все правила дома Каллен-Свон, то вот оно, главное.

Я улыбнулся и обхватил ладонью крохотную ручку:
– Привет, Ханна, я твой отец.
Она по-детски чихнула и прогукала, строя из себя саму серьёзность. Нахмурилась, словно я уже выбесил её чем-то.
Я вскинул бровь.
– Добро пожаловать в мой мир, малышка.

 

 

 


 


Всем привет! :) Надеюсь, все живы-здоровы в эти переменчивые времена. Диквард меня не отпускал, и негоже было не дать вам, моим любимым читателям, и героям их долгожданное родительское счастье. Папаша Диквард... как вам? С удовольствием жду вас в комментариях и на форуме. Последний залп ещё не дан. ;)

 

 

 

 

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/96-2003-29
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Renessaince (30.07.2021) | Автор: перевод Rara-avis
Просмотров: 200 | Комментарии: 2 | Теги: детективы Свон и Каллен | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 2
3
1   [Материал]
  Совсем новая глава в жизни двух отвязных матершинников. Спасибо за ауттейк)

2
2   [Материал]
  И точно на 18+ - по годам и насыщенности. fund02002

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]