Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Глава 16. часть 2.

- Какой чай, дорогая? - в голосе Эдварда послышались только легкие нотки веселости, когда он смотрел, как она старалась восстановить дыхание.

Конечно, единственной причиной, по которой он смог так быстро восстановить дыхание это то, что он отошел от нее. И он был гораздо опытнее, чем она, когда скрывал свои чувства. Но только на первый взглад.

- Lady Grey. Он в жестяной банке над чайником. — голос Беллы был все еще дрожащим.

- Я не любитель чая, поэтому он не будет таким как у тебя. Но надеюсь его можно будет пить.

Она в изумлении приподняла бровь над выбором фразы, но вежливо поблагодарила, когда он поставил перед ней чашку и блюдце.

- Я купил кое-что на ужин. Ты уже ела?

- Я ела суп.

- Изабелла, - он сел перед ней и недовольно посмотрел на нее. — Суп не еда.

- Да, я уже слышала это раньше.

Она закатила глаза, и Эдвард рассмеялся.

Во-первых, он достал из пакета бутылку вина и штопор.

- У тебя есть бокалы?

Она, спотыкаясь, пошла по своей маленькой кухне, чтобы принести их. У нее все еще оставались сомнения на счет отношения Эдварда к алкоголю, особенно в свете его прошлого. Но она решила придерживаться принципа презумпции невиновности в настоящем. Когда Белла вернулась к столу, она прочитала этикетку.

Serego Alighieri Vaio Armaron Amarone 2000.


- Это тот о ком я думаю? - она протянула палец к бутылке.

Эдвард взял ее руку и прижался губами к ладони. — Да, сын Данте купил виноградник в 14 веке, и семья Маси все еще производит вино из него.

- Я не знала, что у его семьи были виноградники.

- Это очень хорошее вино, Изабелла. Хотя в свете нашего прошлого, возможно, ты сочтешь выбор слишком сентиментальным?

Она покачала головой. — Нет, нет, не сочту.

- Мне нужно допозна работать, но я хотел с тобой поужинать, поэтому я зашел в Pusateri и взял с собой: маникотти, салат Цезарь и хлеб. Ну как тебе?

Белла посмотрела на гору еды перед собой и сразу же почувствовала голод.

- А это что такое? - она указала на целлофановый пакет печенья, на этикетке которого был нарисован олень.

Эдвард усмехнулся. — Лаймовое печенье из Dancing Deer Baking Company. Мои любимые. Позволь мне посмотреть как ты сушишь волосы и пьешь чай?

Он протянул руку, чтобы запустить пальцы в ее длинные, мокрые волосы.

- Почему ты продолжаешь кормить меня?

Его рука остановилась.

- Я же говорил, мне нравится доставлять тебе удовольствие. — Он отдернул руку и бросил на нее насмешливый взгляд. — Так действует мужчина, когда ему нравится женщина, Изабелла. Он очень внимателен и предупредителен.

Он сверкнул озорной усмешкой. – Возможно, я пытаюсь показать, что если я внимателен к удовлетворению твоих кулинарных желаний, я буду еще более внимателен к удовлетворению других… аппетитов.

Белла сразу же покраснела и Эдвард коснулся ее щеки рукой.

- Твой румянец прекрасен, - выдохнул он. - Как бутон розы. — Он смотрел на нее с восхищением.

- Элис перестала краснеть, когда начала спать с Джаспером.

Белла вопросительно посмотрела на него. — Откуда ты это знаешь?

- Насколько я помню, мы все это заметили. Сначала она читала Маленького принца, а потом уже покупала нижнее белье.

Белла задумчиво жевала губу. — Мне нравилась эта книга.

- On ne voit bien qu'avec le cœur. L'essentiel est invisible pour les yeux. (Зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь — примечание переводчика.) - процитировал Эдвард.

- Точно, - прошеплата она. — Мне нравится часть, где Принц говорит с лисой о процессе приручения.

- Белла, я думаю, тебе стоит высушить волосы.

Он убрал руку от ее лица и быстро встал, повернувшись к ней спиной, якобы приготовить ужин, оставив Беллу задаваться вопросом, что же так беспокоило его.

-

После ужина, они обнаружили, что сидят на ее кровати, как будто это диван. Эдвард прислонил несколько подушек к стене и откинулся на них, положив руку Белле на талию.

- Прости, здесь так неудобно, - кротко извинилась она.

- Удобно.

- Я знаю, ты ненавидишь это место. Оно маленькое и холодное… - Белла на закончила фразу, просто обвела рукой комнату.

Эдвард покачал головой.

- Я всегда буду сожалеть о том, что сказал тебе, когда ты пригласила меня спрятаться от дождя. Я не ненавижу это место. Как я могу? Ты превратила эту квартиру в свой дом. — Он переплел свои пальцы с ее пальцами. — И здесь ты живешь.

- Спасибо.

- Спасибо тебе, что украшаешь любое место, где находишься.

Она улыбнулась, когда он поднял их сплетенные руки, поднес их ко рту и нежно поцеловал каждый ее пальчик по-отдельности, один за другим.

- Теперь расскажи о своей встрече с Кэтрин.

Белле прежде чем начать, пришлось подождать пока в пальцах не прекратиться покалывание.

- Ну, она была именно такой, какой ты ее описал. Но она была очень счастлива, что я прочла Чарльза Уильямса. Я думаю, это немного согрело ее. Она согласилась быть моим куратором.

- И что она думает о твоей диссертации?

- Она думает, что она неоригинальная, и поэтому она предположила, что, чем сравнивать куртуазную любовь и похоть, мне лучше сравнить аспекты дружбы между Вергилием и Данте в теме куртуазной любви. Таким образом, вместо обсуждения похоти и любви, я буду обсуждать любовь и дружбу.

- Ты довольна этим?

- Думаю да. Мы решили, что я должна посещать Аквинские семинары профессора Лиминг в следующем семестре, потому что они будут о любви и дружбе.

Эдвард кивнул. — Я знаю Дженифер Лиминг. Она неплохой профессор.

Белла завертелась в пуховом одеяле. Он положил свою руку на ее.

- Что?

- Ничего.

- Ничего не скроешь от меня, Изабелла. Что такое? - Он поднял ее подбородок так, чтобы видеть ее глаза.

- Я отправила письмо по электронной почте профессору Лиминг неделю назад, просила, чтобы она была моим куратором. Это было еще до нашего с тобой, хм, разговора.

Глаза Эдварда моментально стали холодными.

- И что она сказала?

- Что не будет моим куратором.

- Дженифер очень занята. У нее не хватает времени и я сомневаюсь, что у нее есть время курировать аспирантов филосовского факультета, не говоря уже о других студентах. — Он остановился. — Когда я сказал тебе, что найду другого куратора, ты не поверила мне?

Белла смущенно поежилась. — Я поверила.

- Тогда зачем тебе понадобилось действовать за моей спиной?

- Я хотела понять, смогу ли я справиться самостоятельно.

Губы Эдварда превратились в тонкую линию. — Ну и как получилось?

- Нет.

- Рано или поздно ты будешь доверять мне Белла. Особенно в вещах, связанных с университетом. Или ничего не получиться.

Она кивнула, пожевывая губу изнутри. — Расскажи мне о своей встрече с Анджелой.

- Я бы не хотел. Она язва.

Белла тщетно пыталась скрыть улыбку.

- Она была далека от того, чтобы побеспокоить меня планом своей диссертации. Я не приму ее проект вовсе, это означает, что она должна найти другого куратора. Как ты знаешь, я профессор, курирующий только диссертации по Данте в данный момент.

- Поэтому Анджела в ауте?

- Я сегодня сказал ей, что у нее срок до 18 декабря, чтобы составить приемлемый план. Это и так подарок. Поэтому на ее счет больше не волнуйся. Ее академическое будущее висит на волоске, и я держу его конец.

«Хорошо», подумала Белла.

- У меня сегодня был интересный разговор с адвокатом.

Она сделала еще глоток вина и ждала когда он продолжит.

- Он сказал, что должен прочитать политику препятствования тесной дружбы между преподавателем и студентами, но он решительно предостерег от любых романтических отношений с тобой, пока ты в моем классе.

Она покраснела. — А поцелуев это касается?

- Несомненно, однако, он отметил, что университет, прежде всего имеет ввиду сексуальные отношения. Так что, пока в этом семестре мы целомудренны и сдержаны проблем у нас не будет.

Белла покраснела еще больше и уставилась в бокал.

Он усмехнулся кривобокой улыбкой.

- Поэтому держите свои руки при себе, мисс Свон, пока я не снизил тебе отметку. После этого, ну… - Эдвард улыбнулся ей с намеком.

- Ты не можешь сначала меня целовать, а потом оценивать мое эссе.

- В этом плане я не могу быть объективным на счет твоей работы. Поэтому и попросил Кэтрин оценить ее.

- А не сочтет ли она это особой привилегией?

Он улыбнулся. — Я найду оправдание. Я куплю ей бутылку Лагавулин шестнадцатилетней выдержки. Оно мертвого воскресит.

- А разве это не пропаганда своего рода тесной дружбы.

Эдвард схватил ее лицо руками. — Но это гораздо менее серьезно, чем роман, следовательно, подвергает нас меньшему риску в глазах администрации. У меня есть адвоткат, который найдет любые лазейки.

Он серьезно на нее посмотрел.

- Я не смотрю на это дело так. Но ты же не хочешь, чтобы я пять недель держался от тебя подальше или вообще не виделся с тобой? Не держал тебя за руку или не обнимал тебя? Ты этого хочешь?

Белла на мгновение задумалась и от этих мыслей почувствовала себя плохо. Не доверяя своим чувствам и себе, она просто покачала головой.

- Я хотел бы и дальше видеться с тобой, как друзья, разумеется. Ты все еще решаешь, можешь ли доверять мне, и мы можем дальше узнавать друг друга. И то, о чем университет не узнает, не повредит нам.

Эдвард взял ее бокал и поставил рядом с собой на столик. Когда он повернулся, он подтолкнул ее так, что она оказалась почти у него на коленях.

- Мы можем делать вид, что нам обоим семнадцать, и мы живем в Форксе. Я только что залез через окно в твою комнату, пока отец спит. А поскольку мы хорошие маленькие подростки и слегка старомодны, мы дали обет целомудрия.

- Ты придаешь этому большое значение.

- У меня есть яркое и четкое представление как это происходит, - прошептал он. - И может быть я бы хотел, чтобы мы были подростками.

- Так что это ведет нас к роману?

Эдвард немного помолчал.

- У меня на уме было что-то менее безвкусное. Но Изабелла, многое из того какими будут или не будут наши отношения зависит целиком от тебя.

Она кивнула, показывая, что поняла его, и они оба замолчали.

В конце концов Белла замолчала, вдыхая его запах, и чувствовала себя странно спокойной, слушая равномерный ритм его сердца.

Эдвард гладил ее по волосам и шептал на ухо по-итальянски.

- Изабелла?

Молчание.

- Белла? - Эдвард наклонился и обнаружил, что она заснула у него на груди. Он не хотел будить ее. Но также он не хотел уходить не попрощавшись. И хотел, чтобы она закрыла за ним дверь.

Он аккуратно поднял ее и укрыл ее простынью и одеялом, надеясь, что она проснется. Но она не проснулась. Эдвард рассматривал ее миниатюрные формы, как ее грудь поднимается и опускается когда она дышит, губы слегка приоткрыты.

Она была прекрасной и милой. Он не мог вспомнить, когда он в последний раз проводил целомудренный вечер с прекрасной женщиной, которая не была членом его семьи. Целомудренный вечер, полный желания и страсти, и сокрушительной потребности…

Он нуждался в ней…

Он хотел ее…

Но старый конфликт принял угрожающие размеры у него в голове. Он не хотел менять ее, делать ее подобной себе. Он не хотел причинять ей боль и заставлять ее раны кровоточить. И он всерьез сомневался в своей способности быть связанным с ней физически и не потерять контроль, один ее вид в полотенце почти сломал его решимость.

Вот последствия многих лет необузданной похоти — теперь ты даже не способен ухаживать за ней как джентельмен. Ты хочешь заняться любовью с этой девушкой при этом не превратить все в обычный трах, но сможешь ли ты? Ты можешь быть сексуально с ней связан, не превращая ее в хорошенькую игрушку, которая была сделана исключительно для твоего плотского удовлетворения? Ты можешь любить без греха?

Мысли Эдварда тревожили его. И все это время пока он смотрел на это розовощекое дитя, которое ему настолько доверяло, что уснуло у него на руках, не обращал внимание на страсть которая кипела у него в венах. Он вывернул содержимое своих карманов на журнальный столик и выключил свой iPhone. Затем он пошел в ванную. Он выключил обогреватель, как обещал, и быстро разделся до футболки и боксеров. Он взял шампунь Беллы и средства для ванны. Он хотел запомнить их названия, чтобы снабдить ими свою ванную в ее следующий визит. Она определенно предпочитала клубнику ванили.

Хотя клубника и шоколад…

Он выключил свет и забрался в ее маленькую односпальную кровать. Она была слишком маленькая для двух взрослых людей; по правде говоря, это навеяло воспоминания Эдварду о кроватях в общежитии в Дартмуте или Колледже Магдалены. Почти. Те кровати были едва пригодными для сна, и далеки от идеальных для любого вида сексуальной активности.

К счастью, такого вида активность не была в списке меню сегодняшнего вечера.

Когда Эдвард перекатился на свою половину кровати, его рука нащупала маленький, гладкий кусок бумаги под подушкой. Он бережно достал его и поднял в луч лунного света, струящегося из окна.

То что он увидел, более чем удивило его.

Под подушкой Белла держала старую фотографию Эдварда времен Дартмутского колледжа. Он узнал университетский свитер, который он носил.

Откуда у нее фотография?

Давно она у нее?


Он положил фотографию обратно под подушку, уголки его губ приподнялись в удивлении. Что-то похожее на надежду начало теплится у него в сердце. Эдвард осторожно перевернул Беллу на бок, лицом к стене. Он никогда не был фанатом удобного лежания друг против друга; это был слишком интимный акт для него. Но сегодня ночью это было именно то что ему нужно. Он изогнул свое тело вдоль линии ее тела, положил левую руку на ее талию, а правую на плоский живот. Они превосходно сочетались друг с другом. Эдвард с удовлетворением вдохнул мягкое тепло тела молодой желанной женщины в своих руках, уткнулся носом в длинные, мягкие, пахнущие клубникой волосы.

-

Около трех часов ночи Белла открыла глаза. Сильная рука обняла ее и запах Эдварда заполнил сознание. Ее обнимали руки Эдварда, его грудь прижата к ее спине в ее комковатой и узкой кровати. Хотя Эдвард и подвинулся в ответ на ее беспокойство, звук его дыхания указал на то, что он еще спал.

Белла посмотрела на него в темноте. Как много лет она ждала, чтобы просто вот так спать с ним рядом еще раз? Она медленно подвинулась, т.к. лежала на спине. С закрытыми глазами и умиротворенным выражением лица он выглядел гораздо моложе. Почти мальчик. Прекрасный мальчик с бронзовыми волосами и красными губами, который нежно улыбался во сне. Белла посмотрела на него, и у нее вырвался вздох эстетического удовольствия.

Он заморгал просыпаясь. Потребовалось немного времени, чтобы его взгляд сфокусировался на ней в темноте, но когда его глаза привыкли к темноте, он наклонился и прижался к ней своими губами.

- Все хорошо? - прошептал он ей в губы.

- Ты остался.

- Я не хотел уходить не попращавшись. Не спится?

- Я думала это сон.

Эдвард улыбнулся в темноте.

- Только для меня.

- Ты прекрасен, Эдвард. И всегда был, ты же знаешь.

- Камуфляж. Жестокость природы. Самый красивый хищник также самый опасный. Но я уродлив внутри, Изабелла.

Она решительно поцеловала его в ответ, пытаясь донести смысл слов, которые она собиралась сказать.

- Тот, кто уродилив внутри, не купил бы мне сумку и не держал бы эту щедрость в секрете.

Эдвард уставился на нее, пытаясь прочесть выражение ее лица.

- И давно ты знаешь?

- Элис сказала мне, когда я отказалась от нее.

- Стала ли она для тебя более желанна после этого?

- В то время, и да и нет.

- Я заметил, что ты ей больше не пользуешься, - прошептал он и протянул руку, чтобы убрать волосы от ее лица.

- Я буду ей пользоваться снова.

- Так она тебе нравится?

- Очень, спасибо Эдвард.

Он слегка потерся своим носом о ее нос и улыбнулся. — Ты была просто прекрасна в семнадцать, Изабелла. И ты потрясающая сейчас.

- Как и каждый в темноте, - прошептала она.

- Нет, не каждый.

Он поцеловал ее и резко отстранился, заставляя себя остановиться. Она положила голову ему на грудь и закрыла глаза, слушая равномерные удары его сердца, и стараясь не захлебнуться энергией, которая была между ними.

- Мне только что пришло в голову, что я получаю от тебя чесные ответы, только когда мы делим с тобой постель.

Белла тут же покраснела, хоть и было темно, Эдвард знал это. Он тихо засмеялся.

- Почему так происходит, не знаешь?

- Когда мы в постели, ты нежен со мной. Я чувствую себя в безопасности.

- Я не знаю насколько со мной безопасно, Изабелла, но я обещаю, что буду нежен с тобой. Особенно в постели.

Она крепче обняла его и кивнула головой ему в грудь, словно поняла полный смысл того, что он хотел сказать. Но она не поняла. Откуда ей было знать?

- Ты собираешься домой на День Благодарения?

- Да. Я звонила Чарли сообщить хорошую новость.

- Я обещал Карлайлу, что приеду домой. Может ты полетишь со мной?

- С удовольствием.

- Хорошо. — Он взохнул и потер глаза. — Праздник не обещает быть приятным.

- Мне не нравятся Дни Благодарения. Но Эсми всегда делала их приятными.

- Тебе разве не нравились Дни Благодарения в твоей семье?

Белла заерзала. — Мы не праздновали его.

- Почему?

- Я всегда готовила, если только мама не пила. И всякий раз, когда я пыталась сделать что-нибудь особенное… - Она покачала головой.

Эдвард крепче обвил ее руками.

- Расскажи мне, - прошептал он.

Белла пожала плечами. — Ты не захочешь это услышать.

Она попыталась отвернуться от него, но он быстро удержал ее.

- Я не хотел расстроить тебя. Просто хотел узнать тебя лучше.

Тон голоса Эдварда был более властным, чем слова или руки. Она сделала глубокий вдох.

- Во время моего последнего Дня Благодарения в Финиксе, Рене была с попойки с одним из своих бойфрендов. Но я глупая, решила приготовить по рецепту Марты Стюарт фаршированную жаренную курицу с картофелем и овощами.

Она остановилась.

- Я уверен, было вкусно, - сказал он, побудив ее тем самым рассказывать дальше.

- Я так никогда и не узнала.

- Почему?

- Произошел небольшой инцидент.

- Изабелла? - Он попытался поднять ее подбородок, чтобы видеть глаза, но она не смотрела на него. — Что случилось?

- У нас не было кухонного стола. Поэтому я сервировала карточный стол на троих. Это было глупо, правда. Мне не стоило беспокоиться. Я положила всю еду на поднос и понесла его к столу, и бойфренд выставил ногу и подставил мне подножку.

- Намеренно?

- Он видел, что я иду.

Эдвард мгновенно закипел от гнева, и его руки сжались в кулаки.

- Я полетела. Тарелки разлетелись. Еда повсюду.

- Насколько тебе было больно? - сказал он сквозь стиснутые зубы.

- Я не помню, - голос Беллы мгновенно стал ледяным.

- Твоя мать помогла тебе?

Она покачала головой. Низкое рычание вырвалось из горла Эдварда.

- Они смеялись. Возможно я выглядела жалкой на четвереньках, плачущая, измазанная соусом. Цыпленок заскользил по плитке и оказался под креслом. — Она помолчала, задумавшись. — Какое-то время я была на коленях. Тебя бы удар хватил, если бы ты меня увидел.

Эдвард подавил желание вколотить кулак в стену за ее головой.

- Меня не хватил бы удар. Я бы избил его и очень бы постарался не отхлестать ее.

Белла провела пальцем по его кулаку.

- Им это наскучило, и они ушли в спальню трахаться. Они даже не побеспокоились закрыть дверь. Это был мой последний День Благодарения с Рене.

- Твоя мать похожа на Энн Секстон. (Энн Се́кстон (англ. Anne Sexton; собственно Энн Грэй Харви, англ. Anne Gray Harvey; 9 ноября 1928 — 4 октября 1974) — американская поэтесса и писательница, известная благодаря своей предельно откровенной и сокровенной лирике, лауреат Пулитцеровской премии 1967 года. Тематикой некоторых её произведений была и длительная депрессия, которой страдала поэтесса на протяжении ряда лет. После ряда попыток, Секстон покончила с собой в 1974 году.)

- Она никогда не писала стихов.

- Боже мой, Белла. — Эдвард разжал кулаки и прижал ее к себе сильнее.

- Я все убрала, чтобы они не злились на меня, потом я прыгнула в автобус. Я каталась бесцельно, пока не увидела миссию Армии Спасения. Они разместили объявление о еде для бездомных на День Благодарения. Я спросила, могу ли я быть волонтером на кухне, и они взяли меня на работу.

- Вот так ты провела День Благодарения?

Она пожала плечами.

- Я не могла идти домой, а люди в миссии были очень дружелюбны. После того как всех гостей накормили, у нас был ужин с индейкой с волонтерами. Они даже дали мне остатки с собой домой. И пирог. — Белла задумалась. — Никто и никогда не пек мне пирог.

Он прочистил горло. — Изабелла, почему Чарли не забрал тебя?

- Забрал.

Она начала крутить пальцем его футболку, сминая мягкий хлопок между пальцами и слегка дергая.

- Ой. Осторожнее, - усмехнулся Эдвард. — Ты дергаешь волосы у меня на груди.

- Прости. — Белла нервно разгладила хлопок пальцами.

- Гм, Чарли звонил мне по воскресеньям. Я говорила с ним однажды и обронила фразу, что один из маминых парней забрел ко мне в комнату ночью совершенно голый, думая что это ванная.

Она откашлялась и начала говорить быстрее, поэтому у Эдварда не было шансов задать вопрос.

- Чарли с ума сходил, пытался узнать дотрагивался ли он до меня. Нет, он меня не трогал. Он хотел поговорить с мамой, и когда я объяснила, что не буду беспокоить ее, пока один из ее парней не закончит, он сказал мне идти в мою комнату и закрыть дверь. На следующее утро Чарли забрал меня в Форкс. Я думаю хорошо, что парня не было, когда он приехал. Я думаю, Чарли убил бы его.

- Итак, ты уехала?

- Да. Чарли сказал, что если она не избавится от парней и не перестанет пить, то он заберет меня у нее навсегда. Она согласилась лечиться, и он забрал меня в Форкс.

- Сколько лет тебе было?

- Восемь.

- Почему ты не осталась с ним?

-Его вечно не было дома. Он был занят на работе и не знал что со мной делать. Когда школьный год закончился, он отправил меня назад в Финикс. Рене к тому времени вышла из клиники и работала в маникюрном салоне.

- Но ты в конце концов вернулась в Форкс?

Белла колебалась.

- Ты можешь сказать мне, Изабелла. — Он сжал ее крепче и ждал, мягко поглаживая ее по волосам. — Все хорошо.

Она с трудом сглотнула.

- Летом, перед моим семнадцатилетием, Чарли привез меня домой.

- Почему?

- Рене ударила меня. Я упала на угол кухонного стола и вынуждена была идти в больницу. Я позвонила Чарли и сказала, что если он не приедет и не заберет меня, я убегу. Вот и все. Я не видела больше Рене.

- У тебя остался шрам?

Она взяла его руку и приложила к затылку, прижимая его пальцы к линии на голове, где не росли волосы.

- Мне жаль.

Он провел по нему несколько раз и поцеловал шрам.

- Мне жаль, что эти вещи произошли с тобой. Если бы я мог, я избил бы их до бесчувствия. Начиная с ублюдка, который является твоим отцом.

- Вообще-то мне повезло, Рене ударила меня только однажды.

- Ничего из того, что ты мне рассказала даже близко не похоже на удачу.

- Зато сейчас я счастлива. Никто не бьет меня здесь. И у меня есть друг, который кормит меня.

Эдвард покачал головой и ругнулся. — Тебя должны обожать, обнимать и баловать как принцессу. Как Элис.

- Я не верю в сказки, - выдохнула она.

- Я хотел бы, чтобы ты поверила. —Он наклонился и поцеловал ее в лоб.

- Реальность лучше, чем фантазия, Эдвард.

- Нет, если реальность есть фантазия.

Белла покачала головой, но улыбнулась.

- Эдвард, могу я спросить у тебя кое-что?

- Конечно.

Ее улыбка исчезла.

- У тебя есть шрамы?

Лицо Эдварда было бесстрастным.

- Ты не можешь ударить что-то, если не знаешь, что оно рядом.

Белла наклонилась и прижалась щекой к изгибу его шеи. — Прости.

- Трудно понять что хуже — быть избитым или быть проигнорированным. Я полагаю, это зависит от того какую боль ты предпочитаешь.

- Прости, Эдвард. Я не знала.

Она взяла его руку в свои и переплела пальцы. А потом сделала глубокий вдох.

- Ты пойдешь домой сейчас?

- Только если ты хочешь, чтоб я ушел. — Он снова погладил ее по волосам. Бережно, избегая того места, где был шрам.

Она положила голову ему на плечо и вздохнула.

- Я хочу, чтобы ты остался.

- Тогда я останусь, пока ты этого хочешь.

Белла уснула в то время, пока Эдвард лежал, созерцая шрамы, которые его маленький ягненок показала ему. И со злостью задумывался над шрамами, о которых она не рассказала.

Источник: http://robsten.ru/forum/19-507-366392-9-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (01.08.2012)
Просмотров: 3990 | Комментарии: 10 | Рейтинг: 4.9/36
Всего комментариев: 10
0
10   [Материал]
  Трогательно...

0
9   [Материал]
  Ох Эдвард, любя ее, ухаживает еще, преподносит приятн/вещи да говорит красивыми фразами и обнимая, рядом            
А она вся принадлежа ему, понемногу принимая/осязает и раскованнее становится с ним.............................................................................. ...
Да уж, у него секрет с Т/тату у нее, с Джейком ох, ну и одурманенная мадама, быть столь безжалост/извергом, оу издеваясь........................................... 

8   [Материал]
  cray cray cray бедная Белла

7   [Материал]
  Спасибо за главу

6   [Материал]
  Да уж, сирота при живых родителях. Бедная Белла cray

5   [Материал]
  cray cray

4   [Материал]
  Как трогательно!!!! girl_blush2 cray

3   [Материал]
  М-да, детство Беллы было совсем плохим.

2   [Материал]
  рассказ Беллы про день благодарения убил...

1   [Материал]
  cray

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]