Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


УЭМ
Ауттейк 3. часть 1.

Конец сентября 2003 года

Эсми и Белла

Форкс, Вашингтон


Белла сидела за столом на кухне Эсми и ела домашнее шоколадное печенье. Элис и Джаспер привели ее в дом Калленов после уроков, но почти сразу же оставили, пошли покупать молоко. Ну по крайней мере они так сказали.

- Элис сказала, что тебя беспокоит какой-то мальчик в школе. — Голос Эсми был низким и мелодичным.

- О. Ничего страшного.

- Она сказала такое уже происходило раньше.

Белла вытерла руки о старые джинсы и посмотрела на колени

- Мистер Молина задал вопрос Тревису Джонсу о «Убить пересмешника» (книга Харпера Ли — примечание переводчика). Когда он не смог ответить, мистер Молина вызвал меня, - сказала она как будто защищаясь.

Эсми равнодушно взяла печенье. — Какой был вопрос?

- Кто является прототипом героя Дилла.

- Кто?

- Труман Капоте.

Эсми одобрительно улыбнулась. — Я этого не знала. Ты молодец.

- Убить пересмешника — одна из моих любимых книг, - тихо объяснила Белла.

- Это замечательная книга. Но тебе не стоит стыдиться того, что ты начитанный человек. Тебе не стоит это скрывать только для того, чтобы парень чувствовал себя хорошо.

- Да. Я знаю. — Белла положила недоеденное печенье обратно на тарелку и вздохнула.

- Всегда найдутся люди, которые будут пытаться подорвать твою репутацию, когда ты чего-то достигла. Даже у Матери Терезы есть недоброжелатели. Можешь себе представить? Кристофер Хитченс назвал ее мошенницей. — Эсми невесело засмеялась. — Но ты за них не несешь ответственности, они сами за себя отвечают. И ты не можешь позволить, чтобы глупый мальчишка не дал тебе блистать в школе. — Она мгновение колебалась. — Вероятно, ты тоже самое слышала от Рене.

- Я не разговаривала с ней с того момента, как переехала сюда.

Эсми заметила грустное выражение лица Беллы и быстро похлопала ее по руке.

- Очень жаль слышать это. Я знаю, очень трудно переезжать на новое место и начинать учебу в старших классах, где все знают друг друга с детского сада. Ты должна остаться на ужин и провести время с Элис и Джаспером. Я делаю лазанью.

Белла была настроена скептически, но искреннее выражение лица Эсми развеяло все ее сомнения.

- Я с удовольствием останусь на ужин. Спасибо.

- Хорошо. — Эсми подтолкнула тарелку с печеньем к Белле, предлагая взять еще.

Белла отказалась и вернулась к своему недоеденному печенью.

- Мистер Молина спросил меня, что еще я знаю о Трумэне Капоте перед всем классом. Я думаю, он был удивлен, что я вообще о нем слышала, поскольку он не входит в список школьной литературы.

Эсми кивнула, побуждая ее продолжить.

Белла взволнованно пробежалась пальцами по своим длинным, каштановым волосам.

- Я сказала ему, что читала Другие голоса, Другие комнаты. Затем, у нас все закончилось дискуссией о том, как Капоте и Харпер Ли описывали детей в своих романах. Пол класса хихикали. — Щеки Беллы окрасились смущением.

- Каким образом ты пришла к чтению Трумэна Капоте?

- Я проводила много времени в библиотеке, когда жила в Финиксе. Библиотекарь часто давала мне почитать книги. Ей нравилась южная литература; Трумэн Капоте, Фланнери О'Коннел, Уокер Перси. — Белла предложила эту маленькую подробность, чтобы объяснить, почему она так начитана в свои семнадцать лет, но истинная причина, почему она проводила много времени в библиотеке, была скрыта даже от Элис и Эсми.

- Это замечательно, иметь такую поддержку. Подожди, пойдешь в колледж. Тебя будет ждать целый новый мир книг и идей. Ты можешь изучать все, что захочешь. Можешь изучать американскую литературу.

Белла неудобно поерзала на стуле. — У моего отца мало денег. Я не уверена, что смогу пойти в колледж.

Эсми задумалась на мгновение.

- Ты можешь учиться заочно или по вечерам. Ты можешь посещать двухлетний колледж или брать уроки интерактивно, а затем перевестись в университет Вашингтона. Образование очень важно. Это то, что никто не может отобрать у тебя. Это инвестиции в самого себя. Это твой билет из Форкса.

- Это несомненно, - пробормотала Белла.

- Если ты научно одаренный человек, ты должна усердно работать в школе и подать заявку на стипендию. Не у каждого есть такой талант. Элис вообще не любит школу. Ей нравятся социальные аспекты, но она лучше предпочтет заниматься чем-то другим, чем-то креативным.

- Элис и Джаспер очень добры ко мне.

- Я рада это слышать. Меньшего от них я и не ожидаю.

- Старший брат Элис, Эдвард, выиграл несколько стипендий в Дартмуте. Когда он выпустился, он был в состоянии пойти в Оксфорд, а затем в Гарвард. Но большая часть его образования была профинансирована его стипендиями.

- Вы должно быть им очень гордитесь. — Щеки Беллы слегка порозовели.

На лице Эсми мимолетно отразилась грусть.

- Эдварда не волнует Форкс. Но он был очень популярным у своих учителей и очень успешен в школе. Я хочу тебя познакомить с ним. Он точно разделяет твою страсть к чтению. И он даст тебе совет как подать заявление на стипендию, куда пойти в колледж и т.д.

Щеки Беллы стали еще розовее от такого любезного приглашения. Она хотела иметь возможность встретиться и поговорить с человеком, чью фотографию она похитила с настенной доски Элис. Она хотела знать, такой же ли он привлекательный как на фотографии. Несомненно, он был так же умен, как и привлекателен.

- Я с удовольствием с ним познакомлюсь, - сказала она застенчиво.

-

Сентябрь 2006

Кэтрин Пиктон и Эдвард Мейсен

Торонто, Канада


Кэтрин Пиктон сидела на краю своей двуспальной кровати, сжимая старые черно-белые фотографии.

Плохие новости распространяются быстро, и еще быстрее, когда получатель находится в ожидании страданий. Жестокость путешествует на крыльях, кажется, в то время как любовь движется со скоростью черепахи. Скоростью пьяной черепахи.

Конечно, она не побеспокоилась сказать Кэтрин хоть что-нибудь. Нет, Кэтрин должна была обнаружить это в электронной почте. Электронное письмо от знакомого в Оксфорде принесло плохие новости.

Кэтрин свернулась калачиком на покрывале и плакала.

-

Профессор Сантос был доволен. Очень доволен. Его кафедра наняла недавно большую шишку, профессора из Гарварда, успешно перекупив и устранив из переговоров Стэнфорд и Университет Чикаго. Несмотря на то что это влетит в копеечку с точки зрения заработной платы и пособий, это того стоило. Эдвард Э. К. Мейсен уже был очень уважаемым за его первую монографию о Данте и Беатриче. Со временем, Сантос не сомневался, что Мейсен станет следующей Кэтрин Пиктон.

Пружинящим шагом профессор Сантос вошел в свой офис в Центре Средневековых Исследований в начале сентября. Он обменялся любезностями с миссис Коуп, своей способной секретаршей, и налил себе кофе. Затем положил свой дорогой портфель на стул и поверил электронную почту.

Вскоре он понял, что у него проблема. Большая проблема.

Кэтрин Пиктон сообщила, что ее бывший наставник и руководитель диссертации, профессор Хаттон, был неизлечимо болен в Оксфорде. Кэтрин отчаянно хотела встретиться с ним, пока он не умер.

Но было два препятствия. Несмотря на то, что она была на пенсии, профессор Пиктон провела последний семинар по Данте во время осеннего семестра. У нее была запланирована серия публичных лекций о сеятелях общественного раздора в Аде Данте и зле ксенофобских высказываний. Из-за предмета лекции, недавнего законодательного акта Палаты Общин о ксенофобских высказываниях, эти лекции были широко разрекламированы далеко за пределами Университета Торонто и должны были показываться по CBC.

Профессор Пиктон была бы не в состоянии сдержать свое слово, поэтому она приняла решение ценой неимоверных личных затрат провести свой семинар и лекции. Ей пришлось бы сделать головокружительное путешествие в Оксфорд на несколько дней, чтобы сказать свое последнее прощай, и затем вернуться. Она просила передвинуть в графике всего один ее семинар.

Профессору Сантос очень хотелось предоставить ей длительный отпуск, учитывая характер ее просьбы и собственное чувство глубокого сострадания. Было совершенно очевидно, что Кэтрин переживала сильный стресс. А если учесть болезнь профессора Хаттона и тот факт, что его перевели в хостпис, было более чем вероятно, что большинство его друзей и бывших студентов захотят попрощаться. Кэтрин скорее всего понадобится больше чем несколько дней, чтобы повидаться с ним.

Единственный человек на его кафедре мог помочь ей и учитывая довольно дерзкое поведение этого человека, профессор Сантов сомневался, что он сам способен сделать это. Но попытаться стоило. Он подошел к столу миссис Коуп и попросил ее назначить встречу с профессором Мейсеном как можно скорее.

-

Два дня спустя профессор Мейсен стоял на крыльце дома профессора Пиктон и дважды постучал в дверь. Его высокомерие и гордыня были несоизмеримы с его возрастом и опытом, несмотря на факт, что он считался очень яркой звездой на своем курсе в Гарварде и имел множество заманчивых предложений о работе. Но профессор Пиктон была ведущим специалистом по Данте в мире на тот момент, и даже большое эго Эдварда испугалось ее.

Как только профессор Сантос упомянул о затруднительном положении Кэтрин, Эдвард немедленно вызвался взять на себя ее обязанности и при этом отверг любое снижение учебной нагрузки или дополнительные компенсации. Он сказал, что был счастлив помочь, и не требовал ничего взамен.

Профессор Сантос был так доволен Эдвардом и в будущем обещал оказать ответную услугу. Эдвард сомневался, что это ему понадобиться когда-нибудь, но был благодарен. Вот так он оказался на крыльце в семь часов вечера в четверг, нес с собой очень дорогую бутылку портвейна и нервно поправлял шелковый галстук.

- Ах, - сказала Кэтрин, когда открыла дверь. — Эдвард. Входи.

Она восхищенно оценила молодого преподавателя, пока он стоял в холле, в твидовом пиджаке и шерстяных брюках и несколько обеспокоенно смотрел на нее сквозь очки в роговой оправе.

- Спасибо, что пришел.

- С удовольствием, профессор Пиктон. — Он церемонно ей поклонился и протянул бутылку портвейна.

Она тоже ему поклонилась, с благодарностью взяла бутылку и повела его в свой кабинет, прежде чем исчезнуть на кухне, чтобы принести тарелку с сыром, чатни (индийская кисло-сладкая фруктово-овощная приправа к мясу — примечание переводчика) и фрукты.

- Может мне открыть портвейн или вы предпочитаете что-то другое?

Эдвард посмотрел в сторону на буфет, рассматривая довольно дорогую бутылку Лагавулина. — Виски было бы неплохо.

Кэтрин широко улыбнулась. — Вот это мне по сердцу. Тогда виски.

Через несколько минут двое преподавателей чокнулись бокалами и дружелюбно разговаривали перед камином. После вежливого обмена любезностями Кэтрин пытливо уставилась на него.

- Что побудило помощника профессора, который преподает первый год, вести дополнительные семинары в сжатые сроки и провести серию публичных лекций безвозмездно?

Эдвард сделал еще глоток виски. — К лекциям прилагается вознаграждение.

Кэтрин отмахнулась от его замечания морщинистой рукой. — Я видела контракт. Оно не такое большое. Я рада, что ты получишь вознаграждение, но ты не можешь делать это из-за денег. Оно того не стоит, учитывая сколько времени потребуется приготовиться к лекциям. Можно вполне делать это за бесплатно.

Эдвард понимал, что лучше не отмахиваться от такой важной персоны, поэтому он сохранял молчание и сидел неподвижно.

- Лекции будут проходить в Харт Хаус под председательством генерал-лейтенанта Ромео Далера. Ты знаешь его?

- Ах, нет, не знаю.

- Он был командующим миссии ООН в Руанде в девеностых годах. Он резко высказывается о пропаганде ненависти. Он обаятельный и не будет винить тебя за то, что ты не знаешь его. Но ты должен узнать.

- Я узнаю, - пообещал он, и сделал себе в уме заметку, чтобы сходить в библиотеку Robarts Library на следующий день и исследовать карьеру офицера. Он оправдывал свой пробел в знаниях канадской истории тем, что был специалистом по Возрождению. Он никогда особо не посещал уроки канадской истории, даже в выпускном классе, потому что не видел в этом необходимости.

(В скобках следует отметить, что канадские университеты не предлагают курсы по истории Эдварда Мейсена).


Кэтрин налила в бокал ему и себе еще виски.

- Независимо от причин, побудивших тебя помочь мне, теперь я твоя должница.

- Вы мне ничего не должны. Я рад помочь вам, профессор Пиктон, и честно говоря, для меня это хороший опыт. Вы дали возможность моей карьере дальше развиваться. Спасибо.

- Бред собачий. Я дала тебе чертовски много работы в такой короткий срок.

Он робко улыбнулся ей, и она задумчиво склонила голову набок.

- Я не уверена, что тебе сказал профессор Сантос, но вполне вероятно меня не будет целый семестр. Это значит, что тебе придется вести мои семинары в полном объеме.

- Это не проблема.

Кэтрин кивнула и поиграла со своим бокалом, как будто раздумывая над чем-то. Наконец она заговорила.

- Я уверена, ты понаслышке знаешь профессора Хаттона. Он был моим руководителем в Оксфорде. В те времена некоторые профессора отказывались курировать женщин-студенток. Колледж Ориель, его колледж, не допускал женщин до 1985 года.

- Вы были там во времена деятельности Инклингов?

Кэтрин подавила улыбку. — Они приостановили встречи в 1949 году, когда мне было восемь лет.

Эдвард начал заикаться от смущения. — Прощу прощения. Я не имел ввиду — а-а — именно — простите меня.

- Инклинги были колоссальными, поэтому я не удивлена, что ты спрашиваешь о них. Как и старый Хат, так мы звали моего руководителя. Он был другом Джека Льюиса и профессора Толкиена. — Улыбка быстро покинула ее лицо. — У старого Хата диагностировали рак поджелудочной железы. Он очень болен.

- Мне очень жаль, - сказал Эдвард. — Пожалуйста, примите мое глубокое сочувствие.

- Его жена всегда недолюбливала меня. Когда я приеду в Оксфорд, я уверена, что она будет мешать мне отдать последнюю дань. Своего рода финальная кара. Вот почему я вероятно буду отсутствовать целый семестр. Вероятно займет шесть недель, появляться каждый день и падать ниц, чтобы убедить ее дать мне пять минут встретиться с ним. И учитывая его болезнь, может оказаться слишком поздно.

- Как можно быть такой жестокой?

Кэтрин посмотрела на Эдварда и его взгляд был искренним. - Ты задаешь этот вопрос после Холокоста? После геноцида в Руанде? Человеческие существа могут быть невероятно жестокими на словах и на деле. Но я полагаю, ты уже это знаешь, в противном случае, ты был бы не способен прочитать серию лекций о ненависти на CBC.

Эдвард застенчиво кашлянул и поправил очки.

- В случае со старым Хатом, я была жестокой, теперь я расплачиваюсь за это в течение всех этих долгих лет. Теперь миссис Хаттон предоставилась возможность насладиться местью, с процентами.

- Мне жаль.

Кэтрин одним глотком допила виски. — Не стоит. Ты дал мне возможность обрести мир с собой, с ними обоими, прежде чем он умрет. Я всегда буду твоей должницей. Но хватит обо мне. Расскажи мне о своем исследовании. Мне интересно больше узнать об ученом, который в скором времени заменит меня.

Эдвард отставил бокал в сторону на столик и нетерпеливо наклонился вперед.

- Моя первая книга о сексуальности и любви в Аде Данте…

-

Октябрь 2009

Эдвард, Белла и Таня

Торонто и Кэмбридж, Массачусетс


Ауттейк из Главы 10

- Я полагаю мы должны начать сейчас обсуждать ваш план диссертации, мисс Свон.

Эдвард изменил тон так, чтобы Белла поняла, что они снова общаются на профессиональной основе, несмотря на факт, что они делили пиццу в Caffé Volo.

Она сделала глубокий вдох и начала описывать свой проект, используя имена Паоло и Франчески, Данте и Беатриче. Эдвард почувтвовал как что-то шевельнулось внутри него, когда услышал как ее рубиновые губки произносят имя его ангела, но это волнение грубо оборвал его iPhone.

Ему не нужно было смотреть на телефон, чтобы определить ,кто звонит, рингтон сказал сам за себя.

Таня.

Зловещий звон Биг Бена олицетворял его вину и обязательства, и тот факт, что ее никогда, никогда нельзя проигнорировать.

Как будто он был марионеткой, танцующей на веревочке, он поднял палец, чтобы Белла остановилась.

- Я должен ответить. Извини.

Он встал и быстрым движением ответил на звонок. — Таня?

- Эдвард! О, Эдвард! - Таня рыдала в трубку. Ее речь была приглушенной и невнятной.

Он быстро отошел от стола и вышел в соседнюю комнату.

- Что случилось? Где ты?

- Я попала в аварию с Мерседесом.

- Где ты?

- В Кэмбридже.

- С тобой все в порядке?

- Я сбила кого-то! Ты должен приехать и забрать меня. Пожалуйста! - она была в истерике и кричала в трубку.

- Кого ты сбила, Таня?

Звуки громких мучительных рыданий наполнили уши Эдварда.

Он ходил взад-вперед. — Таня! Таня? Черт, кого ты сбила?

- Минивэн. Там были дети. Я видела маленькую девочку… - Ее голос сбился от еще больших рыданий.

- Слушай, не двигайся. Ты слышишь меня? Жди в машине полицию и скорую. И что бы ты ни сделала, не говори ни с кем.

- Ты должен приехать и забрать меня! Что если они меня в тюрьму посадят?

- Они не отправят тебя в тюрьму. Скажи им, что ты ранена и тебе нужно в больницу. Не признавай, что ты пила. Я сяду на следующий рейс из Торонто в Бостон.

- Это не достаточно быстро! - завизжала она. Ее визг пронзил его ухо.

Он отодвинул телефон от уха, пока ее истерика немного не утихнет.

- Таня, слушай меня, никто не отправит тебя в тюрьму. Скажи им, что ты головой ударилась. Скажи им, чтобы отвезли тебя в больницу Маун Оберн. Я приеду как только смогу.

- Эдвард, что если я убила ее?

Эдвард помолчал немного, подбирая слова, волна ужаса нахлынула на него.

- Не разговаривай ни с кем. Я скоро буду.

Он положил трубку и сильно зажмурился. Он не знал какое божество в прошлой жизни он одурачил, но было совершенно очевидно, что это божество сейчас наслаждалось своей местью.

Я всегда буду проклят?

Я никогда не обрету мир?

Эдвард позволил себе минуту роскоши жалости к себе, затем расправил плечи и пошел искать Райли, их официанта.

Когда он вернулся к Изабелле, он не стал садиться.

Она подняла на него широко распахнутые, обеспокоенные глаза. У него сжалось сердце от искреннего сочувствия в ее глазах. Она была нежная и добрая, тихая и прощающая. Разительный контраст с Таней, с разных сторон. С очень многих разных привлекательных сторон. Но она была его студенткой и подругой Элис.

- Мне нужно идти. Извини. Я заплатил за ужин и попросил Райли найти тебе такси, когда ты закончишь.

- Я могу пешком пройтись. — Она наклонилась, чтобы взять свою сумку.

Он вытянул руку, чтобы остановить ее.

- Конечно нет. Не так поздно вечером в одиночку и на Йонге Стрит. Вот. — Он достал пятьдесят долларов из бумажника, сложил ее пополам и положил на стол. — На такси и если ты захочешь еще чего-нибудь съесть или выпить. Пожалуйста останься и закончи ужин. Не уходи из-за меня. И забери оставшуюся еду домой.

Белла покачала головой. — Я не возьму твои деньги.
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Kindy (03.08.2012)
Просмотров: 2950 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 4.9/25
Всего комментариев: 1
1   [Материал]
  girl_blush2

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]