Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


There is a Light, Глава 2. Жалкая ложь

Глава 2. Жалкая ложь

 

11 января 1987 — встретила Сета Клирвотера сегодня. Он пригласил меня потусоваться.

 

- Ты знаешь Мейсенов?

Я не знала Мейсенов.

- Хм, да, - соврала я, делая шаг в сторону от мальчика, который остановился у моего шкафчика, чтобы совершенно случайно задать мне этот вопрос. Он был высоким, даже тогда, возможно около шести футов. Когда вырос, достиг шести с половиной. У него были большие карие глаза и густые каштановые волосы, выбритые на затылке и висках, и падали на глаза спереди.

Сет был скейтбордистом, я — нет. В одной руке он держал скейтборд, как доказательство того, что он отличался от большинства студентов, включая меня. Он улыбнулся и подошел ближе, как будто мы уже знали друг друга.

Мы не знали, но собирались узнать. И узнали друг друга очень хорошо.

В школьных коридорах между классами было очень тесно. Более трех тысяч студентов учились в школе, рассчитанной на количество в два раза меньше. И как результат, мы вынуждены были делить шкафчики. Моя соседка по шкафчику, Джессика, кинула на меня злой взгляд, когда я постаралась отойти назад, чтобы образовалось пространство между мной и Сетом. Она толкнула меня локтем в бок и кашлянула.

- Ой! - пискнула я.

Глаза Сета устремились к ней. - Осторожнее, Шевелюра! - прорычал он. Он со стуком опустил скейт на пол в качестве предупреждения.

Глаза Джессики расширились, она махнула своими волосами и удалилась.

Я прикрыла рот рукой, чтобы сдержать смех. Прическа-пуф Джессики и химзавивка были жесткие, как пластик, уложены и начесаны прямо вверх и вопреки гравитации и чувству стиля — действительно, шлем из волос.

Сет положил руку на шкафчик над моей головой и наклонился ко мне, так что его грудь была прямо перед моим лицом. До этого я не заметила, что на нем была надета футболка с изображением концерта Мейсенов.

Я знала, кто такие Мейсены... немного. Они были группой, которую слушали скейтбордисты и дети, которые одевались в черное. Они были одной из тех групп, о которых невозможно было узнать. Это был 1987 год; до интернета, до Твиттера, до Фейсбука — это было тогда, когда люди еще могли о чем-то не знать, например, о группах или точках G. Это было время, когда девушки были слишком застенчивы, чтобы задавать вопросы, ходить по коридорам школы в темноте, и иногда немного смущаться из-за того, что не знают многих вещей.

- Так ты их знаешь? - спросил Сет и улыбнулся мне.

- Да, полагаю, - снова соврала я, вероятно просто потому, что он говорил со мной. Он был большим, милым, и напугал Джессику. Она была стервой со мной весь год.

- Клево, потому что придут сегодня вечером пара друзей посмотреть нелегальное видео их концерта, которое я только что раздобыл.

- Сегодня вечером?

Это были ночные посиделки. Я не знала, что люди собираются вместе по ночам.  Я определенно никогда так не делала.

- Хочешь пойти? - спросил он.

Я хотела пойти. Приглашение Сета было самой непродуманной и интересной вещью, которая случилась в моей неотмеченной событиями школьной жизни. Я никогда не разговаривала с ним раньше и не знала никого из его друзей, но я наблюдала за ними. Я наблюдала за всеми; вот что я делала.

Ребята, с которыми зависал Сет, носили рваные, черные футболки и мешковатые клетчатые штаны, головы их были частнично выбриты, и даже девушки прокалывали уши, носы и брови. И они слушали музыку, которую не играли на WBLI (радиостанция http://www.wbli.com/ - пп) или WALK (http://www.walkradio.com/main.html — пп) и не продавали в торговом центре. Они курили сигареты, прогуливали уроки и зависали под мостом на пляже.

- Да, ну, я думаю, пойду, - сказала я заикаясь, стараясь выглядеть спокойной. Оглядываясь назад, я не уверена, что даже отдаленно выглядела спокойной.

Улыбка Сета стала до ушей. - Какой у тебя следующий урок?

- Английский, кабинет двести шестнадцать.

- Я провожу тебя, - предложил он, отталкиваясь от шкафчика. Я заметила, что у него неплохие бицепсы под мешковатой рубашкой.

- Хорошо.

Люди смотрели, как Сет шел со мной на следующий урок. Вы можете подумать, что я только и мечтала, чтобы люди смотрели на меня, потому что я подросток, но нет, они действительно пялились. Спортсмены, гвидо (итальянский американец, проживающий, как правило, в Нью-Джерси, обидное прозвище — пп) и ботаники может и не тусовались с Сетом и его командой, но все знали, кто он такой. И никто не знал меня. Это стало причиной крупных сплетен, по крайней мере между четвертым и пятым уроком в тот день.

Сет был разговорчив, пока мы шли по извилистым коридорам школы, но сейчас я не помню ничего, о чем он говорил. Я уверена, что у меня в одно ухо влетело и из другого вылетело в тот день, когда я смотрела, как люди пялятся на меня, и старалась улыбаться и кивать соответственно. Хотя, я помню, как горели мои щеки. И я помню, как он держал скейтборд в одной руке, а другую засунул глубоко в карман. Я помню его развязность, когда он шел очень близко ко мне, достаточно близко, что я испугалась, что он может почувствовать запах моего тела.

Он оглядел меня с ног до головы, когда мы остановились у дверей моего класса по углубленному изучению английского. - Ты такая стильная. Это потрясающе, - сказал он, улыбаясь.

Я не знала как воспринимать это.

- Мне нравится эта блузка, - продолжил он, когда я не ответила.

Я купила эту синюю водолазку в The Gap (http://www.gap.com/) Она прекрасно подходила к моей синей клетчатой юбке... и моим колготкам. В те дни я одевалась довольно одноцветно.

- И эти кеды, - добавил он и пнул мои сникерсы. - Мило.

Мое сердце трепетало по причине, которую я не могла понять. Может быть это были его большие карие глаза. Может это из-за того, что он выглядел таким нетерпеливым. Может из-за того, что странный парень заговорил со мной. - О, ну, спасибо.

Сет наконец вынул руку из кармана. Он держал небольшой помятый листок бумаги.

- Вот мой адрес и мой номер. Но не звони. Мои сестры ответят и превратят мою жизнь в ад.

Сет протянул мне клочок бумаги, теплый и влажный от его ладони. Он планировал заранее. Мой разум пошатнулся.

- Может быть в восемь? - спросил он. Ребята обходили и странно смотрели на нас, когда потоком заходили в класс. Такие люди, как Сет, не тусуются около кабинета по углубленному изучению английского языка.

- В восемь? - я посмотрела на адрес. Мне нужна будет машина, и я должна поговорить с отцом. В восемь часов, вероятно, было еще безопасно; хотя я не знала, когда вернусь домой.

- Хорошо, в восемь, - сказала я, когда прозвенел звонок.

- Круто, Белла. Увидимся.

-

Я работала в магазине спортивных товаров Ньюмана в торговом центре, с конца моего первого курса. Каждый день я садилась на автобус, который привозил меня туда, и у меня обычно было около двадцати свободных минут до начала смены. В тот день я использовала каждую секунду моего свободного времени.

Я промчалась мимо... Шевелюр, хихикая над новым прозвищем, которое у меня ассоциировалось с ними, и я была достаточно осторожна, чтобы не столкнуться с криминально настроенными типами, и беспокоилась и волновалась, что могу встретиться с некоторыми скейтбордистами, но не встретилась, пока прыгала и прокладывала свой путь к Миру Музыки.

Я особо не надеялась, что найду то, что мне нужно, когда проскочила мимо макета Джона Бон Джови в натуральную величину, ко входу в крошечный магазинчик. Боги альтернативного рока благоволили мне в тот день, хотя, под двадцатью пятью старыми записями Captain and Tenille (http://www.captainandtennille.net/), глубоко спрятаных в ящике, я нашла копию Мейсенов. Как я выяснила позже, это был первый одноименный альбом группы.

-

У меня до сих пор есть кассета. Я порылась под записными книжками и письмами и вытащила ее, поворачивая в руках. Пластиковый корпус был поцарапанным и изношенным, но содержимое в идеальном состоянии. Я так много слушала Мейсенов за эти годы, что музыка заикалась к середине альбома. Конечно, я перестала слушать, как только все случилось.

Я бросилась направо к магазину Ньюмана, как только купила кассету, вставила ее в свой Walkman и перемотала на начало. Я разобрала как можно больше текстов и останавливала музыку каждые несколько секунд, чтобы записать строки в маленький блокнот для проведения инвентаризации на складе.

Я сказала Сету, что знаю Мейсенов, и у меня была только одна кассета, чтобы помочь пройти этот лживый путь до конца.

Меня ошеломил повторный фальцет, запись была нечеткая, грубая и необработанная, и все это в совокупности делало процесс изучения текстов очень трудным. Не говоря уже о том, что присутствовали крики и много неожиданных изменений темпа и бормотание, разговоры о том, чтобы клеить и цепляться к кому-то, о нижнем белье и смерти.

Не могу сказать, что мне нравилось это, но я не слушала это с целью полюбить. Это был как экзамен, а я была действительно хороша в экзаменах.

Я запомнила дату выхода альбома, членов группы, лейбл и студию на котором он записывался, и людей, которые делали мастеринг, (даже если понятия не имела, что такое мастеринг). Я помню, смотрела на размытые силуэты на обложке, пыталась придумать что-то подходящее высокохудожественное, что можно было сказать об этом. Все что я могла понять, это сильный подбородок, спутанные волосы и потупленный взор. И не было способа узнать, находясь в этом грязном узком складе, что эти глаза были ярко-зеленые, как трава, и что в один прекрасный день эти глаза будут смотреть на меня.

Я провела по силуэту, который держала в руках, затем перевернула кассету и прочла список песен. В середине списка я остановилась.

Я влюбилась в тот день двадцать четыре года назад — на середине первой стороны пленки. Я забыла о моем ускоренном курсе зубрежки о Мейсенах, и я влюбилась в песню. Это была колыбельная про монстров, ножи и смерть, но тем не менее колыбельная. От нее у меня перехватило дыхание.

- Что такое, мамочка?

Я вздрогнула и практически выронила кассету, которую держала.

- О, детка, я не слышала, как ты вошла, - ответила я, затаив дыхание, когда моя дочь вошла в комнату, потирая заспанные глаза.

- Что это? - спросила она снова, кивая на кассету в моих руках.

- Я купила это в один очень, очень особенный день, Малышка. В тот день, когда я купила ее, моя жизнь изменилась навсегда.

- Да? - спросила она, мгновенно оживившись, придвигаясь ближе.

Я положила кассету ей в руки. Она посмотрела на силуэт вокалиста на обложке. Она провела по нему своим маленьким пальчиком. - Он выглядит моложе.

- Для меня он был действительно взрослым, но я влюбилась... в его музыку в любом случае.

- Ты любишь их больше всего, так? - спросила она, приближая кассету к лицу и рассмотрела ее более внимательно. Сложно сказать имела ли она ввиду группу или фото Эдварда Каллена. Вряд ли это имеет значение.

- Да, - ответила я. - Больше всего.



Источник: http://robsten.ru/forum/19-979-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Нотик (27.04.2012)
Просмотров: 2752 | Комментарии: 23 | Рейтинг: 5.0/40
Всего комментариев: 231 2 3 »
0
23  
  lovi06015 Интересно , сколько же дочке лет ? И она сказала , что он выглядит моложе . Это ее отец ? Спасибо большое за перевод .

22  
  24 ГОДА НАЗАД... Если Белле было тогда 17(?), то сейчас ей 41 год? И маленький ребенок...

21  
  Такое ощущение, что Эдвард сейчас не с ними, но надеюсь я ошибаюсь

20  
  спасибо за перевод! good сплошная ностальгия...что ли свои кассеты перебрать? girl_blush2

19  
  Что-то все так таинственно.
Что аж страшно 12

18  
  мчу дальше

17  
  Спасибо за перевод good lovi06032

16  
  Спасибо за классный перевод! Вопросов все больше...

15  
  Замечательное продолжение!
... как точно "это было тогда, когда люди еще могли о чем-то не знать, например"
в жизни часто случается что что-то обыденное может перерасти в самое важное событие для человека

14  
  Все покрыто мраком тайны JC_flirt
Спасибо за перевод lovi06032

1-10 11-20 21-23
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]