Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Глава 26. часть 2.

- Вы постоянно удивляете меня, мисс Свон.

- Ты помнишь, когда Элис пришла в гости, и ты отвез меня после ужина домой?

- Я помню каждый момент, который мы провели вместе. — Он провел пальцем по ее губам, испытывая сильное искушение просунуть его между ее рубиновыми губами.

Белла казалось прочла его мысли и покраснела.

- Один из установленных у тебя каналов был французский СВС. Я начала слушать его на моем ноутбуке после этого, вот так я нашла этот альбом. Его зовут Пьер Сушон.

- А песня?

- L.A.O.T.

Эдвард слушал слова песни и затем нахмурился. — Она грусная.

- Но мне нравится мелодия.

Он покачал головой и усмехнулся. — Мне нужно ехать в Уффици проверить PowerPoint-презентацию для сегодняшнего вечера, а затем я должен зайти к портному и забрать костюм. — Его лицо стало серьезным. — Я не хочу оставлять тебя одну снова, но я знаю, тебе нужно купить платье.

- Это не займет у меня много времени.

- Если ты будешь готова через полчаса, мы можем выйти вместе.

Белла последовала за Эдвардом в ванну, и все мысли о Питере и Анджеле были забыты. После душа она стояла у одного из туалетных столиков и сушила волосы, а Эдвард стоял у другого. Сначала она обнаружила, что изредка поглядывает как он готовит свои бритвенные принадлежности с военной точностью, потом она сдалась и просто прислонилась к раковине и уставилась на него.

Его волосы все еще были мокрыми после душа, полотенце низко сидело на бедрах, когда он старательно брился в классическом стиле.

Белла подвила смешок, птому что она слегка трепетала от степени его формальности и стремления к совершенству.

Эдвард использовал кисточку для бритья с черной деревянной ручкой чтобы взбить европейское мыло для бритья в густую пену в аптекарской чашке. После распределения пены по лицу кисточкой, он использовал антикварную безопасную бритву.

- Что? - спросил он, заметив, что она смотрит на него.

- Я люблю тебя.

Черты его лица смягчились. — Я тоже люблю тебя, Изабелла.

- Мне нравится то, что ты старомоден.

Эдвард ухмыльнулся.

- Я думаю, ты путаешь меня с кем-то другим, моя дорогая. Я не настолько старомоден, и я не стал бы заниматься с тобой старастной любовью снаружи и фантазировать как лучше представить тебе мои любимые позиции из Кама Сутры. — Он подмигнул ей. - Но я претенциозный старомодный сукин сын и со мной дьявольски сложно жить. Ты должна очеловечить меня.

- И как мне это сделать, профессор Мейсен?

- Никогда не оставлять меня. — Его голос снизился и глаза изменили выражение.

Он не шутил.

- Я не могу, даже если бы и хотела.

Понимание мелькнуло между парой, и затем они вернулись к утренним ритуалам.

-

Белла вышла из спальни в семь вечера в новом платье Прада. Эдвард отдал кое-какие распоряжения по поводу своего счета в местном бутике, чтобы она могла совершить покупки. Она остановилась на платье с V- образным вырезом цвета индиго, без рукавов из шелковой тафты. Силуэт платья трапецевидной формы с плиссированной юбкой напоминал платья Грэйс Келли, которые она носила в зените своей карьеры.

Однако продавец бутика хотел добавить аксессуаров, чтобы модернизировать платье, и поэтому она выбрала гладкий серебрянный кожаный клатч и пару остроносых оранжевых лакированных туфель на каблуках, которые Белла нашла на удивление удобными. Для завершения образа, простой черный кашемировый короткий свитер, на случай если будет холодно.

Она стояла в гостинной, волосы длинные и вьющиеся, свободно рассыпались по плечам, в руках клатч и свитер. Она одела серьги Эсми и ее нитку жемчуга.

Эдвард сидел на диване в гостинной, просматривал свои заметки для лекции. Как только он увидел Беллу, снял очки и встал.

- Потрясающе. — Он поцеловал ее в щеку и взял за руку, чтобы покрутить ее вокруг, и восхититься тем как она одета. — Ты великолепна! Тебе нравится?

- Мне нравится. Спасибо, Эдвард. Я знаю, это обойдется тебе очень дорого.

Его глаза опустились вниз на туфли и там и остановились. Убийственно.

- Что не так?

Он покашлял, но не встретился с ней взглядом.

- Гм… твои туфли… они… э…

- Красивые, правда? - захихикала она.

- Они гораздо лучше, чем просто красивые, Изабелла. — Его голос стал хриплым.

- Ну, профессор Мейсен, если мне понравится ваша лекция, возможно, я не буду снимать их потом… в спальне. — В ее голосе послышались распутные нотки, которых раньше не было.

Он с удивлением посмотрел на нее.

Она дразнит меня. И это… сексуально.

Эдвард немного поправил галстук и дерзко ухмыльнулся. — О, вот увидите, вам понравится моя лекция, мисс Свон. Даже если я буду вынужден прочесть вам ее лично, где-нибудь в укромном уголке.

Она покраснела, и он обнял ее.

- Нам надо идти, - сказал он.

- Подожди. У меня есть для тебя подарок. — Она исчезла в спальне и вернулась с маленькой коробкой.

- Дорогая, тебе не надо было этого делать.

- Но мне хотелось.

Эдвард широко улыбнулся и осторожно поднял крышку у коробки Прада. Он отодвинул оберточную бумагу и нашел шелковый галстук цвета индиго с мелким узором.

- Мне нравится. Спасибо. — Он поцеловал ее в щеку.

- Он подходит к моему платью.

- Именно! - он немедленно стал снимать свой серебряный галстук и бросил его на журнальный столик, затем поднял воротник и начал завязывать подарок Беллы вокруг шеи.

Нет ничего сексуальнее, чем смотреть как мужчина завязывает галстук, подумала она.

Костюм Эдварда был заказан у его любимого местного портного. Он был черный, однобортный с боковыми отверстиями и без жилета. Белла была несколько разочарована тем, что он не одел дедушкины карманные часы, но то, как он выглядел в костюме, развеяло все дурные чувства.

- Можно помочь? - предложила она, пока Эдвард пытался расправить узел галстука без зеркала.

Он кивнул, и она встала на цыпочки, поправляя галстук и воротник, затем провела руками по его рукавам, пока они не остановились на запонках его рубашки с французскими манжетами.

Он с любопытством посмотрел на нее. — Я помню, ты поправляла мой галстук, когда я взял тебя к Антонио. Шел дождь, и мы сидели в машине.

- Я помню.

- Нет ничего сексуальнее, чем смотреть как женщина, которую ты любишь, поправляет тебе галстук. — Он взял ее ладони в свои. — Мы прошли длинный путь с момента нашего первого свидания.

Она потянулась, чтобы поцеловать его, стараясь не запачкать помадой его мужественные губы.

- Я не знаю, как буду держать на расстоянии итальянских мужчин весь вечер. Ты должна стоять рядом со мной весь вечер, чтобы я мог защитить тебя.

Белла завизжала, когда он обнял ее, приподнимая, чтобы как следует поцеловать, поэтому Белле потребовалось еще раз нанести помаду, и им обоим проверить свой внешний вид в зеркале прежде чем покинуть комнату.

-

Лекция профессора Мейсена была широко разрекламирована и все билеты проданы. Это было бы удивительным, если событие происходило вне пределов Европы. Большинство билетов были приобретены членами флорентийской элиты и местными учеными; местные высокопоставленные лица и средства массовой информации тоже присутствовали. Конечно, для них билеты были бесплатными.

После их прибытия в Уффици, которая была в несколькоих минутах ходьбы от их гостиницы, Эдварда и Беллу быстро сопроводил на второй этаж довольно пухлый джентельмен в галстуке-бабочке с пейслийским узором, который представился как Томас, личный ассистент Доротте Витали. Он тепло поприветствовал Беллу, но пару вскоре разделили, т.к. Эдварду предложили осмотреть техническую подготовку к лекции, и ее сопроводили на почетное место в первом ряду.

А что это был за зал, в котором должна была проходить лекция.

Белла не знала этого, но для лекции Эдварда выделили зал Боттичелли, большое пространство отведено под его лучшие работы. Фактически, лекционная кафедра была расположена между Рождением Венеры и Мадонной с гранатом, в то время как Весна висела справа от аудитории. Художественные работы на стене слева были передвинуты и повешен большой экран, на который проецировалась PowerPoint-презентация Эдварда.

Белла знала насколько необычна лекция в таком особенном месте, и она тихо произнесла молитву благодарности за такое невероятное счастье.

Более ста человек собрались в зале, некоторые толкались у выходов. Пресса делала фотографии картин и гостей, сверкали вспышки их камер.

Профессор Мейсен в темном костюме и очках выглядел спокойно и собранно. Когда он скрылся от взгляда Беллы за другими людьми, она сконцентрировалась на его голосе, который она легко выделяла среди других. Он дружески болтал, когда его представляли разным важным персонам, легко переключаясь с итальянского на французский и немецкий и обратно на итальянский.

Даже его немецкий был сексуален.

Белла удивлялась, заставляли ли его такие события нервничать, и в разгар ее размышлений, он поймал ее взгляд и подмигнул.

Доротте Витали представлял профессора Мейсена не менее пятнадцати минут, быстро говоря по-итальянски. Но вскоре профессор Мейсен занял свое место за кафедрой и обратился к аудитории на чистейшем итальянском.

- Тема сегодняшнего вечера — муза Сандро Боттичелли, Симонетта Веспуччи, прекрасная Симонетта. — На этом, его глаза многозначительно поискали Беллу.

- Это спорная тема, так как много было дискуссий о том, как близка она была к Боттичелли и в какой степени она была вдохновением для его картин. Я надеюсь обойти эти разногласия и сконцентрировать ваше внимание на сравнении этих фигур.

- Если мы начнем с первых трех слайдов, вы увидите иллюстрации пером и чернилами Данте и Беатриче в Раю. Обратите внимание на лицо Беатриче. - Его голос стал мягким. — Самое прекрасное лицо…

- Мы начнем с музы Данте и фигуры Беатриче, изображенной Боттичелли. Хотя я уверен, что Беатриче не нуждается в представлении этой аудитории, позвольте мне подчеркнуть, что она является воплощением куртуазной любви, поэтического вдохновения, веры, надежды и любви к ближнему. Она идеал женского совершенства, одновременно умную и сострадательную, полную бескорыстной любви, которая может исходить только от Бога. Она вдохновила Данте стать лучшим человеком. Человеком, который потратил жизнь на поиски такого идеала, но никогда не нашел ее.

- Теперь посмотрите на лицо Венеры позади меня.

Все глаза присутствующих в зале, за исключением Эдварда, обратились на Рождение Венеры. Он смотрел только на Беллу.

- Это тоже самое лицо, не так ли? Две музы, два идеальных типа, один богословский, другой светский. Беатриче, как возлюбленная души, Венера, как богиня телесной любви. У музы Боттичелли два лица — одно жертвенная любовь или агапе, второе чувственная, сексуальная любовь.

Белла склонила голову, когда покраснела, нервно затеребила серебристый клатч в руках.

- Отложите на данный момент в сторону вопрос, является ли эта муза Симонеттой. Визуальное сходство Беатриче и Венеры поражает.

- В портрете Венеры, акцент, конечно на ее теле. Хотя она и олицетворяет телесную любовь, она сохраняет достойную почитания скромность, сжимая часть волос, чтобы прикрыть ими себя. Обратите внимание на скромное, застенчивое выражение лица и положение рук на груди. Ее застенчивость увеличивает эротизм изображения — и не преуменьшает его. Многие люди не в состоянии увидеть как скромность и кроткий нрава усиливают эротизм.

Белла поймала его взгляд, и он кивнул ей почти незаметно.

- Позвольте внести ясность, эрос, чувственная любовь — это не похоть. Согласно Данте, похоть — это один из смертных грехов, эта страсть охватывает рассудок. Чувственная любовь с другой стороны — это вид любви, которая включает секс, но не ограничивается им. Это всепоглощающий огонь безрассудной страсти и привязанности, который выражается в чувстве влюбленности.

Он улыбнулся аудитории и его голос стал мягче.

- Каждый кто был хоть раз влюблен, знает разницу между эросом и похотью. Они не сопоставимы. Одна — пустая, безликая тень другой.

- Конечно, можно возразить, что невозможно для одного человека, одной женщины, олицетворять оба идеала, агапе и эрос. Если вы будете снисходительными на мгновение, я предположу, что такой скептицизм есть форма женоненавистничества. Только женоненавистники утверждают, что женщины либо святые, либо соблазнительницы — девственницы или шлюхи. Это ложная дихотомия. Нет причин почему женщина или мужчина, коли на то пошло, не могут быть обоими — нет причин почему муза не может быть возлюбленной как для души, так и для тела.

Губы Эдварда изогнулись в нечестивой усмешке, и Белла знала, что он собирается сказать что-то провокационное.

- Возможно местные сплетни сделали из Боттичелли женоненавистника после завершения Рождения Венеры, утверждая, что он смотрел на женщин только как на сексуальные игрушки.

Его улыбка стала еще шире, глаза сверкнули под стеклами очков.

- Но такой вывод был бы ошибочным, не так ли? Почему при одном взгляде на Венеру можно сделать заключение о личных взглядах Боттичелли на женственность и женские качества? Художник не отождествляется со своим полотном, так же как писатель не отождествляется с героями своего романа, и каждый, кто думает иначе, серьезно ошибается.

- Теперь посмотрите на картину позади меня, Мадонна с гранатом.

Снова все взгляды в зале, кроме Эдварда, сконцентрировались на картине Боттичелли.

- Опять же, мы видим тоже лицо повторяется в фигуре Мадонны. Беатриче, Венера, Дева Мария — святая троица идеальных женщин, все имеют одно лицо. Агапе, эрос и невинность, хитроумная комбинация, которая заставит даже самого сильного мужчину упасть на колени, повезло ли ему найти хоть одного человека, совмещающего все три признака.

Глаза Эдварда переместились к Белле, но она не поднимала головы. Румянец распространился со щек на шею и ниже к ложбинке на груди.

Это было очень соблазнительно.

Его голос сорвался, поэтому он прервался, чтобы выпить воды, прежде чем продолжить.

- Посмотрите на гранат. Некоторые утверждают, что это именно гранат, а не яблоко, которым Ева искушала в Эдемском саду. Что касается картины Боттичелли, многие утверждают, что истинный символизм граната — это кровь Христа в его страданиях, и затем его последующая новая жизнь через воскрешение.

- Моя цель, по которой я выбрал гранат — это трактовать его как Эдемский плод, Мадонну, как вторую Еву, и Христа, как второго Адама. С Мадонной, Боттичелли обращает наше внимание обратно к первой Еве, образцу женственности, красоты и женского товарищества. Я пойду дальше, утверждая, что Ева — идеал женской дружбы, подруга Адама, и следовательно она идеал филео, дружеской любви или любви, которая в конечном итоге возникает из дружбы. В этой связи, дружба между Девой Марией и Св. Иосифом также ясно показывает этот идеал.

- Поэтому муза Боттичелли является святой, любовницей и другом, не картонная модель, скопированная с женщины, или подростковая фантазия. Она настоящая, она сложная и бесконечно обворожительная. Женщина, которой поклоняются.

Эдвард усмехнулся. — Простите за мой греческий, но я уверен, что вы знаете, точность греческого языка позволяет говорить более понятно о разных видах любви. Современную трактовку нашей дискусии можно найти в книге Клайва Льюиса Четыре любви, если вам интересно.

Он покашлял и победно улыбнулся залу.

- Наконец, рассмотрим картину слева от меня, Весна. Можно было бы ожидать увидеть лицо музы Боттичелли в лицах Венеры и Девы Марии, кто-либо может подумать, что она центральная фигура на картине. Но ее лицо совсем не похоже на другие лица, которые мы видим. Скорее лицо музы Боттичелли можно найти в фигуре Флоры справа.

- На картине Флора беременна ребенком Зефира, но вы можете видеть Зефира чуть дальше справа, парящим среди апельсиновых деревьев и насильно берет ее. Хотя первоначально лицо Флоры удивлено и озабочено вниманием ее возлюбленного. Лицо Флоры, когда она беременна выражает спокойствие и счастье. Ее нервозность в ожидании полового акта сменяется на удовлетворение и мир.

- Хотелось бы, чтобы все влюбленные были бы такими же нежными со своими девственными партнерами, чтобы пробудить такое удовлетворение.

- Флора олицетворяет венец физицеской любви и материнства. В связи с этим, она идеал сторге, или семейной любви, вид любви, которая проявляется в любви матери к ребенку, между влюбленными, которые делят обязательства, не основанные исключительно на сексе и удовольствии. Между супругами.

Эдвард был хорошим актером. Никто кроме Беллы не заметил побелевшие костяшки пальцев, когда он двумя руками держался за край кафедры. Никто кроме Беллы не заметил легкую дрожь в его голосе, когда он произностил слова беременная и материнство.

Она посмотрела на него, поймала его взгляд, и одними губами прошептала Я люблю тебя.

- В начале написания Весны, предполагалось, что у Флоры будет лицо прекрасной Симонетты, музы Боттичелли. Если это правда, основываясь только на визуальном осмотре, мы можем утверждать, что Симонетта, источник вдохновения для Беатриче, Венеры и Мадонны, также, все четыре дамы имеют одно лицо.

- Таким образом, у нас есть изображения агапе, эроса, филео и сторге, все представлены одним лицом, единственной женщиной — прекрасной Симонеттой. Другими словами, можно утверждать, что Боттичелли видит в своей возлюбленной музе все четыре типа любви и все четыре идеала женственности — святую, любовницу, подругу и супругу. Какой бы мужчина не пожелал ее во всем ее великолепии, во всех ее формах?

Он остановился, делая глоток воды, и Белла заметила, что его руки слегка дрожат.

Он закончил свою лекцию, и никто не заметил как его глаза метнулись к ней, чтобы увидеть, что она поняла его откровения, или как костяшки его пальцев продолжали оставаться белыми, пока он не ослабил хватку кафедры в конце своей речи.

-

Поскольку это была формальная публичная лекция, после нее не задавали вопросы. Доротте Витали вернулся на подиум, выражая свою благодарность профессору Мейсену за красочный семинар, и затем небольшая группа местных политиков преподнесли ему несколько подарков, в том числе медальон с изображением Флоренции.
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (16.08.2012)
Просмотров: 3420 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/37
Всего комментариев: 8
0
8   [Материал]
  Эдвард жалеет, что лишил себя возможности дарить материнство?

0
7   [Материал]
  Ух ты, Эдвард обожая Беллу весь, откровенен в проявлении чувств ох она, любя сразу же, принялась заботит/благовол/ о любви своей говорить.................................................   
Он настолько увлекател/завораживающ/ и красиво живописует да, поглядывая на Беллу ох она, вся тронута им...............................................................

0
6   [Материал]
  giri05003 giri05003 Думаю талант Эдварда не зависит от его пристрастий , он большая умничка и Белла должна гордиться таким мужчиной . И собой , поскольку он рядом с ней и боготворит ее . Спасибо большое .

5   [Материал]
  Спасибо cwetok02

4   [Материал]
  До.
Потрясающая лекция о музе Боттичелли в его зале в Уффици. Так ярко всё представляешь! Спасибо автору и переводчику за истиное наслаждение!
Эдвард многолик, как и все талантливые люди. Отсюда различия в отношении к нему дома в Форксе и со стороны научной общественности.

3   [Материал]
  Спасибо!!! Очень надеюсь, что Белла забеременеет

2   [Материал]
  спасибо good

1   [Материал]
  Спасибо!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]