Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Глава 16. часть 1.

Привет, Питер. Извини. Не слышала звонка в дверь. Может сломан? Мейсен ругал меня, но я не буду бросать класс. (фу) Нужен новый руководитель. Работаю над этим. Поболтаем позже и спасибо. Б.

Питер в растерянности смотрел на смс, которое только что получил от Беллы. Сломан дверной звонок? Хорошая отговорка.

Он не знал, дала ли она ему от ворот поворот, потому что была смущена из-за ссоры с Мейсеном или по каким-либо другим причинам. В любом случае, у него не было времени, чтобы выслеживать ее и выяснять; Мейсен прислал ему на электронку список книг, которые он хотел выписать из библиотеки и доставить ему в офис к часу.

Питер послал Белле короткий ответ, сказав, что он рад, что с ней все в порядке, а затем быстро вышел из своей квартиры в Robarts Library, качая головой.

-
Белла с ногами уселась обратно на кожанный диван, положив подбородок на скрещенные руки. Отсюда она могла видеть большую часть центра города и часть озера Онтарио. Вид из окна Эдварда, размером от пола до потолка, был замечательным. Деревья в городе сменили цвет, и теперь они были пестро окрашены золотым и желтым, ярко оранжевым и красным. Они напоминали Белле картины, которые Питер повел ее смотреть в Художественную Галерею в Онтарио; картины Группы Семи (группа канадских художников-пейзажистов в 1920 году, в которую входили Franklin Carmichael, Lawren Harris, A. Y. Jackson, Franz Johnston, Arthur Lismer, J. E. H. MacDonald, Frederick Varley — примечание переводчика).

Она вызвалась помогать Эдварду убрать со стола после завтрака, но он и слышать об этом не хотел. Он поцеловал ее в лоб и попросил расслабиться. Как будто расслабление тоже было вариантом.

Созерцание горизонта Торонто позволило ей сосредоточиться на чем-то красивом, пока она снова и снова прокручивала в голове разговор с Эдвардом, пытаясь сопоставить его с предыдущими встречами.

Как она могла быть так слепа?

И почему Каллены скрывали наркоманию Эдварда от нее? Они всегда говорили ей, что она член семьи. Но даже Элис ни словом не обмолвилась об этом. Только недавно она обмолвилась о его темных временах. Все Каллены говорят пространными метафорами как поэты? Белле бы понадобились уроки литературоведения, чтобы расшифровать их намеки.

Эдвард оперся на камин и смотрел на нее. Она выглядела удивительно, сидя на диване, глядя в окно. Но ее напряженные плечи выдавали беспокойство.

Он сел рядом с ней, целенаправленно оставив между ними для приличия расстояние. Она сидела не двигаясь, ни на дюйм не приблизилась к нему и не смотрела на него, он протянул руку.

- Пожалуйста, - он улыбнулся ей.

Белла неохотно приняла его руку и оказалась перетянутой на его сторону дивана. Он обвил обе руки вокруг нее и поцеловал в волосы.

- Так лучше, - прошептал он.

Белла вздохнула и закрыла глаза.

- Удобно?

- Да.

Эдвард почувствовал как ее маленькое тело расслабилось. После всего, что они обсуждали, он был удивлен, что она вообще может расслабиться рядом с ним.

- Когда в последний раз тебя кто-то так обнимал? - он начал рассеянно гладить ее по волосам, хотя на самом деле это было не так.

- Прошлой ночью.

Он усмехнулся. — Это я помню. А до этого?

- Я не помню. — Тон Беллы был оборонительным, и Эдвард не стал давить на нее.

Она вероятно испытывала недостаток в физической любви. Матери-алкоголички не имеют средств, чтобы заботиться о своих детях. И этот тип, Джейкоб, видимо тоже не обнимал ее – разве что пытался сорвать одежду. Эта мысль привела его в ярость – как кто-то мог так мало уделять ей внимания. Он знал, что-то в их физической связи успокаивало ее, так же, как и его. И это навело его на мысль, что у нее было мало опыта в положительных физических контактах.

- Тебе хорошо, когда я так обнимаю тебя? - прошептал он ей в волосы.

- Да.

- Хорошо.

И для большего эффекта он провел рукой по линии волос вокруг лица, убирая локон с ее щеки. — Так красива, - прошептал он. - Так очаровательна.

Они сидели так какое-то время, пока Белла не совладала со своим голосом и решила задать несколько вопросов, которые не давали ей покоя.

- Фотография, где мужчина целует женщину в лопатку, где ты нашел ее?

Эдвард сжал губы.

- Я не находил.

- Тогда где…

- Это имеет занчение?

- Не хочешь говорить, не надо. Я увидела ее в шкафу, когда искала свитер. Она очень красивая. — Она попыталась отодвинуться от него, но он держал ее крепко.

- Ты действительно думаешь, что она красивая? - Его голос стал мягким и он приподнял ее подбородок, чтобы видеть ее глаза.

- Да, - выдохнула она.

- А остальные?

- Не так сильно.

Эдвард ухмыльнулся.

- Я не искал их. Я сделал их.

- Ты сделал их? - она отпрянула в удивлении.

- Да.

- Но они…

- Эротика?

- Да.

Он криво улыбнулся. — Разве трудно поверить, что я мог сделать красивые и эротичные фотографии, мисс Свон?

- Я не знала, что ты был фотографом. А те фотографии не являются обычными фотографиями.

- Я не бог весь, какой фотограф, правда. Но они вышли безупречно, я думаю. У меня есть и другие.

У Беллы упала челюсть.

Другие?

- А женщины?

Эдвард немного подвинулся.

- Женщины были скорее моими друзьями.

- Модели?

- Нет.

Белла наморщила лоб в замешательстве, пока смысл ответа не дошел до нее. Ее брови медленно поползли вверх, и она одарила Эдварда удивленным взглядом.

Он вздохнул и начал тереть глаза.

- Да, я уверен, что это образец плохого вкуса демонстрировать их. Вот почему я почувствовал необходимость убрать их прежде чем приводить тебя в мою спальню. Но фотографии были сделаны с их согласия. В некоторых случаях они даже просили об этом. И заметь, я больше чем на одной из них. Так что я далек от роли похотливого наблюдателя.

Белла забыла свой вопрос, на какой из них Таня, и отодвинулась в полном и абсолютном удивлении.

- Это ты?

- Да.

- Но та, о которой я тебя спрашивала – на ней ты?

Он нахмурил брови.

- Не делай удивленный вид. Я думал, ты находишь меня привлекательным.

- Но ты голый на той фотографии. — Белла покраснела как рак и была очень взволнована, она стала махать на себя руками, чтобы остудить разгоряченную кожу.

Эдвард от души рассмеялся и привлек ее к себе ближе.

- Я голый на всех тех фотографиях. — Его голос сочился сексом, когда он нашептывал ей на ухо.

- То фото тоже мое любимое, хотя я не очень любил женщину.

Его губы растянулись в медленной, тайной ухмылке, и он поцеловал ее в макушку.

- Я хотел бы сделать твою фотографию.

- Я так не думаю.

- Ты прекрасна, Изабелла. Твоя фотография – даже фото твоей улыбки или профиля или элегантной шеи были бы более привлекательными, чем вся живопись, которой я обладаю. Включая картины Холидея.

Белла покачала головой.

- Когда-нибудь я спрошу тебя снова. А теперь, как насчет забронировать на вечер столик в Скарамуш? Это один из моих любимых ресторанов.

- Я не думаю, что ужин в ресторане – хорошая идея. — Белла все еще пыталась восстановить дыхание.

- Почему нет?

- Разве ты не говорил, что нас не должны видеть на публике?

Эдвард нахмурился.

- Но я знаю хозяина. Я могу зарезервировать столик шеф-повара, где мы будем вдали от любопытных глаз. Кроме того, мы можем пойти в Harbour Sixty и увидеть Антонио. Он надоел мне, просил привести тебя.

- Правда?

- Правда. Он рассказал мне все о рецептах, которыми ты поделилась с ним и его семьей в итальяно-канадском клубе.

- Антонио был очень добр ко мне.

Эдвард кивнул, а затем сделал движение, чтобы поцеловать ее, но она положила руку ему на грудь, чтобы остановить его.

- Я не могу идти на ужин с тобой сегодня вечером. У меня встреча с Кэтрин Пиктон завтра, а я еще не готова к ней.

- Завтра?

- Она пригласила меня на чай к себе домой. Она просила меня принести мой проект. Я ее немного боюсь.

- Подожди пока встретишься с ней. Она маленькая и выглядит как чья-то бабушка. Но пусть это не вводит тебя в заблуждение, она гениальная и определенно прагматичная. Она ждет, что ты будешь обращаться к ней Профессор Пиктон, и она не ведет всякие беседы на личные темы.

- Только претенциозные бывшие Оксфордцы предпочитают, чтобы их называли Профессор, - промямлила Белла.

Он нахмурился в ответ на ее слова, а она подмигнула ему.

- Она очень официальна, но она преподаватель до мозга костей, и если ты сработаешься с ней, для тебя будет очень полезно. Просто покажи свои лучшие манеры, и я уверен, она примет тебя и сделает все возможное.

Белла слегка вздрогнула, на что Эдвард только обнял ее сильнее.

- Не беспокойся, она заинтересуется твоим проектом. Я уверен, что она внесет в него изменения, но если бы я был на твоем месте, то я принял бы ее поправки без возражений. Она знает, что делает.

- Я уверена, у нее есть более важные дела на пенсии, чем курировать случайных студентов.

- Я помог ей однажды. Поэтому, когда я сказал ей, что у меня есть блестящая студентка, но мне некомфортно курировать ее, потому что она друг моей семьи, она согласилась встретиться с тобой. Она очень скептично настроена по поводу сегодняшней молодежи; она не думает, что они такие же талантливые и трудолюбивые как раньше, когда она была в аспирантуре. Поэтому она мне ничего не обещала.

- Тебе не обязательно было делать это для меня.

Эдвард намотал прядь ее волос на свой длинный, тонкий палец. — Я хочу сделать что-то хорошее для тебя. Мне очень жаль, что ты не смогла пойти в Гарвард в этом году.

Белла посмотрела на свои руки. — Но это привело меня к тебе, не так ли?

Эдвард улыбнулся. — Да.

После этого напряженного момента, он стал переминаться с ноги на ногу и посмотрел на свой Ролекс. Он застонал.

- Что случилось?

- Мне нужно идти. У меня встреча.

- Я тоже должна идти.

Она поднялась с дивана и быстро пошла, чтобы взять свой рюкзак, перекинула его через плечо и стала искать пальто. Эдвард в три шага пересек комнату и положил руки ей на плечи.

- Останься, я не надолго и скоро вернусь.

Она прикусила губу и задумчиво посмотрела. Эдвард засунул палец между ее губ и зубов, эффектно освобождая прикушенную губу. — Не делай так. Меня беспокоит, когда ты так делаешь.

Он быстро вынул свой палец, чтобы она вдруг неправильно не истолковала его намерение, но не раньше, чем случайно взглянув на ее язык. Сложно сказать случайно ли это было.

- Что у тебя за встреча?

Эдвард начал теребить свои волосы, заставляя свои бронзовые и медные пряди стоять дыбом.

- С Анджелой. Встреча обещает быть неприятной. Но мне будет гораздо легче, если я буду знать, что ты ждешь меня.

- Мне столько нужно сделать. Мне нужно позвонить Питеру. Он кажется приходил к моей квартире вчера вечером, чтобы проверить меня.

Эдвард удивился.

- Я послала ему смс, сказав, что со мной все в порядке. Я сказала, что не собираюсь бросать класс, но мне нужен новый руководитель. Я не знаю как мне объяснить, что Кэтрин Пиктон будет моим куратором.

Эдвард стал раздражаться.

- Ты не должна ему ничего объяснять. Скажи ему, что это не его дело.

- Он мой друг, Эдвард.

- Тогда упомяни что-нибудь о твоей связи с Гарвардом и Кэтрин. Она друг Гаррета Армстронга.

Она кивнула и начала застегивать пальто. Он взял ее руки в свои. — Белла, подожди.

Он пошел в свой кабинет и исчез на несколько минут. Когда он вернулся, то сжимал в руке старую книгу в твердой обложке. Он протянул ей книгу.

Она прочла заголовок, Чарльз Уильямс “Иллюстрации Беатриче: Исследование в Данте.”

- Я хочу, чтобы она была у тебя.

- Эдвард, я не могу. Прекрати давать мне вещи. — Она протянула ему книгу.

- Ты не оставишь Кэтрин равнодушной, если покажешь, что знакома с этой книгой. Она поклонница Дороти Ли Сэйерс, и Сэйерс заимствовала многие ее идеи в Божественной Комедии Уильямса.

- Здесь нет никакого обмана. И тебе не должно быть стыдно.

Белла посмотрела на толстую и гладкую книгу в старом переплете в своей руке.

- В конце концов, возьми ее до тех пор, пока она не согласится стать твоим куратором.

- Спасибо.

- Не за что. Теперь нам надо поговорить о чем-то другом.

Она нервно посмотрела не него.

- Было бы гораздо легче, если ты не была бы моей студенткой. По крайней мере пока.

Она резко вдохнула.

Эдвард потянул себя за волосы. — Прости. Это неправильно. Я имею ввиду, что я не могу быть твоим научным руководителем. Это очевидно. Но это все еще не снимает проблему семинара по Данте.

- Мне нужен этот семинар. Слишком поздно заменять его чем-то другим, поэтому если я брошу его, это отбросит меня назад на год. И мне нужен этот семинар для специализации. И моей диссертации.

- Политика препятствования тесной дружбы между преподавателем и студентом защищает студентов в классе преподавателя, а не только студентов от научных руководителей. Это означает, что у меня не может быть отношений с тобой, пока ты моя студентка. Следующий семестр, конечно, совсем другой. Ты уже не будешь моей студенткой.

Она это знала. Декларация о правах и обязанностях аспиранта шла дальше. Преподавательскому составу не разрешалось спать с их текущими студентами, об этом горовилось ясно. И аспирантам не разрешалось спать с научными руководитеями. Или же…

Конечно, Белла не планировала спать с Эдвардом и хотела бы знать помнил ли он об этом.

- Я не хочу снова тебя потерять, - прошептал он. - И я не буду препятствовать тебе делать то, зачем ты пришла сюда. Мы что-нибудь придумаем. Между тем я поговорю со своим адвокатом.

- Адвокатом?

- Разговор о том, чего мне ждать от Университета, если я намерен встречаться со своей студенткой, пока она в моем классе.

Белла положила дрожащую руку ему на рукав. — Ты хочешь потерять работу? Уехать отсюда в какой-нибудь маленький и менее престижный университет?

- Конечно, нет, - небрежно сказал он.

- Я уже поставила под угрозу твою карьеру однажды. И не буду делать этого снова. Мы должны держаться друг от друга подальше, и когда семестр закончится, мы поговорим об этом снова. Ты можешь передумать, знаешь, и решить что больше не хочешь меня.

Она посмотрела на свои кроссовки, нервно шевеля пальцами.

- Этого не произойдет, Изабелла.

- Мы еще узнаем друг друга, Эдвард. Может быть пять недель дружбы как раз то, что нам нужно.

- Друзья ходят ужинать. Как на счет завтра вечером?

Она сильно покачала головой. — Почему бы тебе ни позвонить мне. Я обещаю, отвечу на звонок.

Эдвард нахмурился.

- Когда я увижу тебя снова?

- На твоем семинаре в среду!

- Это слишком долго.

- Вот так вот, профессор.

Белла одарила его полуулыбкой и пошла к двери.

- Ты ничего не забыла?

Она бысто проверила ключи в рюкзаке.

- Я не об этом.

Эдвард последовал за ней, и его глаза стали темными.

- Никакого прощального поцелуя для бедного, одинокого Эдварда? - прошептал он, намеренно делая свой голос соблазнительным.

Белла сглотнула. — Друзья не целуются так, как ты.

Он подошел ближе, пока ее спина не уперлась в дверь.

- Просто дружеский чмок. Честное скаутское.

- А ты был бойскаутом?

- Нет.

Эдвард медленно протягивал к ней руку, чтобы не напугать ее, затем нежно провел тыльной стороной ладони по ее щеке.

Он обезоруживающе ей улыбнулся, и она поняла, что улыбается в ответ. Эдвард прижал свои губы к ее губам, решительно, но легко, и на мгновение замер. Белла ждала, что он сделает что-нибудь, откроет рот, начнет двигаться, сделает хоть что-то, но он не делал. Он замер, просто нежно прижавшись к ее губам, потом просто отстранился и криво улыбнулся.

- Было не так уж и плохо, правда? - Он рассмеялся и провел кончиком пальца по линии ее подбородка.

Белла покачала головой.

- До свидания, Эдвард.

Когда входная дверь закрылась, Эдвард прислонился к стене и потер глаза, бормоча что-то неразборчивое.

После того как Эдвард вернулся домой с очень неприятной и немного красочной встречи с Анджелой Вебер, он взял Перье из холодильника и набрал номер Джеймса Гриспена, своего адвоката.

Эдвард не нуждался в услугах Джеймса какое-то время и предпочитал оставить все как есть. У Джеймса были какие-то темные клиенты, но он был лучшим в своем деле, особенно в знании канадского уголовного права, и Эдвард знал это. Однако, Джеймс не был специалистом по трудовому праву, о чем он не раз сказал Эдварду во время их получасового разговора.

- Я должен предупредить тебя, если политика препятствования тесной дружбы между преподавателем и студентом – это условие твоего найма, ты нарушаешь его, на свой страх и риск, рискуя потерять работу. Поэтому позволь спросить тебя – ты спал с ней?

- Нет, - сухо ответил Эдвард.

- Хорошо. И не начинай. Фактически, мой профессиональный совет тебе, держись на расстоянии от этой девушки. Сколько ей лет?

- Прости?

- Девушка, Эдвард, сексуальная штучка.

- Назовешь ее так еще раз, и я разорву с тобой все дела.

Джеймс остановился. Эдвард был крутым сукиным сыном, и немного скандалистом, он это знал. У Джеймса не было желания продолжать телефонную ссору.

- Позволь перефразировать, молодая леди, о которой идет речь, сколько ей лет?

- Двадцать три.

Джеймс вздохнул с облегчением. — Хорошо, хоть, в конце концов, не имеем дело с несовершеннолетней.

- Еще раз, Джеймс, я сделаю вид, что не слышал этого.

- Послушай, Мейсен, я адвокат. Позволь мне делать мою работу. Я не могу дать тебе профессиональный совет о вашей ситуации, пока не узнаю всех фактов. Мой партнер судился с Университетом Торонто в прошлом году, я попрошу ее ввести меня в курс дела. Но сейчас, мой совет тебе, держаться подальше от этой девушки, и во всяком случае не спать с ней. Ты понял, что я тебе сказал?

- Да.

- И позволь быть еще более откровенным. Не вступай ни в какие сексуальные отношения с ней, совсем. Мы не хотим быть втянутыми в споры Клинтон-Левински о том, что представляют собой сексуальные отношения. Не делай с ней ничего; и не важно, если отношения с ее согласия.

- А что если у нас романтическая, а не сексуальная связь?

Джеймс сделал небольшую паузу и прочистил ухо кончиком пальца.

- Я не совсем понял.

- Я сказал, что мы видимся по-дружески, и нет никакого сексуального контакта.

Джеймс громко рассмеялся. — Ты шутишь что ли, Мейсен? Я не верю в это, и мне за это платят. И никто тебе не поверит.

- Не в этом дело, Джеймс. Дело в том, что я не вовлечен в сексуальные отношения с моей студенткой. Нарушают ли наши отношения политику препятствования тесной дружбы?

- Никто не поверит тебе, что у тебя отношения с твоей студенткой, не подразумевающие секс, особенно учитывая твою репутацию. Конечно, ответственность лежит на работодателе, чтобы представить доказательства, или если твоя девушка подаст заявление на тебя, или вас двоих застукают в компрометирующей ситуации. Ну или в конце концов она беременна.

- Этого не случится.

- Все так говорят, Мейсен.

Эдвард откашлялся. — Да, но в данном случае, это за гранью понимания по нескольким причинам.

Джеймс закатил глаза и решил не давать Профессору урок биологии.

- Тем не менее, если вас поймают, и не докажут факта сексуального контакта, ты вероятно, получишь выговор за неподобающее отношение. Но я не могу утверждать наверняка, не читая этой политики препятствования. И мне нужно знать от моего партнера, какого рода прецедент Университет создал для себя.

- Спасибо.

- Это твоя задница, не моя, если что-нибудь взорвется здесь, будь осторожен. Мне платят в любом случае, помни это. Я собираюсь посоветоваться на этот счет с моим партнером. Я тебе сообщу вскоре. — Джеймс откашлялся. — И Эдвард?

- Да?

- Я бы на твоем месте держался подальше от неприятностей и от глаз общественности в ближайшее время. Никаких девушек, никаких драк, никакого общественного пьянства или чего-нибудь в этом роде. Любой иск Университета выставит напоказ твое прошлое, понял?

- Хорошо, Джеймс.

И на этом Эдвард повесил трубку и схватил ключи, решив выбить свое разочарование в боксерском клубе.

-

Когда Белла вернулась к своей квартире, она жадно искала в ныне пустующей цветочной клумбе порванные фрагменты карточки Эдварда. К сожалению, все что она нашла, это несколько рваных кусков, которых недостаточно, чтобы восстановить записку. Теперь она никогда не узнает, что он ей написал. Она провела большую часть дня бегло просматривая книгу Чарльза Уильямса, делая пометки, которые, как она думала, помогут ей при встрече с Кэтрин. Она вынуждена была признать, дальновидность Эдварда по этому вопросу была почти провидческой. У Уильямса было мастерство Данте, который предложил ей много идей для ее диссертации.

Позже тем же вечером, Белла позвонила Чарли сообщить ему радостную новость, что она выиграла стипендию, которая позволит ей прилететь домой на День Благодарения. Она надеялась, что может задать ему несколько вопросов о том, что он помнит об Эдварде. К сожалению, она попала только на его автоответчик. Она оставила краткое сообщение и просила перезвонить ей. Затем она с легким содроганием задумалась, что если Чарли провел ночь в доме Сью.

Прежде чем пойти спать, она села на кровать послушала свой iPod, думая об Эдварде. Он загрузил ей две песни; вторая песня была молитвой Данте, также Loreena McKennitt.

Песня заставила Беллу плакать,

“Когда тёмный лес очутился передо мной
И все пути заросли
Когда гордые священники говорят, что нет другого пути
Я возделываю камни печали

Я не верила, потому что я не могла видеть
Хотя ты приехал ко мне ночью
Когда рассвет казался потерянным навсегда
Ты показал мне свою любовь в свете звёзд

Брось свой взгляд на океан
Направь свою душу к морю
Когда тёмная ночь кажется бесконечной
Пожалуйста, вспомни меня

Гора предстала предо мной
Глубоким источником желания
Из фонтана прощения
За гранью огня и льда

Брось свой взгляд на океан
Направь свою душу к морю
Когда тёмная ночь кажется бесконечной
Пожалуйста, вспомни меня

Хотя мы разделяем этот скромный путь,
Но в одиночку, это сердце такое хрупкое
О, подари этим земным ногам крылья, чтобы иметь возможность полететь
И прикоснуться к звёздам

Вдохни жизнь в это слабое сердце
Сними эту смертную завесу страха
Прими эти рухнувшие надежды, запечатлённые слезами
Мы воспарим над этими земными заботами…»

Когда слезы высохли, Белла споткнулась о комод для одежды и вынула фотографию. Той ночью она заснула с фотографией под подушкой, размышляя о трех вещах:

Первое, Эдвард был наркоманом. Она без сомнения знала, что если его пристрастие опять настигнет его, оно настигнет и ее, низвергая ее в такие глубины, где обитать она не хотела.

Второе, любые отношения с Эдвардом могут потенциально привести к краху их карьер. Если их связь обнаружится, он был бы молодым профессором, который столкнулся со стервой на своем семинаре, и стал предметом для провоцирующих инсинуаций на факультетских вечеринках. А она была бы молоденькой шлюхой, которая раздвигает ноги, чтобы получить степень, потому что не достаточно умная получить ее каким-либо другим спобом. Это не имело бы значение, даже если бы они подождали до конца семестра, сплетни бросили бы тень на них обоих.

Третье, она влюбилась в Эдварда Мейсена когда ей было семнадцать. Она пыталась подавить в себе чувство, когда он не вернулся домой, она пыталась убить их, развивая чувства к кому-то другому. Но устроилась в его объятьях прошлой ночью, волна эмоций захлестнула ее, и все ее баррикады были смыты в море как песочный замок. Любовь, которую она питала к Эдварду, все еще была тут, маленькое пламя горит ярко, но даже вся вода в океане не сможет его погасить. Поэтому возможно это тот случай, когда у нее нет выбора, потому что этот выбор она сделала тогда. Она сделала свой выбор тогда, когда он просил ее протянуть руку, и она протянула ее без всяких вопросов. Как только он коснулся ее, она знала, что принадлежит ему. И потом, он всегда был там в тени, как призрак, который не мог уйти. И теперь призрак решил, что хочет ее. Но Белла верила, что он никогда, никогда не полюбит ее.

-

На следующее утро Белла проверила свой сотовый и с удивлением обнаружила там сообщение от Эдварда. Он звонил после того как она уснула и оставил следующее голосовое сообщение:

«Изабелла, ты обещала брать трубку. (Вздох) Я полагаю, что все хорошо, что ты просто в душе или где-то еще. Позвони мне, когда получишь сообщение. Прости я не могу взять тебя на ужин сегодня вечером, но я хотел бы пригласить тебя на ужин завтра вечером. Мы можем по крайней мере поговорить об этом? (Пауза) Позвони мне, принцесса. Пожалуйста.»

Белла немедленно сохранила его номер у себя в сотовом, но ввела его имя как «Данте Алигьери». А потом перезвонила ему.

К сожалению, была доступна только его голосовая почта:

«Привет, это я. Хм, прости, я не получила твое сообщение вчера вечером. Уснула. Конечно, было бы замечательно увидеть тебя, но, я думаю, ужин — это слишком рискованно. Я хотела бы снова узнать тебя Эдвард, и мы найдем способ сделать это. Прости что пропустила твой звонок. Поговорим позже.»

Белле не нравилось разговаривать с голосовой почтой, потому что они всегда заставляли ее чувствовать себя неловко.

Она провела большую часть пятницы работая над планом своей диссертации перед встречей. Она держала свой сотовый включенным на всякий случай. Но Эдвард ей не звонил. Однако, она получила звонок от Питера. Их беседа была короткой, потому что Питер был прерван профессором Мейсеном. Но кажется сегодня профессор был в лучшем настроении, Питер наблюдал только скромное молчание в надежде, что он будет сдерживать себя по отношению к Белле. И Белла сделала все, что могла, чтобы устранить эту сдержанность.

Они строили планы, как сопровождать друг друга на лекцию профессора, которая была в расписании на следующую неделю, и они также обсудили возможность посетить выставку флорентийского искусства в музее, когда она откроется через две недели.

Когда Белла закончила говорить с Питером, то почувствовала себя гораздо лучше и по тону его голоса могла сказать, что Питеру было гораздо легче.

Кризис миновал.

После очень интересной встречи с Кэтрин, Белла вернулась домой и поела скромный томатный суп-пюре. Потом решила принять долгий, горячий душ и вымыть голову. Когда она закончила, то укуталась в фиолетовое полотенце, которое едва прикрывало ее от груди до ягодиц и побрела к шкафу выбрать фланелевую пижаму, чтобы лечь спать. В связи с холодом в конце октября и близостью Хэллоуина, она решила, что пижама с фонариками в виде тыквы будет к месту, если найдет ее.

Потом она услышала. Тук, тук, тук. Испугавшись, Белла вскрикнула.

Приглушенный голос за окном начал говорить довольно громко и постукивание продолжалось. Она подбежала к окну и отдернула занавеску. И встретилась непосредственно с обеспокоенным лицом Эдварда.

- Ты до чертиков меня напугал! - завизжала она, открывая древнее окно и пытаясь одной рукой поднять его вверх, а другой сильно сжимая полотенце.

- Ты не отвечала ни на телефонные звонки и звонки в дверь. Я подумал, что что-то случилось. Потом я вышел во двор и увидел, что в окнах горит свет.

Эдвард заметил, что она борется с окном и сунул пальцы под раму.

- Позволь мне.

Одним движением он открыл окно и протянул ей два бумажных пакета.

- Что это?

- Ужин. А теперь отойди, тут холодно снаружи.

Эдвард положил руки на подоконник и начал подтягиваться.

- Что ты делаешь?

- Я забираюсь к тебе в окно. А ты думаешь на что это похоже?

- Я могу впустить тебя через дверь как нормального человека, - запротестовала она, и положила пакеты на журнальный столик.

Эдвард жадно посмотрел на нее, когда спустил ноги из окна. — Одета слегка не должным образом.

Он плотно закрыл окно, запер его и задернул шторы.

- Тебе нужно одеться.

Белла вздрогнула, когда Эдвард протянул руку, чтобы погладить пальцем кожу ее обнаженного плеча. Гладкую, мягкую, молодую, влажную и теплую. Она сильнее сжала полотенце, когда Эдвард отвернулся. Она была едва прикрытой и мокрая после душа, и два эти фактора вместе… Он вздрогул и не раз.

- Пожалуйста, сейчас же оденься, Белла. — Его голос был грубым и низким.

Белла подумала, что он смущен, и немедленно начала пятиться обратно к шкафу.

- Я переоденусь в ванной, - она торопливо искала одежду для йоги и старые тапочки из овечьей шерсти.

- Почему у тебя отопление не включено? - крикнул он ей, когда она заперлась в ванной.

- Включено.

- Вряд ли. Здесь такая же температура как и снаружи. И если будешь ходить в одном полотенце, заболеешь.

Белла закрыла за собой дверь, эффектно заканчивая их разговор.

Эдвард успокоил себя и оглянулся в поисках термостата, но конечно, ни одного не обнаружил. И вот он уже на коленях, борется со старым радиатором, который был единственным источником тепла в главной комнате. Как она может жить здесь? Здесь чертовски холодно.

Когда Белла вышла из ванной, она увидела, что Эдвард все еще в пальто на коленях перед радиатором, как перед алтарем.

Она захихикала.

- Ты на коленях больше чем заурядный профессор.

Эдвард бросил на нее взгляд.

- Очень забавно, Белла. Этот радиатор бесполезен. У тебя есть обогреватель?

- Есть электрическая панель-обогреватель в ванной. Но пользоваться им очень дорого, поэтому я не использую его.

Эдвард покачал головой, встал на ноги и направился мимо нее в ванну. Он включил обогреватель и убедился, чтобы дверь в ванну оставалась открытой.

- Просто позволь мне немного согреть квартиру и потом я его выключу. У тебя мокрые волосы и ты схватишь простуду. Ты должна мне позволить сделать чай, - сказал он, вешая пальто на дверь.

- Я сама могу сделать, - тихо сказала она.

- Позволь мне.

Он приложил губы к ее лбу, потом взял электрический чайник, налил воды из крана в ванной и опустился обратно на колени, чтобы включить в розетку под комодом.

Белла изо всех сил старалась не пялиться на то, как прекрасно облегают его зад черные шерстяные брюки, когда он втыкал вилку в розетку. Чтобы отвлечь себя, она сравнивала его нынешнее поведение с тем как он вел себя во время их последней встречи в ее хоббитской норе. Как будто это был совсем другой Эдвард, и этот хороший Эдвард только сейчас пришел к ней в гости. И эта новая модель была также красива, но гораздо более привлекательна.

- Теперь, - сказал он оглядываясь. — Я должен тебя согреть.

Эдвард уставился на нее и притянул к себе в объятия, руками растирая ей спину.

- Ты в порядке?

- Да.

- Ты не брала трубку.

- Я беру ее, но не тогда когда я сплю или в душе.

- Я беспокоился. Ты не брала трубку вчера вечером и не ответила час назад.

- Я голову мыла.

Он уткнулся лицом ей в шею, вдыхая ее запах. Клубника.

- Изабелла, - начал он, глядя на нее сверху вниз, и поднес левую руку, чтобы дотронуться до ее лица.

Она на мгновенье закрыла глаза. — Да?

Эдвард молчал.

Она посмотрела вверх, на него с удивленьем. Его глаза были темными и он внимательно смотрел на нее. Он наклонился к ней, и его губы начали легко касаться левой стороны ее шеи вверх и вниз, от мочки уха к ключице. Вспышка желания вспыхнула в желудке Беллы и опустилась ниже. Он никогда не целовал ее так легко, так нежно, его губы едва касались ее кожи и заставляли каждую каплю ее крови бежать быстрее. Его прикосновения никогда не были такими эротичными, такими ласковыми.

Вверх и вниз, вверх и вниз, он боготворил изгиб ее шеи, то и дело пробуя языком вкус ее кожи. Время от времени он отрывал губы, чтобы нежно провести носом или подбородком; малейший намек на щетину едва уловимо царапал ее плоть.

Белла застонала и закрыла глаза, ее руки заскользили вверх по его спине и запутались в его волосах. Ее пальцы двигались по своей собственной воле, поглаживая край его волос чуть выше воротника рубашки.

- Ммммм, - выдохнула она.

- Тебе это нравится? - прошептал он, продолжая свои нежные ласки.

Белла пробормотала свою благодарность.

- Я хочу доставить тебе удовольствие, которого ты еще не знала, Изабелла.

Он уделил особое внимание коже вокруг ее ушка, под линией подбородка, слегка дразня ее языком.

- Скажи мне, если я доставляю тебе удовольствие.

Она едва слышала вопрос, сосредотачиваясь на мириадах ощущений, которые бежали по ее телу и тепло, которое взорвалось внутри нее. Она уже не чувствовала холода. Она уже ничего не чувствовала ничего, кроме него.

- Ты доставляешь мне удовольствие, Эдвард, - прошептала она.

- Это заявление о желании, - выдохнул он ей в ухо, заставляя ее дрожать. — Если бы мы были любовниками, я целовал бы тебя так, что бы дать тебе понять о моем намерении отвести тебя в постель. И ты можешь только представить какое наслаждение ждет тебя там. Но в этот момент я могу только заявить, что я горю ради тебя. И я не могу позволить себе коснуться твоих губ, боясь что не смогу остановиться.

Белла застонала громче и Эдвард продолжил, убирая волосы с ее плеч, чтобы продолжить свои исследования. Он засыпал ее легкими поцелуями, покрывая шею, пока наконец не взял мочку уха в рот, легонько потянул ее и деликатно провел языком по краю.

- Если я сейчас попробую твои губы, за последствия не ручаюсь. Поэтому я могу только обожать эту красивую белую шею. И я знаю, что через несколько секунд мне придется оторваться, пока искушение не станет слишком сильным. Оно уже слишком сильное. Ты понятия не имеешь какое влияние оказываешь на меня. Ты не представляешь как я хочу тебя.

Голос Эдварда был хриплым и дыхание его участилось.

Ноги Беллы стали слабыми, и она начала шататься… И в этот момент закипел электрический чайник и начал свистеть. Эдвард целомудренно поцеловал ее в щеку и пошел делать чай, в то время как Белла неуверенно села на один из стульев. Ее сердце билось так громко, что она подумала, что ее сейчас хватит сердечный приступ. Она положила голову на руки, борясь с обмороком.

Если бы я дала слабину, пока он целовал меня, на кого бы я была тогда похожа, если бы он…?

Источник: http://robsten.ru/forum/19-507-366392-9-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (01.08.2012)
Просмотров: 4207 | Комментарии: 12 | Рейтинг: 5.0/42
Всего комментариев: 121 2 »
0
12   [Материал]
  Эдя ми-ми-ми, разорванная записка пропала наверное не просто так, а вот кто её подобрал - Питер или Анжела?

0
11   [Материал]
  Оу Эдвард, с ней нежный, ласковый и заботливый ну а, она пытает/выведать, какой он теперь..........................................................
Этот Пит, противный и подлый тип ох вечно что, то выискивает еще навязчивый с нею.................................................................... 
Но и он все же, решил выяснить о последст/отношений с ней, так для сведения в дальнейших отношениях с Беллой................................................................ 
Он же, вовсю пережив/беспокоясь за нее, сам обеспечивает для нее удобство и уют ну а, она уступает оу, желая ощущать его с собой ..........................................

0
10   [Материал]
  hang1 Вот и на карьеру наплевать , да на все кроме Беллы . Но надо подождать и все будет хорошо . Вот только кажется , кто то может вмешаться в идиллию . Спасибо большое .

9   [Материал]
  вряд ли они смогут прождать еще 5 недель

8   [Материал]
  Дааа долго они не продержаться, эх поскорее бы dream111

7   [Материал]
  Бедные они , бедные...Ох уж эти запреты и правила, и какой мудак их только прдумал.

6   [Материал]
  Ох, Белла, ты слишком много думаешь. fund02002

5   [Материал]
  hang1

4   [Материал]
  Ох что-то мне подсказывает, что они не смогут держаться друг от друга слишком долго и обязательно нарушать эти правила.

3   [Материал]
  Мне нравится желание Эдварда сблизиться с Беллой. Но ведь это может навредить его карьере.

1-10 11-12
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]