Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Глава 41. часть 1.

Она в удивлении посмотрела на него.

- Что?

- Я не буду заниматься любовью с тобой, пока не верну твое доверие.

- Повтори пожалуйста?

По крайней мере, это Белла хотела сказать, но учитывая контекст, она прикусила язык. Так или иначе, ее замечание не согласовывалось с его заявлением. Эдвард поднял ее подбородок, чтобы видеть ее глаза. — Я понимаю, что ты хочешь, чтобы многое между нами изменилось. Я тоже. И я беспокоюсь, если у нас так скоро будет секс, это погубит изменения, которые нам нужны.

Белла смотрела в изумлении, как большеротый окунь.

- Итак… ты говоришь, что хочешь подождать?

Он недовольно посмотрел на нее.

- Нет. Я хочу заняться любовью с тобой сейчас и до конца дней. Но я знаю, что нам надо подождать.

Старая, знакомая ухмылка появилась на его губах. — Что вы хотите, мисс Свон?

- Ну, я не собиралась делать это сегодня. Я согласна, нам нужно время… - Она немного покраснела. — Но я соскучилась по тебе. Я соскучилась и хочу быть ближе к тебе.

Он нежно поцеловал ее в лоб. — Я тоже хочу быть ближе к тебе. Ты даже не представляешь как. Но если ты хочешь, чтобы мы были партнерами, тут нужно доверие. Если ты разумом мне не доверяешь, как же ты можешь доверять мне телом?

- Что-то подобное ты говорил давным-давно.

- Мы сделали полный круг. — Он покашлял. — И поэтому, чтобы тут не было никакого недопонимания, если я говорю доверие, значит я имею ввиду полное. Я с нетерпением жду воссоединения с тобой, хочу почувствовать тебя в своих руках, воссоединиться с тобой телом и душой. Но когда я смотрю в твои глаза, когда наши тела сплелись друг с другом, я хочу, чтобы ты видела меня и знала, что я никогда не оставлю тебя. Что ты моя, а я твой, навсегда.

Его голос стал грубым. — Что мы женаты.

- Повтори еще раз?

На этот раз неуместное замечание Беллы вырвалось неожиданно.

Он немного подвинулся, и Белла почувствовала, как беспокойство охватило его тело. — Я хочу жениться на тебе. Когда я снова займусь с тобой любовью, я хочу быть твоим мужем.

Она снова уставилась на него в ледяном изумлении, он продолжил еще быстрее.

- Если мы снова станем любовниками, мы начнем жить вместе, и будет гораздо проще отложить свадьбу, возможно навсегда. Получается, что я бы обманывал тебя. Ты заслуживаешь обещаний, и чтобы эти обещания были выполнены. Ты заслуживаешь, чтобы клятвы были произнесены перед Богом и нашими семьями. Не тайный союз, а публичный. Этого ты заслуживала с самого начала, и это мне не удалось тебе дать.

- Но Эдвард, я сказала тебе, до этого еще далеко. Ты только вернулся. Я не могу даже думать о свадьбе. Мне нужно научиться снова как быть с тобой…

Он грустно улыбнулся. — Я понимаю это, и мои намерения, не торопить тебя. Даже если бы я и хотел сказать, что я в порядке, это не так. Даже если бы я решил заняться с тобой любовью, я сомневаюсь, что это возможно, пока моя нога не заживет и не снимут гипс. Ты знаешь, наши занятия любовью достаточно… э… энергичны.

Белла рассмеялась, и Эдвард почувствовал, как сердце подпрыгнуло.

- Ты помнишь первый раз, когда мы занимались любовью? - он прижался губами к ее ушку, и играл бриллиантовой серьгой.

- Да.

- Что ты помнишь?

Она остановилась и закрыла глаза. — Ты был очень страстным, но добрым. Ты все спланировал, даже этот глупый клюквенный сок.

Эдвард поджал губы, но ничего не сказал, предпочитая, запустить пальцы в ее волосы, наконец, его рука остановилась у нее на щеке, большим пальцем он медленно провел по изгибу.

Она вздрогнула.

- Ты беспокоился о том, что причинишь мне боль. Я помню, как ты изогнулся надо мной, смотрел мне в глаза, пока двигался… и говорил, что любишь меня снова и снова. Я буду помнить эти моменты пока я жива.

Она спрятала лицо, уткнувшись в его пахнущую мылом кожу.

- Ты сейчас стесняешься? - спросил он, проводя пальцем по ее подбородку.

- Возможно немного.

- А почему ты стесняешься? Как ты заметила раньше, я видел тебя обнаженной. И я боготворил каждый прекрасный дюйм того, что я видел.

- Быть обнаженной физически совсем не то, что быть обнаженной эмоционально, - пробормотала она.

- Это правда. Но почему ты думаешь, что будет проще быть обнаженной передо мной, когда ты мне не доверяешь? Ты забыла, любовь моя, что я знаю тебя. Ты не из того типа женщин, которые отдают свое тело и не отдают при этом свое сердце. Ты помнишь нашу последнюю ночь вместе? Ты сказала, что чувствовала себя шлюхой, что я трахнул тебя. Дай мне время, чтобы вернуть твое доверие, чтобы вернуть нашу эротическую и физическую любовь. В следующий раз, когда ты будешь обнаженной в моей постели, я хочу, чтобы ты не сомневалась, что наш союз основывается на любви, а не похоти, и что я не брошу тебя потом. Что я никогда тебя не брошу.

На этом, Эдвард остановился и глубоко вздохнул. — Если ты думаешь, что никогда не сможешь доверять мне снова, тогда отпусти меня. Это еще одна причина, почему нам не стоит становиться любовниками, потому что акт будет ложью.

Белла вздохнула и закрыла глаза.

Эдвард наклонился и прошептал ей на ушко.

- Ты боишься, что я причиню тебе боль. Я должен доказать тебе обратное, а тебе нужно время излечиться. Изабелла, я бы хотел дать тебе обещание, что никогда снова не причиню тебе боль, что всегда буду хорошим, и что наша совместная жизнь будет великолепной. Но я не могу. Я могу обещать, что буду любить тебя и останусь с тобой. Я могу обещать быть твоим мужем и всегда ставить твои интересы вперед. Но мне это не удастся, и я буду вынужден просить твоего прощения. Можешь ты научиться верить мне, зная это?

Она посмотрела на него, задумчиво кусая губу.

- Я не жду, что ты будешь идеальным, Эдвард. И я слишком хорошо осведомлена о своих недостатках. Я просто хочу чувствовать, что мои мысли и чувства важны для тебя. Что я партнер, а не ребенок, или кто-то, кто не понимает своих собственных страданий.

Эдвард внимательно посмотрел на нее и понял, что его собственные слова вернулись к нему, а затем любовно убрал волосы с ее лица, обнажив шею.

- Ты не Офелия, ты моя возлюбленная. — Он мягко поцеловал ее горло. — Когда я сказал, что ты не понимаешь собственных бед, я имел ввиду, только тот факт, что Аро и Маркус могли положить конец твоей карьере. А потеря карьеры разрушила бы тебя в долгосрочной перспективе, если не сразу же. Твои чувуства и мысли важны для меня, Изабелла. Очень. Мы просто должны найти баланс между моей потребностью заботиться о тебе как любовник, и возможно, однажды, как муж, с твоей потребностью быть моим партнером, и чтобы твой голос воспринимался всерьез. Мы оба хотим лучшего. Вопрос в том, как добиться этого.

Он ласкал ее шею пальцами вверх-вниз.

- Потребуется время, чтобы все получилось, а это еще одна причина, почему мы не должны окунаться в сексуальные отношения. Ты должна решить, собираешься ли верить мне или нет. Я не хочу делать ничего, что повлияет на твое решение в ту или иную сторону. — Голос Эдварда был низким, но серьезным.

- Воздержание от секса может рассматриваться не только как одностороннее, но и очень, очень манипуляционное решение, - возразила она.

Глаза Эдварда заблестели.

- Я полагаю, я должен быть польщен вашей характеристикой меня, как любовника, мисс Свон. Но я не воздерживаюсь от секса. Если бы мы были женаты, у тебя были бы богословские и юридические основания требовать консуммации. Но поскольку мы не женаты, я не обязан… - Его глаза чуть-чуть потемнели. — Тебе не кажется, что человек способен сам выбрать, когда заниматься сексом? Если ты заявляла, что не готова спать со мной, и я бы давил на тебя, тогда я был бы манипулятивным ослом. Разве не стоит подождать заниматься любовью с тобой, пока наши отношения не восстановятся и относиться с уважением к этому выбору? Или “нет значит нет” применимо только к женщинам?

Белла вынуждена была отметить, что в его словах есть смысл, и это основной недостаток, когда встречаешься с кем-то настолько интеллигентным. И таким упрямым.

Ее голос был раздраженным. — Я бы не давила на тебя, если бы у тебя были возражения против секса. А как насчет примирительного секса? Разве это не общепринятый способ мириться после драки?

Она ожидала, что он рассмеется, но он не стал. Он лишь приблизил свое лицо очень близко к ее лицу.

- Примирительный секс, Изабелла?

Жар его взгляда почти жег ей кожу.

- Ты этого хочешь? - его голос стал хриплым.

С возвращением, профессор Мейсен.

- Гм… да?

Длинным, тонким пальцем он провел по ее дрожащей нижней губе. — Скажи мне, - подсказал он.

Она пару раз моргнула, чтобы нарушить магнетическое притяжение его зеленых глаз, но благодаря ему говорить она не могла.

- Твоя просьба кажется более, чем разумной. Я не хочу ничего больше, чем проводить дни и ночи доставляя тебе удовольствие, изучая твое тело, преклоняясь перед тобой. И я это сделаю. В наш медовый месяц я буду самым внимательным, изобретательным любовником. И мое искусство будет к твоим услугам, и я постараюсь убрать все обиды, когда возьму тебя в свою постель, как мою жену.

Белла положила голову на место, где находилась его татуировка под белой рубашкой.

- То что ты говоришь об ожидании, кажется таким – холодным.

Эдвард повернул ее так, чтобы она была полностью в его руках и на его груди, их тела тесно прижимались друг к другу.

Сначала он целовал ее нежно, мягкая кожа скользила по мягкой коже, прежде чем он взял ее нижнюю губу своими губами, потянув за нее немного. Затем его объятия стали жарче, рука обвила ее шею, поглаживая вверх и вниз, пока она не расслабилась.

Кончик его языка нерешительно двинулся вперед, чтобы подразнить ее верхнюю губу, действие джентельмента, который неуверен, как его воспримут. Ему не стоило беспокоиться. Белла пригласила его, и он начал исследовать ее рот целеустремленно и страстно, поймав ее почти в расплох, потом внезапно и без предупреждения отпрянул.

- Тебе это кажется холодным? - его теплое дыхание подуло на ее щеку, он смотрел на нее голодным взглядом. — Разве это похоже на то, что я не хочу тебя?

Она бы покачала головой, если бы смогла ее найти.

Эдвард переместил губы к ее челюсти, подбородку, и затем болезненно медленно к левой стороне ее шеи, пока не достиг ложбинки у горла.

- И это? Это тоже кажется холодным? - его рот скользил по поверхности ее кожи.

- Н-нет. — Вздрогнула она.

Он провел носом до ее ушка, где поцеловал ее дважды, затем стал покусывать, в перерывах шептал слова эротического поклонения.

- И это? Конечно, это выражение моего полного отсутствия желания к тебе.

Белла что-то бессвязно пробормотала в ответ.

- И это. — Его правая рука медленно опускалась по ее боку, проводя по каждому ребру, как будто это была драгоценность или, вероятно, как будто он искал изначальное ребро, которое потерял Адам, прежде чем остановиться на изгибе ее попки. Он немного ее переместил, чтобы ее бедра мимоходом коснулись его бедер, вступая в контакт с неоспоримым доказательством его пыла.

- Ты можешь отрицать это?

- Нет.

Эдвард возбужденно на нее смотрел.

- Теперь, когда мы прояснили этот вопрос, мне интересно услышать твой ответ.

Белле было сложновато это сделать, потому что она была тесно прижата к его телу. Она начала осторожно извиваться, пока неожиданная мысль не пришла ей в голову.

- Я должна сказать тебе, что была не до конца честной с тобой.

- Правда? - тон Эдварда был немного жестким.

- Когда я упомянула, что Питер целовал меня, я упустила ту часть, где я поцеловала его в ответ.

Белла видела, что черты лица Эдварда затвердели.

- О, действительно? - холодно сказал он.

- Прости, Эдвард.

Эдвард что-то сказал в ответ, в его груди прогрохотало, но она не поняла что он сказал. Возможно это было только рычание. Или он сказал Angelfucker.

- Я не собираюсь оправдываться. Питер меня поцеловал, я поцеловала его в ответ. Я знаю, слышать это тебе больно, и я прошу прощения за это. Но я не могу держать это в секрете от тебя.

Эдвард переместил ее так, чтобы она была уже не на нем.

- Ты уверена, что не хочешь Питера, Изабелла? Еще не поздно для тебя выбрать его. Он моложе и у него большой потенциал. Он джентельмен, у которого, очевидно, менее грязное прошлое. Возможно, ты не захочешь быть со старым, искалеченным наркоманом. — Его голос срывался, но был мужественным.

- Ты не калека, и единственное, что старое в тебе — это твоя душа. Ты действительно так плохо думаешь обо мне, что я бросила бы тебя, будь ты инвалидом?

У Эдварда был мрачный вид, но он ничего не сказал.

Белла покачала головой.

- Питер замечательный. Я не могу это отрицать. Но я не люблю его так, как должна. Почему я должна осуждать его и себя на половинчатую жизнь? Он заслуживает, чтобы его любили безоговорочно, а я этого дать ему не могу. Не сейчас. Никогда.

Эдвард заметно расслабился.

- Тебе он вообще небезразличен?

- Конечно небезразличен. Мы были друзьями с самого начала, и он был очень добр ко мне. Он вытащил меня из депресси, когда рядом никого не было. Но то как я относилась к нему, непохоже на то, как я отношусь к тебе.

Эдвард сжал челюсти. — Тогда я полагаю, я тоже должен признаться.

Белла вытянула шею, чтобы видеть его глаза. — Я не уверена, что готова к еще одному признанию после всех разговоров.

- Любовь моя. — Он поцеловал ее в нахмуренные брови. — Не было никого другого. Мои руки были полны тобой, даже когда я был один. Но я должен тебе кое-что рассказать, что планировал рассказать позже.

Она затаила дыхание и кивнула.

- Я пытался передать тебе деньги через Джеймса и Викторию.

- Деньги?

- Я попросил Джеймса использовать все необходимые средства, чтобы убедить тебя взять их. Он позвонил Виктории, и она должна была сказать тебе, что университет хочет предложить тебе вознаграждение.

Он приподнялся на локте и приблизился к ней.

- Я знал, что ты не возьмешь деньги у меня, поэтому я вступил в сговор с адвокатами, чтобы передать их тебе. Конечно это было коварно, вводило в заблуждение и определенно не было той вещью, которую кто-то хочет сделать, когда хочет завоевать доверие. Я прошу прощения. Я не буду делать подобного впредь.

Белла вопросительно на него посмотрела.

- Так деньги не были от ВОЛЬТУРИ?

- Нет.

Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но закрыла его.

- Мои намерения были благими. Я боялся, что ВОЛЬТУРИ попытаются отнять у тебя стипендию. Я беспокоился, как ты будешь поддерживать себя, когда твоя стипендия закончится в апреле. Когда Джеймс сказал мне, что ты не взяла деньги, я попытался передать их через Чарли.

- Чарли никогда не говорил о таком.

Эдвард нахмурился. — Потому что мне нужен был посредник и Карлайл отказался. Он помог бы мне перевести деньги Чарли, если я помирюсь с тобой сначала, и откроюсь тебе, как профессору Сантос, но я не мог сделать этого. Я считал, что лучше не контактировать с твоим отцом напрямую, поэтому я сдался. — Он задумчиво смотрел в потолок. — Это был один из нескольких случаев в моей жизни, когда я чувствовал себя абсолютно беспомощным.

Белла легла опять на кровать, увеличивая расстояние до Эдварда. — Но Виктория предлагала мне деньги гораздо позже Трибунала, в конце марта.

Он пожал плечами.

- Ты старался дать мне деньги, тайно, даже после того, как думал, что я не хочу тебя? Что я прочитала твою записку в книге и решила не ждать тебя?

- Да, - сказал он, избегая ее взгляда.

- Зачем ты это сделал, Эдвард?

Он перекатился на спину. — Я думал, ты можешь голодать, или вынуждена продавать вещи, чтобы выжить, или даже хуже, отказаться от Гарварда. — Он потер глаза двумя руками. — Меня преследовало видение, что ты вынуждена жить в комнате без кухни все лето, потому что не можешь позволить ничего лучше.

- Если ты думал, что я тебя больше не люблю, что я встречаюсь с Питером, почему тебе было не все равно?

Он поморщился, как от боли, и голос снизился до шепота. — Я не переставал любить тебя, только потому что думал, что ты больше не хочешь меня. Я буду любить тебя всегда, Изабелла, любишь ты меня или нет. Это мой рай и мой ад.

В комнате повисла тишина на несколько минут, и затем Белла приложила дрожащую руку ко рту и закрыла глаза. Медленно и равномерно из глаз полились слезы.

- Что такое? - он пару раз потянул ее за руку, чтобы она плакала у него на груди.

- Прости, Белла. Я не хотел причинить тебе боль. — В его голосе было отчаяние, противоречие, он начал потирать ее руку вверх-вниз, чтобы успокоить ее.

- Я бы пошел к Чарли, если бы он стал слушать меня. Фактически, я решил подождать, пока смогу поговорить с тобой снова, и тогда убедить тебя позволить помочь тебе. Хотя я знал, что ты откажешь мне.

Ей потребовалось несколько минут, чтобы привести себя в порядок настолько, чтобы говорить, и затем она посмотрела на него сквозь мокрые ресницы.

- Ты любишь меня.

На лице Эдварда отразилось замешательство, и он быстро поискал ее взгляд.

- Это вопрос? - спросил он, нахмурившись тревожно.

Когда она не ответила, он начал паниковать.

- Ты не веришь, что я люблю тебя? - медленно спросил он. - Но я говорил тебе, что люблю, снова и снова. Я пытался показать тебе моими действиями, словами, моим телом. Разве ты не веришь мне?

Она покачала головой из стороны в сторону, чтобы показать, что он не понял ее внезапного озарения.

- Ты вообще мне когда-нибудь верила? Когда мы были в Италии? Когда мы были в Белизе? - он в отчаянии потянул себя за волосы. — Боже мой, Белла, ты отдала мне свою девственность, думая, ты едва мне нравишься?

- Нет.

- Я покупал тебе подарки, когда мы были вместе. Ты не предполагала тогда, что я тебя люблю, эти подарки были гораздо более личные, чем банковский чек. Так почему же ты только сейчас поняла, что я люблю тебя?

Белла всхлипнула.

- Эти подарки были твоим способом решить проблемы, или наладить со мной отношения. Но как много людей ананимно дают деньги бывшей подружке, думая, что она его больше не любит? Думая, что она возможно встречается с кем-то другим?

Две слезинки скатились по ее щекам, и Эдвард не раздумывая поймал их пальцами.

- Я недооценила тебя, Эдвард. Я знала, что ты любишь меня, но я не понимала, что ты любишь меня всеми четырьмя видами любви, а не тремя. Это было частью твоей лекции во Флоренции, которую я никогда не понимала, когда ты говорил об агапэ или жертвенной любви. Мне казалось невозможным для человеческих существ так сильно любить друг друга. И конечно, я не могла представить, что кто-то может так любить меня. Даже ты.

Она вытерла глаза тыльной стороной руки, и Эдвард смотрел, как слеза скользит по обручальному кольцу у нее на пальце.

- Когда я нашла иллюстрацию Боттичелли, которую ты положил в книгу, я не поняла, почему ты положил ее туда. Почему ты прислал мне изображение Беатриче, когда она поддерживает Данте, когда он споткнулся? Это не имело смысла. Все это время ты думал, что я Беатриче, но ты ошибался. Разве ты не видишь? Ты Беатриче. Даже когда думал, что я не люблю тебя больше, ты все равно любил меня. Ты пытался помочь мне, хотел, чтобы я не голодала, чтобы я не бросила идею Гарварда, думал, что я никогда не вернусь к тебе, и что я никогда не узнаю о твоей щедрости.

Она снова вытерла лицо и покачала головой.

- Я была такой глупой. Такой слепой. Все о чем я думала, это о стоимости твоих подарков, и что я никогда не смогу вернуть долг, в то время как твой самый ценный подарок был все это время был у меня перед глазами. — Она глубоко вздохнула, сдерживая рыдание. — Это ты.

- Белла, я… - Протест Эдварда был прерван теплыми губами Изабеллы, тающими на его губах. Это был целомудренный и печальный, эротичный и счастливый поцелуй.

Она никогда раньше не чувствовала себя достойной агапэ. Это не было целью, к которой она стремилась, или Граалем, который она искала. Когда Эдвард впервые сказал ей, что любит ее, она ему поверила. Но масштабы и глубина его любви были неочевидны. Они стали ясны ей только в этот момент, и это открытие принесло огромное чувство благоговения и мира.

Возможно любовь Эдварда всегда была жертвенной. Или возможно она выросла со временем, как старая яблоня, которая кормила их той ночью, давным давно на поляне, и она просто не заметила, как она выросла. Насколько он изменился.

В тот момент происхождение его жертвенной любви было неважно. Столкнувшись с чем-то таким глубоким и сложным, она знала, что никогда не будет сомневаться в его любви теперь. Эдвард любил ее, так как знал ее, полностью, досканально и без вопросов.

Он мягко отстранился, прислонив ладонь к ее лицу.

- Я не Беатриче, Изабелла. Далеко не Беатриче. Но любовь, которую я питаю к тебе, как ты ее не назови, нельзя просто выключить. Конечно, я все еще люблю тебя и хочу заботиться о тебе. Я не хочу, чтобы ты бросала Гарвард, которого добивалась в течение года. И когда ты не взяла деньги, и моя семья отказалась мне помочь, я решил найти другой способ. Когда я пришел к тебе первого июля, моим намерением было сказать тебе, что я люблю тебя, и что у тебя все в порядке. И потом если бы ты отвергла меня… - Он робко посмотрел на нее и сделал глубокий вдох. — Я бы ушел.

В глазах его была мольба поверить, что он говорит ей правду.

Она кивнула, затем повернулась так, чтобы он мог баюкать ее на своей груди.

- Я думаю, твое понимание любви, вероятно, в большей степени, связано с тем, как ты рассматриваешь себя, а не меня, дорогая, - предложил он мягко. — Но несмотря на это, я рад, что мы поняли друг друга.

- Прости, что сомневалась в тебе, - прошептала она.

- Прости, что бросил тебя, - сказал он.

Она что-то пробормотала, потом они надолго замолчали. Эдвард заснул, эмоционально и физически истощенный. Когда его дыхание стало равномерным и глубоким, Белла позволила себе задремать.

Несколько часов спустя она проснулась и увидела, как позднее полуденное солнце пробивается сквозь окна спальни Эдварда.

Она зашевелилась в его руках, он протестующе застонал, усиливая свою хватку.

- Мне надо идти, - прошептала она. — Тебе нужно отдохнуть.

Его руки сжались сильнее.

- Останься, - пробормотал он.

- Я вернусь в среду вечером после работы.

- Работы? - его глаза открылись.

- Я работаю в кофейне у Пита, напротив моей квартиры. Я буду работать каждый день на этой неделе, чтобы отработать те дни, которые я пропустила. Но обещаю, мы скоро увидимся.

- Возьми Лэнд Ровер. Ключи у Ребекки. Чтобы у тебя был повод вернуться ко мне.

Белла колебалась.

- Если ты будешь навещать меня на этой неделе, будет неплохо, если у тебя будет машина.

- Хорошо, но мне нужно идти, меня ждет Джей Ди, и мне нужно сделать школьные задания сегодня вечером.

- Джей Ди?

Белла улыбнулась внезапной ревности Эдварда, которая отражалась в двух тревожных зеленых глазах.

- Моя бойцовая рыбка. Мой домашний питомец. Мне нужно идти домой и покормить его.

- У тебя есть рыбка?

- Гм, Питер подарил его мне.

Эдвард нахмурился.

- Было время, когда я хотел купить тебе питомца. Ты мне не позволила.

- Может мне стоит купить тебе домашнее животное – красивого, пушистого кролика, чтобы отпраздновать твой прошедший день рождения.

- Наплевать на мой день рождения. Почему ты ему позволила купить тебе рыбку?

Белла вздохнула и легонько провела пальцами по его волосам.

- Питер не спрашивал моего разрешения. Он просто появился у меня на пороге с аквариумом, сказал, что мне нужна терапия домашними животными, чтобы было к кому возвращаться домой и о ком заботиться.

- Что означает Джей Ди? Просто duckie? (привлекательный – примечание переводчика)

Белла засмеялась. — Нет, Дж. Д. Селинджэр.

Эдвард закатил глаза, но Белла была рада видеть, как расслабленная улыбка появилась в уголках его губ, когда она поцелуем сняла его раздражение.

-

В последующие дни и недели Белла и Эдварди виделись так часто, как только могли, но во время его восстановления и ее отработки у Пита, большинство их контактов сводилось к общению по телефону и электронной почте. Что вовсе неплохо.

Белла продолжала свои встречи с доктором Уолтерс, которые вышли на новый уровень с возвращением Эдварда. И Эдвард и Белла начали консультироваться вместе, на еженедельной основе, эти встречи быстро переросли в (неофициальные) предсвадебные приготовления.

К тому времени как Белла переехала в одну из студенческих резиденций в Гарварде, на третьем этаже Ричардс Холла, она и Эдвард сумели решить несколько предыдущих проблем общения. Но их взаимное упрямство осталось. Эдвард упрямо следовал своему решению не спать с Беллой, пока они не поженятся, а Белла упрямо хотела продвинуть вперед их физические отношения – если уж не секс, то хотя бы регулярно делить с ним постель – пока они урегулируют вопрос близости. Эдвард неохотно делил с ней постель, и то в некоторых случаях скрипя сердце с видом мученика.

В минуты уединения Белла винила и Грэма Грина и Шелдона Ван Оукена за вновь обретенное безбрачие Эдварда. Но истинная причина его обращения находилась в гораздо более высоких сферах. Независимо от причины, она должна была заметить, что воздержание с Эдвардом было полезным, а иногда как захватывающим, так и разочаровывающим, и даже со сломанной ногой, он постоянно пытался найти новый и оригинальный способ продемонстрировать ей свою любовь, как физическим, так и нефизическим способом.

Хотя он отказывался даже рассматривать возможность провести с ней ночь в ее маленькой комнате в общежитии, хотя в отдельных случаях он появлялся у нее с цветами или едой, приготовленной Ребеккой, и они устраивали пикники на полу.

Он водил ее в кино (даже снизошел до просмотра романтической комедии отечественного производства без субтитров), и после этого целовал ее на ночь, как подросток, на ступеньках ее здания.

На ее день рождения она была удивлена, когда ей доставили, наполненные гелием воздушные шарики, как раз перед завтраком. И вечером того же дня Эдвард взял ее на балет Онегин, потом отвел ее в небольшой семейный итальянский ресторан на южной окраине Бостона.

И не один раз он проводил с ней вечер пятницы и субботы в бибилиотеке, писал свою новую книгу, пока она готовилась к семинару профессора Симонетти.

За Беллой ухаживали словом и делом, и это ей нравилось.

Тем не менее, к их общей тревоге, гипс Эдварда было еще рано снимать к тому времени, как они покинули Бостон на свадьбу Элис, и поэтому он вынужден был дополнить свой изысканный смокинг костылями.

Белла не радовалась продолжению ограничения его двигательной активности по многим причинам.

Когда они вошли в вестибюль отеля Hotel 1000 на Первой Авеню за три дня до свадьбы, Белла была ошеломлена, увидев Чарли, сидящего в кресле и читающего Сиэттл Таймс.

- Эдвард, мой отец здесь, - прошипела она, надеясь дать ему достаточно времени, чтобы доковылять до лифта, прежде чем Чарли достанет свое табельное оружие и пристрелит его.

Хреново.

- Я знаю. Я звонил ему.

Она повернулась к Эдварду с широко открытыми в недоумении глазами.

- Зачем ты это сделал? Он пристрелит тебя или еще что-нибудь.

Эдвард остановился на костылях и выпрямился во весь рост. — Изабелла, я хочу жениться на тебе. Это означает, что мне нужно помириться с твоей семьей. Я хочу находиться с твоей семьей в одной комнате без того, чтобы твой отец не попытался арестовать или кастрировать меня.

- Это не совсем подходящее время, чтобы просить у Чарли моей руки. Если тебе повезет, он откажется от кастрации, чтобы отрезать тебе сломанную ногу своим охотничьим ножом!

- Я не собираюсь просить его разрешения жениться на тебе; это решение остается за тобой. Но хочешь ли ты выйти замуж за человека, которого презирает твой отец?

Она недовольно пожевала внутреннюю сторону щеки.

Он наклонился к ее уху.

- Позволь мне наладить с ним отношения, для него не является чем-то невозможным принять наши отношения. Ты собираешься просить его вести тебя к алтарю на нашей свадьбе. И если он откажется, ты расстроишься.

Как только Эдвард сказал эти слова, Чарли увидел пару, стоящую вместе. Он широко улыбнулся своей маленькой девочке, затем глянул на Эдварда и нахмурился. Он встал, расправил пиджак и упер руки в бока. Это движение четко обозначило оружие в кобуре.

Дерьмо, - подумала Белла.

Эдвард смело наклонился и прижался губами ко лбу Беллы, а сам в это время смотрел Чарли прямо в глаза.

Чарли пригвоздил его убийственным взглядом.

- Пап. Привет! - Белла быстро подошла к нему и обняла.

- Привет, Беллс. — Он обнял ее в ответ, потом защитно заслонил ее собой.

- Эдвард.

Несмотря на недружелюбный тон Чарли, Эдвард протянул руку. Чарли просто смотрел на нее, как на преступника.

- Думаю, нам нужно найти тихий уголок в баре. Мне не нужна аудитория для того, что я собираюсь сказать тебе. Беллс, тебе нужна помощь, чтобы донести багаж?

- Нет, портье взял его. Я, гм, пойду зарегистрируюсь. Эдвард, зарегистрируешься сам, хорошо?

Эдвард кивнул, заметив, как сердитый взгляд Чарли немного расслабился от новости, что его дочь пока не сожительствует с сатаной.

- Гм, так на заметку, я люблю вас обоих, вы оба важны для меня. Поэтому была бы очень благодарна, если вы не уничтожите друг друга. — Белла с опаской посмотрела на двух мужчин и пошла к стойке регистрации. Ее первым делом было выяснить, хорошо ли заполнен бар в ее гостиничном номере.

-

Хотя свадебный прием Элис и Джаспера и танцы должны были проводиться в Fairmont Olympic hotel, Эдвард предпочел остановиться с Беллой в отеле Hotel 1000 по сентиментальным причинам. Прежде чем зарезервировать номера, он спросил у Беллы разрешения зарезервировать ей тот же самый номер люкс, который они делили в ноябре прошлого года, а он зарезервирует номер напротив. Она была так удивлена и порадована, что он спросил ее, прежде чем зарезервировать, и она любезно приняла его щедрость. Хотя вслух высказала недовольство, что он зарезервировал две комнаты, а не одну.

Тем же вечером после напряженного, но приятного ужина с отцом, Белла воспользовалась подарочной корзиной лавандовых средств для ванны, которые Эдвард прислал в ее номер, в комплекте с лавандовой губкой для душа. Она рассмеялась, когда вспомнила, как он поцеловал ее в первый раз.

Затем стала серьезной, когда поняла, что он выбрал лавандовые средства, а не клубничные, несмотря на то, что предпочитал запах клубники другим запахам.

Она отмокала в большой, расположенной на пьедестале ванне, когда зазвонил ее iPhone. К счастью, проклятый аппарат был в пределах досягаемости.

- Что ты делаешь? - спокойный голос Эдварда наполнил ее уши и сердце.

- Наслаждаюсь пеной в великолепной ванне. Спасибо за подарок, кстати. Как дела?

Он замолчал.

- Не могу сказать, что моя беседа с Чарли была приятной, но она была необходима. Я дал ему шанс проклясть меня и сказать что я наркоман, который не заслуживает тебя, и затем я объснил что случилось. В конце разговора он неохотно купил мне пива.

- Ты шутишь.

- Нет.

- Не могу представить, чтобы Чарли заплатил десять долларов за Чимэй Премьер (сорт пива – примечание переводчика)

Эдвард усмехнулся. — Вообще-то, это был Будвайзер. И не оригинальный Будвайзер Будвар из Чехии. Он заказал мне.

Белла ухмыльнулась. — Я думаю, что ты любишь меня, раз отказался от своего претенциозного европейского импорта, ради ужасной водички.
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (03.08.2012)
Просмотров: 3100 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 4.8/70
Всего комментариев: 4
0
4   [Материал]
  Эдвард упорно, ответственно и строго относит/, к отрешен/от интима хм, подкрепляя их разум/доводами............................... 
Как Белла не старалась, поколебать или искусить но, напрасно и они вскоре, принял/ откровеннич/ ох примерившись................................
Оу она лишь, сейчас откр/ глубину, его любви к ней да и пораж/ этим, вся растроган/ хм, Э/Б умиротвор............................................................. 
Она сама, усердно занялась уроками и проход/сеанс с Уолт/ да Эдвард ох, вовсю стал трепетн/ и нежн/, внимател/ с Беллой лишь, поцелуями огранич/................................................................................. .......
Вот она, его последоват/серьезн/ к достиж/ гармонии с нею, ей не нраву столь жестк/ ограничен/ хм, он сумел потрясти ее отважив/ свидет/ с ее отцом 

3   [Материал]
  Спасибо cwetok02

2   [Материал]
  Позже, обязуюсь поставить звезды под главами и оставить комментарии. Спасибо Kindy.

1   [Материал]
  Обожаю эту историю, пошла читать.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]