Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


ИЗАБЕЛЛА В ТЕМНОТЕ: Глава 29.2. Любовь и война
Глава 29 Часть 2: Любовь и война




- Малышка... - В комнате было темно. – Белла, - он слышал, как она тихо плакала, но не мог ее видеть.

- Пожалуйста... не называй меня так! - попросила она сломлено. Она скорее умрет, чем позволит ему увидеть ее такой уничтоженной. Откашлялась и продолжила жестко: - Это звучит как ложь. Все кончено.

- Ни черта не кончено, - тихо сказал он.

- Ну, сантименты не мой стиль, - ее голос стал хриплым и густым от слез.

Эдвард обошел комнату и нашел ее, свернувшейся в клубочек в углу за кроватью, темный комочек тени.

Сердце Эдварда свело.

- Ты говоришь это мне, когда я нашел тебя здесь с ним наедине?

Она скользнула вверх по стене, пока не встала, сложив руки на груди.

- Пошел ты! Ты заставил меня смотреть, как ты уходишь с ней, зная, что я должна продолжить петь! Ты знаешь, как чертовски трудно это было? - Он услышал боль в ее голосе и смог увидеть это на ее лице. Зажмурившись, она закрыла глаза.

- Да, будь я проклят! – ответил он. - Я хотел, чтобы ты страдала так же, как ты заставила страдать меня! Ты бросила меня в пучину ада!

- Как? Усомнилась в твоей честности? У тебя есть досье на всех твоих женщин? Изучаешь нас всех?

- Да, - Эдвард немного колебался. Он вздохнул и провел рукой по подбородку.

- Из того, что я увидела, ты задокументировал каждый день моей жизни, - выплюнула она.

- Да, я это сделал! Я всегда узнавал о женщинах, прежде чем сблизиться с ними. Подумай об этом! У меня есть семья и бизнес, которые требуют защиты. Но с тобой... ничего из этого не имело значения.

- Верно. Наверное, мне привиделась эта папка в ящике рядом с моими трусиками, - сказала она с сарказмом. - Бьюсь об заклад, это так расстроило тебя.

- Я даже не читал это, Белла! – закричал он на нее. - После того как я встретил тебя, я положил ее в ящик и больше не вспоминал о ней.

- Почему я должна тебе верить? Ты лгал мне и о Марке Свенсоне тоже. Ты следил за мной, не сказав мне!

- Я лгал об этом ублюдке? Это ты лгала мне! Ты не рассказала мне всю эту историю и не позволяла защищать тебя! Если бы ты была честна со мной, я тоже мог бы быть честным. А так, какого черта я должен был делать?

- Ничего! Ты ничего не должен был делать!

- Черта с два! Я хотел бы повернуть время вспять и убить этого ублюдка, если бы это было возможно!

- Это была не твоя проблема, пока мы не договорились о плане!

Эдвард саркастически засмеялся:

- Все что касается тебя - это моя проблема, Белла!

- Я могу сама позаботиться о себе! Мне не нужен ты!

Ее слова сделали ему больно, он отшатнулся, но потом повернулся и обрушился на нее:

- И мы видели, как «хорошо» это у тебя вышло, не так ли? Перестань пытаться перевернуть все с ног на голову! Ты убиваешь меня... может, нас обоих. И для чего? Что это доказывает? - Он подошел ближе, и она повернула голову, не в силах вынести боль в зеленой глубине его глаз; стараясь блокировать голос, который заполнил все ее фантазии; боясь поверить в то, что он говорил. - Эта глупая папка ничего не значит!

Его ладонь сомкнулась вокруг ее руки, выше локтя, и он притянул ее к себе, другой рукой обнимая за талию, укутывая ее в свои объятия. Белла сопротивлялась, упиралась ладонями в его грудь в знак протеста, но он прижал ее к стене - и она оказалась в ловушке его тела.

- Это означает, что я не могу доверять тебе!

- Нет, это не так! Это означает, что это я не привык доверять никому. Ты пытаешься убедить меня, что я тебе не нужен? Хорошо. Но поговори со мной. Да, я облажался, но не отталкивай меня, - поцеловал в лоб и вдохнул ее запах, пальцы стали разминать мягкую плоть ее руки. Как всегда, потребность прикасаться к ней ошеломила его.

- Мне нужна дистанция. Я так не могу, Эдвард! Пожалуйста. Я не могу думать, когда ты прикасаешься ко мне. - У нее не было сил, чтобы оттолкнуть его, но она приказывала себе сохранять контроль и не растворяться в нем.

- Нет. Впервые я не могу дать тебе то, о чем ты просишь. Я не могу дышать, когда ты передо мной, а я не могу прикоснуться к тебе. Всю ночь я задыхался.

- Тогда скажи мне, что ты не трахнул ее, - потребовала она несчастно. Тошнотворный запах духов другой женщины проник в ее ноздри, и ее затошнило, сердце упало. Она уже знала ответ.

Эдвард замер. Он должен был принять душ, и он это знал. «Как она сможет доверять мне когда-либо, если я не скажу ей правду? С этого момента я буду говорить ей абсолютно все, даже если это будет означать, что потеряю ее». Его глаза закрылись, и он, чтобы собраться, уткнулся лицом в ее волосы, глубоко вздохнув. Влага от ее слез размазалась по его щеке.

- Я не трахнул ее, Белла.

- Но ты прикасался к ней...

Он приготовился и выдавил:

- Да, но...

Мгновенно дыхание Беллы перехватили рыдания, ее руки сильно уперлись в него.

- Ууууууухх! Не прикасайся ко мне после нее! Не смей!

Ее реакция только заставила его руки притянуть ее ближе к себе; она пиналась и царапалась, злые слезы текли по ее лицу; она била его в грудь, тоска угрожала задушить ее. Резкая пощечина ужалила его щеку.

- Не прикасайся ко мне! - воскликнула она судорожно.

- Белла!.. Ради Христа! - Его лицо словно обожгло огнем.

- Нет! Неееееет! Ааааааааа! - ее крик пронзил его слух, ее сопротивление заставило его потерять равновесие и упасть с ней на кровать. - Как ты мог?! Я, блять... ненавижу тебя! - Она плакала и плакала, ее сердце было разбито. Сражалась с его стальными объятиями и твердой грудью всеми силами, которые у нее остались, но вдыхала его запах с каждым вздохом. - Никогда не прикасайся ко мне! Я не могу больше переносить твоих прикосновений!

Эдвард позволил ей бить себя снова и снова, не обращая внимания на боль от ее ударов, и просто держал ее крепче. Его голос пытался успокоить ее, пальцы одной руки гладили ее волосы, а другая рука крепко прижимала ее к нему.

- Белла, это было не так, как ты думаешь. Я не мог... Тссс...

- Я тебя ненавижу! - воскликнула она снова. - Ты счастлив? Увидеть меня такой разбитой и потерявшей контроль? Посмеялся надо мной вместе со своей шлюхой? Ты целовался с ней? Ты этого хотел с самого начала? Сломать меня вот так? Скажи, Эдвард!

Эдвард перевернул Беллу на спину и прижал своим телом, удерживая ее руки над головой. Его собственное сердце болело, ударяясь о ребра. Он сгорал, его кожа пылала, ему хотелось сорвать ее с себя. Каким-то образом он должен был заставить Беллу понять. Вся его жизнь зависела от этого.

- Белла, послушай меня!

Она закрыла глаза, продолжая бороться с его железной хваткой, ее тело сотрясали отчаянные рыдания.

- Думаешь, что ты единственная кто страдает? Я не могу работать, не могу думать ни о чем другом; я спасался только разговорами с Элис и Эмметом, работая с Ньютоном, чтобы убедиться, что Свенсон обезврежен - но все равно все это было о тебе. Я думал, что у нас все прекрасно, пока ты не нашла папку. Я должен был избавиться от нее, но я даже ни разу не вспомнил о ней!

- Слишком много лжи между нами. - Она отвернулась, слезы все еще капали из ее глаз. Ее сердце было разбито, но все же он находился здесь, рядом. И, несмотря на страх, ей нужно было, чтобы он прогнал все это прочь - перемотал пленку и стер все, что пошло между ними не так. Он был единственным, кто мог облегчить ее боль, а Белла отчаянно желала избавиться от нее.

- Я смотрел на тебя сегодня: ты была так чертовски удивительна, так великолепна. Я так гордился тобой. Потом все это развалилось, когда пришел за кулисы и увидел, как Кайл обнимает тебя руками с твоим именем на плече, как бренд! Думал, у меня будет долбанный сердечный приступ! Ты думаешь, что я не страдаю? Что я не способен на страдания? То, как ты дразнишь и мучаешь меня... просто за пределами моего понимания! Ты подпускаешь меня ближе, а затем снова убегаешь! Ты превратила мою жизнь в ад - и с меня достаточно!

- Нет, все не так! Я скучала по тебе... - яростно покачала она головой и ахнула, когда признание вырвалось из нее. - Я хотела сказать тебе об этом после выступления, если бы все не превратилось в кошмар. Ты убил меня, когда ушел с ней.

Он прижался к ней лбом и попытался совладать с дыханием. Белла перестала сопротивляться, но слезы все еще капали из ее глаз. Этих бездонных глаз, в которых он мог потерять свою душу.

- Да, я пошел сегодня к Хайди. Я был смертельно пьян и хотел трахнуть ее. – Белла напряглась под ним снова, в очередной раз попытавшись освободиться, новые рыдания вырвались из ее горла. - Но не потому, что хотел ее! Я хотел выкинуть тебя из своей головы! - Он быстро продолжил: - Я не смог этого сделать, Белла! Я не хочу никого другого! – Эдвард глубоко вздохнул, борясь с ее сопротивлением и своими эмоциями. Его сердце глухо билось в груди, он едва дышал. - Я влюблен в тебя! Боже! Неужели ты не видишь?

Она остановилась, ее глаза распахнулись; и его рот нашел ее щеку, медленно лаская ее, ощущая соленую влагу слез на кончике своего языка. Его собственные глаза кололи подступающие слезы, голос стал густым:

- Агония и экстаз - все сплелось в одно. Ты – все для меня.

Грудь Эдварда стянуло, он боролся за каждый вздох, сердце останавливалось, горло болело. Он ждал слов, которые так и не прозвучали. Новый поток слез вырвался из ее глаз, она ахнула, ловя губами воздух.

- Я сошел с ума, когда увидел тебя в его объятиях. Не хочу видеть ничьих рук на тебе снова. Больше. Никогда. Это понятно? - его горячее дыхание опалило ее висок, когда его губы парили над ее лицом.

- Я не принадлежу тебе.

- Мы принадлежим друг другу. Мы оба знаем, что это так, поэтому просто... черт возьми... прекрати! Ты знаешь, что ты - моя. Признай это.

- Если это правда, то почему ты ведешь себя, как безумный прямо сейчас? - выдохнула она.

Эдвард развел ее ноги коленом и прижал свои бедра к ее паху, отпуская запястья и прижимая ее своим телом; пальцы одной руки сплелись с ее пальцами, а другая рука пробежала по ее телу, по мягким изгибам груди. Его глаза не отрывались от нее, она ахнула.

- Потому что ты довела меня до этого. Потому что это - мое, - прошептал он в ее скулу, - и это... - мягко сжал ее грудь, большим пальцем обведя сосок, который сразу стал твердым. Его бедра прижимались к ее горячему центру, что заставило ее тело открыться ему навстречу и стать влажным против ее воли. Она тихо застонала в знак протеста.

Мгновенно его тело ожило, наливаясь силой так быстро, что стало больно, когда его член оказался в тесном плену одежды. Рука двинулась дальше, пока его пальцы не утонули в ее огне, а она не выгнулась ему навстречу.

- И это... каждая клеточка... ты вся. МОЯ.

Наконец он позволил своим губам накрыть ее губы глубоким поцелуем. Белла плакала в его рот, пыталась сопротивляться, пока не сдалась, открываясь полностью, ее язык жадно заскользил по его языку - они оба забыли все остальное, когда их тела растаяли в объятиях друг друга.

«Боже, это так больно», - плакало ее сердце, слезы продолжали литься, даже когда она сдалась неизбежности его власти над ней и своей любви.

Белла вытащила свою руку из его ладони и притянула Эдварда ближе, запуская пальцы в его волосы, а затем гладя щеку, когда поцелуи стали нежнее; его губы все еще искали и слегка посасывали ее.

- Я ненавижу, что ты делаешь меня такой слабой, - сказала она отрывисто.

- Я так же слаб, как и ты. И не могу держаться подальше от тебя.

- Как ты мог прикоснуться к ней? Разве ты не знал, что это сделает со мной? - свернулась она в его руках, обнимая так, что как будто, если отпустит, то потеряет все в своей жизни. - Я не хо-о-тела чу-у-вство-о-вать э-это.

Сердце Эдварда наполнилось надеждой, но в то же время и кричало от боли. Он прижал ее дрожащее тело еще ближе, и ее руки и ноги окружили его, горячие слезы замочили плечо его рубашки. Если она так расстроена, конечно, она должна любить его в ответ. Он остановился и посмотрел в ее грустные глаза. Костяшки его пальцев нежно погладили ее лицо, он откинул назад ее волосы.

- Да - знал, но я должен был заставить тебя признать свои чувства. Я был не в своем уме от ревности. Белла, мне очень жаль, - сказал он бархатным тоном. Потерся носом о ее нос, пока она не ответила, и, наконец, оставил серию мягких, открытых поцелуев на теперь жаждущих этого губах, пока ее дыхание выравнивалось и углублялось. Она стала спокойнее, и Эдварду необходимо было завершить разговор. Она еще не сказала, что любит его - и это разъедало его изнутри. Он никогда не думал, что три простых слова будут так чертовски много значить для него.

Эдвард заставил себя отстраниться, поднимаясь с нее, и сел на краю кровати. Белла была удивлена, ее кожа покрылась мурашками от внезапной потери тепла его тела. Она повернулась на бок лицом к нему, широко раскрыв глаза в замешательстве - они блестели в полумраке - и ее нос немного сморщился у переносицы. Даже во всем этом беспорядке эмоций, она была самым красивым созданием, которое он когда-либо видел.

Слезы, все еще блестевшие на ее глазах, разрывали его внутренности, но ему было нужно, чтобы это стало ее выбором. Он знал, что может сломить ее решимость, заставить ее сдаться и, вероятно, никогда не покидать эту комнату, но ему просто необходимо было, чтобы она пришла к нему по своей собственной воле. Только тогда он будет знать, что она принадлежит ему.

- Я никогда не думал, что смогу почувствовать что-то подобное к кому-либо, не говоря уже о таком всепоглощающем пламени. Ненавижу это, но в то же время за это и умру. Это казалось немыслимым для меня, но Белла... ты... очаровала меня. Может быть, это не имеет смысла, но я достиг предела. Не могу больше терпеть эту «подпущу-оттолкну» ерунду. Я знаю эту игру. И я играл в нее, но с меня хватит. Сейчас я уйду, и теперь все будет зависеть от тебя. Ты придешь ко мне… - потребовал он тихо, - …сегодня, Белла... или я пас. Я оставлю Бредди ждать тебя. Если ты придешь – значит, мы вместе. Если ты этого не сделаешь - это конец. Я не могу жить так больше. - Он взял ее руку и поцеловал запястье, а затем ладонь. Он изучал ее лицо, ее нижняя губа дрожала, когда она посмотрела на их сплетенные пальцы, а затем в его глаза. - Я люблю тебя... Я хотел бы дать тебе все, что ты только пожелаешь… все, что у меня есть. Позволь мне.

Легко коснувшись указательным пальцем ее подбородка, он ушел.




* * * * *



Ожидание... начала... или конца. Минуты тикали как часовой механизм ядерной бомбы. Чем больше времени проходило, тем больше Эдвард убеждал себя, что Белла не появится. Он не знал, как долго ждал, сидя в роскошном большом кресле, распивая «Chivas» прямо из бутылки. Жидкость обжигала горло, и Эдвард приветствовал эту боль. Это помогало ему сосредоточиться на чем-то, кроме давящей боли в груди, мешающей сделать вдох и занимающей все его мысли.

Зрение было размыто. Он жалел о своем решении дать ей выбор. Говорил себе, что должен был остаться и заняться с ней любовью, пока у нее не осталось бы выбора, кроме как признать, что она любит его. Она должна любить его. Он втянул в себя болезненный вдох. Не мог думать о последствиях, если окажется, что она его не любит. Он будет потерян в первый раз в своей жизни.

Горько рассмеялся. Грубый звук его смеха смешался с мягкой джазовой музыкой, игравшей в квартире. «Эдвард чертов Каллен поставлен на колени красивым лицом, знойным голосом и блестящим умом. Отзывчивое тело с изящными формами – лишь бонус». Смех вскоре задохнулся, когда незнакомая боль снова стянула горло. Его глаза горели.

- Ууууу! - взвыл он, бросая бутылку дорогого виски об камин. Она разбилась, и жидкость вылилась на камни - алкоголь распалил пламя, сделав его всполохи синими, огонь затрещал и разгорелся сильнее.

Он закрыл глаза и откинул голову назад, желая, чтобы блаженный мир бессознательного поглотил его. Может, скотч и истощение исполнят его желание. Оставил дверь незапертой, хотя в душе все же надеялся, что Белла сохранила его ключи. Как изменилась его жизнь. Как изменился он сам. Всего несколько месяцев назад он и в бреду не мог бы представить себе, что даст женщине полный доступ к своей жизни. Это было совершенно нелепо - теперь его методично выстроенная жизнь была в руинах, эмоции, которых он никогда не знал раньше, руководили каждым его шагом. Проведя рукой по волосам, он глубоко вздохнул, размышляя о том, уничтожил ли он всяческую возможность быть с ней. Его желудок скрутило. Он вышел из ее квартиры и захлопнул за собой дверь, прежде чем позволил своей потребности - остаться с ней - взять над ним верх. Возможно, он должен был поблагодарить Кайла и извиниться, но не был готов к этому. Мысли о том: что он мог прикасаться к Белле, возможно, заниматься с ней любовью - были тем, с чем Эдвард не мог совладать.

Мурашки поползли по его коже, когда он вспомнил, как оставил ее там с другим мужчиной, который признался, что все еще заботится о ней. «О чем, черт возьми, я думал?» Разум предавал его. Он не понимал уже, чего он пытался добиться. Единственное, что он чувствовал, это съедающие его заживо всепоглощающие эмоции: ревность, любовь, желание, забота, страх, боль... И он не мог со всем этим справиться.

Эмоции разрушили его жесткий контроль над собой, заставив делать и говорить то, о чем он теперь жалел. Эдвард хотел доказать Белле и самому себе, что может вернуть контроль над своей жизнью... контроль над своим долбаным разумом. Он не мог стоять в стороне и спокойно смотреть на руки Кайла на ее теле, и ничего не делать. Конечно, он знал, как ей будет больно, когда покидал бал с Хайди, но в тот момент все, на чем он мог сосредоточиться – это его собственная боль. Ему хотелось, чтобы она страдала так же, как и он.

- Боже, - тихо застонал он. - Что я наделал?

Белоснежная хлопковая рубашка была расстегнута, рукава закатаны до локтей, пальцы впились в подлокотники дорогого кожаного кресла, пока его хорошо ухоженные ногти не оставили на нем следы.

Он вскинул голову от звука открывающейся двери. Повернул кресло к холлу и увидел, как вошла ОНА. Его дыхание остановилось. Свет из коридора разлился по полу, и она шагнула вперед, ее гибкая тень заслонила собой почти всю дорожку света, по которой она шла. Его сердце стучало так сильно - он подумал, что оно может взорваться. Не мог понять, была ли она реальной или всего лишь плод его воображения. В тишине она подошла ближе, двигаясь бесшумно, пока не оказалась прямо перед ним. Опустилась на колени, беззвучно плача, признавая свою неспособность держаться подальше от него и ненавидя слабость, которую не могла больше отрицать. Может быть, она не хотела потерять его окончательно, независимо от того, сколько боли он причинил ей, независимо от того, что это будет стоить ей собственной гордости.

Взгляд Эдварда поднялся к ее лицу, но она опустила голову. Белла видела в этом свою капитуляцию - то, что она никогда не сделала бы добровольно. И он хорошо понимал, чего это стоило ей. Его собственное сердце страдало от этого.

Не удержавшись, Эдвард бросился вперед и прижал ее к себе, крепко обернув своими руками. Когда ее руки скользнули на его шею, в отчаянии сжимаясь в кулаки, и она тихо заплакала в его шею и плечо, он вздохнул с облегчением. Его легкие протестовали до боли, не желая принимать воздух, который он пытался вдохнуть. Он прижал ее к себе, руки принялись гладить ее спину и бедра, эмоции переполнили его.

- Белла, тссс. Не плачь, любимая. О, детка, - выдохнул он. - Все будет хорошо. Я так рад, что ты пришла ко мне.

- Почему это должно быть так больно? Мне никогда не было так больно, - ее голос был густым и надломленным.

- Это означает, что ты любишь меня. Не так ли?

Секунды до ее ответа показались ему часами.

- Ты знаешь, что - да, – вырвалось у нее. Эдвард закрыл глаза от столь необходимых ему слов. - Я люблю тебя слишком сильно.

Ее боль проникла ему под кожу, и вскоре он уже не знал, чья это боль - его или ее - душила его. Он хотел забрать у нее эту боль, и его рот нашел ее губы в безумном поиске утешения. Поцелуи были страстными, оживляющими и убивающими, каждый из них принимал неизбежность своего поражения.

Его руки держали ее лицо, его нежное поклонение лишало ее дыхания. Эдвард неохотно оторвался от ее губ, но он очень хотел поговорить с ней, услышать ее.

- Белла, я был так неправ во многих вещах. Мне очень жаль. Я знаю, как больно делал тебе, но теперь все это закончилось.

- Тише, просто обними меня. Не отпускай меня.

Он обнял ее так крепко, подняв к себе на колени и целуя ее лицо. И все равно это было недостаточно близко для них. Белла подтянула свои колени и свернулась калачиком в его руках на большом кресле, склонив голову на сильное плечо, лбом ощущая пульсовую волну на его шее. Этот ритм говорил ей, что он действительно здесь; и она расслабилась в его руках, ее ладони легли на его голую грудь под расстегнутой рубашкой. Эдвард вздохнул, его легкие, наконец, полностью заполнились воздухом. Новые ощущения поразили его - он не мог понять: эта новая боль была горькой или сладкой?

- Боже, я скучал по тебе. Я так люблю тебя, Белла.

Она закрыла глаза, молясь, чтобы он говорил правду. Прикоснувшись к его лицу, прижалась губами к его подбородку один раз, потом второй и оставила их там, открываясь и тоскуя по его губам. Она о многом хотела поговорить с ним, но этот момент был слишком великолепным, чтобы разрушать его вопросами, которые могли сломить ее. Может быть, она даже не хотела знать ответы. Эдвард признался, что любит ее, и она хотела этого мира, который дарили его слова.

Через некоторое время его рука скользнула под ее колени, он поднял ее и в тишине понес наверх по лестнице, в спальню.

В комнате было темно, когда он аккуратно положил ее на кровать. Руки Беллы стянулись в знак протеста, когда он попытался отстраниться.

- Останься со мной.

Боль в сердце Эдвард начинала ослабевать.

- Уже почти рассвет, дорогая. Я просто хочу закрыть жалюзи, чтобы мы могли поспать, - усталость вплелась в его голос, пальцы коснулись ее лица. – Солнечный свет мешает спать моей девочке.

Она улыбнулась в темноте. Электрические ставни за окном закрыли их от всего мира, с мягким шумом, сопровождаемым только тихим шорохом снимаемой Эдвардом одежды. Белла лежала в темноте, прислушиваясь, ее сердце вырывалось из груди, а тело пульсировало от его отсутствия даже в эти несколько секунд. Она отчаянно желала ощутить его руки на себе, его близость стала самой большой потребностью в ее жизни.

Эдвард сел рядом с ней, его пальцы нежно и неторопливо избавили ее от одежды, которая вскоре валялись на полу рядом с его вещами.

Через секунду он уже был рядом с ней, Белла прижалась к нему, его руки притянули ее ближе, их ноги сплелись.

- Я так волновался, что ты не придешь.

- Ты же сказал, что я принадлежу тебе. Как я могла не прийти? - тихо пробормотала она ему в грудь, его губы прижались к ее макушке, и он вздохнул.

- Я сказал, что мы принадлежим друг другу, Белла... Я раб этого - как это не назови. Никогда не верил, что такие чувства вообще возможны, и не хочу терять тебя, больше никогда.

Рот Эдварда завладел ее губами, позволяя небывалой страсти вспыхнуть между ними. Это было прекрасно и отчаянно - их руки искали и находили каждый дюйм гладкой кожи, скользили, ласкали, дразнили, сводили с ума.

Ногти Беллы впивались в спину и шею Эдварда, когда ее тело изгибалось ему навстречу, молча отдавая себя в его распоряжение. Ее дыхание стало поверхностным, покрывая его кожу, как самое дорогое золотое напыление. Его сердце переполнялось, а затем сжималось, слезы подкатывали к глазам.

- Малышка, Белла... Я хочу, чтобы все было медленно. Займись со мной любовью.

Она остановилась, ее рука откинула назад прядь его волос и погладила щеку.

- Мы всегда занимались любовью. Это всегда была любовь, - прошептала она в его рот, втянув его нижнюю губу между своими губами, потянула и прикусила зубами. И Эдвард издал низкий стон, когда его рот врезался в нее, язык вторгся в теплую глубину ее рта, чтобы поклоняться ей.

Он был бы счастлив просто целовать ее вечно, ощущать ее руки на своей шее и осознавать то, что она принадлежит ему, - и этого было бы достаточно. Его руки скользнули вниз по ее телу, по мягким изгибам груди, и уже тугие соски напряглись еще больше. Ее спина изогнулась, а руки прижали еще сильнее, когда его горячий рот сомкнулся на одной из ее вершин.

- Аххх... Эдвард, - выдохнула она, когда он пососал и, аккуратно прикусив зубами, мягко потянул за сосок, пока она не начала извиваться под ним. Его руки скользнули дальше, пока губы ласкали вторую грудь, пальцы нашли ее плоть, которая жаждала его внимания, призывно приподнимая бедра.

Белла была горячей и скользкой, и его член уже болел от напряжения, желание стало невыносимым. Он хотел слиться с этой женщиной и никогда не отрываться от нее.

- Боже, Белла, - простонал он в ее грудь. - Я хочу тебя. Навсегда.

Пальцы Эдварда нашли заветный комочек нервов и начали колдовать над ее телом. Белла извивалась под ним с хриплым стоном. Желание, которым были пронизаны эти звуки, сводило его с ума, и ему пришлось собрать все силы, чтобы продолжить свою «пытку».

Ее маленькая рука сомкнулась вокруг его длины, и у него перехватило дыхание. Она жаждала почувствовать всю его силу внутри себя, но хотела подразнить и помучить его так же, как и он делал с ней. Она двигала ладонью вверх и вниз, сжимая и толкая, пока его бедра не начали двигаться вместе с ее рукой, а ее большой палец не поймал капли спермы на его набухшей головке.

- Пожалуйста, Эдвард... - попросила она, целуя его в макушку и запуская пальцы в его мокрые от пота волосы. - Пожалуйста... сейчас. Я не могу больше.

- Я хочу, чтобы ты кончила.

- Я кончу. С тобой. Пожалуйста, не заставляй меня больше ждать, я хочу почувствовать тебя внутри.

Руки Эдварда скользнули по ее телу, и взяв ее за талию, он повернулся так, чтобы она оказалась верхом на нем, его пальцы гладили ее бедра, прижатые к его паху. Эдвард смотрел на ее лицо, когда Белла начала двигаться на нем, прижимаясь к его твердости и скользя по ней клитором, пока они оба не начали задыхаться. Белла закрыла глаза и приоткрыла губы.

- Ооооо, ахх, - всхлипнула она, когда он, наконец, скользнул внутрь. Это было так давно, слишком давно, и ее тело жаждало его.

- Боже. Белла, ты так прекрасна. Твое тело совершенно.

Его руки потянулись вверх, чтобы обвести контуры ее груди нежными прикосновениями; она начала двигаться на нем долгими, медленными толчками; они оба смаковали их соитие и медленно нарастающие ощущения. Ее тело было жарким и тесным, а в сочетании с любовью и желанием на ее лице - это не давало Эдварду шанса продержаться долго. Его тело уже начали пронзать первые спазмы приближающегося оргазма.

Вдруг Эдвард сел, одной рукой придерживая ее за талию, притянул ее тело ближе к своему, толкнулся в нее глубже, задевая ее клитор своим лобком. Его руки обвились вокруг ее тела, беря под контроль ее движения, он стал двигаться жестче и быстрее. Знал, что она уже близко - ее тело сжималось вокруг него, руки вцепились в плечи так, что ногти впились в его кожу.

- Белла, - ее имя сорвалось с его губ как молитва. - Я не хочу, чтобы это заканчивалось, но то, что ты делаешь со мной…

- Перестань думать. Просто люби меня. Ааааах... - она тихо застонала.

- Я люблю. Детка, я люблю. - Эдвард хотел показать ей, как сильно любит ее. - Больше чем я когда-либо мог себе представить. – Положение сидя давало им более тесный контакт, и Эдвард входил в нее так глубоко, насколько возможно, нашел ее губы своими губами, которые отдавали и брали, впивались и ласкали, поклонялись ей, как будто он никогда не сможет насытиться.

Положил ее на спину, руками откинул назад ее волосы и, двигаясь в ней, вдавил ее в матрас силой своих толчков. Поднял голову, чтобы посмотреть на ее лицо. Его тело было на грани, он погружался в нее медленными, сильными толчками.

- Белла, - позвал он тихо, и она открыла глаза. - Я люблю тебя. Ты меня слышишь?

- Да, - потянулась к нему, снова желая найти его губы, даже когда ее тело забилось в экстазе. Она вся задрожала, сраженная силой своего оргазма, выгибая спину против собственной воли, ее тело вышло из-под контроля. - Ааахх!

Его зеленые глаза засверкали и, наконец, закрылись, когда он кончил в нее серией мощных рывков, стремящихся как можно глубже, а ее тело пульсировало и сжималось вокруг него. Эдвард крепко прижал Беллу и снова нашел ее рот, все еще двигаясь внутри нее. В то время как их тела успокаивались, они продолжали целоваться снова и снова, не в силах насытиться друг другом. Наконец, он прижался щекой к ее виску, ее влажные волосы цеплялись за его кожу; они оба тяжело и прерывисто дышали.

- Я так безумно люблю тебя. Я не хочу быть нигде, только здесь, - толкнулся в нее снова, чтобы доказать свои слова. - Я люблю тебя, Белла.

Эдвард перевернулся, аккуратно покидая ее тело. Его пальцы гладили ее спину и волосы, она прижалась к нему, они оба нежились в обволакивающей их, как облаком, близости. Белла подняла голову и поцеловала его грудь, ее губы открывались и нежно посасывали его кожу. Сердце Эдварда сжалось, когда он почувствовал горячие капли ее слез на своей груди.

- Я боюсь.

- Не надо. Я здесь, и я никуда не уйду. Никогда.

- Обещаешь?

- Я хочу, чтобы ты стала моей женой и родила мне детей. Это о чем-то говорит тебе?

Белла ахнула, подняла голову так, что ее подбородок лег на него, а она могла смотреть ему в лицо.

- Ты это серьезно?

- Белла, видеть тебя с Джиллиан, просто быть с тобой, чувствовать это ненасытное желание и потребность заботиться и защищать. Отчаяние, когда мы боремся друг с другом. Ревность... Какие здесь могут быть шутки?

Ее руки сжались вокруг него, и она закрыла глаза, положив голову ему на грудь.

- Я люблю тебя больше, чем могу вынести.

- Я знаю. Это больно, но это сладкая боль.

- Эдвард, это была я. Я была с тобой в ту ночь. Ты не спал.

Его пальцы нежно коснулись бархатной мягкости ее щеки.

- Я знаю. Я почувствовал утром твой запах на простынях, но это было настолько захватывающе, но сначала думал, что это мое воображение. Я понял, что влюблен в тебя, той ночью. - Ее руки стянулись вокруг него, но она молчала. - Что заставило тебя прийти ко мне?

- Мне было страшно, я переживала за нас обоих. Я нуждалась в тебе. Я просто... Я хотела почувствовать тебя, побыть в безопасности и знать, что и ты тоже в безопасности.

- Я никогда никого так сильно не ненавидел, как Марка Свенсона. Я мог бы убить его за то, что он сделал с тобой. Мои методы были, вероятно, неправильными, но моей целью было только защитить тебя. Ты сможешь простить меня?

- Это все уже закончилось.

Они лежали вместе молча, впитывая друг друга, пока Эдвард не смог ничего с собой поделать:

- Белла... - его пальцы утонули в волосах у нее на затылке. - Расскажи мне о татуировке.

Она вздохнула.

- Это ничего не значит. Кайл сделал ее после того, как мы расстались. Таким способом он хотел показать, что заботится обо мне, и пытался вернуть меня. Полнейшая глупость с его стороны.

- Что он сделал, что заставило тебя уйти от него?

- Он изменил с Кристалл.

- Неудивительно, что ты была так расстроена сегодня вечером. Я - бесчувственная задница. Сожалею, что тебе пришлось пережить такое с ним.

Белла пожала плечами в его руках.

- Не стоит. Мы хотели разного от жизни. Он хотел продолжать играть в группе, а я хотела пойти в аспирантуру. Наши пути расходились, и я полагаю: он пошел к ней, потому что я сама уже больше не была с ним.

Эдвард переваривал то, что она сказала, продолжая гладить ее волосы.

- Это не было так, как сегодня. Сегодня вечером... я чувствовала что умираю, Эдвард.

Он одним плавным движением перекатил ее на спину и оказался в колыбели ее тела, его пальцы нежно коснулись ее лица: сначала щеки, а затем подбородка.

- Белла, послушай меня. Посмотри на меня, - приказал он.

Ее глаза встретились с его, и даже в темноте она могла видеть блеск в его глазах.

- Я был захвачен ревностью. У меня нет никаких оправданий тому, как я поступил. Но я не мог дышать, не мог думать. Когда увидел, как он прикасается к тебе... ну, я оказался не готов к тому, что почувствовал, - его голос был низким, напряженным.

- Я понимаю...

- Нет, позволь мне закончить. Впервые в жизни я не думал, а просто реагировал. Все это время... ты была всем, о чем были мои мысли.

- Не говори, что ты думал обо мне, когда был с ней.

Печаль в ее глазах сделала Эдварда еще более решительным.

- Пойми то, что я говорю. Все совсем не так. ТЫ всегда со мной, даже когда я не хочу этого.

Белла улыбнулась и потерлась о его подбородок кончиком носа.

- Привыкай к этому, - прошептала она.

Эдвард выдохнул, ухмыльнувшись, но улыбка быстро исчезла с лица, когда его тело нашло ее, и Белла, приподняв бедра, приняла его, позволяя их телам слиться.

- С удовольствием, - простонал он, и его рот жадно накрыл ее губы…




* ~ ИЗАБЕЛЛА В ТЕМНОТЕ ~ * 














____________________
переводчик: rs-online
редактор: Илария

Источник: http://robsten.ru/forum/19-1302-125
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (12.04.2013)
Просмотров: 5454 | Комментарии: 79 | Рейтинг: 5.0/107
Всего комментариев: 791 2 3 ... 7 8 »
0
79   [Материал]
  красивая история. Спасибо....................

0
78   [Материал]
  Ох, люди... никак без страданий. Быстро настрогают проблем и пускают в ход вопли-слезы-сопли для их преодоления.

0
77   [Материал]
  Белла молодец, что сделала правильный выбор  good

0
76   [Материал]
  Девочки, спасибо за ваш бескорыстный труд! 
Хорошо, что вы у нас есть!

0
75   [Материал]
  Спасибо , история отличная , напряжённая и открытая ,мощная и нежная , очень захватывающаяся , лиричная и запоминающаяся . Спасибо огромное , за Вашу работу .

0
74   [Материал]
  Отличная история. Огромное спасибо  cvetok01

0
73   [Материал]
  lovi06032 lovi06032 lovi06032 Огромное спасибо . Великолепный перевод . То что они все же вместе только доказывает их любовь . И ничего уже не сможет остановить это чувство .

72   [Материал]
  Неожиданоо очень красивая и эмоциональная история. Спасибо за перевод lovi06032

71   [Материал]
  Спасибо за интересную историю о любви good Удачи всем кто работал над созданием фанфика! 1_012

70   [Материал]
  Отличная история! Я рада, что натолкнулась на нее и стала читать. Оторваться не могла! Отличный перевод! Спасибо, девочки. Концовка чудесная: мощная, сильная, ничего лишнего (свадьба, детки). Чувства через край. Здорово!!

1-10 11-20 21-30 ... 61-70 71-79
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]