Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ТРИЛОГИЯ. Покорная. Глава 29-30.

Покорная. Глава 29-30


Ну что дорогие мои, я обещала вам приятный сюрприз, по окончании снежной недели, надеюсь моя награда и следующее стихотворение Джона Бойла О’Рейли из 17 главы, помогут вам с подсказкой))))
Красная роза – страсти шептание,
Белая роза – любви дыхание;
О, красная роза как сокол хищный,
а, белая роза как голубь невинный.

Но шлю я вам бутон белоснежный,
С румянцем на его лепестках;
В знак любви, самой чистой и нежной,
С поцелуем желания на губах.

***
На следующее утро я проснулась с сумасшедшим желанием посмотреть в окно. Я чувствовала себя идиоткой, проверяя это и убеждаясь, что снег все еще на улице, но я сделала это в любом случае.
Я отодвинула занавески и, конечно же, снег был там. Возможно, немного меньше, чем накануне, но все же еще не растаял достаточно, чтобы я рискнула отправиться домой.
Я позволила занавескам упасть обратно на место. Я не поеду домой сегодня. Завтра? Возможно, но какой в этом толк, если я вернусь в пятницу? Я могла бы остаться здесь на всю неделю.
Я действительно не думаю, что Эдвард будет возражать.
Мне нужно было начать готовить завтрак. Я приняла быстрый душ и спустилась вниз по лестнице. Как только кофе вскипел в кофеварке, я сосредоточила свое внимание на беконе и яйцах. Сковорода нагрелась, и я сделала два быстрых шага по кухне, в такт песни у меня в голове.
- Скажу, что смотрит ясно, как роза, окропленная росой, - сказал Эдвард, войдя на кухню и прислонившись к стойке.
На его лице не было усмешки. Усмешки, которая была только у него.
Я подошла обратно к плите и перевернула бекон. 
- В твоих губах есть колдовство.
Эдвард засмеялся, явно наслаждаясь моментом.  - Весь мир - театр, а люди в нем актеры.
Хорошо. Прекрасно. Он изучал Шекспира. Я все еще ​​могла победить его. - Жизнь, как ходьба теней, плохой игрок, но стойка и складна игра на сцене, и словно ничего не слышно...
Он подошел к плите, поднес одну руку к своей груди, а другую бросил в сторону открытого окна.
- Но тише, что за свет мелькает в том окне?
О, там восток, Джульетта – это солнце!
Завистницу-луну убей, о, солнце!
Она от зависти бледна, больна,                   
Что ты, ее служанка, стала краше.
 Я хихикнула. Я была таким любителем Шекспира. И никто никогда не цитировал мне Ромео и Джульетту раньше. Тем не менее, лучше не дать ему понять, как это повлияло на меня, хотя я уверена, что он видел мой румянец.
- Ослам, таким как ты, привычна тяжесть, -  сказала я.
- Вас женщин, тяжесть тоже не страшит, -  процитировал он следующую строку.
Черт. Он знал это? У кого-то фотографическая память.
- По-женски: он всех милей мне, значит лучше всех, -  сказала я.
Он засмеялся. Глубокой, широкой улыбкой. -  Злодей, Злодей, смеющийся, проклятый изверг! 
Я посмотрела на него с притворным шоком. - Ты назвал меня злодеем?
- Ты назвала меня ослом?
Я едва могла спорить с этим. - Ничья? - спросила я.
- На этот раз, - сказал он. - Но я хотел бы записать это, чтобы показать, что я догнал тебя.
- Согласна. Я кивнула. 
Но, говоря о моих достижениях, - сказала я, - мне нужно использовать твой зал сегодня. Мне необходимо пройти несколько миль на беговой дорожке.
- Мне тоже надо побегать, - сказал он, схватив кусок бекона с тарелки. - У меня две беговые дорожки. Мы могли бы тренироваться вместе.
Это было единственным способом, чтобы бег мог стать весельем.

***
После завтрака, я переоделась и направилась в спортзал. 
Эдвард стоял посреди комнаты, потягиваясь, когда я присоединилась к нему, медленно разминая мою нижнюю часть тела. 
Я провела много времени, наблюдая за ним, за его движениями, потому что, черт возьми, если он когда-нибудь решит бросить свою работу, он может быть личным тренером. Или шеф-поваром. Или профессором литературы. Или много кем еще.
Когда мы добрались до беговых дорожек, он шел со мной в ногу. Я думала, что ужасно мило видеть, как он мог довести меня до изнеможения, если захочет. 
Короче говоря, я думала наперед, о весне, воображая тренировки на улице вместе с Эдвардом и Джейком. Разве он не сказал вчера вечером, что видел нас в долгосрочных отношениях?
Мы бежали рядом в тренажерном зале, и мой разум задался вопросом. На что будет похожа весна с Эдвардом? Захочет ли он когда-нибудь провести полдень, бегая со мной. Мне хотелось думать, что захочет, но не принимала ли я  желаемое за действительное со своей стороны?
Эта неделя очень сильно сблизила нас. Некоторые из его кирпичиков выпали и, хотя еще оставалось много нетронутых, прогресс был достигнут.
И если говорить о прогрессе, я задумалась о том, что делала Роуз. Я не могла вспомнить, когда последний раз мы не разговаривали так долго. Как она проводила время с Эмметом во время метели? Влюбилась ли он еще больше, чем была? Разве это возможно?
Мысли о Роуз и метели, перенесли меня к Эсме и обеду, который мы запланировали накануне. Может быть, у нее будет возможность встретиться со мной на следующей неделе.
Затем я подумала, задержала ли метель ремонт дома Элис и Джаспера. И то, о чем Эдвард и Джаспер спорили в Тампе? Черт, мне следовало спросить Эдварда об этом, во время нашего голого пикника. Конечно не факт, что он ответил бы.
- Изабелла? - спросил Эдвард, голос которого не звучал измождено. - Ты в порядке?
Я посмотрела в его сторону. – В порядке, - сказала я. – Мой разум думает во время  бега.
И мой разум должен был думать о восхитительном мужском экземпляре, находящимся справа от меня, потому что, какого черта заботиться о весне, когда ты занесен снегом внутри с Эдвардом в феврале?
***
Я добралась до кухни в конце дня, пытаясь решить, что приготовить на ужин. Может быть, что-нибудь из рыбы? Креветки? Я попыталась вспомнить, была ли в его холодильнике рыба. Я посмотрела на столешницу. Возможно, салат и картофель подойдут к рыбе? Что-то простое. 
Мой взгляд упал на кухонные шкафчики, и я вспомнила следующий день после порки. Я еще не исследовала верхние полки.
Я приставила стул к шкафам и вскарабкалась на столешницу. Немного покачиваясь, схватилась за полку. Я надеялась, что не упаду. Если упаду и сломаю себе что-нибудь, как я доберусь до больницы?  Держа равновесие, я заглянула на полку.
Множество банок. Я улыбнулась. С этикетками. Просмотрев их в поисках чего-нибудь интересного, сочетающегося с рыбой, мой взгляд упал на большую коробку в самой глубине шкафа.
Я протянула руку к банкам и достала коробку, передвигая банки, которые попадались на пути. Победа хлынула через меня,  когда я смогла увидеть коробку.
Я держала ее в руках, не веря своим глазам.
Сникерсы (шоколадный батончик).
У Эдварда в шкафу была полная коробка Сникерсов? Я вспомнила времена, когда мы ели вместе. Я наблюдала за тем, что Эдвард ест сладкое, только на благотворительном балу и на семейном ужине во время Суперкубка.
В его кабинете тоже была коробка, полная Сникерсов?  Открытая коробка?
Это было великолепно.
Расплывчатые намеки плана формировались в моей голове.
Это будет весело.
Я вошла в библиотеку с коробкой шоколадных батончиков за спиной. Эдвард сидел за маленьким столиком, листая документы.
В конце это закончится или очень хорошо, или очень плохо.
- Эдвард Каллен.
Он поднял голову, когда я использовала его полное имя. Я поняла, что хотя и называла его Эдвардом в моей голове, никогда не произносила его имя вслух. При нем, по крайней мере.
Его глаза сузились. - Я полагаю, ты извинишься за подобное обращение, Изабелла?
- Я не буду делать ничего подобного, -  сказала я со всем мужеством, которое могла собрать. Я вытащила коробку конфет, надеясь, что он поймет, что я делаю. 
- Что это такое?
Он очень аккуратно положил бумаги и уставился на меня. 
Ах, дорогая. Он был зол. Очень зол. Он ничего не понял. Или же он все понял, но не хотел развлекаться.
Не хотел развлекаться. Совсем.
- Это шоколадные батончики, Изабелла. Сникерсы, если быть точным. Если говорить прямо, коробка Сникерсов.
Он встал.
Очень плохо. Большая вероятность того, что это кончится очень плохо. 
- Я знаю, что это они, Эдвард. Я хочу знать, что они делают на кухне?
Он скрестил руки на груди. - Какое твое дело? - спросил он тем я-сейчас-накажу-тебя голосом.
Ой, мой зад заболел только при мысли о порке, которую я получу. И это были даже не выходные дни. Ну, у меня был еще один шанс. 
– Это мое дело, - сказала я, тряся перед ним коробкой, - Потому что этого нет в твоем плане питания.
Он моргнул. Понимание появилось в его глазах. Я подошла ближе. 
- Как ты думаешь, я составляла план питания для тебя, потому что мне скучно и нечем заняться? Ответь мне!
Он опустил руки. - Нет, госпожа Свон.
Госпожа Свон. Он понял. Он присоединился к игре.
Я сделала драматический вздох. - У меня были планы на сегодня. Я хотела показать тебе свой снегоход. Но вместо этого, мы должны будем провести день, работая над наказанием.
Его глаза потемнели. - Мне жаль вас разочаровывать, госпожа Свон, - сказал он тем низким, завораживающим голосом.
- Ты будешь еще более разочарован, когда я закончу с тобой, - сказала я. 
Он остановился и ждал меня. 
- Я иду в свою комнату. У тебя есть десять минут, чтобы присоединиться ко мне там.
Повернувшись, я вышла из комнаты и побежала наверх по лестнице, спеша к себе в комнату. Я сняла платье, и надела синий халат, который когда-то похвалил Эдвард. Потом я встала у подножия моей кровати и ждала.
Он вошел медленно. Тихо.
Я скрестила руки и постучала ногой. 
- Что ты можешь сказать в свое оправдание, Эдвард?
Он опустил голову. - Ничего, Госпожа.
- Посмотри на меня, - приказала я ему. Когда он встретился с моими глазами, я продолжила, - Я не Госпожа. Я Богиня. 
 Я сбросила халат с плеч. - Мне нужно поклоняться.
На протяжении пяти секунд он стоял в глубокой задумчивости. Потом что-то, наконец, щелкнуло, и стены рассыпались в пыль. Он бросился вперед, поднял меня на руки и усадил на колени на краешке кровати.
Его глаза искали мои, миллион незаданных вопросов мелькало на его лице. Он аккуратно обхватил меня за щеки. - Белла, - прошептал он. - О, Белла.
Мое сердце скрутило. Белла. Он назвал меня Беллой.
Он взглянул на мой рот, проводя большим пальцем по моим губам. 
- С поцелуем желания ...
- ... на губах, - закончила я  шепотом.
Его пальцы дрожали. Очень медленно он наклонился вперед, и мои глаза трепетали под опущенными веками, когда он сократил расстояние между нами. Его грудь поднялась от задержанного дыхания. Затем его губы нежно прижались к моим губам.
Просто прикосновение, но я чувствовала электрическую искру между нами. Его губы снова прикоснулись к моим, дольше на этот раз, но столь же мягко. Так же нежно.
Не что иное, как шепот.
Я знала, что в то время как Эдвард знал многие вещи и был прав в отношении большинства из них, он был совершенно неправ в отношении этого. Поцелуи в губы не были лишним, они были самыми необходимыми из всех возможных вещей. Я скорее могла бы прожить без воздуха, чем отказаться от ощущения губ этого мужчины на своих губах.
Он вздохнул в мои губы - поражение воина в конце долгой битвы. Затем он обхватил мое лицо обеими руками и поцеловал меня. Еще дольше на этот раз. Он слегка провел языком по моим губам, и когда я открыла рот, он вошел медленно, словно запоминая ощущения,  по-настоящему познавая меня. Я могла бы заплакать от сладости всего этого.
Я провела пальцами по его волосам, притянув его к себе, никогда не желая отпускать. Он стонал, и наши языки переплелись друг с другом, когда поцелуй стал глубже.
Я расстегнула рубашку, пока мы целовались, не желая оставлять его губы ни по какой причине. Вообще-то, забудьте слова «не желая», я не была уверена, что способна покинуть комнату, даже если бы она загорелась. 
Но мои руки должны были прикасаться к нему, поэтому я быстро переместила свои пальцы к его груди, чтобы провести ими по ней. Все это время наши губы двигались вместе в совершенном единстве.
Он наконец-то отклонился  и встал, чтобы снять штаны, все время глубоко смотря в мои глаза.
- Люби меня, Эдвард, - сказала я, открывая свои объятия для него.
- Я всегда делаю это, Белла, - сказал он, осторожно притягивая меня к себе. – Всегда делаю это.
Затем он опустил меня на кровать и его губы снова были на моих губах, для следующего долгого, медленного, жадного поцелуя. 
Целоваться с Эдвардом было намного лучше, чем представлять себе это. Его губы были гладкими и сильными, а его язык гладил мой со страстью и тоской, которые сводили меня с ума.
Мы не были  Домом и Сабом,  мы не были Мастером и Покорной, мы даже не были мужчиной и женщиной. Мы были любовником и его возлюбленной, и когда он, наконец, вошел в меня, это было сладко, медленно и нежно.
Я не уверена, но так или иначе,  думаю, что за секунду, до того как он кончил в меня, я почувствовала слезу, упавшую с его глаз.

В переводе использованы произведения Уильяма Шекспира:
Укрощение строптивой (пер. п.Мелкова)
Два веронца (пер В.Левика и М.Морозова)
Ромео и Джульетта (пер. А.Д. Радловой)
Гамлет (пер. Екатерина, Джёрджё Чеки)

Перевод: piatka
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: LeaPles (28.03.2012)
Просмотров: 3180 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 4.9/30
Всего комментариев: 7
0
7   [Материал]
  Шекспир прекрасен, а их логики мне не понять

0
6   [Материал]
  
Цитата
- Посмотри на меня, - приказала я ему. Когда он встретился с моими глазами, я продолжила, - Я не Госпожа. Я Богиня.
Я сбросила халат с плеч. - Мне нужно поклоняться.
На протяжении пяти секунд он стоял в глубокой задумчивости. Потом что-то, наконец, щелкнуло, и стены рассыпались в пыль. Он бросился вперед, поднял меня на руки и усадил на колени на краешке кровати.
Его глаза искали мои, миллион незаданных вопросов мелькало на его лице. Он аккуратно обхватил меня за щеки. - Белла, - прошептал он. - О, Белла.

Мое сердце скрутило. Белла. Он назвал меня Беллой.Он взглянул на мой рот, проводя большим пальцем по моим губам. - С поцелуем желания ...- ... на губах, - закончила я  шепотом.
================================================================
Я знала, что в то время как Эдвард знал многие вещи и был прав в отношении большинства из них, он был совершенно неправ в отношении этого. Поцелуи в губы не были лишним, они были самыми необходимыми из всех возможных вещей. Я скорее могла бы прожить без воздуха, чем отказаться от ощущения губ этого мужчины на своих губах.
Он вздохнул в мои губы - поражение воина в конце долгой битвы. Затем он обхватил мое лицо обеими руками и поцеловал меня. Еще дольше на этот раз. Он слегка провел языком по моим губам, и когда я открыла рот, он вошел медленно, словно запоминая ощущения,  по-настоящему познавая меня. Я могла бы заплакать от сладости всего этого.

- Люби меня, Эдвард, - сказала я, открывая свои объятия для него.
- Я всегда делаю это, Белла, - сказал он, осторожно притягивая меня к себе. – Всегда делаю это.
Целоваться с Эдвардом было намного лучше, чем представлять себе это. Его губы были гладкими и сильными, а его язык гладил мой со страстью и тоской, которые сводили меня с ума.
Мы не были  Домом и Сабом,  мы не были Мастером и Покорной, мы даже не были мужчиной и женщиной.Мы были любовником и его возлюбленной, и когда он, наконец, вошел в меня, это было сладко, медленно и нежно

 да откровение чувств, идеальное соответствие и безупречное воплощение, у них получилось
                                                                                       

надо же и от души ох, знаменательными фразами они окрыляясь уже, ЛЮБОВЬЮ возносясь                                

5   [Материал]
  боюсь никчему хорошему это не приведет , много не досказанного осталось..... lovi06032 JC_flirt

4   [Материал]
  Вау! Какой прогресс! good dance4

3   [Материал]
  Наконец то поцелуй.

2   [Материал]
  Прекрасно.

1   [Материал]
  Спасибо!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]