Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Глава 38. часть 2.

Два дня спустя Белла стояла на крыльце своего нового дома, прощалась с Питером, чувствовала себя даже хуже, чем когда отвергла его на кухне родительского дома.

Он не был холодным, или грубым, или обиженным. Он не уклонялся от любых обязанностей во время переезда из Вермонта в Кэмбридж или от помощи в выгрузке вещей Беллы. Он даже устроил ей собеседование на работу в модное кафе через дорогу от ее квартиры. Хайди только что уволилась с работы оттуда. Питер надеялся, что Белла сможет заменить ее, зная, что ей нужны деньги. Он спал на полу в квартире Беллы, Белла спала в кровати, а Чарли на диване. И он никогда не жаловался. Он был на самом деле безупречным. И это заставило Беллу почти передумать.

Было бы безопаснее, проще и удобнее выбрать Питера. Ее сердце излечилось бы с ним, она это знала. Но выбрав Питера, она довольствовалась бы хорошим, а не исключительным. И даже если исключительное ускользнуло от нее до конца ее дней, будет лучше, думала она, жить жизнью Кэтрин Пиктон, чем быть Рене. Выйти замуж за человека не любя его страстно и полностью, она будет только обманывать его и себя.

А она не была такой эгоистичной.

- До свидания, Белла. — Он крепко обнял и отпустил ее, внимательно наблюдая за ее выражением лица.

Возможно он искал признаки того, что она передумает.

- До свидания, Питер. Спасибо за все. Я не знаю, что бы мы делали без тебя.

Он пожал плечами. — Так делают друзья.

Так или иначе, от этого замечания ей захотелось заплакать.

Питер увидел, что ее глаза наполнились слезами, и на его лице появилось беспокойное выражение.

- Мы до сих пор друзья, так ведь?

- Конечно, - всхлипнула Белла. — Ты был мне хорошим другом, и я надеюсь, что мы до сих пор друзья, несмотря на…

Она не закончила предложение, и Питер кивнул, как будто не хотел, чтобы она закончила его. После долгих колебаний, он протянул руку и погладил ее щеку в последний раз и вытер слезу. Затем пошел к машине, где ждал Патрик. Патрик собирался отвезти его обратно в Вермонт. Затем Питер остановился и обернулся. Он нервно подошел к Белле.

- Я не хотел говорить этого при твоем отце, ждал, когда он уйдет. И затем я подумал, что мне не стоит говорить вообще ничего. — Питер отвернулся и посмотрел в сторону Маунт Оберн-стрит, казалось будто он борется с чем-то.

- Что такое?

Он покачал головой и повернулся назад к Белле.

- Я получил электронное письмо вчера от профессора Сантос.

Белла удивленно посмотрела на него.

- Он сказал, что профессор Мейсен покинул университет. Он уволился.

Она приложила руки в вискам, когда пыталась сосредоточиться на чудовищности того, что сказал Питер.

- Когда это произошло?

- Я не знаю. Кажется его заявление об отставке вступает в силу с тридцатого июня. Я ждал, что он свяжется со мной напрямую. Я имею ввиду, я работаю на этого парня, и он единственный специалист по Данте, который у них есть. С кем мне теперь писать диссертацию?

Питер увидел взволнованную позу Беллы и быстро обнял ее.

- Эй, прости. Вот почему я не хотел говорить об этом, я не хотел расстраивать тебя. Но что бы Мейсен не делал, он согласился курировать меня, пока я не закончу в следующем году или пока я не решу перейти к кому-нибудь другому. Торонто придется искать нового члена факультета, чтобы заменить его, и я думаю, они начнут осенью.

- Куда он поехал?

- Понятия не имею. Сантос ничего не говорил об этом, но кажется департамент сделает объявление путем рассылки информации. Он волновался, что я уже слышал кое-что из слухов. Но я ничего не слышал.

Белла в оцепенении обняла Питера на прощанье и вернулась в свою новую квартиру, чтобы подумать.

В тот вечер она позвонила Элис. Когда она услышала, что включилась голосовая почта, то подумала позвонить Карлайлу, но не хотела его беспокоить. И она знала, что у Роуз и Эммета нет никакой информации о местонахождении Эдварда. Поэтому она отправила пару сообщений на телефон Элис в ближайшие пару дней, кульминацией было очень длинное сообщение двадцатого июня в день рождения Эдварда.

Потом она стала ждать.

Она не знала, что Элис и Джаспер были в очередной раз на каникулах на островах Королевы Шарлотты, где не было ни интернета, ни сотовой связи.




Проходили дни июня, Белла начала работать неполный рабочий день в качестве продавца в кофейне Пита, которая располагалась в отремонтированном трехэтажном доме, который мог похвастаться газоном и деревьями перед домом. Раз уж Чарли оплатил ее арендную плату и переезд, и раз уж он требовал, чтобы она взяла часть денег от продажи дома в Форксе, она смогла жить просто, но комфортно, на свою зарплату за неполный рабочий день и на свои сбережения, пока не станут начислять стипендию в конце августа.

Она быстро организовала встречу с терапевтом, которого порекомендовала Сиобан и начала посещать доктора Маргарет Уолтерс каждую неделю.

И когда она изучила розничную торговлю кофе и очаровательных граждан Гарвардской площади, она последовала инструкциям Кэтрин Пиктон и представилась Гаррету Армстронгу, главе ее нового департамента.

Профессор Армстронг тепло поприветствовал ее, и они провели добрую половину часа обсуждая общие интересы по Данте. Он отметил, что Сесилия Симонетти приедет из Оксфорда на следующей неделе и Белла должна будет заглянуть на прием двадцать восьмого июня в честь профессора Симонетти. Белла с радостью приняла приглашение.

Затем он привел ее в место, где отдыхали выпускники, и представил ее группе студентов, прежде чем вежливо попращаться.

Двое студентов были радушными, но не особо дружелюбными. Третья студентка, Зу За, из Венгрии, сразу же поприветствовала Беллу. Она сказала, что их группа встречается каждую среду, чтобы выпить в Логове Грендель, в местном пабе с видом на парк Уинтроп. У Гренделя был прекрасный внутренний дворик и исключительный перечень пива. Белла обещала встретиться с Зу За в следующую среду вечером, и две женщины обменялись электронными адресами.

Не смотря на общую застенчивость Беллы, характерную черту, от которой она никогда полностью не избавится, она вписалась в гарвардскую среду, как рука в перчатку.

Она нашла студенческого гида, которого звали Ари, он помог ей ориентироваться на кампусе, в библиотеке и магистратуре. Она забронировала себе читательский билет до регистрации, которая должна начаться в августе.

Она приобрела привычку заглядывать в бар, где тусовались студенты, чтобы встретиться с Зу За и больше узнать об атмосфере кафедры. И она проводила долгие часы в библиотеке в поисках книг, которые она должна была прочитать этим летом.

Она изучила окресности, нашла продуктовый магазин и банк, тайский ресторан, ниже по улице, и объявила его своим любимым местом, в котором ей нравилось есть.

Поэтому, когда Элис позвонила ей двадцать шестого июня, Белла чувствовала себя полностью как дома в этой новой жизни и очень счастлива.

Почти.

У Беллы как раз был перерыв между клиентами, когда Элис позвонила ей на мобильный, поэтому она попросила свою коллегу прикрыть ее, и вышла на лужайку перед домом, чтобы не мешать никому.

- Элис, как дела?

- О, Белла, у нас все прекрасно! Джаспер возил меня отдыхать в местечко, куда мы ездили прошлой осенью, и это было чудесно. Даже лучше, чем летом. Мы видели дельфинов, и китов, и…

Белла стиснула зубы слегка, пока ждала, когда Элис сделает перерыв, чтобы вдохнуть, чтобы она могла направить разговор в другое русло.

Через два-три предложения ее терпение было вознаграждено.

- Эдвард уволился с работы.

- Что? - Элис почти завизжала. — Откуда ты знаешь?

- Мой друг был его ассистентом в Торонто. Судя по всему, его отставка принята с конца этого месяца.

- Это все объясняет, - сказала Элис тихо.

- Объясняет что?

- Эдвард продал свою квартиру в Торонто. Отец и я собирались послать ему подарки на день рождение, но он написал нам и сказал, что переезжает, сказал, что поживет пока в гостиницах, пока его агент по недвижимости найдет ему дом.

Белла прислонилась спиной к старому, корявому дубу, который рос у Пита.

- Он не упоминал куда едет?

- Нет. Сказал только, что нанял фирму, чтобы упаковать свои вещи и поместить в хранилище, пока он не найдет дом. Но если он уволился с работы…

- Он в процессе увольнения…

- Тогда ты должна позвонить ему! Белла, сейчас самое время. Он должно быть уезжает из Торонто и едет в Бостон. Ты должна позвонить ему.

Белла застыла.

- Я не буду звонить ему.

- Почему нет?

- Мы понятия не имеем, куда он переехал. Почему я должна предполагать, что он переехал сюда? Он оставил меня, Элис. И я уверена, что я не собираюсь быть единственной, кто будет все исправлять, принимая во внимание тот факт, что можно вообще что-то исправить.

Элис затихла.

- Ты действительно так считаешь? Ты считаешь, что нельзя ничего исправить?

Белла всплеснула руками в отчаянии. — А что мне еще думать? Месяцы молчания и кодированных сообщений, но ни одного простого сообщения, что он вернется. Он уволился из университета и продал квартиру, и я все еще ничего не слышала от него. Разве это похоже на то, что кто-то очень хочет видеть меня? Исправить положение? Я вообще не уверена, что хочу, чтобы он возвращался.

Элис резко вздохнула.

- Белла, ты это не всерьез.

- Почему нет?

- Потому что я знаю, вы двое любите друг друга. Я не предлагаю замять все что случилось. Но я надеюсь, если он вернется, ты хотя бы выслушаешь, что он скажет. И пусть он выслушает тебя. Вы должны выслушать друг друга, даже если это обсуждение окончательного разрыва. И я думаю, ему нужно послушать, что ты чувствуешь по поводу всего этого. И что случилось с тобой после того, как он ушел.

Белла зажмурилась, когда волна боли накатила на нее. Мысль о том, чтобы увидеть Эдварда, услышать его объяснения, приносила боль.

- Я не думаю, что мое сердце сможет вынести его объяснения.

Элис глубоко вздохнула в трубку, испугавшись как никогда, что ее интуиция ее подвела.

-

Не желая сидеть без дела и жалеть себя, или ждать чудесного появления Эдварда, Белла с головой ушла в дела на следующие несколько дней, читала и изучала, готовилась к встрече с профессором Симонетти.

Она не была разочарована.

Хотя ей удалось только кратко поговорить с профессором, в то время как она была почетным гостем на шикарном приеме, беседа прошла очень гладко.

Профессор Симонетти узнала имя Беллы из телефонного звонка Кэтрин Пиктон, и предложила вместе иногда выпить кофе, как только она обустроится в новом офисе.

Белла плыла до дома, парила на волнах оптимизма и надежды. Она была так счастлива и решила, что пришло время начать дело, которое она откладывала — распаковать книги и разложить их в алфавитном порядке.

До сегодняшнего вечера она пользовалась Гарвардской библиотекой, и брала книги, которые ей нужны были согласно своему списку литературы. Но с каждым днем коллекция коробок на полу ее квартиры будто насмехалась над ней, поэтому она решила, что пришло время распаковать их.

Этот процесс занял больше времени, чем ожидалось, но учитывая размеры ее коллекции, это было неудивительно. Она разобрала три коробки в этот вечер, прежде чем решила пойти в тайский ресторан, чтобы взять что-нибудь на обед. Спустя два дня, Белла добралась до последней коробки.

После замечательного вечера с Зу За и некоторыми другими студентами в Логове Грендель тринадцатого июня, Белла вернулась домой полная решимости закончить распаковывать книги. Как обычно, она ставила книги в алфавитном порядке, не задумываясь. Пока не дошла до последних двух книг на дне последней коробки. Одиссея Гомера в мягкой обложке. Абеляр и Элоиза: письма и другие записки в мягкой обложке. Эти книги ей не принадлежали. Она смотрела на них с удивлением.

Откуда они взялись?


И затем далекие воспоминания подкрались к ней. Питер, стоящий в ее маленькой квартире в марте, говорящий, что он забрал ее почту из университета.

- Учебники, - сказал он. - Что-то о Гомере и что-то о средневековой литературе.

Абеляр и Элоиза.

Конечно, Питер назвал книгу средневековой литературой, так как жизнь Абеляра проходила в одиннадцатом и двенадцатом веках, задолго до эпохи Возрождения.

Дрожащими пальцами Белла положила Одиссею на пол и открыла ее. Перелистнула титульную страницу и увидела надпись. Надпись была сделана элегантной, но твердой рукой профессора Эдварда Мейсена.

Моей возлюбленной Элоизе

Письмо шестое, параграф четвертый

Твой навечно, Абеляр.


Мир кажется медленно поплыл, когда она внезапно поняла последнее сообщение Эдварда, которое он сказал ей в холле университета.

- У меня нет выбора, Элоиза, - прошептал он, - Пожалуйста подожди… почитай мое шестое письмо. Параграф четыре. До первого июля. Пожалуйста.

В горе и гневе, она неправильно его поняла.

Он послал ей текст сам.

С большим трепетом она нашла нужную страницу и шестое письмо Питера Абеляра к Элоизе.

Но то, что она нашла между страниц, заставило ее ахнуть. Внутри тома, завернутая в бумагу, лежала одна из бесценных репродукций Эдварда иллюстраций Боттичелли из Божественной Комедии. На рисунке, Беатриче поддерживала Данте, как будто он споткнулся. Пара стояла у основания лесницы, ведущей в небеса.

Белла узнала картину, изображение одной из Песней Рая Данте, но она не была уверена какая именно это песнь.

Она быстро потянулась к своему iPhone, чтобы найти иллюстрацию на сайте Danteworld, и только тут обнаружила, что забыла зарядить свой телефон. Батарейка была полностью мертва.

Чтобы не терять драгоценные минуты в поисках зарядного устройства, чтобы вновь зарядить телефон, она потянулась за ноутбуком. И потом вспомнила, что у нее нет интернета в квартире.

Дерьмо!


На картине была подсказка, но она не могла ее сейчас посмотреть.

Ее сердце бешено билось, она бережно отложила бесценную иллюстрацию в сторону и посмотрела на текст, который он подчеркнул ей в книге.

Но куда привело меня мое пустое воображение! Ах, Элоиза, как далеки наши сердца от счастья? Твое сердце все еще горит роковым огнем, который ты не можешь потушить, а мое — полно тревог и волнений. Не думай, Элоиза, что я наслаждаюсь совершенным спокойствием; я в последний раз открою тебе мое сердце; - я не совсем освободился от тебя, и хотя я борюсь с моей чрезмерной нежностью к тебе, несмотря на все мои усилия, я остаюсь прежним, слишком чувствительным к твоим печалям и стремлюсь разделить их. Твои письма на самом деле взволновали меня, я не мог с безразличием читать строки, написанные дорогой рукой! Я вздыхаю и плачу, и все причины моей слабости вряд ли скроешь от моих учеников. Несчастная Элоиза — это бедственное положение Абеляра. Общество, которое как правило ошибается в своих взглядах, думает, что я пребываю в мире, и воображает, что я любил тебя только для удовлетворения чувств, а теперь забыл. Какая же это ошибка!

Она перечитала параграф наверное пять или шесть раз прежде чем скрытое послание в тексте начало проникать в ее взволнованный разум.

Он хочет меня. Не свою работу, а меня.

Наша разлука причиняла ему боль.

Охваченная эмоциями смешанными с шоком, Белла положила книгу и взяла Одиссею. Ее пальцы до сих пор дрожали, она перелистнула первые несколько страниц пока не нашла элегантный почерк Эдварда снова.

Мое сердце твое.

Мое тело тоже.

Также как и душа.

Я буду верен тебе, Пенелопа.

Дождись меня…

Со слезами катящимися из глаз, Белла стала жадно искать в книге любые признаки других сообщений.

И когда она нашла старый снимок лужайки за домом Калленов, в полном расцвете, она знала, что нашла нужную страницу.

Эдвард подчеркнул один кусок текста.

С сердцем ликующим в верхний покой поднялася старуха

Весть госпоже сообщить, что здесь он, супруг ее милый.

Двигались быстро колени ее, и ноги спешили.

Над Пенелопой склонилась она и так ей сказала:

«Милая дочка моя Пенелопа, проснись, чтоб глазами

Ты увидала того, о ком ты все время тоскуешь!

Здесь твой супруг Одиссей, домой он вернулся, хоть поздно,

Всех перебил женихов, вносивших в ваш дом разоренье,

Тративших ваши запасы, чинивших насилья над сыном!»



Меня ж за тобою отправил.

Ну же, иди поскорей! Пора, наконец, вам обоим

Радостью сердце наполнить. Вы бед претерпели так много!

Вот пришло исполнение давнишним желаниям вашим.


(Одиссея Гомера. Песнь 23 — пер. с древнегреческого В. Вересаева)

И затем на полях, Эдвард написал:

Ты моя жена.

Я иду.

Жди меня…


Книга выскользнула из пальцев Беллы на паркет, мягкий звук падения раздался в тишине.

Я хочу быть у тебя последним, - сказал он.

И обручальное кольцо…

Ей отчаянно нужно было поговорить с ним. По крайней мере сказать, что она нашла его сообщения. Но ее телефон был мертв. Ей было все равно, что уже близится полночь, и что на Маунт Оберн-стрит темно и почти безлюдно. Ей было все равно, что кофейня Пита закрылась час назад. Она схватила свой ноутбук и быстро покинула квартиру, она знала, что если будет находиться радом с дверями кофейни, она поймает сигнал интернета и напишет электронное письмо Эдварду.

Белла понятия не имела, что скажет, и ей не нужно было время, чтобы подумать, спланировать, или переодеться из пижамы в другую одежду. Все, что она могла сделать, это бежать.

Окрестности были спокойными. Несмотря на мелкий дождь и теплый вечерний туман, небольшая группа местных парней находились в полквартале отсюда, разговаривали и смеялись.

Белла сделала шаг с бордюра и начала переходить улицу, ее шлепанцы хлюпали по мокрому асфальту, она игнорировала падающие с неба капли, впитывающиеся в футболку.

И затем, она остановилась прямо посреди дороги.

Прямо перед собой, она увидела темную фигуру, скрывающуюся в темноте за высоким дубом у кофейни Пита.

Это был мужчина, она могла видеть его, но так как он наполовину скрывался за деревом и из-за отсутствия света, не смогла разглядеть лучше.

Она была не настолько глупа, чтобы приблизиться к незнакомцу, поэтому осталась там, где стояла, вытягивая шею, чтобы увидеть его.

В ответ на ее движение, он вышел из-за дерева и медленно пошел к границе света, который лился на тротуар от уличного фонаря. В мерцающем свете он выглядел как ангел.

Эдвард.

Белла закричала, прижимая дрожащую руку ко рту и почти выронив ноутбук от удивления. Сначала она подумала, что это галлюцинация. Сон наяву. Она вытирала капли дождя с глаз, чтобы получше рассмотреть. Он стоял на тротуаре прямо перед ней, но молчал, и его лицо, хотя и красивое, было изможденным и бледным. Его волосы были влажные и спутанные, и он дергал их от волнения. Его одежда, обычно безупречная и отглаженная, сейчас была влажная и мятая.

Он выглядел взволнованным, и настороженно смотрел на нее. Он держал руки широко разведенными, как будто приближался к лошади, которая вот-вот понесет.

Белла заметила, что его, теперь полупрозрачная рубашка, была навыпуск и расстегнута у ворота, как будто он небрежно накинул ее поверх серых брюк, в которые был одет. И на нем не было майки.

- Изабелла, - тихо позвал он.

Он не мог скрыть дрожь в голосе. Он боялся.

Она хотела подойти ближе. Она хотела бежать к нему, но не могла. Ее ноги не двигались. Возможно, это был ночной кошмар, призванный мучить ее. Возможно она спит у себя в квартире. Она не нашла его книги и загадочные коды, все это трюк ее мозга.

Она пыталась найти слова, чтобы позвать его, но слова не приходили.

Вдруг что-то загрохотало позади нее, и Эдвард дико закричал.

- Изабелла, беги!

Поток влажного летнего воздуха пронесся мимо нее, а также звук, похожий на сирену, но она проигнорировала оба, сосредоточилась только на том, чтобы понять спит она или бодрствует.

Эдвард побежал к ней, размахивая отчаянно руками.

- Белла, уйди с дороги, сейчас же!

Белла смотрела, как в замедленной съемке его голова повернулась в сторону. В этот раз она проследила за его взглядом.

Два круглых, ярких огня свернули в ее сторону, сопровождались ужасным звуком заблокированных колес. Она повернулась, чтобы посмотреть на Эдварда, но он почти превратился в белое размытое пятно, как привидение. Она услышала мучительный визг стали о сталь, шины скользящие по мокрому асфальту и запах гари. Что-то врезалось в нее, сильно, и она упала назад, руки вытянулись, чтобы предотвратить удар затылком обо что-то твердое.

Она услышала как ее ноутбук стукнулся и поскакал по асфальту, как плоский камень о поверхность озера.

Прежде чем все погрузилось во мрак, она услышала ужасный, отвратительный глухой звук, как будто большой фрукт столкнулся с чем-то твердым.

Крик боли наполнил ее уши, затем все стало черным и безмолвным.

Дополнения к главе:

Заметки автора: В этой главе открывается тайна шестого письма Эдварда, хотя его симпатия к Питеру Абеляру открылась в предыдущей главе этой истории.

Ясно, что у Эдварда и Беллы очень разные реакции, когда дело касается трагической истории Абеляра и Элоизы, и это тоже упоминалось в предыдущей главе.

Кроме того, Белла столкнулась со словами Гомера, когда он описывает воссоединение Пенелопы и ее мужа Одиссея после двадцати лет отсутствия. Троянская война длилась десять лет и затем у Одиссея и его людей заняло еще десять лет, чтобы вернуться домой в Итаку (которая великолепна, кстати).

А все это время сообщения Эдварда стояли у Беллы на полке…



Иллюстрация Боттичелли Данте и Беатриче в Раю.

Анжелика Кауфман картина Евриклея будит Пенелопу, 18 век

Т. С. Элиот замечательный американский поэт, который провел много лет в Лондоне с группой Блумсбери (Группа Блумсбери (иначе — «Блумсберийский кружок», англ. Bloomsbury Group) — элитарная группа английских интеллектуалов, писателей и художников, выпускников Кембриджа, объединенных сложными семейными, дружескими, творческими отношениями.

Ядро группы начало в 1905—1906 регулярно собираться в доме семьи Стивенов на Гордон-сквер в лондонском районе Блумсбери. Глава семьи сэр Лесли Стивен умер в 1904 году. Сразу же после этого семейство Стивенов переехало из дорогого респектабельного Кенсингтона в дешевый богемный район Блумсбери.

В кружок входили писатели-модернисты В. Вулф (дочь Л. Стивена), ее подруга Вита Сэквилл-Уэст, Литтон Стрейчи, Э. М. Форстер, Д. Гарнетт, художники Дора Каррингтон и Дункан Грант, историки искусства К. Белл и Р. Фрай, экономист Джон Мейнард Кейнс, ориенталист Артур Уэйли, философ и математик Бертран Рассел и др.) и другими. Эдвард процитировал строки из его поэмы «Пепельная среда». Любимая — это «Бесплодная земля». Но Элиота, возможно, стоит читать с бокалом хереса, веселым сердцем и определенно не в темноте…

http://lib.ru/POEZIQ/ELIOT/eliot1_05.txt


Иллюстрация Боттичелли Данте и Беатриче в кольцах Сатурна, которая соответствует песне 21—22 Рая. Действие происходит в кольцах Сатурна и вы можете видеть Данте держит Беатриче в правом нижнем углу рисунка.

Письма Абеляра к Элоизе переведены мною из этого источника http://www.sacred-texts.com/chr/aah/aah08.htm (примечание переводчика)

Однако, Эдвард мог бы послать Белле лучший перевод, потому что он претенциозный перфекционист, и это мог бы быть Уильям Левитан, опубликованный компанией Hackett Publishing Company в 2010 году.

Цитата из Одиссеи Гомера взята мною из http://lib.ru/POEEAST/GOMER/gomer02.txt (примечание переводчика)

Фрэнк Синатра — Night And Day Reprise (1961) http://www.youtube.com/watch?v=lw5gOrGJC-4

Рене Флеминг -Song To The Moon http://www.youtube.com/watch?v=1tImMZLfHaE
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (02.08.2012)
Просмотров: 2721 | Комментарии: 5 | Рейтинг: 4.9/24
Всего комментариев: 5
0
5   [Материал]
  Наконец то, Питер додумал/ понять или вконец, убедил/ хм, он участв/ в ее жизни но, довольств/дружбой       
Она намеренно названив/ Эл но тщетно и Белла полностью посвятила себя, раб/ да органич/ влилась в среду Гарварда познакомив/ с приятн/ сокурсницей..........................................................
Ну вот Эл/вышла на связь и она принял/ делит/, св/ впечатлен/ от отпуска ох Белла дождал/ дабы, его обсудить...................................................   
Какое откровение для нее, оу это нелепо ведь, объяснен/ были у нее дома, вот оно случилось они свидел/ но, авария их развела.........................................  

4   [Материал]
  cray cray cray

3   [Материал]
  о боже ну что ж за жуть !! cray 12

2   [Материал]
  Ну е мое, когда же счастье?

1   [Материал]
  Эххх... cray

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]