Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Глава 33. часть 1.

После их посещения Трибунала, Виктория повела Беллу в гостиницу Windsor Arms Hotel, которая была близко к университету.


- Тебе нужно выпить, - заявила она, вручая камердинеру ключи от своего красного мерседеса.

Белла была в этом отеле раньше, но только в спа-центре, чтобы воспользоваться подарочными сертификатами, которые Эдвард подарил ей на Рождество.

Виктория быстро повела ее в бар, который был рядом со входом в гостиницу. Это была маленькая, изящная комната, оформленная в фиолетовых, черных и серых тонах. Белла вздрогнула, потому что нашла интерьер комнаты холодным, почти готическим.

- Виктория! - бармен вышел из-за стойки поприветстсвовать ее и поцеловать в обе щеки. — Что это ты так рано?

- Тяжелый день, Пьер. Нам нужен коктейль. — Она ответила на его объятие и сделала шаг назад.

- Это моя подруга, Изабелла.

Пьер тепло поприветствовал ее и спросил, что они будут пить.

- Лимонную каплю, - сказала Виктория. (Коктейль лимонная капля — коньяк 30 мл, ликер Cointreau 20 мл, апельсиновый сок 30 мл, лимонный сок 20 мл — примечание переводчика)

- Флиртини, - сказала нервно Изабелла.

Пьер кивнул и ушел, а они нашли удобное место в углу комнаты.

- Ну, этот Трибунал был конфедерацией идиотов, - объявила Виктория, осторожно гляда на Беллу.

Белла кивнула, удивляясь. Разве она Игнациус Райлли, главный герой одноименной книги, или Эдвард был Игнациусом, а она Мирна Минкофф?

(Конфедерация идиотов — авантюрный роман, написанный Джоном Кеннеди Туллом, опубликованный LSU Press в 1980 году, через 11 лет после самоубийства автора. Название происходит из эпиграфа Джонатана Свифта: «Когда истинный гений появляется в мире, вы можете узнать его по тому знаку, что все остолопы объединяются против него.» Центральным персонажем является Игнациус Райлли, образованный, но ленивый 30-летний мужчина, который живет со своей матерью в городе Uptown neighborhood, и попадает в инцидент в начале книги и вынужден искать работу. Во время поисков работы он попадает в различные приключения с колоритными персонажами Француского квартала.

Главные персонажи: Игнациус Райлли — интеллектуал, идеолог, лодырь, посмешище, обжора. Гаргантюа, презирающий современность за недостаток должной теологии и геометрии. Опустившийся Фома Аквинский, который ведет свою безнадежную войну против всех: Фрейда, гомосексуалистов, гетеросексуалов, протестантов и всевозможных излишеств века, главным образом — междугородных автобусов. Литературный герой, не имеющий аналогов в мировой сатирической литературе.

Мирна Минкофф — которую Игнациус называл «та распутница» - еврейская битница из Нью Йорка, которую Игнациус встретил пока она была в колледже в Нью Орлеане. Хотя их политическая, социальная, религиозная и личная ориентация вряд ли может быть более различной, Мирна и Игнациус увлеклись друг другом. — Примечание переводчика)


Пьер принес им с улыбкой напитки и несколько блюд с острой закуской, «за счет заведения». Он подмигнул Виктории и вернулся за стойку.

Виктория сделала большой глоток своего напитка и села напротив банкетки.

- Мой совет, подать встречную жалобу против этой ведьмы Анджелы Вебер, сославшись на злой умысел, и как можно скорее.

- Я не уверена, что хочу бороться с ней.

Виктория засмеялась. — Что еще она может сделать тебе? Сварить твоего кролика в кастрюле на плите?

Белла потягивала свой флиртини и ничего не сказала.

- Послушай, жалоба против нее будет ударом на опережение, мы не будем им кланяться. Нам не обязательно доводить ее до конца, но это даст ей и Аро почву для размышлений. Ты сказала мне, что она бегала за твоим бойфрендом. Разве ты не хочешь нанести ответный удар?

- Все что я хочу, это чтобы все закончилось, и Трибунал оставил нас в покое. Я не понимаю как она может подать жалобу о домогательствах в интересах Эдварда в первую очередь. Они должны были ее просто выкинуть.

- Трибунал — не суд. У него свои правила и процедуры, некоторые из которых взяты из закона. Например, Трибунал допускает процедуру экспертного заключения. Она утверждает, что она друг Трибунала и подала жалобу от имени Эдварда, мотивируя этот факт тем, что ты его шантажируешь, и это оправдание ее вмешательства. Иногда с жалобами, такими как эта, Трибунал сохраняет имя истца в тайне. Аро должно быть решил, что Анджела в безопасности и не пострадает от тебя, в противном случае, он не открыл бы ее имени. — Виктория покачала головой.

- Это несправедливо, хранить имя истца в тайне.

- Нет, не справедливо. Но опять же, деятельность Трибунала не обязательно регулируется правовым кодексом или прецедентами. Хотя Аро любит хороший юридический аргумент. — Виктория еще раз глотнула свой коктейль. — Возможно, он блефовал, когда говорил, что побеседует с другими людьми. Но на всякий случай, мне нужен список тех, с кем ты думаешь, он может побеседовать и все, что они могут сказать, что потенциально представляет угрозу.

- Но он отпустил меня.

- Белла, я думаю, сегодняшнюю битву мы выиграли, но не уверена, что мы выиграли войну.

Белла повернулась к ней с широко открытыми глазами. — Что ты имеешь ввиду?

- Я имею ввиду, что мы способны показать, что ты не единственная домогаешься Эдварда, но я думаю, Аро унюхал запах нарушения политики тесной дружбы преподавателей и студентов. Поэтому вполне возможно, что мы вернемся туда в недельный срок.

- О нет, - Белла начала покусывать нижнюю губу зубами.

- Не волнуйся. Все же жалоба направлена на тебя, но также и на твоего бойфренда, и Администрация очень осторожна в предъявлении преподавателю такого серьезного обвинения. Они продолжат свое расследование, пока не будут полностью уверены, а затем будут атаковать. И даже если до этого дойдет, у тебя по крайней мере в Трибунале будут два союзника, Кайус и Алекс. Маркус почти всегда на стороне факультета. Как Председатель, Аро не голосует до тех пор, пока они не решать провести тайное голосование.

- Почему?

- Правила порядка Роберта (Классическая, распространенная во всем мире модель стандартных демократических процедур, которую можно найти в парламентарных методах встреч в США и Канаде, представляет собой Правила Порядка Роберта. В Швейцарии аналогичная процедура называется Ферейнзрехт (Vereinsrecht). У каждой страны есть свое название для таких методов. Независимо от организации или страны, всякий раз, когда происходят собрания, проявляется что-то наподобие Правил Порядка Роберта. Правила порядка, принятые в США, связаны с именем бригадного генерала Роберта. Кем был Роберт? Генри Мартин Роберт был американским военным, жившим во времена Гражданской Войны (в Соединенных Штатах). Стараясь внести порядок в хаотические собрания, Роберт создал свои Правила Порядка. — примечание переводчика.)Но я уверена, что в данном случае, Аро будет требовать тайного голосования. И потом, если голоса распределятся поровну, Аро нарушит это равенство.

- Что это значит?

Виктория вздохнула.

- Это означает, что я не могу предсказать результат. Умудренная опытом, я могу причинить тебе боль. Аро сильно не любит меня, и ничего не хочет так сильно, как увидеть меня униженной, как я унизила его на процессе в прошлом году. Тем не менее, он справедливый человек, в целом, у нас будет справедливое слушание. Я думаю. В тоже время, позволь мне подать жалобу против Анджелы Вебер. Что касается тебя и твоего бойфренда, не привлекайте к себе лишнего внимания. Аро проведет расследование относительно вас обоих на этой неделе, и мы понятия не имеем о чем ему прямо сейчас рассказывает Анджела.

Белла покачала головой, борясь с приступами тошноты, когда подумала как Анджела дает показания на Трибунале.

- Хорошо, Виктория. Составляй жалобу. Я не думаю, что этим чего-нибудь можно добиться, кроме как разозлить ее и продолжать полоскать мое имя перед Трибуналом, но ты адвокат.

- Ты думаешь у нее роман с Аро, вот поэтому они восприняли жалобу так серьезно?

Виктория от души рассмеялась. — Сомневаюсь. Думаю, он предпочитает мужчин, но не уверена. Он просто хочет выведать все потенциальные судебные иски, прежде чем они дойдут до суда. Даже если Трибунал признает тебя виновной в нарушении, мы всегда можем обратиться в суд. Даже если результат будет неприемлемым, мы засудим этих ослов.

Виктория широко улыбнулась и осушила одним глотком свою лимонную каплю.

-

Тридцать минут спустя Белла выходила из лифта на этаже Эдварда. Она прошла по коридору мимо его французского соседа и обменялись коротким, но дружественным кивком. Затем вошла с помощью своего ключа.

- Изабелла, это ты?

- Да.

Белла не могла этого знать, но Эдвард провел весь день в кабинете, исследуя унивеситетскую политику по различным аспектам и пытался найти какое наказание Трибунал выносил раньше. И когда тревога взяла над ним верх, и он не мог больше сидеть спокойно, то стал приставать к Джеймсу по телефону, ходил по кабинету, как лев в клетке, и почти протоптал дорожку в старинном персидском ковре.

Белла быстро сняла пальто и сапоги и собиралась пойти в гостинную, когда встретила в холле Эдварда.

- Все кончилось? Почему ты мне не позвонила? Я пытался дозвониться до тебя, но у тебя телефон выключен.

Он положил ей руки на плечи и поцеловал в лоб.

- Виктория хотела меня опросить повторно после Трибунала.

Теперь Эдвард выглядел еще более обеспокоенным.

- Ты в порядке? Что произошло?

- В порядке. Они отпустили меня.

Он выругался и крепко обнял ее. - Если что-нибудь, когда-нибудь случится с тобой…

Она в ответ обняла его и медленно выдохнула ему в грудь.

- Это была Анджела Вебер.

- Что? - он отступил назад так, чтобы видеть ее лицо.

- Анджела Вебер обвинила меня в том, что я сексуально преследую тебя, в обмен на льготы.

- Что? Что за черт?

Пока Белла торопливо описывала характер жалобы и препирательства Виктории и Аро, лицо Эдварда темнело и становилось более угрожающим. Когда она процитировала последние слова Аро, он сделал большой шаг в сторону от Беллы.

С криком, он попятился и стукнул кулаком по стене. Затем, для ровного счета, убрал кулак, на котором остались пыль и штукатурка, и с удвоенной силой впечатал его в стену снова.

Белла стояла с открытым ртом, в шоке, пока Эдварда трясло перед ней, глаза закрыты, грудь вздымается.

Часть ее хотела убежать и спрятаться. Но она стояла как вкопанная и смотрела. Он напуган, она знала, он испугался, что она пострадает.

Не важно как далеко она хотела убежать в данный момент, вид нескольких капель крови, капающих с пальцев на паркет, привлек ее внимание, и она отодвинула свои страхи в сторону.

- Эдвард!

Совершенно забыв о том, что от вида и запаха крови у нее начинала кружиться голова, Белла сделала осторожный шаг вперед, схватив его окровавленный кулак двумя руками.

Ее голос стал тише, а голова наклонилась.

- Что ты сделал с собой? - прошептала она.

Она посмотрела в его горящие глаза и толкнула его к гостевой ванне. Удивительно, но он пошел охотно.

- Садись, - проинструктировала она, смотрела как он сел на крышку закрытого туалета.

Она осмотрела его кулак и увидела, что порезы в нескольких местах, пыль и куски штукатурки смешались с кровью.

- Тебе нужно зашить рану, - сказала она. — Я беспокоюсь, что ты сломал что-нибудь.

Эдвард сжал и разжал кулак несколько раз, без слов демонстрируя, что его рука не сломана.

- Я думаю, тебе на всякий случай нужно сделать рентген.

В ответ он только зажал нос здоровой рукой и сделал глубокий, дрожащий вздох.

Она открыла аптечку и достала средства первой помощи.

- Я постараюсь почистить рану, но тебе нужно в больницу.

- Все будет в порядке, - его голос был напряженным.

Используя пинцет, она вынула куски штукатурки из раны и обработала ее йодом. Эдвард едва вздрогнул, когда она промывала костяшки пальцев, и она заметила, что он слегка дрожал, возможно от остаточной ярости.

- Прости, я расстроила тебя, - нерешительно прошептала она.

Эдвард открыл глаза и уставился на нее. — Я почти стену снес, а ты извиняешься?

- Я должна была сказать тебе, когда ты сидел или после того как ты бы выпил.

Он покачал головой. — Тогда бы я действительно снес стену. Или хуже. Я слишком зол, чтобы пить, Изабелла.

Белла с трудом представляла, что может быть хуже, чем сломать стену голой рукой, но продолжила оказывать первую помощь, пока рана не стала полностью чистая и затем прикрепила пластырь-бабочку, чтобы стянуть края раны.

Когда она закончила, поцеловала костяшки его пальцев.

- Мне очень жаль.

Эдвард поймал ее руку в свою.

- Прекрати. — Он прижался губами к открытой ладони и поцеловал ее. - Я помню другие времена в этом туалете, когда я был доктором.

Белла покраснела от воспоминаний. — Я была подавлена. Я хотела произвести хорошее впечатление, и потом я разбила твой хрусталь и забрызгала рубашку Кьянти.

Эдвард покачал головой. — Это был несчастный случай. Я должен был набраться мужества и обработать твою рану йодом. Я так боялся причинить тебе боль. И это было до того, как я…

Он закрыл глаза и потер их.

- Я до сих пор боюсь причинить тебе боль. Только теперь все хуже. То что случилось с тобой сегодня, моя вина. Я должен был защитить тебя. — Его плечи сгорбились в поражении.

- Всем кого я люблю, я причиняю либо боль, либо они мертвы.

- Эдвард, - в голосе Беллы звучало предупреждение. Она наклонилась и взяла его лицо обеими руками, заставляя его смотреть на нее. — Прекрати. Мы знали на что шли. И мне плевать, что они сделают со мной. — Ее голос сорвался, когда она произносила это, но она их все равно сказала. — Меня не волнует Гарвард и докторская степень. Я боюсь только потерять тебя.

Странный огонь зажегся в глазах Эдварда.

- Сам ад не сможет разлучить нас, - прошептал он.

Любовники отчаянно обнялись, получая покой от кожи друг друга.

Некоторое время спустя, обнаженная Белла, уговаривала Эдварда присоединиться к ней в его большой ванне.

- Я не в настроении для пенной ванны, Изабелла. Все что я хочу, это свернуть маленькую шею Анджелы или приложить к чему-нибудь лом.

Предпочитетельнее к чему-нибудь уродливому и плохо сделанному, такому как минивэн.

- Вот поэтому тебе нужна пенная ванна, любовь моя. — Белла встала в горячую воду и уселась посреди пены.

Он внимательно ее разглядывал — то как ее волосы небрежно заколоты на макушке, несколько завитков выбились из-под заколки, нежные контуры ее груди показались на поверхности воды как две бело-розовые лилии, как она нервно кусала губу, пока не поняла, что он смотрит на нее.

Он не хотел расслабляться, он хотел ломать, крушить, калечить; все, чтобы защитить ее. Как он вообще согласился позволить ей одной войти в логово льва? Теперь слишком поздно. Ущерб уже нанесен. И от того, что она ему рассказала, он чувствовал, что это еще не конец. Только из желания ей угодить, после того отвратительного проявления его нрава, и ни по какой другой причине, он снял одежду. Это было трудно с раненной рукой, но он справился, повесил свою рубашку на крючок на двери, сложил аккуратно брюки и положил на мраморный столик. И наклонился, чтобы снять боксеры, Белла тайком подглядывала за ним. Она кажется никогда не устанет от его красоты или не сможет привыкнуть к ней. Особенно как мышцы играют у него на спине и ниже… Когда он открыл дверцу бельевого шкафа, она подверглась пытке видом его ягодиц, всех его мускулов и изгибов, и она напомнила себе, как это выглядело, когда он сбросил фиолетовое полотенце в дверях ее ванной, и то, что она чувствовала, когда держала эти изгибы в руках, когда они занимались любовью.

Но все эти мысли были прерваны, когда он сел позади нее. Она уселась у него между ног и прижалась спиной к его груди и только потом испустила вздох облегчения. Быть рядом с ним, так успокаивает. Он перенес свою раненную руку через край ванны.

- Ты помнишь как мы в первый раз принимали вместе ванну? - спросила она.

- Да, я вряд ли это забуду.

- Ты беспокоился, что мне было больно, поэтому отнес меня в ванну. — Она застенчиво улыбнулась. — Ты очень внимательный, Эдвард, это была одна из самых хороших вещей, которые ты когда-либо делал для меня.

- Спасибо. — Он чмокнул ее в щеку. — Но я не могу вспоминать о счастливых моментах с тобой прямо сейчас. Я слишком зол. Я хочу вырвать Аро язык и задушить его им. Когда мы здесь закончим, я позвоню Джеймсу и расскажу ему то, что ты мне рассказала. Я попрошу его написать письмо Аро, отрицающее, что ты преследуешь меня, и что Анджела злобная маленькая сука, которая доставляет мне неприятности с тех пор как приехала. Я уверен, что он удержит меня от того, чтобы я не наговорил еще чего-нибудь.

Белла не могла сдержать улыбку от мысли, что Трибунал получит суровый упрек на стандартном бумажном листе, в котором говорилось, что истица «злобная маленькая сука».

- Будет интересно посмотреть, как Аро вслух читает ненормативную лексику, и все это занесется в протокол. Я полагаю, если Анждела будет строить суку перед Трибуналом, тогда это может быть правдой.

Эдвард покачал головой над ее сарказмом.

- Мы все еще в опасности. Даже если они думают, что наши отношения по взаимному согласию, они все еще могут решить наказать нас. Они вряд ли поверят, что кто-то типа меня, будет ждать, чтобы консуммировать наши отношения. Я — самая убийственная улика против тебя.

- Пожалуйста, Эдвард, не говори о себе так. Меня не волнует, что они думают. Мы скажем правду, и они пусть докажут, что это не так. — Она повернулась боком, чтобы прижаться лицом к его груди. — Самое главное для нас, работать вместе.

Он отреагировал инстинктивно, крепче прижал руку к ее груди и поцеловал ее макушку.

- Наша единственная надежда в том, что они не будут рассматривать это дело дальше. Если будут, если попытаются навредить тебе, поэтому, да поможет мне Бог, я…

- Эдвард, мы должны выступить единым фронтом. Мы партнеры. Мы вместе нарушили правила и вместе должны принять последствия. Я могу вынести что угодно, пока они не разлучат нас или навредят тебе. Пожалуйста, не позволяй им сделать это. Пожалуйста, не делай ничего поспешно.

Он медленно кипятился.

- Ты смогла постоять за себя на встрече, как я просил тебя?

- Весь разговор вела Виктория. Она сказала, что будет лучше, если мы ничего не скажем. Но я согласилась с ней, подать жалобу о преследовании на Анджелу. Она подготовит такую жалобу.

- Мне нужно было подать на нее жалобу еще много месяцев назад. По крайней мере, это моя вина. Но в понедельник утром я уведомлю моего декана, что не буду больше курировать диссертацию мисс Вебер. Она вылетит из программы и останется без руководителя.

- Это не обострит ситуацию с ней?

- Она рассказала ВОЛЬТУРИ о нас. Она пыталась покончить с твоей карьерой. Я собираюсь покончить с ее карьерой.

Он прижал Беллу еще ближе, чтобы его губы могли дотянуться до ее шеи. Он покаянно целовал ее и зарылся лицом в ее длинные темные волосы.

-

Вечером того же дня, Анджела сидела в баре в Лобби пила грязный мартини (коктейль — джин 100 мл, сироп из банки с оливками 5 мл, оливки, лед — примечание переводчика)из чистого бокала.

- Плохой день? - спросил ее бармен, слегка повысив голос, чтобы его было слышно через музыку.

- Ты даже не представляешь. Держи мартини на готове.

Он слегка нахмурился и кивнул, двинулся, чтобы сделать вторую порцию мартини. Она не могла предсказать дневной поворот событий, то как Трибунал обернется против нее, как змея, она была поймана за хвост.

Они использовали такие слова как неблагоразумно и спорно.

Но на самом деле как она могла стать его невестой так быстро, если не шантажировала его? Как он мог выбрать ее по любви, если он человек, у которого совсем нет сердца, и ему интересно только одно?

Она слышала о его репутации. Она знала, кем он был.

Он шлюха. Хуже. И никакая моногамность и безбрачие не сделают его другим. В конечном итоге он сломается и пойдет искать кого бы трахнуть.

Он не остался бы с ней ради секса, несомненно.

Как он может спать с такой маленькой мышкой? С кем-то, кто совершенно ясно в начале семестра был девственницей, когда он мог иметь меня? Я специализировалась на исследовании Лолиты, когда была подростком!

Даже после второго грязного мартини она не могла понять, как профессор Мейсен мог выбрать такое неприметное и уродливое существо, когда она могла согревать его постель. И оседлать его.

Теперь мне нужно искать нового руководителя диссертации. И я сомневаюсь, что профессор Пиктон возьмет меня. Хотя попытка стоящая…

- Привет, красотка.

Махинации Анджелы были прерваны человеком с видом ботаника, который заискивающе подошел к ней, одет в белую футболку с элегантной надписью Метафизика спереди, в вельветовую куртку цвета ржавчины, серые брюки и белые кроссовки.

Это был необыкновенный ансамбль.

- Привет, Лукас.

-

Следующая неделя прошла тихо. Ни Эдвард, ни Белла не получали никаких сообщений от Трибунала, кроме короткой заметки от Аро, означающей, что он получил его заявление относительно Анджелы. Поэтому с оптимистическим настроением Эдвард и Белла вернулись ко своим терапевтическим сессиям в четверг.

Сиобан выбрала тему страха на сеанс на этой неделе.

- Белла, какой твой самый большой страх?

Она подумала над вопросом некоторое время, нервно теребя ногти.

- Гм, потерять моего бойфренда. Вылететь из аспирантуры. Закончить жизнь старой, одинокой и дряхлой с несколькими кошками.

- Потерять его как?

Она устроилась в кресле.

- Я боюсь, что он может подумать, что мы не подходим друг другу и бросит меня. Он очень привлекательный, и женщины не могут не замечать его. Я беспокоюсь, что он устанет от меня и захочет кого-то по-лучше. Особенно если я уеду в Кембридж в следующем году, и он не поедет со мной.

- Я думала, ты говорила, он планирует поехать с тобой.

- Что если он передумает?

Сиобан одобрительно посмотрела на нее. — Быть вдалеке от любимого — это болезненно, это правда. Но почему ты боишься, что он устанет от тебя? Он говорит, что любит тебя. Он кажется довольно внимательный. Разве ты не веришь ему?

- Я ему верю, но все может измениться. Люди могут разлюбить друг друга. Мои родители любили друг друга когда-то, закончилось все тем, что они ненавидят друг друга.

- Никакие отношения не вечны. Я не могу обещать, что ты и твой бойфренд будете всегда вместе, поедет ли он с тобой в Гарвард или нет. Но я могу помочь тебе сделать твои отношения здоровыми и дать тебе инструменты, с помощью которых ты сделаешь свою жизнь счастливой с ним или без него.

- Я не могу быть счастливой без него, - прошептала она, борясь со слезами.

Сиобан казалось обдумывала это какое-то время.

- Это правда? Вы расставались на какое-то время раньше, так ведь? И ты выжила. На самом деле, я бы сказала, что ты расцвела, по крайней мере в научной сфере. У тебя были успехи в школе, ты провела семестр за границей в Италии и стала свободно говорить по-итальянски. Тебя приняли в магистратуру в Гарвард. Ты стала одаренной, интеллигентной женщиной, вот кем ты стала на сегодняшний день. Тебе не кажется, что ты сможешь выжить снова, если что-то пойдет не так? Превратить лимоны в лимонад? (Значит сделать из минуса плюс — примечание переводчика)

- Это было до того как я по-настоящему узнала его. До того как мы стали так близки. Если я потеряю его сейчас… - Она покачала головой и всхлипнула.

Сиобан улыбнулась Белле. — Я не говорю, что это будет безболезненно. Но если ты строишь свое счастье за счет другого человека, ты будешь разочарована. Опять же, важно стремиться к балансу. Это нормально — нуждаться в человеке, это нормально — любить свободно, но если ты думаешь, что твое счастье зависит от кого-то другого, это неправда. Это небезопасно.

Она наклонилась вперед в своем кресле. — Пьедестал, на который ты возвела своего бойфренда, слишком высок. Помни, он человек, а не бог или ангел. Когда он упадет с этого пьедестала, а он упадет, тебе будет больно. Давай поработаем на тем, чтобы сделать этот пьедестал ближе к земле, и сосредоточимся на других вещах, которые сделают тебя счастливее, прежде чем он упадет. Давай сосредоточим наше внимание на том, чтобы сделать тебя процветающей и здоровой. Ты и твои отношения никогда не будут совершенными. Мы не стремимся к совершенству. Мы стремимся к здоровью, благополучию и счастью, чтобы ты жила осмысленной жизнью, где ты можешь любить и быть любимой без страха.

Белла размышляла об истинах, которые Сиобан вложила ей в уши. Она знала, что ее терапевт права — что ей нужно много работать над собой. Но также она не могла избавиться от чувства, что Эдвард ее родственная душа, ее bashert (судьба – по еврейски – прим. перев.), и никогда не будет другого.

Как мне жить без мой души?

-

Аро Притчард провел пятницу вечер в одиночестве в своем кабинете с бутылкой виски Джеймсона. Для него это было обычным. В его положении вице-президента по правовым вопросам, его единственной целью было недопустить, чтобы с университетом судились. И он был мастером своего дела.

Тем не менее, в этот конкретный вечер он оказался втянут в очень сложное, деликатное дело. Жалоба мисс Вебер была явно показная, и предупредила его о возможном случае близких отношений между профессором кафедры итальянского языка и культуры и одной из его студенток.

Проблема была в том, что доказательства противоречивы.

Судя по всему, мисс Свон была довольно робкой молодой женщиной, которую изначально профессор Мейсен не взлюбил и возможно даже оскорблял ее на своем семинаре.

Затем совершенно неожиданно он подходит к профессору Пиктон с просьбой быть научным руководителем диссертации мисс Свон, мотивируя это тем, что она друг его семьи, поэтому он не может продолжать руководить ей.

Вот где Аро был озадачен.

Профессор Мейсен не возражал против приема мисс Свон в программу, зная, что он единственный профессор, кто может руководить диссертацией по Данте. Поэтому, если здесь есть очевидный конфликт интересов, почему он не возражал против ее приема? Или не рассказал о своем конфликте интересов своему начальству в начале академического года?

Это бессмыслица.

И Аро не нравилось, когда вещи не имели смысла. В его вселенной самым главным был смысл.

Пока он размышлял над ситуацией и доказательствами, он взял одну из своих любимых книг и начал читать очень сложный анализ дилеммы заключенного (Дилемма заключённого (англ. Prisoner's dilemma, реже употребляется название «дилемма бандита») — фундаментальная проблема в теории игр, согласно которой игроки не всегда будут сотрудничать друг с другом, даже если это в их интересах. Предполагается, что игрок («заключённый») максимизирует свой собственный выигрыш, не заботясь о выгоде других — примечание переводчика). Аро нравилось держать свой ум в тонусе.

Внизу в холле, Алекс Чакраварти была очень расстроена. Она знала, что это из-за прецедента, у Аро не было проблем с наказанием аспиранток за то, что они спали со своими профессорами, если отношения нарушали политику. Даже если отношения были по взаимному согласию. Раз уж он никогда не был женщиной или членом групп меньшинств, он лично не был знаком с тем, как разница во власти подрывает возможность согласия.

В философии Алекс не было разницы, была ли мисс Свон согласна, или хотела согласиться на роман со своим профессором. Их отношения по отпределению были не по взаимному согласию из-за разницы в полномочиях и положении.

Но теперь, когда Аро поймал дуновение возможного нарушения, он камня на камне не оставит в его поисках, чтобы защитить университет от возможных рисков. И возможных последующих исков от ревнивых студентов, таких как мисс Вебер, которая утверждала, что мисс Свон получила академическое повышение из-за того, что спала со своим профессором.
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (01.08.2012)
Просмотров: 2674 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/28
Всего комментариев: 2
0
2   [Материал]
  Виктория истинный профи, проворная и отзывчивая женщина ох Белла, скромная да безумно влюбленная......................
Эдвард же, благоволя ее весь разьярен от участия Анж, лишь она любовью усмиряет его..........................
А он взял и отказался от руководст/ ее раб/ хм, эта похотливая да тупая течка.............................
Она молодец, откровенна со спец/ и сама охотно вступает в обсуждение...........................
Аро в раздумьях, и весь недоумевает да но, не доспустит обесчестить альма-матер...........................
Алекс строго и со всей серьезностью отнессясь к делу, окажет в нем участие......................

1   [Материал]
  Спасибо cwetok02

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]