Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


В постели с чудовищем. Глава 38

Глава 38. Обманы

от Беллы 

Дерьмо! Что же это? Восьмой раз я была вынуждена возобновить подсчёт? 

Что я никак не могла понять, так это причину, по которой не бросила попыток отслеживать путь. Вообще не представляла, сколько времени прошло с той минуты, когда Джеймс приказал мне нацепить эту повязку. Точно, что много… подсчёт позволял мне как бы отстраниться от прочих мыслей – ну, почти. Когда мысли врывались в голову, я путалась в цифрах. 

Это так же помогало мне отвлечься, когда Джеймс поглаживал меня по бедру. Я старалась отодвинуться подальше, когда его прикосновения становились уж слишком интимными. Мне не хотелось, чтобы он трогал меня, а его злило, что я ёрзаю. Позже я обязательно за это поплачусь, если, конечно, не смогу убежать. А если не убегу, то не выживу, поэтому сейчас я выкручивалась, как могла, пускай и вызывая раздражение в Джеймсе. Но уже длительное время он меня не щупал, сосредоточился на вождении. Последнее, что ему нужно – попасть в аварию при попытке облапать свою пленницу. Однако по его сбивчивому дыханию я поняла, что он расстроен. 

Было как-то странно, что я не чувствовала того привычного страха, который охватывал меня перед его наказаниями. Возможно, я – вдруг неожиданно для самой себя – достигла совершенства в бесчувственной отстранённости. Может быть, я не понимала до конца, что это происходит. А может, мне теперь было всё равно. Или то, что я собиралась умереть вместо близкого мне человека, освободило мой разум от страха и сомнений, ведь таким образом всю ответственность за принятое решение я взяла на себя. Предстояло разыграть последний акт пьесы, где главным монстром выступал мой муж. Он до сих пор оставался последней преградой, стоящей между Эдвардом и мной. Если я должна умереть, чтобы освободиться… 

Машина замедлила ход, это вырвало меня из потока мыслей; а я ведь сбилась со счёта. Снова. По всей видимости, уроки выживания от Джаспера совсем не усвоились. Автомобиль продолжал сбрасывать скорость, подсказывая, что мы или остановимся, или съедем с автострады. 

Как только машина поехала тише, атмосфера изменилась. Постоянный шум мотора и шоссе затих, я напрягла уши, силясь услышать хоть что-то, что может дать мне подсказку. Я чётко различала каждый вздох Джеймса, каждое его движение: то, как его нога давила на тормоз, как щёлкал поворотник, как его рубашка слегка тёрлась о руль, когда он его поворачивал. Как скрежетал рыхлый гравий под шинами, когда колёса съехали с асфальта, как его ступня упёрлась в газ – двигатель заурчал и машина вновь набрала скорость. Каждый толчок, каждую рытвину на дороге – я чувствовала всё. Это звучало в моей голове, вызывая лёгкое оцепенение. 

Поскольку мы убрались с шоссе, то скорость замедлилась. Интересно, мы едем по городу или где-то ещё? Что там ждёт меня в конце? Хотя мы могли направляться к какому-нибудь ранчо. Джеймс мог отвезти меня в никуда, быстро убить и похоронить в безымянной могиле. Я почти убедила себя, что так и будет. По крайней мере, я не стану долго страдать… 

Да, мы явно покидали цивилизацию. Внезапно возникшая сила притяжения к спинке кресла указала, что теперь мы катим в гору. Непрекращающийся шорох гравия и ощущение езды по стиральной доске указывало на очень плохую дорогу. 

Казалось, прошла вечность, прежде чем машина, наконец, остановилась. После поворота с автострады прошло минут пять, но сколько минут отщёлкало с того момента, как Джеймс завязал мне глаза, было непонятно. Мы ещё посидели в машине, прежде чем Джеймс заглушил мотор. Я слышала, как он открыл дверь. Мгновение спустя я поняла, что одна в машине. И чуть не выпрыгнула из кожи, когда открылась пассажирская дверь. 

«Чёрт! Надо сохранять отстранённость, Белла! Сейчас не время терять контроль!» 

Я приказала себе успокоиться, когда Джеймс схватил моё предплечье и грубо вытащил из машины. Он разжал пальцы, а я споткнулась и неловко рухнула на землю. 

- Ой, - только и выдохнула я, когда плюхнулась в дорожную пыль и острые камешки. Запах пыли ударил в лицо. Я провела языком по губам, слизывая мелкий песок. Кожа была сухой и припудренной этой пылью. Я слышала, как захлопывается дверь автомобиля, и прежде чем успела сориентироваться, Джеймс снова потянул меня, поднимая на ноги. Боль в травмированном колене напомнила о себе, когда я заковыляла вслепую. Всякие мысли о быстрой смерти и безымянной могиле улетучились, когда я споткнулась о ступеньки. Джеймс, конечно, никак о них не предупредил. Я знала, это был его способ демонстрации моей полной зависимости от него; попытка сломить мой дух, унизить, заставить чувствовать вину за свои же увечья. Конечно, я внутренне всё отрицала. Это уже так сильно не влияло на меня. Значит, теперь ему будет не так легко сломить меня, как мне думалось. 

Джеймс ещё поднимался по ступенькам, когда я, пытаясь сохранить равновесие, буквально опираясь на одну ногу, несмотря на слишком большое напряжение в колене, всё-таки споткнулась. Это произошло уже наверху, когда я сделала небольшой шажок, а Джеймс дёрнул меня за руку и впечатал лицом в стену, я даже не успела сгруппироваться или выставить вперёд ладони. Моё ушибленное и распухшее лицо снова заболело. Джеймс опять делал это со мной. 

Чёрт бы его побрал! Я ненавидела его сильнее, чем это можно было выразить словами. И не видела смысла в его пытках, ведь, в конце концов, он собирался меня убить. Он потащил меня в здание; конечно, я снова споткнулась о порог и упала на пол. На этот раз Джеймс не шевельнулся, чтобы поднять меня. Я просто лежала на полу, задыхаясь от его грубости, и слушала, как задвигается глухой широкий засов на двери. Джеймс прошёл мимо меня и на минуту скрылся в глубине дома. Я терпеливо ждала, зная, что его лучше не провоцировать своим неповиновением. 

Сейчас мне необходима возможность убежать. Чем дольше я оттягиваю момент «наказания» или «воссоединения», тем больше шансы. Джеймс, наконец, вернулся и сорвал повязку с моей головы, попутно выдернув несколько волос, запутавшихся в узле. Я заморгала от приглушённого света, ударившего мне в глаза. 

- Пора привести себя в порядок, Мари, для меня, - засмеялся Джеймс, возвращая мне мои же слова и напоминая о намерениях на грядущую ночь. Он поволок меня, а затем перебросил через плечо, вероятно, не желая ждать, пока я соберусь с силами. От этого резкого движения мои уже совсем не белые балетки слетели с ног. Из-за повиснувших перед лицом волос мне не удалось хорошо рассмотреть обстановку домика, который Джеймс приобрёл для своих «увеселений». Усталость уже начала замещать оцепенение. Это сделает меня уязвимой, потому что разум уже не сможет блокировать реакцию на происходящее. 

Джеймс опустил меня и указал на ванную. 

- Прими душ и приведи себя в порядок. Надень одежду, которая лежит на подоконнике, - произнёс Джеймс и ухмыльнулся. 

Я захромала в ванную и хотела прикрыть дверь. 

- Оставь её открытой, Мари. – Джеймс подтащил стул и опустился на него: прямо напротив душа. Ему хотелось «шоу». Сглотнув желчь, которая грозилась выплеснуться в рвоте, я сосредоточилась на том, что мне следовало делать. 

Заглянув в душ, включила воду. Затем подошла к стенному шкафу и зашла внутрь, закрывая дверь, чтобы быстро проверить, всё ли в порядке. Быстро расслабилась, найдя сотовый, всё ещё спрятанный в бюстгальтере. Он ещё работал. Проверив заряд батареи и силу сигнала, я спрятала его за держателем для ёршика в углу. 

Я понимала, что мой маленький манёвр сорвал его надежды понаблюдать, как я раздеваюсь. Быстро освободившись от одежды, я пошла в душ. Я не смотрела по сторонам, не желая встречаться взглядами с Джеймсом. Открыла дверь кабинки и вошла внутрь. Пар и горячая вода охватили меня, принося лёгкое облегчение. Хорошо, что стенки кабины окутал пар, это несколько скрывало моё тело от его пристального взгляда. Оценивая ущерб, я почти разрыдалась, заметив несколько свежих синяков на коже. Это было то, что я надеялась больше никогда не увидеть. Ощущение безвыходности накрыло меня. 

Но я старалась насладиться тем, как вода смывает «грязь» прикосновений Джеймса. Кровь, пот, пыль, похоть, ненависть… я чувствовала себя более чистой, более свободной. Короткое, но такое приятное ощущение. 

Когда я поняла, что время поджимает, и дальнейшие промедления ухудшат ситуацию, выключила душ и отжала воду с волос. Слегка приоткрыла дверцу, чтобы взять полотенце с тумбы, только там его не оказалось. Я взглянула на Джеймса. 

«Чёрт! Да ладно!?» 

Он был похож на кота, проглотившего канарейку. Сидел на своём стуле с моим полотенцем на коленях. 

- Подойти и возьми, - осклабился он, когда я неуверенно мялась за дверью. Раздражение и гнев мигом наполнили меня. Я выпрямилась, распрямила плечи и подняла голову. Широко открыла дверь и вышла из душа. Сохраняя достоинство и гордый вид, я посмотрела Джеймсу в глаза и захромала в его сторону. В моём теле не было ничего нового. Он всё это видел и раньше. Я отказывалась принимать смущённый вид и чувствовать себя униженной. 

Подошла и выдернула полотенце из его рук, и захромала обратно в ванную. Даже не потрудилась завернуться в него. Подошла к подоконнику с одеждой. Вытерла остатки воды с кожи. Надела чёрные кружевные трусики и бюстгальтер без бретелек. Джеймса, осматривавшего моё тело, я старалась игнорировать. Красное шёлковое платье на тонких лямках скользнуло по моему телу и замерло над коленями. 

Всё это время я не смотрела на себя в зеркало. Мне было страшно от того, что я могла там увидеть. Узнаю я вообще себя? Кто отразится в нём? Белла или Мари? Возможно, это похоже на сумасшествие, но я реально боялась. 

Медленно подняла взгляд и встретилась с женщиной, которая смотрела на меня из зеркала. Она выглядела потрёпанной, с фиолетовым синяком на щеке и опухшей губой. С ушибами на шее и обнажённых руках. Отражение меня разозлило. 

Оттягивать дальше было просто некуда. Я попятилась к полкам и достала свою грязную одежду. Выудила телефон и положила обратно в чёрный бюстгальтер, который Джеймс подобрал для меня. Вернувшись, бросила одежду и полотенце на пол рядом с ним. Влезла в туфли с ремешками на четырёхдюймовых шпильках и выскочила из ванной. 

- Наслаждаешься шоу? – ухмыльнулась я в его сердитое лицо; он явно злился, ведь я не удосужилась прибрать за собой. 

«Если уж я всё равно отправляюсь в ад, то хотя бы сделаю это, как полагается». 

Ещё до того, как он встал со стула, я знала, что это произойдёт – он ударит меня. Поэтому я полностью расслабилась и приняла всю боль, мысленно желая, чтобы она ушла из моего тела, а я смогла контролировать и реакцию, и сознание. Джеймс остановился, подхватил моё безжизненное тело и кинул на кровать, я подпрыгнула на пружинном матрасе. И слышала, как он ненадолго выходит из комнаты, чтобы тут же вернуться. 

Когда Джеймс присел рядом, матрас прогнулся. И тело слегка откатилось в сторону. Джеймс перевернул меня и чем-то обмотал запястья, связывая руки за спиной. Затем вернул меня в прежнее положение и замер, наблюдая. Я не осмеливалась ничего сказать, лишь старалась дышать ровно. 

- Какая потеря, - пробормотал он, поглаживая моё лицо. Я поборола желание вздрогнуть, когда он коснулся ушиба и сжал его, чтобы вызвать волну боли. Он наклонился, дыша мне прямо в ухо. 

- Я возлагал такие надежды на тебя… на нас. Думал, ты отличаешься от остальных. – Он на мгновение замолчал, прежде чем добавить еле-еле различимо: - Я действительно думал, что ты особенная, Мари. Думал, это будет последний раз, когда я… - Он поцеловал меня за ухом, а потом встал и ушёл в ванную. Я услышала, как дверь закрылась. 

Мой разум только начал отходить от откровений Джеймса. Никоим образом я не желала оставаться рядом с Джеймсом, всякая любовь, которую я к нему когда-то испытывала, давно умерла, но всё же… Раньше какая-то часть меня жаждала услышать слова любви и ощутить заботу, которую он проявлял во время нашего медового месяца. Но вместо сладкой ностальгии по светлым дням наших отношений я испытывала гнев. Он, наконец, проявил «нежность», да и то, думал, я его не услышу, к тому же собирался меня убить. Этого слишком мало, слишком поздно и слишком бессмысленно. Я выживала раньше, и сейчас необходимо выжить. Мне было невыносимо рядом с ним большую часть наших отношений, особенно зная, что он презирает меня. И какая ирония: в конце он решил понежничать. Последняя насмешка. Гнев распространился по телу, блокируя боль. 

Услышав, как включился душ, я открыла глаза и приступила к работе. Перекатилась на спину, подтянула колени к груди, чтобы увести руки под ноги. Когда руки оказались спереди, зубами я принялась распутывать узел шёлкового шарфа, который в машине был моей повязкой. 

Секунд через тридцать я освободилась. Осторожно согнула колено, перенесла на него вес и нашла боль терпимой. Моя подчёркнутая хромота была частично напоказ, отчасти для сохранения сустава от больших травм. Я вышла из спальни и подхватила сброшенную ранее одежду, улыбаясь своему обману. Эти вещи я кинула так демонстративно не просто так. Отодвинув засов с двери, вышла на уличный холод. Ночь была безлунной. Мне было сложно определиться с дорогой, но и Джеймсу будет непросто найти меня. 

Я осторожно спустилась с лестницы, прежде чем выбрать направление. Лёгкий ветерок напомнил, как мало было на мне одежды, и что она совсем не защищала от холода. Я шла так быстро, как только могла. Примерно минут через пять я расслабилась. И зря. 

- Мари! – Звук его голоса вдали породил страх. Мурашки пробежали по коже. Оказывается, я не так далеко, как надеялась. Пришлось снова увеличить темп, зная, что он уже ищет меня. И я оглядывалась, пытаясь понять, сядет ли он в машину, отправившись на мои поиски. Кажется, позади блестел фонарик. 

«Дерьмо! Мои следы, ясно как день, отчётливо видны на грязной дороге». Я быстро сбежала в сторону, пытаясь запутать след, выискивая камни, по которым можно пройти. К сожалению, из-за колена это не совсем удавалось. 

Я вспомнила про телефон и решила, что пришло время позвонить. Я пока не могла определить, где я, но, может, они смогут найти местоположение, основываясь на данных сотового оператора. Так ведь делают в фильмах, верно? Если удастся скрываться подольше, Эдвард, мой личный супергерой, найдёт меня быстрее кошмарного маньяка, бывшего моим мужем… И тогда полиция сможет приехать и… Ну, не жизнь, а триллер. Готова поспорить, какой-нибудь сценарист из Голливуда может заплатить мне кучу бабок за сюжет… Я покачала головой; ну и мысли в неё лезут! Меня буквально лихорадило. 

Открыв телефон, я набрала Эдварда. Он ответил на первом же гудке. 

- Белла! Это ты? – Его голос звучал напряжённо. 

- О, Эдвард, - задохнулась я, взволнованная тем, что снова слышу его, и всхлипнула. 

- Шшш, любимая, ты в порядке? – голос Эдварда успокоил меня, и я глубоко вздохнула. 

- Да, в порядке, но не знаю, где я. К северу от Феникса, полагаю, а может быть, к югу от Флагстаффа, в общем, не уверена, - призналась я, желая дать ему как можно больше подсказок. 

- Всё в порядке, милая, я знаю, где ты, я скоро буду. – Чувство огромного облегчения пульсировало в моём теле, и я выдохнула. 

- Откуда ты знаешь, где… - начала я, но, на самом деле, мне было всё равно. Я была так рада, что он скоро будет здесь. – Мне даже не передать, как я счастлива снова слышать твой голос, - со нервным смешком призналась я. 

- Белла, где Джеймс? – нерешительно спросил Эдвард. 

- Я убежала, но он ищет меня. Сейчас я стараюсь как можно дальше уйти от дороги, но я слышу его вдали, он зовёт меня по имени. – Бросив взгляд через плечо, я постаралась оценить положение. – Эдвард, я боюсь. Если он меня найдёт, всё кончено… - тонким голоском произнесла я, наконец, озвучив свои страхи, прежде чем Эдвард успел меня перебить. 

- Белла, ты сделаешь всё, что нужно, чтобы выжить. Слышишь меня? Я не могу тебя потерять! Пообещай, что выкарабкаешься? – Голос Эдварда был глухим и сдавленным, вероятно, у него ком в горле стоял. 

- Обещаю, - между всхлипами подтвердила я. – Я люблю тебя. 

- О, Белла, и я люблю тебя! Никогда в этом не сомневайся! – Я улыбнулась, зная, что даже если умру, уже получила свой последний подарок. Именно в этот момент я отчётливо увидела свет двух приближающихся фар. 

Господи, спасена! 

- Боже мой, Эдвард, я вижу твои фары! – с облегчением я рассмеялась. 

- Белла, это не мои фары, мы ещё в двадцати минутах езды. – Мне показалось, что меня пнули в живот. Как это… мы? Я замерла. 

- А кто с тобой? – Я наблюдала за приближающимся светом. 

- Эммет и Джаспер. – Я услышала низкий что-то бормотавший голос на заднем фоне. – Слушай меня внимательно, я хочу, чтобы ты остановила машину, сказала им, что только что убежала от своего похитителя и попросила их отвезти тебя в полицейский участок в Седоне. Милая, ты сможешь это сделать ради меня? 

- Да, - ответила я, выходя под свет фар. Я замахала моему новому спасителю. – А ты встретишь меня там? – Я чувствовала себя слишком уязвимой, выставленной на показ. 

- Ничто меня не остановит, любимая, я буду там через несколько минут. – Успокаивающий голос Эдварда помог мне расслабиться, а машина остановилась рядом, водитель опустил окно. 

- Разве сегодня не слишком холодно: стоять тут в таком виде? – обратился ко мне женский голос, напоминая, что одежда моя больше походила на нижнее бельё. Я едва могла разглядеть её лицо в мягком свете огней приборной панели. 

- Да, - я нервно рассмеялась, а затем сорвалась и заплакала. Телефон всё ещё был прижат к уху, я услышала голос Эдварда на другом конце. 

- Всё в порядке, Белла. Теперь всё будет хорошо, - успокаивал он меня. 

Женщина быстро вышла из машины и обняла меня за плечи. 

- Шшш, милая, тяжёлая ночь, да? – Её дружелюбная интонация успокаивала меня. Я рассмеялась сквозь слёзы и кивнула: тяжёлая – мягко сказано. 

- Ты можешь это сказать. – Я сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться. – Не могли бы вы отвезти меня в полицейский участок в Седоне? Это близко? 

- Конечно, дорогая, это всего несколько миль назад по дороге. – Она похлопала меня по плечу и повела к машине. – Извини, но у меня завалено первое сиденье. Не возражаешь сесть на заднее? 

- Нет-нет, всё в порядке, - с облегчённым вздохом ответила я. Она открыла заднюю дверь и замерла, ожидая, пока я сяду. Я улыбнулась ей. Свет из салона, наконец, лёг ей на лицо. Она была красивой женщиной с длинными рыжими кудрявыми волосами, струившимися по плечам. Было ощущение, будто я её уже где-то видела, только никак не могла вспомнить, где именно. Я прогнала это ощущение и села в машину, закрыв за собой дверь. 

- Белла, ты в порядке? – спросил Эдвард. 

- Да, - вздохнула я, расслабившись и откинув голову назад на сиденье. – Хм, я забыла спросить её имя, - произнесла я, пока моя спасительница садилась на место водителя. 

Я обратилась к ней: 

- Прошу прощения, я не спросила ваше имя. Я Белла. – Улыбнулась я, встречаясь с её взглядом в зеркале заднего вида. Она быстро посмотрела на меня и сузила глаза, я почувствовала дискомфорт. 

- Так мило наконец познакомиться с тобой, Белла! – Она выплюнула моё имя с нескрываемым отвращением. Холодная дрожь пробежала по моему позвоночнику. Девушка дала по газам, так что меня вжало в сиденье. Гравий и грязь полетели во все стороны из-под колёс. Она вытащила сотовый, нажала на кнопку и приложила его к уху, не отрывая взгляда от меня в зеркале. – Я Виктория, но мои друзья зовут меня Тори. 

- Тори? – смущённый голос Эдварда вторил моим собственным мыслям. 

«Тори? Откуда я знаю это имя? Тори»… Резкий вздох сопроводил моё озарение. 

- Тори… Ранд? – Я недоверчиво посмотрела на неё, а в уши хлынули проклятия Эдварда. – Что ты… почему ты… где мы… - Я начала запинаться, не в силах ничего понять. Как здесь оказался риелтор Эдварда и почему она с такой ненавистью смотрела на меня? 

- Привет, милый, да, она у меня. Мы будем через секунду, - промурлыкала она в телефон. 

- Эммет! Это его подружка! У неё Белла, - прорычал Эдвард, а затем в мозгу щёлкнуло. Рыжая девушка на фотографиях с моих похорон. Джеймс привёл её на моё «погребение» в качестве своей подруги. 

- Ты! – выкрикнула я. – О Господи! – Мне вдруг стало плохо. Это не могло происходить со мной. Что я такого сделала в прошлой жизни, что заслужила подобное! «Уноси ноги», - кричал мой разум. 

- Беги оттуда! – повторил мои мысли Эдвард. 

- Нет! – Я рыдала от ужаса, в отчаянии пытаясь открыть дверь машины. 

- О, как мне нравится эта блокировка дверей от детишек, удобно, правда? – пропела Виктория. 

- Нет! – в панике закричала я, понимая, что и окна закрыты. Из горла вырвался всхлип. Я не могу вернуться туда. Я вцепилась Виктории в волосы, дёргая изо всех сил. Машина наполнилась её криками и затормозила, а я потеряла равновесие. Скатилась на пол, выронив телефон и выпустив волосы Виктории. Машина тут же набрала ход, мча меня обратно к Джеймсу. Я барахталась, стараясь найти телефон и подняться на сиденье. 

- Эдвард, - рыдала я, не зная, где сотовый. 

- Ты, сука! – завизжала она, прежде чем вдарить по тормозам, из-за чего я влетела в спинку переднего кресла. 

Я с ужасом смотрела, как открывается дверь, и Джеймс опускается на корточки, чтобы посмотреть на меня. Я вжалась в противоположную дверь, стараясь держаться от него как можно дальше. 

- Нет, пожалуйста, - тихо умоляла я, пытаясь открыть дверь. 

- Ай-яй-яй. – Я подняла взгляд и увидела, как Джеймс неодобрительно качает головой, смотря на меня, как на непослушного ребёнка. – Что же мне с тобой делать, Мари? – Я оказалась в ловушке его ледяных глаз и чувствовала, как дрожит моя нижняя губа. Он смотрел на это, улыбаясь. 

- За этот обман тебя следует проучить. – Он бросился на меня. 

- Нет! – завопила я, пытаясь отбиться, лихорадочно лягаясь. Машина наполнилась звуками борьбы и закачалась. 

- Отстань от меня! – кричала я, пытаясь его оттолкнуть. Но Джеймс крепко вцепился в меня и пытался вытащить из машины. Губы его вытянулись в тонкую линию, а лицо превратилось в каменную маску, пока он решительно подавлял моё сопротивление. Мне некуда было податься, его массивная фигура заняла всё заднее сиденье, блокируя выход. 

Наконец, устав от борьбы, Джеймс ударил меня в живот. Я застонала от боли и, пытаясь сделать вдох, прекратила борьбу. Этим он и воспользовался: сгрёб в охапку и потащил из автомобиля. Я хваталась за сиденья, не желая сдаваться. 

- Чёрт тебя дери, Мари, ты пойдёшь со мной, - прорычал он, отрывая мои пальцы от сидений и вытаскивая наружу. Мы рухнули на землю. Я приземлилась сверху, попыталась вскочить и убежать. Но упала, прежде чем смогла подняться, споткнувшись о ноги Джеймса. 

Оказалась прямо у стройных, обтянутых тонкими джинсам ног; Виктория с ненавистью смотрела на меня. Она схватила меня за волосы и потащила в сторону. Вырвавшись, я с вызовом взглянула на неё. Повернулась, чтобы рвануть прочь, но наткнулась на грудь Джеймса. Он усмехнулся моей неуклюжести и развернул к Виктории. 

- Ты знакома с Викторией? Она мне помогала в этой игре в кошки-мышки. Тебе понравился выбор музыки… а фотографии… послания на зеркале… цветы… Самой моей любимой частью была камера, которую она установила в спальне твоего парня. Наблюдая, как ты спишь… смотря, как ты мечтаешь обо мне, пока лежишь с ним… - Он прижался губами к моему уху и так сильно сжал плечи, что я всхлипнула. 

- Ой, какая жалкая бесполезная кучка дерьма! – воскликнула Виктория прежде чем ударить меня по щеке. Прежде чем я успела понять, что происходит, оказалась на земле, куда меня кинул Джеймс. Он ударил Викторию за то, что она ударила меня. Я лежала в шоке, наблюдая за происходящим. 

- Не смей. – Его голос был грозным и низким, когда он смотрел на её сжавшуюся фигуру. Она прижимала ладонь к щеке и взглядом метала молнии в меня. По-видимому, он был единственным, кому дозволялось меня избивать. 

Джеймс повернулся, поднял меня и перебросил через плечо. Его быстрое движение заставило меня действовать, я завопила со всей мочи, надеясь, что если в этой глуши есть хоть одна живая душа, меня услышат. 

- Кричи сколько угодно, Мари, на этот раз никто не придёт тебе на помощь. – Он лишь усмехался, пока я продолжала борьбу, извиваясь всем телом, дрыгая ногами и руками. Он крепко держал меня, не давая дотянуться до его головы. 

Когда он подошёл к ступенькам хижины, я подняла взгляд и увидела, как Виктория подбирает мой сотовый с заднего сиденья машины. Я прекратила борьбу, когда она ухмыльнулась и приложила его к уху. Джеймс уносил меня от моей последней надежды. 

- Эдвард? – Она сделала паузу, а её улыбочка сделалась шире, давая понять, что абонент всё ещё на линии. – Мы о ней позаботимся. – Он издала ужасающий смешок, прежде чем выбросить телефон в кусты. 

- Эдвард! – закричала я, прежде чем дверь в хижину закрылась, снова заключая меня в тюрьму. 


 

Дорогие читатели, глава была сложной. Совсем не просто переводить и читать про садиста Джеёмса. Но он, конечно, в итоге получит за все свои заслуги. 

Как всегда рада любым отзывам здесь под главой и на форуме перевода.


Источник: http://robsten.ru/forum/97-1432-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: skov (21.03.2018) | Автор: Переводчик: Тэя
Просмотров: 485 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/6
Всего комментариев: 4
0
4  
  Пока читала, у меня бушевали такие эмоции!! Внутри все сжалось в узел от напряжения! Очень сложная глава в эмоциональном плане... Спасибо за перевод!

0
3  
  Невезучая! Спасибо и жду проду! cray  4

0
2  
  Благодарю за главу!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032  lovi06032

0
1  
  Вот уж девочке "повезло"... безумно!
Где же наши спасители?!! girl_wacko

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]