Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Эпилог 2. часть 2.

Декабрь 2011

Незадолго до их первой годовщины свадьбы, Белла делала доклад на престижной конференции в Беркли. Эдвард с гордостью сопровождал ее, сидел в первом ряду в аудитории во время доклада. Хотя ее доклад «Обратимость бытия и доброты в структуре Божественной Комедии» был хорошо принят, она большую часть конференции провела в своем гостиничном номере. Она сильно устала и кажется подхватила желудочный грипп. В нее не лезла никакая еда, и она пила только небольшое количество имбирного эля и жевала крекеры, чтобы успокоить тошноту.

Она не задумывалась о симптомах до Нового года, когда Эдвард потребовал, чтобы она пошла ко врачу, чтобы понять почему этот загадочный грипп не проходит. Он был не вполне согласен с ней, на самом деле беспокоился, что что-то серьезное. Она заверила его, что все в порядке, и тогда он предложил отменить свой семинар, чтобы отвезти ее ко врачу, она махнула рукой и засмеялась. Она не стала бы причиной таких серьезных неудобств для группы студентов.

Ровно в пять тридцать закончился семинар Эдварда в Бостонском университете, и он пошел по коридору в свой кабинет. Он ускорил шаг, когда увидел, что Белла стоит перед закрытой дверью.

- Что такое? Что случилось? - его голос дрожал от тревоги.

- Мы можем зайти? - она скрестила руки на груди.

Он порылся в пиджаке в поисках ключей.

- Ты пугаешь меня, - прошептал он, открывая перед ней дверь, потом плотно закрыл за ними.

Белла села на одно из его удобных кожаных кресел и попыталась найти нужные слова.

- Изабелла, я сказал, ты пугаешь меня. Скажи, что случилось.

Он быстро положил бумаги и портфель на стол и повернулся лицом к ней, его глаза беспокойно прищурились под очками.

- Доктор Спрингхолл сказала, что это не желудочный грипп.

- Тогда что?

Она посмотрела на него глазами полными слез.

- Я беременна.

Эдвард уставился с открытым ртом, как чучело рыбы на стене в чьей-то гостинной. Когда первоначальный шок прошел, он не смог скрыть радости, которая наполнила его сердце. Он обнял ее и безудержно рассмеялся, прижимая ее к груди.

- Она уверена?

Белла кивнула. — Я не понимаю, как это произошло?

Эдвард поцеловал ее в лоб и бессовестно ей ухмыльнулся. — Ну, моя дорогая. Если ты не знаешь как это произошло, тогда совершенно точно, я недостаточно доставил тебе удовольствие.

Она рассмеялась и вытерла слезы. — Очень смешно, профессор Мейсен. Я преклоняюсь перед вашим сексуальным мастерством. Я имею ввиду, как это возможно? Уролог сказал, что твоя вазэктомия не подвергалась обратной операции. Мы ждали… - Ее голос затих.

Он сжал ее сильнее.

- Я должен тебе признаться.

У Беллы чуть сердце не остановилось.

Он не мог, подумала она.

- Ты помнишь, когда мы спускались к гробнице св. Франциска после нашей свадьбы?

- Да, - всхлипнула она.

- Я… молился, пока мы там были. — Сказал он нерешительно.

- Я тоже.

Он отодвинулся, чтобы посмотреть ей в глаза.

- Мне следовало сказать тогда или чуть позже. Когда я молился, я молился о ребенке.

Белла не отреагировала на его признание.

- Я не ожидал, что мои молитвы будут услышаны. — Он неловко улыбнулся. — Я до сих пор не могу привыкнуть к мысли, что Бог вообще слушал меня, не говоря уже о том, чтобы удовлетворить мою молитву. Я планировал выполнить наше соглашение — мы ждали, пока мы будем готовы, и тогда я сделал бы обратную операцию. Я также был согласен на усыновление, ты же знаешь. — Он глубоко вздохнул. — Но я не мог удержаться и просил о ребенке, одном ребенке, которого мы зачали вместе.

Белла начала смеяться.

Эдвард беспокоился, что у нее начнется истерика.

- Садись сюда. — Он помог сесть ей в кресло, затем присел на корточки перед ней, взял ее руки в свои.

- Прости, Изабелла. Нам следовало быть более осторожными.

Она посмотрела в его глаза, подалась вперед и легко его поцеловала, потом подняла руку чтобы погладить его взъерошенные волосы.

- Тебе не нужно извиняться за то, что просил у Бога подарок или за то, что хотел иметь ребенка со своей женой. Я просто в шоке. Но я тоже должна тебе признаться. Я тоже молилась о ребенке. — Она поцеловала его, так как увидела его удивленное выражение лица. — Я полагаю, Бог смилостивился над нами и ответил на наши молитвы.

Эдварду потребовалось время, чтобы понять ее признание, но когда он понял, поцеловал ее долгим и прекрасным поцелуем.

- Так ты не расстроена? - его голос был беспокойным.

- Я удивлена. Я не готова. Но я очень, очень счастлива.

Его сердце было переполнено чувствами. — Я тоже счастлив. Очень счастлив.

С того дня он всегда ходил с Беллой ко врачу. И когда подошло время делать УЗИ, чтобы узнать пол ребенка, он был единственным, кто пролил слезы, узнав, что у них будет девочка. Он сделал копии снимка УЗИ и сразу поставил их в рамки, но он сопротивлялся желанию выставить их за пределами их спальни.

Тем не менее, он не поддержал любые попытки Беллы обчудить потенциальное имя ребенка, вот почему они окрестили малыша «Спринг Ролл». Как только тошнота Беллы прошла, она странным образом зациклилась на тайской кухне, это длилось всю беременность. В какой-то момент Эдвард предположил, что она на 75% состоит из весенних рулетиков.

Несмотря на то, что проходили беззаботные дни в проектировании детской и сладкие ночи физической любви, и его рука лежала на растущем животе жены, Эдварду было страшно. Столкнувшись с возможной смертью Беллы и нерожденного ребенка, он начал проводить много времени в молитвах и спокойном созерцании, признавая свою полную неспособность контролировать свою судьбу или судьбу окружающих его людей.

Хотя христианские традиции вдохновляли и утешали его, он обнаружил, что все время возвращается к тексту молитвы св. Франциска:

- Дай мне, Господи, быть орудием Твоего мира,
чтобы я приносил любовь ненавидящим,
прощение — обижающим,
примирение — враждующим,
веру — сомневающимся,
надежду — отчаявшимся,
радость — скорбящим,
чтобы я приносил свет во тьму.
Дай мне, Господи, утешать, а не ждать утешения,
понимать, а не ждать понимания,
любить, а не ждать любви,
ибо, кто дает, тот обретает,
кто о себе забывает — находит себя,
кто прощает — будет прощен,
кто умирает — воскресает для жизни вечной.

Аминь.


Эдвард обнаружил, что единственную вещь, которую он может контролировать, это себя и то, как он обращается с другими людьми. И он должен предоставить свою любимую жену и ребенка в руки Божьи.

Бог заботится о Майе и Эсми. Эдвард мог доверить Ему свою семью.

-

Декабрь 2012

Больница Маунт Оберн


- Белла? - он держал ее за руку, когда началась следующая схватка. Он бдительным оком наблюдал за монитором, чтобы сказать, когда схватка начнет спадать, потом он будет нежно поглаживать ее пальцы или лоб и хвалить ее.

- Ты хорошо справляешься.

А вот Эдвард нет. Он был растрепанный и нервный, если бы у него было время над этим подумать, и был крайне обеспокоен. Несмотря на то что они были в самой большой больницу Бостона и здесь был самый лучший медицинский уход, он был в ужасе. Хотя он не показывал слезы, он молча молился снова и снова, чтобы Белла и Спринг Ролл были здоровыми.

Незадолго до девяти вечера у Беллы началась лихорадка, доктор Рубио назначила антибиотики внутривенно. Эдвард жевал губу, когда смотрел как сестра повесила еще одну емкость с жидкостью рядом с другими жидкостями, которые медленно капали в руку его жены.

Вскоре врач проткнул околоплодный пузырь и сказал Белле тужиться. Ее эпидуральная анастезия только немного ослабила боль, большая ее часть осталась. И Белла до сих пор чувствовала нижнюю часть своего тела.

Сестра Венди держала ее за одну ногу, Эдвард за другую. Она тужилась при каждой схватке, и хотя акушерка и Эдвард подбадривали ее, мало что произошло. В конце концов акушерка признала то, чего боялся Эдвард, Спринг Ролл упорно сохраняла поперечное предлежание и была расположена слишком высоко, чтобы использовать щипцы.

Белла слабо застонала от этой новости, истощенно рухнула обратно на кровать.

- Что это значит? - тихо спросил Эдвард, руки сжались в кулаки.

Доктор Рубио поджала губы.

- Это означает, что мы должны делать экстренное кесарево сечение. Частота сердечных сокращений ребенка начала увеличиваться, у вашей жены лихорадка и вполне возможно есть инфекция. Я буду собирать бригаду хирургов, но нам надо это сделать прямо сейчас.

- Со мной все в порядке, - сказала Белла. Она устала. Так устала. Мысль о том, что все скоро закончится, принесла облегчение.

- Ты уверена? - Эдвард нервно сжал ее руку.

- Других вариантов нет, мистер Мейсен. Я не могу достать ребенка в том положении, в котором он сейчас, - голос доктора Рубио был тверд.

- Вообще-то, доктор Мейсен, - отрезал он, его измотанные эмоции взяли над ним верх.

- Дорогой, расслабься. С нами все будет хорошо. — Белла едва улыбнулась и закрыла глаза, принуждая себя расслабиться во время схваток, которые продолжали скручивать ее тело.

Эдвард пробормотал свои извинения в целомудренном поцелуе и нескольких словах утешения, прежде чем комната Беллы стала эпицентром активности. Пришел анастезиолог и задал несколько вопросов, Венди увела Эдварда чтобы он мог переодеться в медицискую форму, и доктор Рубио стала отдавать приказы другим сестрам. Он не хотел, чтобы его разделили с Беллой, даже на мгновение. Он провел с ней рядом много часов, кормил ее ледяной крошкой и держал за руку. Но раз уж он решил быть с ней в операционной, и она должна быть стерильной, он согласился переодеться. Он тайком послал смс своим родственникам, отцу Беллы и Ребекке, объясняя новое положение вещей.

В его отсутствие Белла просто закрыла глаза и сконцентрировалась на дыхании, то есть пока лежала в операционной, и доктор Рубио начала трогать то место, где должен быть разрез.

- Я чувствую, - сказала Белла явно встревоженно.

- Ты чувствуешь тут давление?

- Я чувствую как вы сжимаете кожу. И это некомфортно.

Эдвард сел рядом с Беллой, перед экраном, который блокировал ее нижнюю часть тела от его взглядов. Он взял ее за руку.

- Тебе больно?

- Нет, - сказала она в панике. — Но я все еще могу чувствовать боль. Я боюсь, что буду чувствовать как меня будут резать.

Доктор Рубио повторила тест, ущипнула и скрутила кожу Беллы, и Белла настаивала, что может чувствовать каждое прикосновение.

- Мы должны отключить ее, - объявил анастезиолог, быстро стал готовить общий наркоз.

- Это тяжело для ребенка. Дайте ей что-нибудь другое, - возразила доктор Рубио.

- Я не могу ей дать больше. Я дал оптимальную дозу. Я вырубаю ее.

Белла посмотрела в добрые глаза анастезиолога. — Простите, - прошептала она.

Анастезиолог улыбнулся ей и похлопал по плечу. — Дорогая, тебе не за что извиняться. Я делаю это постоянно. Когда одену маску, просто дыши глубже.

Эдвард начал задавать вопросы, так как бригада хирургов суетилась вокруг него. Белла сжала его руку, чтобы он не терял самообладание. Ей нужно, чтобы он был спокойным. Ей нужно было, чтобы он смотрел на нее, пока она засыпает. Ей нужно, чтобы он был сильным.

Последнее что она слышала перед тем как уснуть, был голос Эдварда, который уверял ее, что будет с ней, пока она не проснется.

В такие моменты, как этот, Эдвард жалел, что не пошел в медицинскую школу. Он чувствовал беспомощность, когда бригада хирургов говорила на своем профессиональном языке, который понятен только им. Каждое движение, каждый комментарий вызывал волну страха вокруг него, и поскольку все было скрыто экраном, он не видел что делали акушерки. Он сжал руку Беллы, заставляя себя успокоиться, пока бригада хирургов не испустила коллективный вздох.

Красивую девочку с густыми, темными волосиками на головке, достали из мамы и быстро укутали. Медсестры очистили ребенка и тщательно его проверили, выполняя несколько различных тестов, прежде чем отдать ее отцу.

- Восемь фунтов четырнадцать унций (примерно 4, 028 кг — примечание переводчика). Хороший вес для ребенка. - Венди положила ребенка в руки отцу.

Эдвард начал плакать от осознания реальности новой жизни, жизни, созданной им и его любимой Изабеллой, в то время как эта реальность смотрела на него. Когда обрезали пуповину, помыли и перепеленали ребенка, Эдвард вернулся к жене, чтобы познакомить ее с дочерью.

Но Белла просто неподвижно лежала. Она не выглядела спящей. Она выглядела мертвой, ее тело бледное и безжизненное.

- У нее кровотечение. Уведите его сейчас же, - доктор Рубио указала на Эдварда перепачканной кровью перчаткой, и он обнаружил, что его уводят от опреационного стола.

- Что случилось? С ней все будет в порядке?

- Мы позаботимся о ней, но вам нужно уйти. — Акушерка обратила свое внимание обратно на Беллу, и шипела на своих помощников.

- Вы можете подождать жену в послеоперационной палате. Это следующая дверь. — Медсестра вывела его за дверь, подальше от Беллы.

Уйти от своей бессознательно лежащей жены, держа на руках новорожденную дочь, было самым сложным, что ему приходилось делать. Слезы текли по его лицу, когда он прижимал маленький сверок к сердцу, молился, чтобы с Беллой было все хорошо.

-

Прошло еще сорок пять минут, прежде чем Беллу вывезли из операционной в послеоперационную палату. Для Эдварда эти сорок пять минут были самыми длинными в его жизни. Как только он увидел ее, и доктор Рубио заверила его, что кровотечение остановлено, и что с ней все будет хорошо, он произнес молчаливую молитву благодарности.

Через час Белла зашевелилась, немного дернулась и открыла глаза.

- Милая, познакомься с дочерью. Она красавица. И у нее есть волосы. — Эдвард поднял ребенка, чтобы Белла могла ее видеть.

Взгляд Беллы был несфокусированным, потом она закрыла глаза.

Он еще раз покачал ребенка у себя на груди.

- Дорогая? Ты меня слышишь?

- Ей понадобиться время, чтобы придти в себя. Но она в конце концов проснется. — Голос медсестры ворвался в мысли Эдварда, когда он думал, что она недовольна ребенком.

- Твоя мама звала тебя Спринг Ролл, потому что была одержима тайской едой в течение месяцев. — Ребенок потянулся и пискнул, прежде чем снова уснуть.

На телефон Эдварда пришло несколько смс, и он быстро их проверил. Карлайл, Элис и Чарли летят одним рейсом и прибудут поздно вечером. Ребекка готовила дом к наплыву гостей и все говорили какая красивая (и элегантно причесанная) была малышка.

- У нее есть волосы? - Белла наконец очнулась, первое что она заметила, были темные пряди, которые выглядывали из-под фиолетовой вязаной шапочки, которую медсестра одела на голову ребенка.

- Да. Много темных волос. Темнее, чем даже твои. — Эдвард улыбнулся и положил ребенка на грудь Беллы, где она сразу же прижалась к коже матери.

- Она красавица, - прошептала Белла.

- Да, как мама.

Белла захихикала и нежно прижалась губами к головке ребенка.

- Я так не думаю. У нее твое лицо. И я думаю, у нее твои волосы.

Эдвард рассмеялся. — Ей повезет, если у нее будут не мои волосы. У нее самые большие голубые глаза, которые ты когда-либо видела, но она не любит их открывать.

Белла подняла голову, чтобы проверить лицо ребенка, прижимая ее еще ближе.

- Тебе больно?

Белла немного поморщилась. — Да. Немного некомфортно. Я чувствую как будто меня распилили пополам.

- Я думаю так и есть.

Она вопросительно посмотрела на него.

- Нет, дорогая, я не видел. — Он нежно поцеловал ее. - Нам следует подумать как мы назовем ее. Ее дедушек не обрадует, если мы зовем ее Спринг Ролл.

- Как насчет Клер?

Эдвард задумался над этим на мгновение.

- Мне нравится имя Клер, но раз уж мы молились у гробницы св. Франциска, мы должны назвать ее Фрэнсис.

- Святая Клер была другом Франциска. Мы могли бы назвать ее Клер и Эсми было бы ее вторым именем.

Эдвард поймал взгяд Беллы и почувствовал, что его осенило. — Как насчет Клер Эсми Хоуп? Она представляет собой кульминацию стольких надежд и радостей…

- Клер Эсми Хоуп Мейсен. Прекрасно. — Выдохнула Белла, поцеловала Клер в крошечную щечку.

Эдвард посмотрел на жену и дочку и увидел как вся оставшаяся жизнь пронеслась у него перед глазами. Праздники на День рождение, первые дни в школе, семейные каникулы, Хэллоуин и Рождество, крещение и первое причастие, свадьба, в которой он удостоится чести вести Клер под венец…

Никто не сможет заменить Майю или Эсми. Эдвард знал, что людей заменить нельзя. И потеря ребенка — это потеря, и неважно сколько детей впоследствии имеет пара. Шрамы, которые накопились со временем у Эдварда, некоторые из них возникли по его собственной вине, никогда не исчезают полностью.

Но маленькая Клер представляла веру, надежду и любовь. Веру в то, что где-то там есть Кто-то, кто слышит сказанные шепотом, мучительные молитвы о помощи, и надеется, что добро преодолеет отчаяние и скорбь. И любовь мужчины к своей прекрасной жене и драгоценному, драгоценному ребенку.

- Да, ее имя идеально. Она идеальна. — Эдвард поцеловал Изабеллу и Клер и обнял их обоих.

- Мои милые, милые девочки.

Он будет бодрствовать всю ночь, глядя на них, и он будет здесь, когда их глаза откроются утром.

Дополнения к главе:

Марк Коен — The Things We've Handed Down - http://www.youtube.com/watch?v=pqyc7lWi9xc

Кейт Буш — This Woman's Work - http://www.youtube.com/watch?v=pSCQPSrlNbk

Мэтью Барбер — Modern woman - http://ilike.myspacecdn.com/play#Matthew+Barber:Modern+Woman:82369039:m12993687

Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (03.08.2012)
Просмотров: 4353 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 4.9/35
Всего комментариев: 8
0
8   [Материал]
  Немного смущает, что от известия о том, что Белла беременна (т. е. уже на небольшом сроке) до родов проходит год

7   [Материал]
  Очень мило hang1 спасибо за историю

6   [Материал]
  Замечательная история. Спасибо.

5   [Материал]
  Такое счастливое тепло на душе)
Самый лучший финал для этих героев) Они его искренне заслужили)
Спасибо огромное за перевод!  lovi06032

4   [Материал]
  автор совершенно не в курсе женской физиологии fund02002
хм, а роды просто из области фантастики...
спасибо за перевод.

3   [Материал]
  Это так мило hang1 hang1 hang1

2   [Материал]
  Мне особенно понравилось, что узнали они о ребенке в декабре, и родила она также в декабре. Беременность 12-13 месяцев - это что-то!

1   [Материал]
  Очень мишо. Спасибо lovi06032

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]