Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


The Naked Guy Upstairs Глава 9. Часть 2.

Глава 9. Часть 2.

Утром я проснулась в удобной, тёплой и приятной постели. Рядом было тело с большими, сильными руками и ногами, обёрнутыми вокруг меня. Тело прижало меня к матрасу и буквально дышало в шею.
Я узнала бы этого «прижимателя», где угодно. TNGUS.
− Доброе утро, − мягко прошептала я.
− Нет…ни за что…моякареглазка…моя, − бормотал он, практически выжимая весь воздух из моих лёгких, поскольку начал тереться о моё бедро.
«Чёрт побери, даже во сне он остаётся пещерным человеком».
− Эдвард, это только я, Белла. И мне кажется, ты собираешься перекрыть мне доступ кислорода, − объяснила я, похлопав его по спине, чтобы разбудить.
− Хммм, − проворчал он с закрытыми глазами. Волшебным образом его рука пропутешествовала к моей сиське и начала нежно поглаживать её.
− Просыпайся, похотливый суслик, − разозлилась я и слегка хлопнула его по затылку.
− У-у-у, я проснулся. Ого, да ты оказывается такая зануда с утра пораньше, − заныл он.
Очевидно, я стукнула его недостаточно сильно, потому что он, во-первых, продолжал сливаться в экстазе с моим бедром; во-вторых, всё ещё дёргал мой сосок.
− Ты прекратишь наконец лапать, шлифовать и расплющивать? Мне нужно встать с кровати, приготовить нам завтрак, а потом пойти немного поработать. У меня куча материала для прочтения, и я должна работать над диссертацией.
− Я не услышал ничего из твоей речи, кроме слов "приготовить нам завтрак”. Ноги в руки и вперёд, женщина, − подразнил он, шлёпнув меня по заднице.
− О. Мой. Бог. Эдвард, ты любишь кушать зубами? Писать с помощью…соответствующего приспособления? Хочешь когда-нибудь завести детей? − потребовала я ответа, а мои глаза метали молнии, когда я впилась в него взглядом так, будто собиралась применить рубящий удар каратиста к его шее.
Он сразу же перекатился на другую сторону кровати и промямлил: «Я просто пошутил, ей-ей…» − прежде чем я схватила свою подушку, бахнула его по голове, и направилась на кухню, чтобы пошарить там в поисках нескольких яиц. Я выругалась себе под нос, когда заметила, что лампочка над моей головой перегорела.
В следующий вторник, вечером, Эдвард закончил долгую рабочую смену, поэтому я снова пригласила его на ужин. После ужина мы, как и на прошлой неделе, вздремнули на диване, но, слава богу, на этот раз без захвата промежности.
Я проснулась в тёмной комнате с Эдвардом, растянувшимся на мне, как и обычно. Клянусь, я начала подумывать, что он делает это инстинктивно, поэтому не рыпалась, пока он был в бессознательном состоянии.
«Я никуда не убегаю, Caveward* (п/п: Cave − англ. – пещера. Здесь подразумевается пещерный Эдвард). Нет необходимости удерживать меня физически».
Я почувствовала, как известный "агрегат” упирается в мою ногу, отчего разнообразные мысли появились в голове. Я провела руками вверх и вниз по груди Эдварда. Вскоре и мои губы начали небольшое путешествие – целовали его лицо, лоб и кончик носа, прежде чем отыскали его губы.
− По-моему, кто-то готов к уроку номер два, − проговорил он хриплым от сна голосом.
− Хм-м-м, − ответила я, продолжая прокладывать дорожки из поцелуев по его шее.
− Ладно, − произнёс он, усадив нас обоих.
Потягиваясь и зевая, мы немножко стряхнули сон с глаз. Я встала и подхватила наши стаканы, наполненные водой, после чего опять уселась рядом с ним.
− Ну, прежде чем научиться кое-чему, − начал он, − ты должна выяснить, от чего реально получаешь удовольствие. Вроде как…еда, например. Всем нравится еда, но у каждого есть свои предпочтения, верно? И иногда ты в настроении для чего-нибудь особенного. И ввиду того, что ты, в общем-то, новичок в этом деле, мы начнём пробовать маленькими порциями всего понемногу.
− Хм, шведский стол. Съешь, сколько сможешь? Мне всегда это нравилось.
− Со мной, кареглазка, – всегда.
− Пока не насытишься?
− Целиком и полностью.
− Ох…
Он ухмыльнулся самодовольной, понимающей улыбкой, и моя собственная задница предала меня. Я поднялась, когда он протянул руки, жестом приглашая сесть к нему на колени. Я прислонилась к нему спиной, а моя голова покоилась на его плече. Мы немножко посмотрели телевизор, посмеявшись над глупой комедией, идущей на экране. Я любила слушать его глубокий смех − самое мужественное и насыщенное звучание. Закрыв глаза, я попыталась незаметно уткнуться носом в его шею, только лишь для того, чтобы вдохнуть его запах. Я балдела от запаха этого "мальчика” – мускус и сандаловое дерево.
Нежно поглаживая мой живот, его рука медленно переместилась на мою грудь. Я вздохнула, когда он мягко сжал её в ладони. Взглянув на его лицо, я увидела, что он улыбается. Я улыбнулась в ответ, но была вынуждена закрыть глаза и прикусить губу, когда его большой палец, играя с моим соском, сделал его затвердевшим и болезненным.
− Тема сегодняшнего урока, − прошептал он мне в ухо, − грязные разговоры.
Я с трудом сглотнула и несколько раз моргнула. Я не была уверена, удастся ли мне справиться с этим, не покрывшись всеми оттенками красного цвета, настолько яркими, каких ещё не видел человеческий глаз.
Наверное, Эдвард ощутил мою нервозность, потому что вскоре уточнил, что именно он имел в виду.
− Я не буду дотрагиваться до тебя. Я буду только говорить. Ты будешь прикасаться. К себе, − объяснил он. – Мы поработаем над разговорами и прикосновениями – к себе и друг к другу, по мере нашего продвижения.
«О Боже. Кажется, я теряю сознание».
Подняв моё лицо вверх за подбородок, он начал целовать меня, сначала медленно, а потом всё более и более настойчиво. Положив руку на бедро, он повернул меня так, что я оседлала его колени. Руками он поглаживал мою спину, а затем спустился к попке и начал сжимать её. Всё ощущалось настолько сильно и приятно, что я начала раскачиваться, но он положил руки на мою талию, заставляя остановиться.
− Я жажду увидеть то, что на тебе под этой одеждой, кареглазка, − проворковал он мне в ухо, голосом, который ввёл в экстаз.
«Я не в состоянии мыслить. Мои мозги включили автопилот».
Я только кивнула и расстегнула верхнюю пуговицу своих джинсов. Медленно потянув молнию вниз, я улыбнулась, когда он кивнул в ответ. Не отрывая взгляда, он смотрел на мою руку, по мере того, как она стягивала джинсы, открывая тонкие, кружевные трусики.
− Ммм, хорошо. Очень красиво, − промурлыкал он, глядя на мои шортики. – Не сомневаюсь, твоя попка в них выглядит восхитительно. Сними свои джинсы для меня, и позволь мне посмотреть. Оу, и рубашку тоже.
Когда он выгнул бровь и облизнул свои губы – я просто пропала.
«Хм, ладно».
Поднявшись с его коленей, я сняла джинсы, затем стянула через голову рубашку и отбросила вещи в сторону. Стоя там и переступая с одной ноги на другую, я почувствовала себя немного неловко, как будто была выставлена на показ.
Но слова Эдварда снова очень сильно повлияли на меня, подняли самооценку и заставили почувствовать себя полноценной женщиной – умной, независимой, но также и сладострастной.
− Господи, ты прекрасна, − сказал он, встряхнув головой.
– Знаешь, − начал он, и его голос стал намного серьёзнее, − пластические хирурги тратят непомерное количество времени и усилий на создание красоты искусственным способом – путём хирургического вмешательства, инъекций и лазерной терапии. Пациенты тратят миллиарды долларов каждый год. Но как бы они не старались усовершенствовать свои методы, и сколько бы новых измышлений они не изобрели – никто не сможет воссоздать то, что есть у тебя, кареглазка, − с улыбкой проговорил он, облапывая меня взглядом, начиная от лица, затем вниз к груди, вплоть до моих ног и обратно.
«Итак, этот комплимент вызвал во мне желание надеть платье в стиле Джун Кливер* (п/п: Джун Кливер – экранный образ идеальной жены и матери), жемчуга и фартук с оборками для того, чтобы я могла поджарить тебе "ногу ягнёнка с мятным желе”. Находясь на восьмом месяце беременности твоим ребёнком. И босиком».
− Спасибо, − тихо произнесла я.
Я больше не могла бороться с желанием обнять и поцеловать его, поэтому, когда он сделал знак, указывающий мне вернуться на его колени, я практически запрыгнула на него и обняла так, что это должно быть чувствовалось, как удушающий захват, но он не возражал. Во всяком случае, ничего не сказал.
− Как ты это делаешь? – спросила я, поцеловав его в щёку примерно раз десять, пока он смеялся. Наверное, вино, выпитое за обедом, вскружило мне голову. Или может быть невероятные комплименты. Кто знает? И, говоря другими словами, кого это волнует?
− Что делаю? – поинтересовался он немного растерянно.
− Говоришь подобные вещи так убедительно, будто действительно подразумеваешь их? – робко спросила я.
Выражение его лица изменилось, и он стал выглядеть слегка раздражённым – брови нахмурились, а взгляд внезапно посерьёзнел.
− Думаешь, я льстил тебе? – склонив голову, спросил он. Кажется, я его обидела, хоть даже и не намеренно.
− Видишь ли, я думала, поскольку мы просто друзья, ты не задумываешься обо мне в таком ключе, − объяснила я. – Я… э-э… не хотела, чтобы всё выглядело так, будто я не ценю это. Это была одна из самых приятных вещей, которую кто-либо говорил мне, − признала я, рассматривая свои руки.
− Ну, это то, как я чувствую. Я бы не смог оказать эту услугу, если бы ты не привлекала меня, − проговорил он в ответ, лаская мою руку кончиками пальцев, пока она неудобно покоилась на моём колене.
− Да, наверное, ты прав, − ответила я, стараясь побыстрее сгладить напряжённый момент, возникший между нами.
− Эй, обросший парень, − проговорила я, почёсывая его щёку. – Почему я в лифчике и трусиках, а ты до сих пор в рабочей форме?
− Потому что я, одетый в лифчик и трусики, не выглядел бы так же горячо, как ты.
− Может быть, но, по-моему, ты был бы реально хорошенькой девушкой. Ты симпатичнее, чем я, с такими ресничками, красавчик.
− Красавчик? Скорее всего, ‘‘Бог мужской красоты’’.
− Давай посмотрим, Чарльз Атлас .
Он стянул свою больничную форму, и я должна признать, мышцы Эдварда находились в довольно неплохой форме. Его бицепсы, которые он теперь бесстыдно сжимал передо мной, очень красиво перекатывались.
− О-о-о, ну ты даёшь, настоящий мужик! − с восторгом воскликнула я, щупая его руку.
− Ну, чего можно ожидать, когда прекрасная девушка в нижнем белье сидит на моих коленях? Это пробуждает мой мачизм,* − похвастался он. (п/п: мачизм – сознание мужского превосходства; поведение, образ действий мачо).
− Перестань, я возбуждаюсь, когда слышу иностранный язык. И я сгорю в огне страсти, если ты продолжишь.
Он только фыркнул, и мы продолжили целоваться, не в состоянии больше медлить. И неважно, насколько мы любили дразнить друг друга. Честно говоря, я уже просто была на взводе. Первый урок состоялся несколько дней назад, и я испытывала крайнюю нужду в искусной педагогической деятельности Эдварда. Наши тела тёрлись друг о друга, а руки поглаживали и ласкали повсюду. Я почувствовала, как его руки сжали мои ягодицы, так как вновь оседлала его колени. Вращая бёдрами, я пыталась утолить сладкое томление, нараставшее между ног, но он остановил меня.
− Нет, я хочу, чтобы ты сама закончила это. Я хочу наблюдать за тобой, кареглазка. Ты издаёшь самые эротичные звуки, и я желаю, чтобы ты стонала для меня.
Остановившись, я взглянула на него, будучи напуганной, но в тоже время дико возбуждённой.
− Хмм, что надо…в смысле… − спросила я, не в состоянии закончить вопрос.
− Я буду только говорить, а ты покажешь мне, что делаешь, когда находишься одна, и…нуждаешься в разрядке, − хриплым голосом пробормотал он.
Я была на его коленях, а мои бёдра по обе стороны от него. Его рука нежно держала мою щёку. Я заглянула в эти глаза, и напряжение стало потихоньку просачиваться из меня, как воздух из прохудившейся шины.
− Снимай лифчик, кареглазка. Я хочу посмотреть на тебя, − велел он.
Поспешно расстегнув застежки, я спустила лифчик с плеч и бросила на пол. Эдвард уставился на мою грудь, и я практически могла услышать, как его рот наполнился слюной.
− Прикоснись к ним, − коротко сказал он.
Я легонько провела ладонями по обеим грудям, на что мои соски незамедлительно отреагировали. Мои руки спустились к животу и снова вернулись обратно. Я закрыла глаза, когда сжала и потянула упругую, розовую плоть своей груди. Позволив правой руке медленно проследовать вниз, я не остановилась на этот раз и скользнула в свои шортики.
− Да, правильно, покажи мне, как ты трогаешь себя. Ты используешь один или два пальца?
− Только один, − прошептала я почти неслышно.
− Ты вводила его в себя?
Я покачала головой: − Нет.
− Не думаю, что ты могла. Я видел твою девственную плеву. Практически выглядит так, как будто ничего не было внутри тебя, за исключением одной крохотной штучки, которую ты используешь, когда начинается твой цикл. Ещё что-нибудь кроме этого находилось внутри тебя, Белла?
Я снова покачала головой.
− Ммм, я оказываюсь перед необходимостью быть очень, очень медленным и нежным с тобой, кареглазка. Пожалуй, это будет чертовски мучительно для меня, − проговорил он с глубоким смехом.
Моя рука мягко поглаживала влажное, тёплое местечко между ног. Я слегка вздрогнула, когда мой средний палец потёрся о клитор.
− Ты мокрая? − спросил он.
Я кивнула головой.
− Дай мне посмотреть. Покажи свою руку.
Остановившись, я протянула ему ладонь. Он зашипел, когда увидел мой палец, блестевший от доказательств возбуждения.
− Охренеть, как для кого-то, у кого немного опыта, ты настолько отзывчивая. Давай, продолжай, − потребовал он.
Закрыв глаза, я запустила руку обратно в свои шортики и тихо вздохнула, когда мой пальчик нашёл сладкое местечко.
− Ты фантазируешь о чём-то, когда прикасаешься к себе?
− Да, но только в последнее время, − несколько неохотно призналась я.
− О чём ты думаешь?
− О тебе, − прошептала я.
− Господи.
Примерно с минуту он ничего не говорил, и я заинтересовалась, может быть, я сделала что-то не так. И только когда открыла глаза, я поняла, что Эдвард пытался взять себя в руки.
− Что я сделаю с тобой, кареглазка?
− Ты…эмм… трахнешь меня? – сказала я, бесконтрольно возбуждаясь от собственных слов.
− Я буду трахать тебя. Скоро. И это будет намного, намного лучше, чем всё, что ты могла когда-либо нафантазировать. Я буду толкаться, входя и выходя из тебя под всевозможными углами, и медленно, и настолько быстро, насколько ты сможешь выдержать. И ты будешь кончать так сильно, как ещё никогда в своей жизни, − пророкотал он.
− О Боже, Эдвард, − простонала я.
− Тебе нравится думать обо мне, делающим всё это с тобой? И заставляет ли это тебя кончить прямо сейчас?
− Да, я хочу кончить, − мой голос звучал умоляюще.
− Продолжай, любимая, потирай эту красивую «киску», пока не кончишь, − побуждал он словами, которые вырывались из него как рычание.
− Да, да, да, − распевала я, пока двигала рукой в бешеном ритме напротив себя. Всё моё тело начало покалывать и в тоже время гореть. Жаркая волна прошла через меня, я неосознанно закричала, пока каждая мышца сокращалась между ног, удовлетворяя наконец-то чувственную боль, которая медленно поглощала меня.
− Ты чертовски совершенна в своём оргазме, − проговорил он, когда я открыла глаза. Чтобы успокоить, он положил руки на мои бёдра, когда заметил, что всё моё тело вибрирует после такого мощного освобождения.
− Спасибо, − застенчиво ответила я, зарывшись лицом в его плечо. Мне нужна была минутка, чтобы прийти в себя. Я просто мастурбировала перед другим человеком, пока он говорил мне самые эротические вещи. После такого девушке нужно дать возможность собрать себя воедино. Я обожала его комплименты, но в этот момент я была просто переполнена ими – как в прямом, так и в переносном смысле.
− Знаешь, мне срочно требуется душ. Потому что иначе я воспламенюсь, − проговорил он в мою щеку.
− Ну, это подойдёт и для двоих, − сообщила я, понимая, что просто напросилась принять душ вместе с ним. Снова.
− О, ты собираешься настоять на своём, как в прошлый раз? Применив насилие?
− Возможно.
− А что, если я любезно попрошу?
− Ладно, ты меня уговорил.
На этом он поднял меня со своих коленей и шлёпнул по заднице. Опять. Поэтому я отвесила ему подзатыльник. Очевидно, этому парню нужно было напомнить, кто из нас главный в данной ситуации.
«Он просто реально, реально хорош в том, чтобы уболтать меня, на что угодно».
Позже, той ночью, я прокралась к ноутбуку и вошла на свою страничку в Твиттере:
«Что вы делаете?»
BadKittyKillKil: «Будьте осторожны со своими желаниями, потому что они могут просто исполниться. О, и TNGUS определённо ГРИБ, и он врос в меня. То есть я заражена. Ну и ладно»
.

Редактура Анна_160786

 

***********************************************************************************

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-1034-18
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Bysinka78 (11.02.2013) | Автор: Перевод: Bysinka78
Просмотров: 2804 | Комментарии: 18 | Рейтинг: 4.9/38
Всего комментариев: 181 2 »
0
18  
  Ох как трудно с такой ученицей....

0
17  
  наш Эдвард - мученик, обычные парни так не заморачиваются

16  
  Вот это уроки! Просто обжигают своей страстью! Спасибо за Ваш труд! Очень чувственный перевод!

15  
  ООО ГОРЯЧО) Спасибо)

14  
  Да! Однако, Белла уже отличница. Повезло ей с профессором! fund02002

13  
  Супер.... Эд знает что делает с ней и с её телом...
Но кажется ему всё тяжелее и тяжелее сдерживаться...
Спасибо за проду good good good good good good good

12  
  Спасибо большое lovi06032 lovi06032

11  
  Спасибо за главу. hang1

10  
  girl_wacko желания, желания....

9  
  Спасибо за главу!!Жарко у них там! girl_blush2 girl_blush2 girl_blush2

1-10 11-18
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]