Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


The Naked Guy Upstairs Глава 8. Часть 1.

Глава 8. Часть 1.

EPOV

С минуту мы с Беллой, улыбаясь, смотрели друг на друга. Когда она закрыла глаза и, откинув назад голову, вздохнула, я очертил пальцем её ротик, слегка обрисовав контур мягких губ.

Поцелуй меня, прошептала она. И я не мог ей отказать. Я с лёгкостью погрузил кончик языка в её приоткрытый ротик. На вкус она была подобна насыщенному и изысканному вину. Я почувствовал, как её язычок порхает по моей нижней губе, прежде чем она простонала и нежно прикусила её.

«Кажется, я собираюсь потерять свой грёбаный разум. Всего один французский поцелуй от неё – и я уже готов взорваться».

Мои руки, едва касаясь, скользили вверх по её талии к чувствительной груди. Её дыхание стало прерывистым, когда я обхватил грудь и покрутил соски между пальцами. Я оставлял поцелуи прямо под её ушком и игриво покусывал там кожу. Запустив руки в мои волосы, она тянула мою голову, направляя вниз по своему телу.

«Ты читаешь мои мысли, кареглазка».

Я прокладывал дорожку из поцелуев вниз по её шее, продвигаясь мучительно медленно, пока её бёдра не стали неистово вращаться напротив меня, и лёгкий намёк на рычание вырвался из неё. Едва этот звук достиг моих ушей, из меня вырвался долгий, судорожный вздох. В уме меня атаковали различные виды урологических заболеваний, которые я изучал, будучи интерном: приапизм (длительная, болезненная эрекция), тестикулярный инфаркт, простатит (если перечислить некоторые). Я боялся, что все эти изнурительные болезни, по отношению к моим яичкам, скоро станут реальными.

Эдвааарррд, с нетерпением протянула она. И тогда, когда она чуть не вывихнула мне шею, подталкивая голову к своей груди, я уже не мог продолжать дразнить. Не думаю, что кто-либо из нас  был способен выдержать это.

Я целовал её сосок, слегка пощипывая губами, и улыбался, глядя на неё. Её глаза были закрытыми, а на лице читалась смесь возбуждения и сильного желания; она была такая красивая, настоящая. Медленно проследив языком вокруг ареолы, я насладился коротким, приглушённым стоном, что вырвался из неё. Я щёлкнул языком вниз и вверх по соску, и она ухватилась за мои плечи, впиваясь пальцами в тело.

Я осторожно обхватил зубами дерзкую, маленькую «спелую ягодку», перед тем как втянуть в рот и начать поочерёдно то посасывать, то дразнить языком. Другой рукой я сжал и потянул вторую твёрдую вершину, мои пальцы искусно играли на её весьма отзывчивом теле.

Её стоны переросли в хныканье, когда я начал опускаться вниз по её животу и поочерёдно целовать и тёреться лёгкой щетиной о её кожу. Осторожно и медленно я расположил её ноги по обе стороны от себя, и запустил руку в переднюю часть трусиков. У меня потекли слюни, когда я заметил её сливочную кожу и маленький участок, покрытый коротенькими волосиками, которые образовали небольшую линию на лобковой кости. Большим пальцем я проследовал вниз по этой линии, пока она не закончилась. Подушечкой пальца я выписывал мягкие круги на влажных трусиках, которые были барьером между пальцем и клитором. Она снова зарычала, при этом захватив клок моих волос.

Ну, пожалуйста, Господи, пожалуйста, приглушённо умоляла она.

Я хочу прикоснуться рукой и губами к тебе, Белла. Можно? – спросил я.

Блядь, да! – зашипела она. Я повернул голову так, чтобы ухмыльнуться ей в бедро. Мне стало страшно от того, что она могла сделать, если бы увидела мою самодовольную физиономию.

Сжав её трусики в промежности большим и средним пальцами, я оттянул их в сторону, обнажая чертовски захватывающую розовую ''киску''. Она тоже была подобна цветку – мягкий, бархатный бутон влажных лепестков просил моего восхищения. Очень нежно и медленно я пощекотал кончиком пальца её внутренние губки, сначала с одной стороны, потом с другой. Я сделал то же самое с клитором, так легонько, насколько только мог, и наблюдал, как её тело произвело ещё больше влаги, а плоть стала более насыщенного цвета и слегка набухла.

Желание испробовать её на вкус уже не ослабевало. Я просто не мог больше ждать. Судя по тому, как Белла вращала напротив меня бёдрами, она также была на пределе. Я прижал губы к клитору и продегустировал его всей поверхностью языка. Она простонала ряд ругательств и,  откровенно говоря, если бы они исходили от любой другой женщины, то, вероятно, оттолкнули бы меня. Но когда Белла бормотала: ''блядь!'', ''о, святое дерьмо'', ''вот чёрт, да'', ''о, это офигенно потрясающе!'' − это сделало мой член настолько  твёрдым, и, похоже, опечаток от молнии останется навсегда на моём стволе.

Я прервался только для того, чтобы стянуть трусики вниз по её ножкам. Уложив Беллу так, чтобы я мог ласкать и целовать внутреннюю сторону бёдер, я проложил губами обратный путь к тому месту, на котором остановился. Теперь я прикасался к ней обеими руками, так что мог беспрепятственно добраться до чувствительного местечка на её теле, чтобы осязать и ощущать её вкус до тех пор, пока она не попросит остановиться.

Прислонившись к ней ртом, я позволил языку блуждать по лепесткам её нижних губок, а затем начал осторожно погружать язык внутрь...

И вот тогда я понял кое-что. Моему языку не хватало пространства для перемещения. Совсем. Потому что её девственная плева преграждала ему путь.

С большой осторожностью я воспользовался указательным пальцем, чтобы подтвердить подозрения языка. Конечно же, меня посещали некоторые предчувствия, что такое возможно, но когда Белла стала так непосредственно и напористо настаивать на этой «услуге», я сделал вывод, что очень маловероятно то, что она  прежде никогда не была с мужчиной.

Эдвард? – прошептала она.

Да? – отозвался я. Спокойно поглаживая её бедро, я размышлял о том, как поступить.

  Гм, всё в порядке? – взволнованно спросила она.

Используя свет, струящейся из ванной и от неяркой лампы в углу комнаты, я внимательно осмотрел ее между ног.

Да, всё нормально. В том числе и твоя невинность, сообщил я. – Почему ты не сказала, что ты девственница? − спросил я, глядя на ее лицо, ставшее ярко-красным.

Я…э-э…ты не спрашивал? – ответила она вопросом на вопрос.

Я осознавал, что ты нервничаешь, но не думал, что под «услугой» скрывается потеря невинности. Кареглазка, я хотел  бы продолжить, но не при таких обстоятельствах, − проговорил я.

Мне жаль, вымолвила она. Отстранившись, она схватила с пола мою рубашку и укуталась в неё, опустив лицо вниз и закрывая рукой глаза.

Белла…не надо. Пожалуйста, не расстраивайся. Я просто…чёрт, произнес я, неспособный выйти из ступора. Согласен, я находился в оцепенении из-за неё, но в то же время я был также виноват.

Я не должен был так флиртовать с ней. Мне не следовало дразнить, доводя до волнения. Я должен был лучше скрывать своё влечение. Я просто должен был быть джентльменом. 

Я злился на себя всё больше из-за того, что не знал, что сказать, чтобы улучшить сложившуюся ситуацию.

«Я могу в два счёта раскрутить любую женщину таким количеством способов, что и не сосчитать. Но я не в состоянии придумать ни одной грёбаной вещи, чтобы заставить эту милую девочку прекратить плакать».

Глубоко вздохнув, я стянул одеяло, которое лежало в ногах кровати, и обернул его вокруг Беллы и себя, прежде чем лёчь на бок позади неё и прижаться грудью к её спине. Обернув руку вокруг её талии, я притянул девочку к себе так близко, насколько мог.

«Может быть, я смогу сдержать её слёзы».

Она не отстранилась, но также ничего и не говорила. Я позволил ей поплакать в течение некоторого времени, прежде чем снова попытаться заговорить.

Это я тот, кто должен извиняться, Белла. Мне не следовало заходить так далеко, флиртуя с тобой, или поддразнивать, ожидая ответных заигрываний, объяснял я. – Ты по-настоящему ЖЕНЩИНА с большой буквы, Белла, и ты заслуживаешь, чтобы твой первый раз был с кем-то, кто сможет дать тебе больше, чем я.

  Эдвард,произнесла она тихим голосом, – помнишь, я рассказывала тебе о своём папе? Как он заболел и довольно быстро скончался?

Помню.

Ну, мой папа…он был больше, чем отец. Я равнялась на него, уважала, но он был также и моим другом. Я обращалась к нему за советом и за помощью. И я очень многое ему доверяла. В общем, я хочу сказать, что у меня была очень близкая связь с ним. И меньше чем за два месяца он ушёл. Навсегда, тихо говорила она.

Я в курсе. Сожалею, что тебе пришлось пройти через это, сказал я, поглаживая тыльную сторону её руки.

Но папа преподал мне один урок, последний, действительно важный урок, хоть это и было не преднамеренно. Жизнь коротка. Может произойти всё, что угодно. Живи своей жизнью   живи настоящим. Знаешь, чего пожелал папа в свой последний день, пока ещё находился в достаточно ясном сознании, чтобы разговаривать?

Чего? – прошептал я.

Рюмку текилы и сигару. Он хотел те вещи, которые имел, когда был счастлив – дешёвый алкоголь и вонючую сигару. Обычно у него было это, когда он праздновал что-либо. Он не хотел плакать и грустить, и не желал того, чего никогда не имел прежде. Он собирался получить удовольствие от простых вещей, которыми наслаждался в тот день, когда я родилась, в тот день, когда я узнала, что поступила в Гарвард. Папа хотел отметить обычным, старым способом с вещами, которые заставляли его улыбаться.

Я просто слушал и продолжал поглаживать её руку.

Я хочу жить так, Эдвард. Одним днём. Пытаться всегда радоваться жизни самым простым способом. Сегодня мой двадцать первый день рождения. И это был мой подарок самой себе − сделать что-нибудь импульсивно, как поступил бы кто-нибудь другой в моём возрасте, пока я ещё могу, − призналась она мягким голосом.

Ты уверена, что хочешь сделать это, Белла? – переспросил я.

Да, уверена, ответила она.

Я  действительно хочу тебя. То есть я считаю, что ты прекрасная и очаровательная…я просто не хочу, чтобы ты сожалела об этом, только и всего, будучи абсолютно честным, проговорил я.

Повернувшись, она решительно посмотрела на меня, и обхватила моё лицо своими маленькими ладошками.

Сейчас сожаление имеет для меня иное значение. Сожаление – то, что я чувствую, когда воздерживаюсь от вещей, которые следовало бы сделать для того, чтобы не жить понемножку, объяснила она.  – И помимо того, что я ценю твою заботу обо мне, ты самая симпатичная свинья, которую я когда-либо встречала, со смехом добавила она.

"Хрю”, – произнёс я, целуя её, "хрю”, я поцеловал ещё раз, "хрю”, – повторил я с последним долгим поцелуем.

Прижавшись ко мне, она обернула руки вокруг моей шеи. Положив ладонь на её бедро, я мягко помассировал его перед тем, как переместить руку на её округлые, упругие ягодицы.

Кареглазка,начал я, – можем ли мы сейчас продолжить наш урок? – приподняв бровь, поинтересовался я.

Я бы с удовольствием продолжила, − промурлыкала она.

Хотя я думаю, что хотел бы разделить этот урок на несколько сеансов, если ты не возражаешь – добавил я.

О чём ты?

Ну, я полагаю, что должен потренировать тебя ещё в некоторых элементарных материалах, перед началом…гм…внедрения моего новейшего "агрегата”? – игриво дразнился я.

О-о, эм… "Агрегат” в действительности…большой? – спросила она, широко раскрыв глаза, и её румянец вернулся.

Да, и мы не должны… просто зазубрить* (п/п: cram – "зубрить”, ещё переводится как ”впихнуть”). Ты должна изучать всё постепенно, шаг за шагом, проговорил я, не в силах удержаться от смеха. Не удержавшись, она так же затряслась от смеха и зарылась лицом в мою шею.

Ладно, "Профессор Большой Агрегат”, наверное, мы можем выполнить какие-то мелкие задания для начала. Кажется, это более подходящий план обучения, принимая во внимание то… что я немножко отстаю* (п/п: little behind – в данном предложении переводится как "немножко позади”, "немножко отстаю”, ещё можно перевести как "попка”, "пятая точка”) по этой теме, − размышляла она с улыбкой.

Всё в порядке с твоей попкой, − ухмыляясь, сказал я, слегка шлёпнув её по заднице.

Бесстыжий, − ахнула она.

Гм–м-м-м, согласился я, такое у меня чувство юмора, добавил я, массируя место шлепка.

Вздохнув, она расслабилась в моих руках, в то время как я перевернул её снова на спину и подарил глубокий поцелуй. Я проделывал обратный путь вниз по её мягкому, сладко-пахнущему телу, ощущая каждый плавный изгиб, и путешествовал по её фигуре, приговаривая, что, несомненно, удостоверюсь, что у неё очень, очень счастливый день рождения.

Я смаковал нежными поцелуями её бёдра, возвращаясь туда, где был до того, как её девственная плева меня приостановила. Посмотрев на её лицо, я задумался о её словах, что нужно жить полной жизнью, вместо того чтобы только наблюдать, как она проходит мимо. И в эту секунду я задался вопросом – живу ли я сам настоящей жизнью? Открыв свои красивые глазки, она посмотрела на меня и улыбнулась….

*****************************************************************************************

Ну вот, такая интересная половинка главы. Жду ваших комментариев. И конечно огромное спасибо Анечке за прекрасную редакцию.



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1034-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Bysinka78 (05.12.2012) | Автор: Перевод: Bysinka78
Просмотров: 2984 | Комментарии: 31 | Рейтинг: 4.9/48
Всего комментариев: 311 2 3 4 »
0
31  
  интересно, и вправду можно при кунилингусе нащупать девственную плеву?

30  
  Все очень волнующе! Спасибо!

29  
  великолепный перевод! очень нежно и тонко все описано! good
спасибо большое! apple

28  
  Ладно, "Профессор Большой Агрегат”, наверное, мы можем выполнить какие-то мелкие задания для начала. Кажется, это более подходящий план обучения, принимая во внимание то… что я немножко отстаю*
bj bj они такие забавные giri05003

27  
  СПАСИБО!)

26  
  спасибо за главу:-)

25  
  продолжайте свою ,,учебу,, girl_blush2 good

24  
  Вариация на тему "Университет Эдварда..."
Уроки, конечно, будут хороши, но зачёт, видимо, снесёт крышу всем hang1 Успеют ли они влюбиться???
Спасибо за всё good lovi06015 lovi06032

23  
  шаг за шагом, жду продолжения "учебы" JC_flirt

22  
  о..., супер, пусть не останавливаются!...и не вспоминают ненужные слова типа "я не могу так поступить с тобой"... giri05003
спасибо за главу!

1-10 11-20 21-30 31-31
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]