Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ИЗАБЕЛЛА В ТЕМНОТЕ: Глава 1. Полезные советы
Глава 1: Полезные советы 





Я думала, я думала, что я истеку кровью
Когда мы перестали быть тенями на стене
И оказались в центре всего этого
Слишком поздно выбирать: остаться или уйти
Меня было так легко обмануть
Он уже ушел с другой
А я училась слушать тишину

Оставь несказанное невысказанным
Широко открытые глаза закрытыми
Ты и я
Всегда между строк
Между строк






Доктор Изабелла Свон быстро сняла наушники со своей головы и с грохотом бросила их на стол. Уши чесались от этих проклятых штуковин, они были тяжелыми и ужасно неудобными, как будто на три размера больше.

- Уууу, - простонала она. Белла вела еженедельное радио-шоу уже в течение шести недель, но иногда сомневалась в своем решении. Это было не ее. Ради бога, она – клинический психолог. Получает 450$ в час, помогая людям справиться с реальными проблемами в жизни, а не устраивая спектакли в прямом эфире.

Она рвала свою задницу, буквально и фигурально, чтобы оказаться той, кем сегодня стала. Она родилась в бедной семье и такие возможности, как Северо-Западный университет не светили девочке из городка Джоплин, штата Миссури. Ее отец Чарли работал дворником в одной из средних школ, а мать сбежала от них, когда Белла была еще ребенком, оставив сломленного мужчину с младенцем, с которым он не знал, что делать. С тех пор на долю Изабеллы пришлось много ударов судьбы, но благодаря уму и мужеству, ей многого удалось добиться. Теперь она была в состоянии заботиться о Чарли финансово и, используя свое образование, помогать людям. Действительно, помогать людям.

- Белла, в чем проблема? – спросил ее продюсер Дариан Кейт. Он был явно обеспокоен, Белла зарылась руками в своих длинных темных волосах, почесывая голову после этих ужасных наушников. Дариан был хорошим парнем, профессионалом во всех отношениях. Подтянутый афро-американец, одетый в джинсы, голубую футболку и темно-синий блейзер, сидел через стол. Он был спокойным, что Белла так в нем любила; и она усмехнулась на его тон.

Когда она нажала необходимые кнопки на компьютере, чтобы запустить рекламный блок и прослушивание следующей песни, телефонные линии перед ней начали мигать красным цветом.

- Это просто... Ну, большинство этих звонков так... чертовски наивны. Большинство из них - женщины, которые, я знаю, достойны большего, но просиживают свои задницы в смирении, позволяя мужчинам обращаться с ними так, как тем заблагорассудиться! Хм! - Она потянулась за большой охлажденной бутылкой воды, которая стояла на столе, и сделала большой глоток.

Дариан усмехнулся, в ответ Белла стрельнула в него язвительным взглядом:

- Что? - нетерпеливо спросила она.

- Ну, когда мы больше раскрутимся, мужчины тоже будут звонить, и ты сможешь выслушать обе стороны. Мужчины тоже борются за отношения.

Она закатила глаза.

- Я знаю, Дариан. У меня есть докторская по клинической психологии. Я знаю, мужчины и женщины в равной степени облажались, не волнуйся. И... я даю им скидку там, где это необходимо.

Белла была хрупкой молодой женщиной с тонкими чертами лица, почти прозрачной кожей и огромной копной каштановых волос, которые могли казаться темно-рыжими при определенном освещении. Она была слишком молода, чтобы стать мощной силой в деле чикагского дилера детского порно, но ее оценки подозреваемых и жертв смогли повлиять на решение суда. Белла гордилась своей работой и несколько колебалась, когда Дариан пришел к ней в офис с предложением - стать ведущей позднего ночного радио-шоу об отношениях. Сначала она издевалась, постукивая дорогими каблучками Prada по сверкающему вишневому деревянному полу, и скрестив руки на синем деловом костюме, откровенно посмеивалась над предложением.

Дариан улыбнулся этому воспоминанию. Ему пришлось быть убедительным, но, в конце концов, она сдалась, думая, что это будет интереснее и веселее, чем их эфир с десяти до пяти, но, действительно, на ее решение повлияло его обещание добавить эфирного времени для освещения вопроса о жестоком обращении с детьми. Она чертовски хорошо умела торговаться, поставив станцию на порог разорения, даже если доходы от рекламы во время ее шоу били все рекорды. С 10 часов вечера до 2 утра каждую пятницу.

- Спокойнее, Белла. Это все забавно и хорошо для рейтингов, - ухмыльнулся он.

Кристина Майклс, молодой стажер редактора, постучала в окно, и Белла взглянула на нее. Она была блондинкой пацанского вида с короткими волосами и курносым носиком. Двумя пальцами Крис указала, что они вернутся в эфир через пару минут.

- Линия три, Белла.

Когда Белла схватила ненавистные наушники и водрузила их обратно, Дариан восхитился тем, как обтягивает ее полную грудь белая футболка, когда она поднимает руки. Она даже в этой одежде выглядела, как недоступная, ухоженная женщина, которую он встретил в своем кабинете в центре города пять месяцев назад. Он мысленно встряхнулся. От нее веяло сексуальностью. Такая уверенная в себе, твердая в своих решениях, но ее изгибы были мягкими и женственными. Он огорчался тому, что Белла продолжала держаться неприступно и была слишком хороша, чтобы быть настоящей. Неважно в любом случае, потому что он являлся ее боссом и никак не мог ухаживать за ней, даже если бы она позволила ему. Он, глядя на нее, размышлял о том, стоят ли того его привычные пятничные вечеринки с друзьями. Когда она и Крис уйдут, он сможет запереться в студии, это было как раз то, чего он хотел. Его приятели больше не были столь привлекательной компанией, как раньше. Он вздохнул с сожалением.

Поправил свои наушники.

- Хорошо, отсчет: пять, четыре... - он поднял руку и начал загибать пальцы, чтобы сообщить остальным. - Три, два, один, - дал ей сигнал начинать.

- Здравствуйте, сейчас 00:35, и это «Изабелла в темноте», я отвечу на ваши звонки, выслушаю ваши откровения и дам совет, вместе с Кристиной Майклс, принимающей ваши звонки, и нашим продюсером Дарианом Кейтом, - промурлыкал в микрофон мелодичный голос Беллы, она нажала горящую кнопку на телефоне перед ней. - Здравствуйте, вы - в эфире. У вас есть вопрос? Или, может быть откровение?

Дариан приподнял наушник и начал что-то яростно писать в своем блокноте. Иисус, она была горячей.

- Здравствуйте, это - доктор Свон? - спросил робкий голос на другом конце телефона. - Я - в эфире?

- Да. Это Изабелла. Чем сегодня я могу вам помочь? – «Доктор Свон» казалось слишком формальным обращением для этого места, но так или иначе, называть себя Изабеллой или Беллой было более уместным, хотя и звучало менее профессионально. Она внутренне сжалась от этой мысли.

Голос на другом конце телефона треснул, и тихие рыдания прокрались в эфир.

- Мой друг... Я только что узнала... он женат!

«О, черт», - подумала Белла и, указав на гарнитуру, произнесла одними губами: «Видишь?» на человека, сидящего напротив нее. Дариан улыбнулся и плюхнулся обратно в кресло с саркастическим взглядом на лице, тщательно изучая изменения в выражении лица Беллы, которые прошли от отвращения - к спокойному молчаливому согласию.

- Как тебя зовут, дорогая? - тон Беллы стал сдержанным, успокаивающим, каким она всегда пользовалась в эфире.

- Селеста. Что же мне делать?

Голос звучал очень молодо. Белле самой только 28 лет, но, черт, девушка по телефону звучала так, будто ей не было и двадцати, и сердце Беллы заболело за эту молодую женщину, как и за любую другую, которой не повезло связаться с несвободным мужчиной. Да, это так. Мужчины лгут. Ее альтер-эго профессионального психолога внезапно укрепило ее в ненависти к данному стереотипу отношений. Это не было основано на ее собственном опыте с мужчинами... это было из-за этой бедной девушки на телефоне. Она сглотнула.

- У тебя очень красивое имя. Мне очень жаль, что тебе пришлось пройти через это. Я могла бы задать тебе много попутных вопросов о ситуации, но это не изменит того факта, что он женат. Он не имел права заводить с тобой отношения в этих условиях. Это было нечестно по отношению к тебе и его жене.

- Но... но он сказал, что любит меня... Я имею в виду... - она плакала. - Я не знаю!

- Селеста, я знаю, это не то что ты хочешь услышать, но это саморазрушительно позволять втягивать себя в подобные отношения. Люди в пылу страсти или в желании получить то, что они хотят, иногда говорят подобное, но в глубине души эти новые отношения ничего не значат для них. - Белла съежилась, когда рыдания в трубке усилились, но продолжила: - Как ты узнала?

- Его жена позвонила мне. Она нашла мой номер в его мобильном телефоне. Я думала, что это он, когда ответила, и это было ужасно. - Белла откинулась в кресле и тяжело вздохнула. Она хотела отчитать девушку за то, что та была так чертовски глупа. - Она назвала мне шлюхой... но он говорил мне, что собирается ее оставить.

- Когда он сказал тебе это?

- Месяц назад.

Белла подняла брови, выражая недоверие. Потом покачала головой. «О, ради Христа».

- И ты все еще видишься с ним? - Тишина. - Селеста, я здесь чтобы помочь тебе, поэтому хочу, чтобы ты увидела: он делает выбор, так же как и ты. У тебя тоже есть выбор.

- Да... да, - запнулась звонившая.

- Он до сих пор с женой, не так ли. - Это было скорее утверждение, которое подтвердилось молчанием Селесты. - Пожалуйста, прекрати слушать его слова и начни смотреть на его действия. Это выдает его. Она не уходит, ты не уходишь, так зачем ему что-то менять и давать каждой из вас то, что вам нужно? - Белла пыталась сдерживаться, но ее голос становился сердитым, отражаясь напряжением мышц на ее лице и шее. - Обе женщины в этой ситуации страдают. Ты должна сделать шаг назад и посмотреть на это объективно. Как он заставляет тебя чувствовать себя? И я не имею в виду во время секса, или когда он пытается убедить тебя, что ты любовь всей его жизни. Я имею в виду, когда ты сидишь в темноте в одиночестве, а он уходит домой к жене?

- Ужасно. Одиночество... и печаль. Мне больно.

- Я знаю, это больно, и ты заслуживаешь гораздо большего. Ты заслуживаешь быть единственной, желанной и любимой. А не быть использованной, когда это удобно ему.

- Вы правы, - неохотно признала Селеста.

- Хорошо. Так что ты собираешься сделать?

- Я собираюсь покончить с этим.

- Умница. Ты делаешь это для себя, Селеста. Он, наверняка, будет просить и умолять, как все мужчины, которые любят манипулировать женщинами. Но оставайся сильной. Иди и найди того, кто заслуживает тебя. Хорошо, дорогая?

- Хорошо, спасибо, доктор Свон, - протянула она и повесила трубку.

- Всегда, пожалуйста. Позвони мне через несколько недель и дай знать, как у тебя дела. Будь сильной, Селеста.

Белла сделала глубокий вдох. Гнев ясно читался на ее лице, губы вытянулись в жесткую линию, а между аккуратными бровями пролегли бороздки. Она покачала головой, и Дариан подумал, что она собирается сказать что-то уничижительное в адрес того парня, о котором говорила последняя звонившая девушка. Он замахал руками и покачал головой. Одна вещь, которую он узнал об Изабелле Свон за то короткое время их знакомства, что она не признавала никаких ограничений и выражала свое мнение, не думая о последствиях.

«Нет, Белла. Не матери ублюдка», - кричал его взгляд. – «Не в прямом эфире».

- Ну что ж, это доктор Изабелла Свон, - сказала Белла, принимая следующий звонок, - Каково ваше откровение?

Дариан вздохнул с облегчением.

- Я хочу признаться, что до смерти устала от высокомерия моего бойфренда, его невоспитанности и того, как он ко мне относится.

- Как тебя зовут?

- Хайди, - выплюнула женщина, как будто ненавидела свое имя.

- Хорошо, Хайди, по твоему голосу могу сказать, что ты очень уверена в себе. Поэтому я, в свою очередь, уверена, что ты уже знаешь ответ на свой вопрос, - усмехнулась она в микрофон. «Это что-то новенькое, на самом деле», - подумала Белла, уголки ее рта немного приподнялись.

- Этот ублюдок! Он принимает меня, как нечто само собой разумеющееся. Я имею в виду, что отдаю ему все, а он, кажется, даже забывает о моем существовании. Он все время работает, и мы никогда никуда не ходим, если только это не его рабочие обязательства, или благотворительная фигня. Мы почти не занимаемся сексом, и он проводит все свободное время со своими проклятыми друзьями.

«Ухх. Я знаю этот тип», - подумала она; и, подперев подбородок одной рукой, другой рассеянно начала рисовать узоры на столе указательным пальцем.

- Ты живешь с ним?

- Нет. Он, э-э ... ну, у меня есть своя квартира. В последнее время я чувствую, что мы едва видимся друг с другом, и когда мы все-таки встречаемся - это потому, что я попросила или настояла на этом.

- Хм, да, я понимаю, почему ты расстроена. Так что... это происходит и сейчас? - спросила Белла резко. Дариан завел руки за голову, его лицо исказило странное выражение. Белла бросила на него вопросительный взгляд. Он покачал головой и указал на телефон.

- Именно так. Сегодня вечером он со своей «крысиной командой», а я застряла дома. Он, наверное, приедет ночью и захочет, чтобы я обслужила его.

Белла уселась поглубже в свое кресло.

- Ах, ночной выход в мужской компании? Ну, я думаю, что это иногда хорошо для мужчин. Мужская дружба и все такое, но только если он не унижает тебя в процессе этого. Но почему ты застряла дома? Почему тебе самой тоже куда-нибудь не выйти? Дай ему понять, что ты не сидишь и не ждешь его. Ты должна показать ему, что у тебя есть своя жизнь.

Хайди тяжело вздохнула.

- Ему все равно.

- Хайди, я не понимаю. Ты, кажется, очень умная женщина. Ты четко видишь проблему, так почему ты ничего с этим не делаешь? Почему ты хочешь быть с человеком, который не заботится о тебе? Подчиняет тебя.

- Я не обманываю себя. Он имеет власть в наших отношениях. Это просто... ну, он все, что я хочу видеть в мужчине.

- Для меня это прозвучало не совсем так. Ты должна понять, что тебе нужно и что ты готова принять. Как его имя? – Она любила называть по имени героев своих звонков. Это делало их более реальными.

- Эдвард, - последовал ответ.

Дариан провел рукой по губам:

«Черт!» - сказал он себе под нос и выпрямился.

- Ну, ты говорила Эдварду, как ты себя чувствуешь? Что тебе нужно? Я думаю, что как женщины, мы, как правило, хотим, чтобы мужчины улавливали каждую нашу потребность, но это не всегда реально. Иногда им нужно просто сказать. Они не видят вещи таким же образом, как это видим мы. Ты не можешь ожидать, чтобы получишь то, что хочешь, если ты не попросишь об этом.

- Охх, это так не романтично. Я хочу, чтобы он знал, что мне нужно, и давал это мне.

- Хайди, тебе нужно с ним поговорить, но не ныть и не пытаться его разжалобить. Скажи ему, что тебе нужно, а если он не готов дать тебе это - уходи.

- Он так отдалился от меня. Я не знаю его больше, - сказала она со слезами в голосе. - Он заставляет меня чувствовать себя... невидимой. Но я не могу оставить его.

- Что в нем тебя так привлекает?

- Он великолепный, успешный, богатый. Он - директор огромной компании, и он заботится обо мне.

Белла нахмурила лоб, и ее глаза сузились.

- Хайди, прости меня, но это вопрос любви или статуса?

На другом конце повисло молчание, поэтому Белла через несколько секунд продолжила:

- Что бы заставило тебя чувствовать себя видимой? - спросила Белла и наклонилась над столом, ожидая нежелательного ответа, который она знала, обязательно последует.

- Это вопрос любви, - она ответила резко, слишком резко для кого-то, якобы убитого горем. Брови Беллы вздернулись в сомнение, Дариан сидел неподвижно, как статуя. – Мне нужно просто, чтобы он обращал на меня внимание, больше брал меня с собой.

- Ну, значит, попытайся разобраться. Посмотри, что ему нужно от тебя. Есть вероятность, что он тоже не получает от тебя того, что ему нужно. Мужчины остаются с теми женщинами, с которыми им хорошо.

- Он не уходит... он просто отдаляется.

Дариан начал выводить правой рукой круги, жестом показывая Белле, завершать разговор, прежде чем начнется следующий рекламный блок.

- Я должна уйти на рекламу, Хайди, но если он дистанцировался, может быть, у него есть причины. Если он останется таким же бесчувственным и отчужденным после того, как ты поговоришь с ним, то, возможно, тебе следует переоценить свои шансы. Если вы любите друг друга, то он захочет поговорить с тобой и разобраться в этом, но ты должна сказать ему правду. Удачи, - закончила она звонок. - Мы скоро вернемся, еще больше звонков и откровений.

Пока шла реклама, Дариан сидел молча.

- Что это было за выражение на твоем лице?

- Хм... Я, кажется, знаю ее. И если это та, о ком я думаю, то она рассказывает не всю историю.

Белла улыбнулась ему.

- У любой ситуации есть две стороны, но я здесь в невыгодном положении. Я слышу только одного.

- Нет, дерьмо. В этом случае, ты все сказала слишком верно. Она встречается с моим лучшим другом. Парень будет зол, когда узнает, что она вытряхнула их грязное белье перед аудиторией в радиусе двухсот миль. Я надеюсь, что не так много людей сложили два плюс два. Все, что она хочет это: статус, материальные блага, которые он ей дает, и его член.

- Прелестно, Ди. Почему все всегда сводятся к чьему-то члену, а? – рассмеялась она. - Хайди говорит хотя бы часть правды? Будь честен.

Он ощетинился.

- Ну... Эдвард не такой сухарь, как она говорит. Он очень сосредоточен на своей работе и из-за этого успешен.

- Звучит, как мечта каждой женщины. Воистину, - издевалась она. – Итак, ответ: да, эта женщина говорит правду.

- Это работает для него. Он очень ясно дал ей понять, что это не любовная история, и если женщина решилась на подобные отношения, думая, что сможет изменить его, то это не его вина.

Белла остановилась и бросила на него предупреждающий взгляд, часто моргая.

- Ты только что сказал то, что ты сказал, Дариан? - покачала она головой и мягко засмеялась. - Это так типично. Хорошая попытка оправдать использование кого-то. Что ты и твой мистер Совершенство думаете происходит с женщиной, которая близка с мужчиной на протяжении какого-то периода времени? Она либо влюбляется, либо уходит. Очевидно, твой друг знает, как работает это дерьмо, если он тщательно подготовил себе лазейку для отступления. Я имею в виду, если он такой блестящий - как ты и эта Хайди хотите меня убедить - то он хорошо знает, что произойдет в конце концов, - ответила Белла с хитрой улыбкой.

Дариан был вынужден признать это. Она была чертовски умна, а в комплекте со своими строгими деловыми костюмчиками, просто чертовски сексуальна и опасна. Она была как напалм.

- Э-э, нет. Хайди не влюблена. Она жадная сука, и я думаю, Эдвард понимает это и готов удовлетворить ее потребности. Их отношения держатся на удобстве. Они взрослые люди, по обоюдному согласию дающие и получающие друг от друга то, что им нужно.

- Продолжай рассказывать себе эту сказку, Ганс-Христиан Андерсен. Может быть, если ты достаточно сильно поверишь в это, то твоя маленькая сказка станет реальностью. Если это не произошло сразу, то при длительных отношениях: кто-то один наверняка влюбится в другого, и если другой не сможет ответить тем же или признать этого, то их ждет боль и много другого дерьма. Вот.

- А что насчет тебя? У тебя есть мужчина? Ты - красивая женщина, Белла.

- Пффф. После выслушивания всего этого нытья? Я знаю, что хочу и с чем могу мириться. У меня есть четкие границы, и для меня не проблема уйти, если мои потребности не удовлетворяются. Я, конечно, не была бы такой тупой задницей, которая мириться с этим дерьмом.

- А что с сексом? - Его темные глаза остановились на ее лице и сузились. Она знала этот взгляд. Видела его много раз. Это был взгляд хищника, просчитывающего свои шансы на победу, пытающегося выяснить - стоило ли это убийство погони.

- Я не уверена, что это подходящая тема для беседы с моим продюсером, но так как это шоу, что же я отвечу: секс есть секс, - пожала она плечами. - Я не ханжа. Физическое удовольствие важная составляющая здоровья человека. Мужчины не единственные, кто может оставить эмоции за дверью для старого доброго, хорошего траха. - Она закусила губу, пытаясь скрыть улыбку, глядя на шокированное выражение его лица. - Когда мне нужно, у меня есть... варианты.

«Хорошо. Так тебе и надо, мудак», - подумала она.

- Не все женщины могут справиться с этим. Некоторые могут. Вообще, как я уже сказала: это хорошо для краткосрочных отношений без каких-либо обязательств - вот и все.

- Какой интригующий образ, Белла. Спасибо, - осторожно ответил Дариан.

- Ну, не слишком возбуждайся, босс. Ты будешь разочарован.

Дариан сомневался, что он будет. В самом деле, если бы он не был осторожен, его воображение готово было устроить ему весьма ощутимые проблемы, поэтому решил, что пора сменить тему.

- Я получил сегодня промо-материалы. Они выглядят горячо. Телефон на следующей неделе будет разрываться.

- Я должна вернуться к работе, ты знаешь? Мой босс поимеет мою задницу, если я подведу его.

Он достал свой мобильный телефон и включил на нем звук.

- Я уверен, ты сделаешь это. Ты справишься тут сама? Я хотел бы поехать на встречу со своими приятелями.

- Еще один поклонник мужских вечеринок? - Он кивнул. – Так вроде уже поздно куда-то идти. - Белла махнула рукой, взглянув на часы. Осталось пять минут до конца эфира.

- Это пятница в Чикаго, Белла. Клубы открыты до четырех утра. Ты действительно должна больше выходить, - бросил Дариан, когда дверь уже закрывалась за ним.

- Я хотела бы посвятить песню Сары Бареллис «Между строк» Селесте и всем кто понял, что истина смотрит вам прямо в лицо, но вы иногда не хотите ее замечать. Мы все делали это в свое время, но мы должны учиться на нашем опыте. – Белла сделала глубокий вдох и закончила фразу перед тем, как включить песню: - Важно заботиться о себе, потому что, в конечном счете, все сводится к нам самим. Благодарю вас за все ваши звонки и откровения. Это «Изабелла в темноте» на «KKIS 105.4 FM». Услышимся на следующей неделе. Мира и любви.



* * * * * 


Эдвард Каллен облокотился на барную стойку из красного дерева в одном из самых популярных клубов на Раш-стрит. Эммет увлеченно разговаривал с какой-то дрянной крошкой в конце стойки, и Эдвард со скукой наблюдал за этой сценой. Скотч обжег его горло, когда он обвел глазами зал, ловя заинтересованные взгляды множества женщин, не заслуживающих его внимания. Он провел рукой по своим волосам и вздохнул.

«Может быть, я старею, - подумал он, - но, Боже мой! Мне только тридцать два». Было время, когда он с удовольствием нырял в это дерьмо. Теперь, хотя это и льстило ему, он ограничивал подобное общение. Он еще не встречал женщину, которая бы смогла завладеть его мыслями, а не только увлечь физически.

Может быть, на него так влияло непрерывное нытье Хайди, которое лишало его член всякого желания; может быть, это было из-за увещеваний матери - что настало время, чтобы он успокоился. Находясь между этими двумя женщинами, он думал, что когда-нибудь его чертова голова взорвется. Эдвард снова взглянул в направлении Эммета и закатил глаза, глядя на выражение своего брата. Эммет поднял голову от женщины, с которой говорил, и кивнул, как бы хвастаясь: «О, да, я собираюсь трахнуть это».

Что касалось Эдварда, он не был любителем свиданий на одну ночь. Больше не был. Он закончил с этим сразу после колледжа, предпочитая иметь моногамные отношения, но все же... был бесстрастен. Это была сложная ситуация и тонкая грань, но он был мужчиной и нуждался в сексе. Он просто хотел секса без всей этой эмоциональной фигни, которая к нему прилагалась, и ясно давал понять это каждой женщине, с которой у него была связь. Проблема состояла в том, что всегда оказывалось, что эти женщины имели скрытые мотивы, независимо от того, что говорили ему в лицо. Хайди превратилась из уверенного, агрессивного сексуального партнера в вечно ноющую зануду. Тьфу. Он знал, что с их отношениями нужно заканчивать, но оттягивал это, потому что без скандала точно не обойдется.

Словно по команде, в кармане завибрировал его телефон, и, вытащив его, он увидел сообщение от нее.

«Где ты? Приезжай ко мне. Я хочу тебя увидеть».

Он все еще смотрел на экран, когда вошел Дариан. Они познакомились в аспирантуре и с тех пор были друзьями. Оба получили степени MBA, Эдвард в области экономики и финансов, а Дариан в области маркетинга и коммуникаций. Семье Эдварда принадлежал огромный холдинг, и Эдвард был Финансовым директором материнской компании. Он вернулся в Чикаго после непродолжительной работы в Нью-Йорке в большой инвестиционной компании, и благодаря полученному опыту сделал грамотные шаги в инвестировании корпорации Калленов. Компания получила новые ресурсы и смогла приобрести несколько более мелких компаний под его руководством.

- Ты видел, сколько времени, чувак. Где ты был? - зарычал Эдвард, засовывая телефон обратно в карман.

Дариан присел за стойку и заказал бармену пива.

- Если бы ты слушал друзей, Эдвард, ты бы знал, что у меня на станции новое радио-шоу.

Эдвард смутно припомнил, что Дариан рассказывал ему о «горячем» психологе, которого он пытался заполучить в свое шоу, несколько недель назад, но не помнил, чем закончилось дело.

Тогда Эдвард скептически его дразнил.

- Как психолог может быть горячим? Наверное, носит Мэри Джейн (ПП: марка детской обуви) и бифокальные очки, - издевался он.

- Чувак. Она горячая. Поверь мне, - возразил Дариан, и тема была закрыта.


- О, точно. Так как дела?

- Все идет хорошо. Рекламная акция начинается с понедельника, и я жду шквала звонков. Парни будут драться, чтобы поговорить с ней, когда увидят, как она выглядит, но Изабелла - крепкий орешек. Она сделает из них гамбургеры, - улыбнулся Дариан, сделав большой глоток пива.

- Хммм, - усмехнулся Эдвард. – Мне все равно.

Дариан просто посмотрел и покачал головой на неверие своего друга.

- В чем проблема? - спросил Эдвард, увидев выражение Дариана. Он провел рукой по растрепанным волосам, делая глоток из своего бокала.

- Ты имеешь в виду... в чем твоя проблема, не так ли? – нахмурился Дариан.

- Слушай, если у тебя есть что сказать, так скажи, черт возьми. У меня была тяжелая неделя, и у меня нет желания танцевать вокруг да около того, что ты собираешься сказать.

- Хм. Проблемы с Хайди? - брови Дариана взлетели вверх.

«Как он узнал?» - удивился Эдвард. Его отношения не были чем-то, что он подробно обсуждал с кем-то. Все друзья знали, что его встречи с женщинами были способом удовлетворить сексуальные потребности и воспринимались им, как своеобразное сотрудничество, но он никогда много об этом не говорил. Эдвард еще не встречал женщину, с которой захотел бы провести время за пределами спальни и иметь другие отношения. Он был так сосредоточен на растущем семейном бизнесе; у него не было времени для романтических отвлечений, даже если бы он имел склонность искать их, что он, конечно, не делал. Не то, чтобы он был таким холодным ублюдком, это всего лишь был его выбор. И это работало.

- О чем ты говоришь? - спросил Эдвард с искренним интересом, вытаскивая табурет и, наконец, садясь. «Куда он клонит?»

- Тебе лучше подготовиться к буре, приятель, вот и все, что я говорю. - Эдвард посмотрел на своего друга и его глаза немного расширились, - Хайди сегодня вечером звонила на шоу, чтобы поговорить с Изабеллой.

Злость разлилась под кожей Эдварда, накалив его мышцы, заставив дергаться челюсти. Частью их с Хайди сделки было то, что он обеспечивает ее квартирой и банковским счетом, а она держит рот на замке об истинном характере их отношений, и не пытается превратить это в большее, чем оно есть.

- Что она сделала?

Они оба сидели за стойкой бара, и Эдвард поставил свой бокал с такой силой, что жидкость выплеснулась через край. Это побудило Дариана ответить:

- Она позвонила на шоу, – пожал плечами Дариан, пытаясь скрыть улыбку, косясь на Эдварда краем глаза.

Было ясно, что новость рассердила Эдварда, но он смог сохранить хладнокровие. Годы практики отчужденности и равнодушия помогли ему быстро успокоиться. Он провел рукой по подбородку.

- В самом деле? Что она сказала?

- Что ты заставляешь ее чувствовать себя невидимой, - Дариан поставил свое пиво на стойку и отодвинул с края. Бармен подошел к мужчинам, чтобы предложить обновить напитки, но Каллен поднял руку и покачал головой, быстро давая знать, что сейчас не лучшее время. Бармен понял намек и поспешно отвернулся, молча кивая в понимании.

Эдвард почувствовал легкий укол сожаления. Он заботился о Хайди настолько, насколько мог заботиться о женщине, и не хотел причинять ей боль. Может быть, он заставил ее чувствовать себя невидимой, но и она заставляла его чувствовать себя банковским счетом.

- Ну, это верно, – тихо сказал Эдвард и пожал плечами. - Я готовился покончить с этим, в любом случае. Мне просто... не интересно. Это больше не работает. Она все время висит на моей заднице, требуя больше времени, больше денег, больше... дерьма.

- Больше секса? - спросил Дариан удивленно. - Ты такой несчастный ублюдок. Мне так жаль тебя, Эдвард.

- Я сказал «больше дерьма», придурок. Но полагаю, что и секса ей хотелось бы больше, если бы я давал ей все это. - Он равнодушно пожал плечами. - Я не нахожу ее больше привлекательной. И не уверен, что, вообще, когда-то делал это на самом деле, но в последнее время она вызывает у меня только чертову головную боль. - Оба громко рассмеялись. - Я не обманываю себя, я понимал, что для нее это значит больше, чем для меня. Но она была в курсе, чего ждать от меня. – Эдвард знал, что сексуально она была удовлетворена. Он мог заставить ее стонать, как течную сучку, но даже в их самых интимных моментах не было ничего большего, чем просто трах.

- Я думал, это то - чего ты хотел. Без чувств.

- Да. Так и есть. Но не тогда, когда нет и желания. И она довольно часто портит все, открывая свой проклятый рот. Итак, что же ей сказала твоя врач?

- В основном, она сказала ей отделаться от твоей задницы. - Снова пришел бармен, и на этот раз Дариан заказал повторить напитки, пока его друг сидел с пустым взглядом на барном стуле в созерцательной тишине. - Поэтому я думаю, мы увидим, если она примет совет Беллы. - Он опустил голову, чтобы скрыть ухмылку, которая растянулась по всему лицу.

«Белла».

Эдвард почувствовал толчок при звуке этого имени и прокрутил его в голове несколько раз, пытаясь представить ее в своих мыслях. Имя красивое, итальянское, и он подумал, что, возможно, все, что говорил о ней Дариан, - правда. Эдвард представлял себе скучную, бесстрастную землеройку, которая анализирует жизни других людей в связи с отсутствием своей собственной. Но имя... Может, и было что-то в ней из того, как описывал ее Дариан. Неожиданно он оказался заинтригован, даже волосы на спине встали дыбом. «Кто она такая? и какого черта она думала, когда говорила моей любовнице послать меня, не зная обе стороны этой истории? И почему, черт возьми, мне есть до этого дело?» - подумал он.

- Мне интересно, сказала бы она то же самое Хайди, если бы знала мое видение этой ситуации.

Дариан увидел, как его друг потерялся в своих мыслях, но продолжил говорить как будто сам с собой.

- Да, я сказал ей. Но это было после того, как Белла закончила разговор. Я ничего не мог сказать, когда она была в эфире.

Эдвард откинулся на спинку стула, затем резко повернулся к Дариану.

- Что? Ты ведь не называл моего имени, не так ли? Мне не нужно, чтобы моя личная фигня была выставлена на всеобщее обозрение, Дариан.

- Расслабься, Эдвард. Я не глуп. Хайди назвала только твое имя, а я не уточнял фамилию и не упоминал «Каллен Корпорейшн». Я сказал Белле, что ты очень целеустремленный, и предельно честен с женщинами, когда вступаешь с ними в... э-э, ну, в сделку.

- И? Каково было ее мнение? – Губы Дариана слегка приподнялись, забавляясь, что его друг настолько заинтересован в том, что, по его утверждению, было полным дерьмом.

- Она не верит, что ты не знаешь, что причиняешь этим боль - женщинам. Я думаю, ее точные слова были: «Твой друг четко знает, как работает это дерьмо, если он подготовил себе лазейку для отступления», - издевался Дариан с ехидной ухмылкой.

Эдвард облокотился на стойку и улыбнулся, медленно оскаливая зубы.

- Отлично. Вероятно, она жесткая, скрытная и чертовски холодная. Прямо чувствую, как напрягся мой член. - Он посмотрел на свой стакан и ехидно усмехнулся.

Дариан расхохотался. Он знал, что интеллект - это как раз то, что Эдварду необходимо в женщине, а затем, возможно, он смог бы открыть и свое сердце и ум большему, чем просто сексуальные отношения; если он сможет найти кого-то, кто сможет стимулировать его выше пояса. Если здесь было хоть что-то, что могло завести его друга, то это - вызов.

- Да. И ты даже не знаешь, как она выглядит. Бог тебе в помощь. Тебя ждет море разочарования.

Телефон Эдварда снова вторгся в его размышления. Он вытащил его из кармана, открыл сообщение.

«Эдвард, тащи свою задницу сюда сейчас же, или все кончено!»

- Тьфу, блять. Ди, я должен идти, и Эммет в опасной близости к тому, что его член будет откушен этой банши (ПП: женщина, которая, согласно поверьям, является возле дома обречённого на смерть человека и своими характерными стонами и рыданиями оповещает, что час его кончины близок). Можешь, убедиться, что он доберется домой? Иначе они точно покалечат там друг друга, - кивнул Эдвард головой в сторону Эммета и помотал ею в неодобрении.– Семье не нужны лишние сплетни, потому что он не может контролировать своего «спортсмена». Я люблю своего брата, но он не всегда думает головой.

- Ладно. Сообщение, должно быть, от твоей дамы? – предположил Дариан и сделал еще один большой глоток пива. Эдвард внешне съежился на словах «твоей дамы», на самом деле не зная, как классифицировать ее, но «угрюмая, ноющая землеройка», которой она стала, конечно, не подходило для озвучивания.

- По-видимому, она не вняла совету твоей девушки. Я должен явиться, или все кончено, - с сарказмом сказал Эдвард. Предстоящий разговор не был тем, что он с нетерпением ждал. Закатив глаза, он допил содержимое своего бокала и подошел к Эммету, положил руку ему на плечо. - Эм, я должен ехать. Увидимся в воскресенье.

- Чувак! Не уходи, Эдвард. Все только начинается. Это Руби, - радостно сказал Эммет, его речь была невнятной от количества алкоголя, которое он влил в себя за последние два часа. Глаза Эдварда упали на красный след от помады на шее брата, и он принял к сведению, как оценивающе ее синие глаза оглядели его с ног до головы. Испытывая отвращение, кивнул этой женщине. Она была элегантно одета, с ярко-красным лаком на длинных ногтях, но Эдвард почувствовал, как подкатила желчь к его горлу. Она могла выглядеть элегантно, но Эдвард видел «грязь», которую она скрывала. Ее вопиющий оценивающий взгляд дал понять, что она перешла бы к более выгодному предложению, не думая дважды.

- Приятно познакомиться с вами. Спокойной ночи, Эммет.

«Такие суки и заставляют меня бегать от отношений, как от чумы. Просто как Хайди». Если Эдвард хотел быть честным с самим собой, он вынужден был признать это. «Такая же лживая, жадная и расчетливая», - подумал он, разворачиваясь и выходя из бара. Было очевидно, что Руби не заинтересована в Эммете. Он просто ее следующая жертва, и она упала бы к ногам Эдварда, если бы тот щелкнул пальцами.

- Мне это чертовски неинтересно, - пробормотал он себе под нос, спускаясь на четвертый этаж подземного гаража, где был припаркован его автомобиль. – Чертовски неинтересно.



* * * * * 


Пока он ехал несколько миль к квартире Хайди, Эдвард пытался понять свои чувства к женщине, с которой спал последние полтора года. Конечно, она была красива, но мелочна, лишена чувства юмора и ума. Она больше интересовалась шопингом, чем тем, что происходило в мире, и ему было откровенно скучно с ней. Он тяжело вздохнул, отдавая должное ее физическим данным. Эдвард захотел ее, поэтому просто протянул руку и взял. Это было легко, как и все остальное в его жизни. Конечно, он усердно работал, но делать деньги из ничего - было тем, что он больше всего любил, и он был в этом хорош. Это тоже было для него легко.

Он вставил ключ-карту в дверь, и швейцар поздоровался с ним.

- Добрый вечер, мистер Каллен.

- Добрый вечер, Джордж. Как поживаешь?

- Хорошо, сэр. Давно здесь не были. Рад вас видеть.

Эдвард поморщился. «Да, давно». По крайней мере, месяц, как он не был здесь.

- И я тоже.

Он поправил пиджак и вытащил манжеты рубашки из-под рукава, пока рассматривал огоньки индикации в лифте, поднимающем его на одиннадцатый этаж элитного жилого комплекса.

Он познакомился с ней два года назад через свою сестру, и после нескольких телефонных звонков и пары «случайных» встреч, когда она наведывалась в его офис, наконец, пригласил ее на ужин. Эдвард покачал головой, вспоминая. Он отдавал должное, как легко она смогла втянуть его в эту игру. У нее прекрасное тело, и секс с ней получался классный, но у них не было ни одной общей темы для разговора. Хайди работала в художественной галерее в центре города и постоянно подбивала Эдварда приобрести какие-то ужасные сомнительные «шедевры» каждого ее нового клиента. Один из шкафов в его квартире полностью был забит этим хламом.

Эдвард потер свою шею, когда подошел к ее двери. Он надеялся, что это будет последний раз, когда он открывает эту дверь своим ключом. Когда толкнул и открыл большую дубовую дверь, услышал музыку, доносящуюся из спальни, там горел свет, отбрасывая жуткие тени в гостиную и столовую. Квартира была небольшая, но очень дорогая, он отдал кучу денег на ее обустройство и приобретение мебели, которую хотела Хайди. Эдвард посмотрел вокруг, быстро пересек всю комнату, направившись к бару, снимая пиджак Armani и ослабляя галстук, пока шел.

Он взял бокал и, добавив льда, плеснул в него виски на два пальца, прежде чем услышал позади себя Хайди.

- Ну-ну... чем я обязана такой чести? - ехидно сказала она.

Эдвард сжал губы.

- Ты просила меня, чтобы я приехал, - взглянул через плечо, прежде чем осушил свой бокал и снова взял бутылку, чтобы его наполнить. – Или твое сообщение было предназначено для кого-то другого? - холодно рассмеялся он. – Твой тон привел меня к мысли, что сообщение было для меня. - Эдварду было все равно. Ему не было неловко, он не нервничал, не... волновался. Ему было абсолютно все равно.

Он напрягся, когда она подошла к нему сзади и скользнула руками вокруг его пояса. Учитывая тон ее сообщения, это было не то, что он ожидал, но ее близость ничего не изменила в нем.

- Что ты хотела? - его голос был плоским; он выбрался из ее объятий и подошел к креслу у большого окна в гостиной. Глядя на мерцающие огни Чикаго, опустился в его мягкость. Эдвард все пытался понять, что делать с этой почти невыносимой ситуацией. Он не мог решить, как поскорее убраться отсюда ко всем чертям, и больше никогда снова не иметь дела с этим дерьмом. Может это будет, как и сотни других ночей, которые он провел в этой квартире. Несколько бокалов, секс, а потом... ничего. Он встанет и уйдет, и это будет… конец. Сегодня он хотел, чтобы это закончилось. Навсегда.

- Хайди. Ответь мне прямо сейчас. Что. Ты. Хотела?

Она опять подошла сзади, провела рукой по его груди вниз, повернула к нему голову и втянула мочку его уха в свой рот, пытаясь получить его реакцию. Если бы он закрыл глаза, то мог бы позволить этому произойти, но хотел ли он этого на самом деле? Он немного отстранился.

- Итак, ты хочешь трахаться? - прямо спросил Эдвард через плечо. Его тон был кислым, и он звучал жестко, даже для своих собственных ушей. Он чувствовал себя мертвым внутри, равнодушным. Он мог это принять… или уйти.

Она замерла.

- Нет, я хочу, чтобы ты перестал смешивать меня с дерьмом. Я хочу, чтобы ты перестал таскаться со своими друзьями, - сказала она строго.

- Мы уже говорили об этом десятки раз. Этот разговор устарел.

Он убрал ее руку от своего тела и откинул в сторону, и она задохнулась в ответ.

Ее голос стал тошнотворно сладким, когда она изменила свою тактику, и ее руки снова вернулись на его грудь.

- Эдвард, я хочу, чтобы ты занялся со мной любовью... - промурлыкала она, начиная стягивать с него галстук и расстегивать пуговицы на его белой рубашке. Он поднял свою руку и остановил ее действия, накрыв ее руку своей. Встал, эффективно нарушив их контакт, и сделал несколько шагов к окну, подальше от нее.

- Мы не занимаемся любовью. Мы - трахаемся, - сказал он прямо и выдохнул, потрясение отразилось на ее лице.

- Тебе обязательно быть таким ублюдком? – громко прохрипела она. – Ты думаешь, если ты богатый и красивый, то можешь обращаться со мной, как с мусором? Ты - такая сволочь!

Он повернулся и впервые посмотрел на нее. Она была одета в какое-то возмутительно дорогое дерьмо со смешной отделкой из перьев на халате, который не скрывал кружевные трусики и лифчик под ним. Его взгляд равнодушно пробежал по ее телу, и он сделал еще один глоток из своего бокала. Ее тело было красивым - этого нельзя отрицать - изгибы соблазнительными. За исключением тех силиконовых сисек, на которых она настояла в прошлом году. Они стоили ему несколько тысяч, но его это не волновало. Эдвард смотрел на нее глазами, но его пальцы и губы хотели мягкой, теплой и настоящей плоти. Не жестких, холодных, поддельных. Может быть он стареет, как предупреждала его мать. Он стряхнул с себя эти мысли так же быстро, как они и пришли. Ему нужно было разобраться с этим дерьмом.

- Так я - сволочь? - спросил он резко. - У тебя есть все, что тебе нужно. Я сказал тебе в самом начале, что для меня это только физическая связь. Это то, что вписывается в мой образ жизни. Ты согласилась. Я никогда не лгал тебе о своих намерениях, и ничего не изменилось. Я все еще не хочу большего. Но в последнее время даже секс... Это как трахать чертову Барби. Если бы я хотел трахать резиновую женщину, то это обошлось бы мне чертовски дешевле, чем то, сколько ты выуживаешь из меня каждый месяц.

Его глаза встретились с ее голубыми глазами - она была сердита.

- Это меньшее, что ты можешь сделать, ты - паршивый ублюдок, - ее голос наконец вырвался из ее губ, и Эдвард почувствовал укол сожаления, сам того не желая. - После всего этого... ты вообще смеешь утверждать, что заботишься обо мне?

- Да, я забочусь о тебе, но не так, как ты хочешь. Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Я хочу, чтобы ты была в безопасности и счастлива, но я, конечно, не люблю тебя, Хайди. Я не уверен, что вообще способен на подобные чувства. Мне очень жаль.

Она фыркнула, и ее глаза наполнились слезами в ответ на холодный тон его голоса.

- Я не верю тебе, Эдвард. Ты показываешься здесь, может быть, один или два раза в месяц, чтобы оттянуться, вот и все.

- Нет, это не так. Мы ходили с тобой на мероприятия, ездили в путешествия... все мое окружение знает, что ты и я - вместе. Я не относился к тебе, как к шлюхе. Какого хрена ты хочешь от меня? – быстро выплюнул Эдвард.

Он чувствовал духоту, он задыхался... как зверь в клетке, который хотел свободы.

- Большего, - сказала просто Хайди.

Эдвард вздохнул. Здесь просто не могло быть большего.

- Я очень занят работой в компании, и я не хочу обязательств и прочих романтических неприятностей! - голос Эдвард стал более жестким. - Черт, половину всего времени меня даже нет в городе, ради Христа! Я не собираюсь спорить об этом и не чувствую необходимости обсуждать это снова и снова. Это так, и так оно и останется! Смирись с этим или давай все прекратим.

«Блять! Я только что дал ей выбор?» Он хотел сам себе дать пинка.

Она закрыла рот ладонью и отвернулась.

- Что я не даю тебе, Эдвард? Что тебе нужно от меня, что я не даю тебе? - ее голос стал вкрадчивым и злым. – Ты не получаешь удовольствия от секса со мной? Моя киска недостаточно узкая, или мои сиськи недостаточно большие?

Он сделал глубокий вдох. Было много всего, но он не хотел сыпать соль на рану.

- Заткнись! Ты звучишь как шлюха, когда так говоришь. Все не так сложно. Это просто больше не является правильным. Для каждого из нас. Просто взгляни на это, как оно есть.

- Что есть?

- Это. Всё. Ни больше - ни меньше, - сказал Эдвард четко. Его тон был безразличным, лишенным абсолютно любых эмоций.

Она поджала губы и посмотрела в пол, кивая головой.

- Я думаю, это не устраивает меня. Я хочу выйти замуж и иметь детей. Я хотела... этого с тобой, - выпустила она рваный вздох. – Я знаю... - кто бы мог подумать? - Но я хочу быть матерью.

Эдвард пересек комнату, поставил свой стакан на стол, чтобы притянуть ее к себе. Она положила свою голову на его плечо и тихо заплакала. Дети не были в его планах, но он знал, что если они у него когда-либо будут, то точно - не с этой женщиной.

- Эдвард, я люблю тебя.

Он немедленно напрягся - ее слова напомнили ему, что она не та, кого он хотел, и он не может дать ей то, чего она хочет.

- Стоп. Я знаю: ты думаешь, что это что-то изменит, но это не так. - Все эти месяцы, когда она постоянно шипела в его ухо, требуя денег, не оставили в нем никаких чувств к ней. Это читалось в том, как он говорил с ней, в его холодном поведении и жесткости, когда он аккуратно оттолкнул ее прочь. - Прости, но это должно закончиться. Ты можешь оставаться в квартире. Я буду продолжать платить за нее, пока ты не скажешь мне, что ты устроилась или... что угодно.

Он убрал ее руки от себя и оставил стоять одну посредине комнаты. Она последовала за ним, обернув руки вокруг его тела и притягивая к себе как можно ближе, как только могла.

- Не уходи. Займись со мной любовью, только один раз. Просто еще один раз. Тогда можешь уйти, - просила она, отчаяние сочилось в ее словах.

Эдвард внутренне съежился. Каким бы прагматичным он ни был, как бы ни любил секс, мысль об этом - с Хайди, в этих обстоятельствах - оставила его холодным. Он спокойно еще раз убрал ее руки от себя.

- Я не пытаюсь причинить тебе боль, Хайди. Но я просто... не хочу. Извини, если это звучит жестоко, но я не хочу продолжать это дерьмо. Просто, давай прекратим это.

Ее лицо стало жестким, наполненным гневом.

- Так это конец? Ни с того, ни с сего?

- Едва ли. Будь честной. Все это тяготит нас обоих уже несколько месяцев. Мы хотим разного от отношений, и твоя ненасытность убила во мне желание. - Он повернулся, взял галстук и пиджак, направился к двери. – Позвони миссис Коуп, если тебе что-то понадобится, она обо всем позаботится. – Эдвард больше не хотел иметь с ней дело, но чувствовал на себе определенную ответственность. Его личный помощник могла позаботиться о любых потерянных концах. Она была хороша в этом.

- Ты ублюдок! Я тебя ненавижу! - Она взяла стакан, который он оставил на столе, и бросила в него. - Я тебя ненавижу! Ты меня слышишь? Ты - чертова сволочь, Эдвард! - кричала она ему вслед, но он продолжал идти к двери, не произнося ни слова.

Он всегда ненавидел эту часть, но это было неизбежно. Каждая женщина, с которой он встречался, всегда заканчивала тем, что хотела большего. И чем больше они хотели, тем больше он отстранялся. Он начинал скучать и терял интерес.

Дверь тихо закрылась за ним. Обычная картина повторилась еще раз.

Ни эмоций, ни тревоги, ни угрызений совести... просто облегчение. 



____________________
переводчик: rs-online
редактор: Илария


Источник: http://robsten.ru/forum/19-1302-2
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (14.12.2012)
Просмотров: 5175 | Комментарии: 70 | Рейтинг: 4.9/93
Всего комментариев: 701 2 3 ... 6 7 »
70   [Материал]
  Прочитала главу и мне не понравилось. Автор некомпетентна и, видимо, до конца не понимает, что такое быть психолог. Психолог нужен людям, чтобы человек, пришедший к нему на приём, смог услышать непредвзятое мнение специалиста о проблеме, с которой он к нему пришёл. Психолог должен оставаться беспресстрастным, с лицом кирпича, спокойна слушать и в конце выразить своё мнение. И они не выставляют себя напоказ, не наслаждаются собой, и не раздражаются, как эта делает супер-пупер Белла. Если вы хотите увидеть слёзы сочувствия и чтобы вас по головке погладили, идите к подружке или соседке. Психолог не для этого. А Белла и слышать ни о чём не хочет, хоть и догадывается о корысти Хайди, сохраняет позицию женской солидарности. Это непрофессианально

0
69   [Материал]
  Женщины быстро привязываться - может это женские гормоны и внутренняя программа - о создании семьи и детях, мы такие, наверное это просто неизбежно) но вряд-ли при этом кто-то мечтает окунуться в кучу дерьма)) и если бы не привязанность и желание завести детей - были бы следующие поколения или бы никто не рожал и все жили для себя?...

0
68   [Материал]
  Я тоже всегда поражаюсь, как быстро женщины привязываются и начинают требовать того, о чем не было уговора, да еще и обижаются. Дуры.

0
67   [Материал]
  Эдвард и Белла очень сильные личности - будет интересно их взаимодействие  fund02002

0
66   [Материал]
  Спасибо ожидаю ,что будет ,очень интересная история .

0
65   [Материал]
  Можно сказать , они должны встретиться . Пара достойная друг друга . Возможно Эдвард в ярости , но по сути он должен быть благодарен Белле , она избавила его от Хайди . Только боюсь он осознает это не скоро . Спасибо большое за перевод , очень интересная история .   boast boast good

0
64   [Материал]
  Интересное начало  good

63   [Материал]
  да уж...не самое радужное начало, но не все отношения это сахар и мед.
спасибо за перевод! lovi06032

62   [Материал]
  Мне нравится Белла и нравится Эдвард. Хайди типичный потребитель, с его же стороны все по-честному. Спасибо! good

61   [Материал]
  Очень забавное начало сказки.
Эдвард не такая сволочь, как казался, а Белла... ну, это Белла! fund02002

1-10 11-20 21-30 ... 51-60 61-70
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]