Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Вне сумерек (Beyond Twilight). Глава 56

Глава 56: Чао, Белла!

KPOV

Неделя прошла довольно быстро. Я скучала по Робу, но мы поддерживали связь через сообщения и несколько раз в день говорили по телефону. Я скучала по нему отчаянно, но продолжала работать и проводить время с Тейлором и Эшли.

У меня оставался еще один съемочный день до того, как мы с Эшли отправимся в Италию, чтобы присоединиться к Робу. Я вздохнула и провела рукой по волосам. Это будут последние пять дней, когда я буду видеть его каждый день, спать с ним каждую ночью, обнимать его, касаться, дышать им... Я должна запомнить каждую секунду этого.

Так много эмоций переполняло меня.

Я была взволнована, потому что увижу его через двадцать четыре часа, но и жалела, что время вместе подходило к концу.

Вчера вечером у меня был долгий разговор с мамой по телефону, она подбодрила меня немного, настаивая на том, что мы с Робом сможем справиться с этим. Я знала, что будет нелегко находиться вдали от него, но нам обоим необходимы эти проекты, чтобы показать, на что мы способны кроме «Сумерек» и дать возможность развивать нашим карьерам, выходя за рамки эти образов.

Я провела остаток вечера, упаковывая свои вещи и рассматривая в интернете фотографии своего мужчины. Я видела их так много раз раньше, но могла смотреть на них вечно.

Он был так чертовски красив, каждая его черта была идеальна сама по себе, но когда собираешь их воедино, этого становится достаточно, чтобы женщины и мужчины падали в обморок и зеленели от зависти.

Мое сердце забилось быстрее, тело тут же отреагировало.

Мне так чертовски повезло. Я имею то, о чем каждая женщина в мире может только мечтать. Тайная улыбка играла на моих губах от этой мысли.

Мы с Робом провели много часов, рассматривая все эти видео о нас, размещенные на YouTube. Это было совершенно удивительно, как очевидны были наши чувства, даже еще на нашем первом интервью MTV в прошлом году. Иисус, даже я вижу то, как мы смотрели друг на друга.

Он был так счастлив, смеялся и дразнил меня. «Мы действительно не ладим. Совсем!» - сказал он, толкнув меня в плечо.

Я действительно вытащила что-то из его зубов? Мне нравилось это... очень нравилось. Это было так ясно, как близки мы всегда были и, когда я слушала наши речи, то слышала это в них снова и снова. Мы оба говорили это.
 

 


Мне хотелось, чтобы мир знал: он любит меня, а я люблю его. Роб хотел открыть НАС даже больше, чем я, но мы оба были обеспокоены реакцией фанатов. К черту Саммит, но фанаты... они имели значение. Из того что мы нашли в Интернете, оказалось, что большинство из них хотели, чтобы мы были вместе и были счастливы. Конечно, было несколько сумасшедших ненавистников, но их было немного.

Я была готова к поездке, все было упаковано, кроме одежды, которую приготовила в дорогу. Эшли сказала, что попросит служащих отеля отправить мой багаж вместе с ее, а сама заберет меня, когда мои съемки будут завершены. Я затолкала последнюю пару обуви в сумку, когда мой компьютер оповестил меня о новом письме, пришедшем на почтовый ящик.

Когда я присела и увидела от кого именно оно, то была шокирована и удивлена. Я уже больше месяца ничего не слышала от Майкла, но вот он здесь, в моем почтовом ящике.

Я колебалась, открыть ли его, опасаясь, что он просто пытается опять вернуться к старой песне, но вздохнула и нажала «открыть».

«Хэй, Кристен,
Я подумал, тебе будет интересно посмотреть на рисунок в приложении. Похоже, что пока кошки нет рядом, кот торопится поиграть. Я не хочу, чтобы ты страдала. Я здесь, если буду нужен тебе.
Майк»


Мудак.

Не успела я открыть файл, как мой телефон заиграл «Never Think».

Роб.

Я улыбнулась и подбежала скорее ответить.

- Хэй, малыш, - выдохнула я в телефон.

- Что ты делаешь, любимая? – Его британский акцент сочился сквозь трубку, заставляя меня чувствовать слабость в коленях.

- Проверяю электронную почту перед тем, как упаковать ноутбук. Почти пора на самолет!

- Да, я тоже не могу дождаться, на самом деле. Я уже здесь. Тут красиво. Тебе понравится, Крис.

- Я видела твои фотографии из аэропорта сегодня утром в Интернете. Я думала, ты должен был улетать только сейчас? - Села на кровать и начала обуваться.

- Я не видел необходимости оставаться во Франции, и э-э... - Я застыла от его тона, и мои мысли быстро вернули меня к вложению в письме от Майка.

- Что это, Роб?

- Ничего на самом деле. Вчера вечером на ужине, твой друг Эмиль Хирш познакомил меня с этой женщиной, которая сидела за нашим столом, и кто-то сделал нашу фотографию. Это было случайно, но я не хочу, чтобы ты неверно все поняла, милая. Вот почему я улетел из Канн прошлой ночью. Я не хочу никаких вопросов в твоей голове, и знаю, как чертова пресса сейчас все это закрутит.

Пока он говорил, я вернулась к ноутбуку и открыла маленький подарок Майка.

Конечно же, это был Роб с его рукой вокруг какой-то блондинки. Он не выглядел также восторженно, как она, опираясь на него. Он обнимал ее, но это ничем не отличалось от миллиона других фото, на которых я видела его, позирующим с фанатками.

Мое сердце забилось быстрее от этого его жеста – быстрее покинуть Канны, чтобы облегчить мои мысли, но не смогла устоять поиграть с ним немного. Я улыбалась, когда набирала ответ Майку.

«Он уже сказал мне... это ерунда, но спасибо за попытку, хм... защитить меня. Я доверяю ему полностью.
- K»


Я выключила ноутбук и закрыла его.

- Да, я видела новую подружку. Она красивая. Ты быстро взялся за дело, не так ли? - Я пыталась говорить как можно серьезнее.

- Нет, я не брался ни за какое дело, Кристен! Кровавый ад, я так и знал, что это должно было случиться. Черт!

- Может быть, мы сможем сделать это втроем? Она своего рода горячая, - не могла сдержать улыбку в голосе.

Услышала его глубокий вздох.

- Крис, я... не было ничего, на самом деле. Стеф был там все время, и я был больше заинтересован в комментариях Эмиля о тебе, Крисси, - сказал Роб ехидным тоном.

Я ахнула. Боже, я ненавидела, когда Эмиль называл мне так! Это заставляло меня чувствовать себя маленьким ребенком, и, казалось, Роб также отнесся к этому прозвищу.

- О, на самом деле? Он не совсем мой друг, но что он сказал? – дразнила я.

Я могла себе представить, как он проводит рукой по своим волосам, а волнение отражается на его лице.

- Что ты заинтриговала его. Что ты красивая, талантливая и эмоциональная. Он, казался, несколько... уважительным, я думаю, - сказал Роб устало.

- Роб, успокойся, милый. Я знаю, что это фото ерунда. Я уже видела его, ладно? Спасибо, что сказал мне, в любом случае. Я люблю тебя.

- Господи. Ты чуть не убила меня, Крис, - сказал он торопливо. - Ты следишь за мной в сети? Если это так, я думаю, мне чертовски нравится это, - хихикнул он. - Но... хм... как этот ушлепок узнал, что ты эмоциональна, Кристен?

- Ухх! Роб, кому есть дело до Эмиля Хирша? Я понятия не имею, почему он сказал это дерьмо. Он едва меня знает.

- Он сказал, что это он порекомендовал тебя в «Сумерки», и передал тебе, чтобы ты послала ему за это какую-нибудь благодарность.

- Ну, тогда ты должен быть благодарен ему за все, что ты получил? Я имею в виду, если этот осел думает, что что-то произошло благодаря ему, позволь ему быть ответственным за что-то, действительно важное.

- Я чертовски сильно тебя люблю,- сказал Роб, его тон снизился на пару децибел. Он звучал так сексуально, что мне захотелось съесть его даже через телефон.

- Я знаю. – Огромная довольная улыбка растянулась на моем лице. – Прости, что ехидничала над этим фото. Я не могла устоять перед тем, чтобы немного пощекотать твои нервы, - тихо засмеялась в трубку.

Он громко расхохотался в ответ:

- Как будто они и без этого не на взводе. Подожди ... так значит, групповуха отменяется?

Мы оба захихикали, я убрала свой ноутбук в сумку и направилась к двери, чтобы не опоздать на съемки.

- Хм... Я думаю, что смогу справиться с тобой сама, малыш.

- Безусловно, никаких сомнений. Моим рукам не терпится прикоснуться к тебе, милая. - Его тон стал серьезным, и моя улыбка спала с лица. Я была на пути к лифту, чтобы спуститься в лобби отеля, где встречу Тейлора в последний раз. - Моим рукам, губам, моему..., - он застонал, не договорив.

- Да, мне тоже. Я скучаю по тебе, - почти прошептала я, когда двери лифта открылись. Спустилась вниз. Несколько человек обернулись на меня, когда я шла через вестибюль, но меня это не беспокоило. - Но прекрати заводить меня... Я встречаюсь с Тейлором сейчас.

- Ты не подхватила от него бешенство, пока меня не было? – Мне нравились эти нотки в его голосе, когда он дразнил меня.

- Нет, только немного укусил меня за лодыжку, - отвечала я ему.

- Хммм, думаю, мне тогда придется его усыпить.

- Делай все, что захочешь.

- Мне нравится, как это звучит. Я скучаю по тебе так сильно. Я слышу лифт, ты должна идти?

- К сожалению, да. Я тебе позвоню из аэропорта сегодня.

- Хорошо, любимая. Я считаю минуты. - Его бархатный голос растаял в трубке.

- Я считаю секунды. Пока.

Услышала его резкий вдох на другом конце линии, прежде чем положила трубку.

* * * * *

Мы с Эшли прилетели в Рим, там нас встречали несколько телохранителей, чтобы сопроводить к лимузину, который провезет нас еще около восьмидесяти миль к северу, в городок Монтепульчано, где мы будут сниматься последние сцены фильма.

Они спешно вели нас сквозь толпу, вспышки мелькали, люди кричали мне по-итальянски:

- Bella, Bella! Dove è Edward?

- Kristen, siete Rob di datazione? Siete nell'amore?

- Arresti per una foto, per favore! Kristen! Una foto!

- È Robert il vostro amante? Posso avere vostro autografo?

Все что понимала из этого, было: «фото», «автограф», «Эдвард» и «Роб», «Роб», «Роб»! И... «amore», я знала, что по-итальянски это означает «любовь».

Если бы вы только знали, как сильно!

Я улыбалась и махала рукой, но телохранители отрезали нас от толпы, не давая нам возможности остановиться. Посмотрела на поклонников виновато, когда мы шли через аэропорт.

Увидела лимузин на обочине и проследовала к нему вместе с Эшли. Она сняла очки и улыбнулась, проведя руками по волосам.

- Ничего себе, вот это приветствие. - Я смотрела ей в лицо, когда залезала в салон автомобиля, и вдруг попала в чьи-то руки, которые буквально втащили меня внутрь. Запах Роба охватил меня, когда дверь закрылась, и я оказалась у него на коленях. Я ахнула, когда он потерся щекой о линию моего подбородка и крепко обнял меня.

- Хэй, - сказала я и спрятала лицо в изгибе его шеи, а затем повернулась, чтобы поцеловать его подбородок.

Чувствовать его рядом было так хорошо, я дышала им.

Сильные руки стянулись вокруг меня еще крепче, мягкие губы запорхали по моему лицу. Его волосы были как шелк под моими руками, я ухватилась за его затылок, и его твердость под моими бедрами обещала мне незабываемое удовольствие, когда мы сольемся друг с другом сегодня вечером.

Все это заставляло меня чувствовать себя, как в раю.

- Прости, Эш, - пробормотал он, когда его губы сомкнулись на моих губах. Я растворилась в нем полностью, он целовал меня так, как будто никогда не сможет поцеловать меня снова. Мой рот открылся ему навстречу, наши языки скользили вместе, наши губы двигались вместе снова и снова.

Боже, ты такой вкусный.

Наконец он оторвался от моих губ, переместившись на мою шею, где стал посасывать кожу и тихо стонать:

- Боже, я скучал по тебе, Крис.

Я посмотрела на Эшли, которая улыбалась, глядя в окно, и старалась не мешать нашей встрече.

- Мммм... Я скучала по тебе больше, - прошептала я, прижавшись к его шее, и он оставил поцелуй на моем виске. – Что ты здесь делаешь? Я не ожидала увидеть тебя, пока мы не доберемся до отеля.

- Посмотри на нее, Эшли, она здесь всего две минуты, а уже жалуется! - дразнил он меня, и Эшли рассмеялась. Его руки стянулись вокруг меня снова. - Я не мог ждать ни минуты, чтобы увидеть тебя.

- Она практически сгрызла все ногти в самолете! Не могла усидеть на месте весь полет.

- Это неправда. Я даже поспала немного. – Краска залила мое лицо. - Я ничего не могу с собой поделать. Я так стремилась попасть сюда. Прекратите дразнить меня, вы, оба.

Роб просто рассмеялся.

- Вы хорошо долетели? - Его рука играла с моими волосами снова и снова, всю дорогу, пока мы ехали по шоссе из Рима.

Город уступил место зеленым холмам и пышным пейзажам за окном лимузина, и Роб с Эшли завели разговор о съемках. Я устала и, устроившись в его руках, закрыла глаза, уткнувшись лицом в его грудь. Пальцы любимого гладили мою щеку, пробегали по плечам, держали мою ладонь, или поглаживали мое бедро все время, пока ехали в машине. Мы не могли перестать касаться друг друга.

Роб вздохнул и прислонился ко мне головой, я смотрела на виды, мелькающие за окном.

- Долетели без осложнений, - ответила Эшли. - Как ты провел время в Каннах, Роб?

- О, ты знаешь... безумно. Хммм! – выдохнул он, и я услышала улыбку в голосе, хотя даже не могла видеть его лицо.

Мы провели остаток поездки в тишине, за исключением редких комментариев о красивых пейзажах за стеклами автомобиля. Моя кожа горела там, где он касался меня, и я знала, что Роб чувствовал то же самое. Он поерзал подо мной, и я смогла почувствовать реакцию его тела на меня.

Воздух был другим в Италии: напряженным, захватывающим, - и я знала, что ближайшие несколько дней будут незабываемыми и подарят много прекрасных моментов для Роба и меня.

Город Монтепульчано был красивым, в традициях древнего каменного зодчества и расположен на холмистых склонах центральной Италии. Солнце начинало садиться, и огни в окнах зданий создавали очень романтичную картину.

Я смотрела в окно, когда мы въехали в город.

- Здесь просто великолепно.

Роб кивнул и потер мою спину.

- Да, он был построен и основан в шестнадцатом веке, и назывался Жемчужиной Ренессанса. Архитектура здесь с богатой историей. Нам нужно будет уделить некоторое время, чтобы посмотреть достопримечательности. Я уже поговорил с Крисом, и он согласился, что мы можем завтра погулять. Мы должны завтра утром за завтраком порепетировать сцены, а затем свободны всю оставшуюся часть дня.

Я посмотрела на него в изумлении.

- Вместе? - спросила я с надеждой.

- Весь актерский состав. Я не могу прикасаться к тебе, как хочу, но мы, по крайней мере, можем пойти вместе, сладкая.

- Роб, как замечательно, что ты организовал это. Как тебе отель? – спросила Эшли, тоже наблюдая за огнями из окна.

- Он довольно маленький и уютный, только дюжина номеров. Есть причудливый маленький двор и несколько технических помещений. Он был построен около двухсот лет назад, когда город еще не добрался до этих мест, в нем даже останавливался Папа, но я не могу вспомнить его имени.

Мы обе посмотрели на него с удивлением:

- Откуда ты все это знаешь? – спросила я в ужасе.

Он покачал головой и пожал плечами.

- Ты будешь удивлена, как много можно узнать, имея немного свободного времени в ожидании приезда любимого человека, - наклонился и прошептал он в мое ухо. - Как и было обещано, Саммит в этот раз зарезервировал для нас совместный номер, любимая.

Его пальцы пробежали по моим голым рукам, и я вздрогнула. Мое дыхание остановилось, и я прислонилась головой к его плечу. Потянулась к его руке, и он сплел свои пальцы с моими.

Эшли покачала головой на нас.

- Ну, думаю, я не буду просить вас двоих присоединиться ко мне за ужином! – усмехнулась она.

Роб улыбнулся и ответил тихим, но извиняющимся тоном:

- Остальные тоже приедут сегодня, и... э-э... мы увидимся с тобой за завтраком.

* * * * *

Когда дверь в комнату закрылась за нами, я мгновенно оказалась в руках Роба. Он поднял меня, чтобы наши губы оказались на одном уровне, и целовал снова и снова. Мои ладони лежали на его лице, одна из них скользнула ему на затылок. Наши рты были жадными друг с другом. Те пять дней, что мы не виделись, таяли.

- Господи, Крис... Я люблю тебя. Ты такая красивая, любимая. - Он быстро прижал меня к стене и вжался в меня, мои ноги автоматически обернулись вокруг его пояса. Я смогла почувствовать его, твердого и горячего, прижимающегося ко мне, и захотела его еще ближе.

Бедра двигались ему навстречу помимо моей воли, а он стонал в мои губы.

Его грудь была прижата к моей, наши тела двигались и сталкивались друг с другом в неистовых попытках стать ближе друг к другу. Я хотела сорвать его одежду, так изголодалась по нему, и отчаянно хотела почувствовать его своей кожей. Его рука поднялась к моей груди, большой палец ласкал сосок снова и снова, и я почувствовала, что мое тело реагирует, открываясь и ища его, одновременно наливаясь жаром и истекая влагой.

- О, Боже... Роб, - ахнула я в его рот. - Не будь нежным, просто возьми меня, - умоляла я в его губы.

Он оторвал меня от стены и поставил на ноги. Его руки схватились за нижнюю часть моей футболки, потянув ее вверх, стягивая по телу, рукам, поднятым над головой, а затем отбросив ее через всю комнату. Роб упал на колени передо мной и начал осыпать поцелуями мою грудь, шею, плечи.

Это было так удивительно, что я едва могла двигаться. Его язык оставлял влажный след от одной чашечки кружевного бюстгальтера до другой, его губы отодвинули в сторону ткань и сомкнулись вокруг моего левого соска. Голова упала назад, когда эти ощущения прошли насквозь через мое тело от груди вниз к центру моих бедер. Мне нужно было дотронуться до него, мои руки утонули в его волосах, в то время как его руки нашли застежку на моей спине, освобождая меня от лишней кружевной ткани. Еще одна деталь одежды полетела на пол.

Я почувствовала, как его ногти, мягко царапая, пробежали вниз по моей спине, оставляя мурашки на коже, заставили соски напрячься еще больше. Роб застонал, когда почувствовал это своим языком, продолжающим лизать и сосать их. Жар распалил все мое тело, когда другой рукой он расправился с кнопкой и молнией на моих джинсах, находя под ними мои трусики бикини.

Он уперся лбом в мой живот, чуть ниже груди, когда вдруг замедлился, его дыхание стало тяжелым, он почти задыхался.

- Черт возьми, Кристен. Я хочу тебя так сильно.

Его руки медленно продолжили стягивать джинсы и трусики с моего тела, а он продолжал оставлять легкие, как прикосновение крылышек бабочки, поцелуи на моей коже. Я шагнула назад и, скинув свою обувь, выбралась из своей одежды, оставаясь перед ним полностью обнаженной.

Его руки скользили по моим бедрам, глаза прожигали мое тело, а пальцы растирали мои тазовые косточки, затем он потянул меня на себя. Я чуть не умерла от желания, когда его влажный рот вернулся на мой живот, спускаясь все ниже к моему лобку. Его дыхание опаляло меня своим жаром, вызывая во мне еще больший пожар. Я не смогла бы отказать ему, даже если бы захотела. Не хотела думать - только чувствовать.

Взяв его руку, потянула вверх, чтобы он встал передо мной. Мои пальцы пытались справиться с пуговицами на его рубашке так быстро, как могли. Стягивая рубашку с его плеч, я целовала его мускулистую грудь. Роб с нетерпением стряхнул ее со своих рук, давая ей упасть на пол. Я вдыхала его кожу в рваном ритме. Он зарылся руками в моих волосах, большие пальцы приподняли мой подбородок, чтобы я посмотрела в его лицо.

- Люби меня, Кристен, - прошептал он, прежде чем взял мой рот в глубоком, умопомрачительном поцелуе, наши губы задвигались вместе в полном согласии. Это было так красиво, слишком совершенно.

Не разрывая поцелуя, он наклонился, скользнув одной рукой под колени, а другой, придерживая спину, поднял меня, как будто я ничего не весила, и понес к кровати.

Он положил меня прямо на покрывало и отступил, чтобы снять свои брюки и белье.

- Черт, - сказал он, пытаясь стянуть одновременно еще и ботинки с носками, отшвыривая их в сторону.

Я тихо смеялась, когда он вернулся и прижался ко мне. Широко развел своими ногами мои ноги, устраиваясь в колыбели моего тела. Притянув его за плечи ближе, я выгнулась ему навстречу. Я почувствовала его твердый член, прижимающийся к моим складочкам, и это сделало удивительные вещи со мной.

Я была почти безумной, так нуждалась в нем сейчас.

Прижала губы к его уху и, потянув мочку зубами, отстранилась, пока она не выскользнула из моих губ. Роб ахнул, когда я прошептала ему:

- Роб, не надо прелюдий, не надо ласк. Просто возьми меня. Я готова и я хочу тебя.

Наши глаза встретились, когда его рука переместилась к основанию члена, направляя его к моей жаждущей плоти, он потерся головкой вверх и вниз, дразня мой клитор, пока я не охнула, прося его войти в меня.

- Роб, пожалуйста... пожалуйста. - Я притянула его губы к своим, когда почувствовала, как он наполнил меня до конца.

- Боже, Крис. О Господи, ты так прекрасна, - застонал он и начал двигаться во мне… Жестко и быстро наши бедра сталкивались друг с другом, он двигал бедрами по кругу, так что его лобок терся о мой клитор. Это было так невероятно.

Мы тяжело дышали и стонали имена друг друга снова и снова. Сердце вырывалось из груди, а он продолжал целовать меня так же сильно и быстро, как его тело врезалось в мое.

- Да, малыш... О, Боже, - задохнулась я, чувствуя, как мое тело начинает сжиматься вокруг него… Ощущения взрывали меня изнутри, мои бедра встречали его толчки, я заклинала его:

- Роб, кончи со мной...

Я подталкивала ладонями его задницу, когда он продолжал врываться в меня, пока, наконец, он не напрягся всем телом:

- Черт, Кристен. Я люблю тебя. Боже, я люблю тебя, - тихо застонал он мне в шею, мощно изливаясь внутри меня.

Я поцеловала его в плечо, а потом смоченный потом висок, он все еще двигался во мне.

- Я люблю тебя. О, малыш... так сильно. Я так скучала по тебе, Роб.

В ту минуту, как я сказала это, почувствовала приближение слез к моим глазам, комок боли застрял в горле, реальность нашей ситуации вернулась.

– Я буду скучать по тебе… - начала я.

Он повернулся лицом ко мне и снова поцеловал.

- Тсс... тссс, любимая. У меня до сих пор еще есть шесть дней с тобой, и каждая секунда будет прекрасной, я обещаю. – Его голубые глаза тоже были влажными, они прожигали мои. – У нас будет много времени плакать потом. Просто люби меня сейчас. Мы вместе, так что давай сконцентрируемся на создании воспоминаний, которые поддержат нас позже, ладно?

Я сморгнула слезы и кивнула.

- Вот это - моя девочка.

- Всегда, - прошептала я, и его губы нашли мои снова.

RPOV

Все следующие дни мы не говорили о грядущей разлуке. Осматривали достопримечательности с Эшли, Чарли Бьюили, Дакотой Фаннинг и Даниэлем Кадмором, развалившись за столиком на террасе ресторана, читали сценарий и повторяли наши сцены.

 

 

 

 


Ночи мы проводили вдвоем: говорили, играли музыку и занимались любовью снова и снова. Мы пытались впитаться друг в друга, как могли.

Мне всегда было мало ее, я хотел запомнить каждую линию ее тела, ее вкус, ее запах, звук моего имени, слетающий с ее губ, ощущение ее волос на моей коже, когда мы занимаемся любовью... все.

Я сказал ей, что мы должны попытаться сделать эти последние дни счастливыми, насколько это возможно, и мы были счастливы, но тоска от предстоящей разлуки все равно нависала над нами невидимым облаком. Только из-за того, что мы не говорили об этом, боль никуда не ушла, и я увидел эту боль в красивых зеленых глазах Кристен, поймав ее взгляд, в тот момент, когда она следила за мной, думая, что я не вижу. Мое сердце перестало биться.

Последние два дня в Италии мы работали над сценой воссоединения, где Белла закрывает Эдварда от солнца. Эту сцену потом еще обработают с помощью компьютерной графики, и поэтому на меня тщательно нанесли черные точки – метки для дальнейшей обработки изображения там, где моя кожа должна засиять.

Кристен и Эшли вместе с каскадером снимали сцену с Porsche накануне.

Этот автомобиль был милым. Мне не разрешали на нем прокатиться, потому что каскадер и Эшли были единственными, кто был внесен в страховку, но я хорошо рассмотрел машину. Элис не была единственной, кто хотел бы себе такую... правда, я выбрал бы черный или красный цвет, а не ядовито-желтый.

Когда я сказал Кристен, что мне понравился автомобиль, она фыркнула на меня.

- А я думала, что ты слишком талантливый и глубокий, чтобы заботиться о материальном дерьме.

Мы ждали начала съемок на площади с фонтаном, который специально был построен для фильма.

Вокруг была тысяча статистов, одетых в красные накидки. У Криса был мегафон, в который он давал им указания, что делать:

- Внимание! Нам необходимо создать обстановку праздника, люди просто передвигаются по площади большую часть сцены. Кристен будет бежать сквозь толпу, а камеры будут размещены в тех местах, которые мы отметили, и несколько операторов будут следовать за ней. Я не знаю, сколько дублей нам понадобится, но мы дадим вам знать, когда начнем. Во время съемки, когда Кристен будет бежать через фонтан к Робу, мы просим всех вас отвернуться спиной и сохранять молчание. Пожалуйста, оставайтесь в таком положении, чтобы дать актерам немного приватности, чтобы сделать сцену более интимной. Ваша поддержка «Новолунию» высоко ценится. Grazie.

Итальянский переводчик взял мегафон и повторил все, что сказал Крис, в то время как визажисты поправляли грим Кристен, прежде чем она исчезнет в толпе, а я буду ждать ее под башней с часами, пока они не начнут бить 12 часов, что будет означать, что мне пора начинать сцену.

Кристен закрыла глаза, и я знал почему. Она прокручивала в голове эмоции, которые ей необходимы для этой сцены, повернувшись ко мне спиной и тряся руками. Открыв глаза, взглянула на меня один раз, прежде чем скрыться из виду, отправившись к своей метке.

Я сел и достал сценарий. Мы с Кристен повторили все реплики прошлой ночью, но мне надо было убедиться, что я хорошо помнил их. Мы будем сниматься с Эшли, Дакотой, Чарли и Дэном завтра днем, а Кристен сцены движения в толпе - позже сегодня, но все оставшиеся два дня будут сниматься разные части сцены воссоединения.

- Хорошо, по местам!- крикнул в мегафон Крис. Толпа начала движение, Кристен встала на свою позицию около пятнадцати футов от противоположной стороны фонтана. – Мы снимаем. Мотор!

Белла подбежала к фонтану и, оглянувшись, поняла, что толпа не даст ей обогнуть его, поэтому она перепрыгнула через край фонтана и, пробежав по воде, выскочила с другой стороны с криком:

- Эдвард! Эдвард... не надо!
- Она продолжала бежать туда, где Эдвард выходит на солнце.

Мы сняли несколько дублей этой части, пока Крис не убедился, что все выглядит так, как он хочет, а затем мы провели некоторое время, снимая ту часть, где я сбрасываю с себя рубашку и выхожу на солнце. В конце концов, настало время Кристен подбежать ко мне.

- Мотор! – скомандовал Крис, и она побежала с искаженным лицом, зовя Эдварда. Когда она врезалась в меня, мои руки обняли ее, но инерция от удара была такой сильной, что заставила нас упасть назад на каменный пол у двери. Я пытался смягчить удар, но мы приземлились с глухим звуком, и я услышал, как Кристен пискнула от боли.

- Дорогая, ты в порядке? - спросил я, садясь и поднимая ее присесть рядом со мной.

- Да, я думаю, - сказала она, но потирала лодыжку.

Крис прекратил съемку и подошел к нам.

- Ребята, вы в порядке?

- Кристен, возможно, поранила лодыжку.

- Просто дайте мне попробовать, - сказала она и, встав, немного прошлась. - Нормально, я, возможно, вывихнула ее немного, но, думаю, что все будет в порядке.

Крис вызвал на площадку врача, чтобы проверить, нет ли перелома, и когда тот наложил холодный компресс, мы продолжили съемки. Они поставили за мной одного из рабочих съемочной группы, чтобы я имел опору, когда она будет подбегать ко мне, и предупредить повторное падение. Кристен оказалась чрезвычайно профессиональной и, несмотря на боль, которую она чувствовала, бегала.

- Хорошо, давайте сделаем перерыв минут на десять, чтобы поправить грим и попить воды, кому нужно, прежде чем перейдем к поцелую и диалогу, - сказал Крис.

Мы с Кристен стояли в арке у входа в здание с башней, и когда мы стали входить внутрь, она толкнула меня с глуповатый улыбкой на лице.

- Классные брюки. Покачай бедрами немного, и ты покажешь всем этим замечательным людям свою задницу, - засмеялась она и отвернулась от меня. Брюки, которые и были моим костюмом, были слишком большими для меня и съехали низко на мои бедра. Они были, конечно, легкой мишенью для ее насмешек.

Я рассмеялся и посмотрел вниз на ее попку, небольшой кусочек голой кожи виднелся между джинсами и блузкой, так что я подцепил своими пальцами одну из петель для пояса на ее джинсах и дернул вверх, отрывая этим движением ее ноги от пола, когда она поднималась по лестнице.

- Кто бы говорил, любимая. Твоя попка тоже может устроить представление.

Она хихикнула и закатила глаза, к ней подошли визажисты и стали поправлять грим, а я схватил бутылку с водой и стал повторять реплики. Наблюдая, как они работают над ней, расчесывают волосы и пудрят лицо. Она чихнула, когда кисточка пощекотала ее нос. Мое сердце екнуло, она была так прекрасна.

Когда они закончили, Крис позвал нас на репетицию сцены.

- Хорошо, ребята, сначала мы будем снимать поцелуй. Мы будем снимать с разных углов, и начнем с того момента, когда ты врезаешься в него, поэтому тебе нужно пробежать несколько метров и напрыгнуть на него, как в предыдущих дублях, хорошо? Давайте снимать.

- Роб, у нас осталось только три дня до твоего отъезда. Это то, что поможет нам сыграть эту сцену, - прошептала она мне, нежно касаясь моего живота. Заглянув ей в глаза, я увидел там боль, сердце сжалось. Она такая умница, знала, что если мы позволим себе почувствовать потерю и отчаяние, которые испытываем в жизни, сцена только выиграет.

Я сглотнул, эти чувства обрушились на меня.

- Хорошо. Я с тобой.

Задрав подбородок, она прикусила губы и отправилась к своей отметке. Она стояла, опустив голову, и ждала команды Криса, я вернулся в тень, готовясь к выходу на солнечный свет.

Крис поднял руки вверх и скомандовал в свой микрофон, махнув рукой, жестом давая команду операторам снимать.

- Спиной, пожалуйста. Мотор! - Сказал он.

Бум-бум-бум... Я медленно расстегнул рубашку и скинул ее, выходя из открытых дверей башни с часами. Закрыл глаза и поднял лицо к солнцу.

- Нет! Роб! Не надо! – крикнула Кристен, перед тем как подбежала ко мне, и мы вцепились друг в друга. Она повисла на моих плечах, одной рукой придерживая мой затылок, так же как и я держал ее, запустив свои пальцы в ее волосы.

Я посмотрел в искаженное болью лицо, но мое было спокойно.

- Карлайл был прав... рай существует... – тихо сказал я и прислонился лбом к ней.

Она покачала головой:

- Нет, я здесь. Я жива. - Скользнула она рукой по моему лицу.

Я нахмурился и приоткрыл глаза, Эдвард осознавал истину:

- Ты не... реальна.

Голос Беллы стал более безумным:

- Посмотри на меня! Элис ошиблась!


Я снова коснулся ее лица, волос, мои глаза открылись.

- Белла?

Вдруг она попыталась столкнуть меня назад от солнечного света, и я отшатнулся немного.

- Пожалуйста! Шагни назад, я жива. Я…

Со скоростью света мои руки сжались вокруг нее, и я притянул ее вместе с собой обратно в тень, мои губы врезались в ее губы. Мы целовались, как изголодавшиеся, придерживали руками головы друг друга, целуясь снова и снова.

Это была Кристен, любовь всей моей жизни, и я нуждался в ней, чтобы убедить, что люблю ее и всегда буду. Люди вокруг нас исчезли, камеры пропали, а мы потеряли себя друг в друге.

- Снято! – скомандовал Крис через некоторое время, но мы продолжали целоваться. - Хэй... снято! – предупредил он, подойдя и тронув меня за плечо.

Я оторвался от губ Кристен, но мы не могли оторвать глаза друг от друга. Я выдохнул, она опустила свои руки и отступила на шаг, проводя руками по волосам.

 

 

 

 

 


- Ну, это действительно здорово, ребята, но Кристен, ты звала Роба, не Эдварда, - сказал Крис с улыбкой и потер подбородок. - И... поцелуй должен быть без языка, ребята, - подмигнул он мне.

- Нет, не может быть, – смущенно засмеялась Кристен, - мы... э-э...

- Да, так и есть, милая, но все в порядке. Я смогу это смонтировать с материалом другого дубля. Давайте сделаем это снова. По местам.

Я попытался провести рукой по волосам, но остановился, наткнувшись на тонны геля, который вылили мне на волосы. Почувствовал, что моя кожа горит, когда посмотрел на Кристен. Она старалась не улыбаться, когда почесывая затылок, шла обратно к своей метке для следующего дубля.

 

 

 

 

 


* * * * *

Вечером того же дня я нашел Кристен, в задумчивости лежащей в полной пузырьков ванной, когда постучал в открытую дверь. Она оставила ее открытой, чтобы слышать музыку, которая играла в спальне. Гостиничный номер был меньше, чем мы привыкли, но очень красивый, в мягких песчаных тонах.

Она не слышала, как я пришел, и я на мгновенье засмотрелся на нее, прежде чем сел рядом с ванной и взял ее за руку. Она повернулась ко мне, ее глаза сфокусировались, я поднес ее руку к своим губам.

- Ты в порядке?

Моя рука все еще держала ее, и она потянула мою руку к своим губам, поцеловала, а затем прижалась к ней щекой.

- Да, - сказала она тихо. Ее глаза мягко смотрели на меня, прежде чем она закрыла их.

- Ты кажешься такой задумчивой. О чем ты думаешь? – Я боялся спрашивать, но мне действительно нужно было знать.

- Ни о чем, на самом деле. И обо всем...

Мои глаза пробежали по ее телу, каштановым волосам, поднятым вверх заколкой. Мокрые завитки спадали и выбивались в разные стороны от лица и шеи. Я протянул руку, чтобы пригладить их, а затем провел пальцами по линии подбородка.

- Прости, что перепутала твое имя сегодня. Я чувствую себя так глупо.

- Не извиняйся, любимая. Мне понравилось, это было блестяще, - уголки моего рта приподнялись в небольшой улыбке, когда я смотрел, как ее глазки открываются снова. Они были четкими и яркими, и я хотел утонуть в их зеленой глубине.

Ты такая красивая.

- Как твоя лодыжка? У нас есть лед в холодильнике, так что можно сделать компресс перед сном.

Она слабо кивнула.

- Да. Я на самом деле потянула ее. Она будет чертовски болеть завтра.

- Может мне сделать тебе массаж? Я пойду, расстелю постель, а потом вернусь и заберу тебя, когда ты будешь готова, малышка. Хорошо?

- Хорошо, - вздохнула она и положила голову обратно на край ванны, еще сильнее погружаясь в воду. Моя грудь сжималась, глаза наводнились, когда я вернулся в спальню.

Иисус Христос! Просто соберись, Роб. Будешь разваливаться на куски в Нью-Йорке.

Разобрав постель, я сделал музыку тише и зажег одну маленькую свечу, перед тем как выключить свет. Достал из холодильника несколько кусочков льда и, завернув их в полотенце, положил на прикроватную тумбочку, а затем снял свои рубашку и джинсы, оставшись только в боксерах.

Я устал, смена часовых поясов и график съемок исчерпали меня, и я знал, что Крис тоже измотана. Схватил пару бутылок пива из бара, поставил их на тумбочку у кровати и пошел забирать Кристен из ванной.

Ее глаза были закрыты, дыхание было глубоким и ровным. Она заснула.

- Крис, любимая, проснись. Я должен вытереть тебя, а потом можешь снова заснуть, - сказал я, целуя ее в лоб, и опустил руки в ванну, чтобы поднять ее оттуда.

- Почему ты так добр ко мне? – сонно пробормотала она, ее глаза не открывались, она уронила голову мне на плечо. Я отнес ее в комнату и, положив на кровать, начал обтирать полотенцем, она откинулась на подушки.

- Потому что я люблю тебя больше жизни, - просто сказал я. Это была правда.

- Нет... не вытирай меня. Это так хорошо спать совсем мокрой.

- Что? - Я был поражен ее просьбой.

- Накрой меня одеялом. Влага расслабляет меня, а одеяло сохраняет тепло. Это так приятно. Ты должен попробовать.

Сев на край кровати, я наклонился, чтобы нежно поцеловать ее в губы.

- Я бы охотнее рассматривал твое сексуальное тело, Кристен, но хм, я раб твоих желаний.

Она подняла сонные веки и улыбнулась.

- Попробуешь это со мной когда-нибудь?

- Хммм, - покачал я головой, - конечно, любимая, конечно.

Она перевернулась на бок и закрыла глаза.

- Тебе понравится, обещаю, - вздохнула она и провалилась в сон. Я поднял одеяло и, положив ее лодыжку на подушку, приложил к ней полотенце со льдом на некоторое время. Когда он начал таять, Кристен задрожала, я убрал его и бросил в раковину, снял белье и улегся в постель рядом с ней.

Мои руки обвились вокруг нее, и тепло ее тела просочилось в мое тело. Я притянул ее к себе, повторяя ее позу, и прежде чем позволил сну забрать меня, поцеловал в плечо и шею.

- Роб? - Где-то сквозь сон я слышал, как Кристен зовет меня, - Роб!

Свеча почти прогорела, но все еще немного отбрасывала мерцающие тени по всей комнате. Я протер глаза и посмотрел на часы. 3:12.

Кристен пошевелилась рядом со мной, но, казалось, все еще крепко спала. Я вытянул свою руку из-под ее головы и сел, схватил уже теплое пиво с тумбочки и сделал большой глоток.

Встал и пошел в туалет, а когда вернулся, услышал, что Кристен мечется в постели:
- Роб! Где ты?

-Тсс... Крис, - пробормотал я тихо, снова забираясь под одеяло, - я здесь, рядом с тобой.

Она потянулась ко мне, я сжал ее руками, притягивая ближе к себе, она вздохнула и внезапно открыла глаза.

- Роб?

- Я здесь, Крис. Тебе приснился дурной сон?

Она повернулась ко мне и протянула руку к моему лицу.

- Только что ты ушел, и я не могла найти тебя... это все, что я помню.

Я приподнялся на локте и посмотрел ей в лицо. Ее глаза искали мои, а руки выводили узоры на моей груди.

- Я вернусь через минуту, - сказала она сдавленно. Поцеловала меня в губы и отвернулась, чтобы встать с постели, направилась в ванну. Закрыла дверь, но не включила свет. По ее ускользнувшему взгляду я понял, что она страдает.

Перевернувшись на спину и вздохнув, я закрыв лицо руками и потер щетину на подбородке, ожидая ее возвращения.

- Крис? Ты в порядке? – спросил я через пару минут.

Когда она не ответила, я откинул одеяло и направился к ванной комнате, склонился к двери, прислушиваясь. Я услышал ее тихий плач и толкнул дверь своей рукой. Свет свечи из комнаты проник в ванную, и я увидел ее обнаженное тело, опирающееся на туалетный столик обеими руками, с опущенной головой.

Я подошел к ней сзади и положил руки на плечи. Она выпрямилась, опираясь на меня, и мои руки сомкнулись впереди ее тела, я уткнулся лицом в изгиб ее шеи и начал покрывать поцелуями ее шею и плечи.

- Про… прости, Роб, - прошептала она отрывисто, накрыв своими руками мои руки под ее грудью. – Я так старалась не грустить...

- Тссс... Я знаю, любимая. Все будет в порядке.

Я позволил своим рукам бродить по ее телу, наблюдая за ней в зеркале. Она была настолько совершенна, свеча отбрасывала мягкие тени на великолепные изгибы ее тела. Ее голова откинулась на мое плечо, рот приоткрылся, и она ахнула, как одна моя рука скользнула ниже пояса, а другая, кружа вокруг соска, ласкала ее грудь.

- Я буду очень по тебе скучать. Роб... о Боже. Люби меня.

Мой член уже был твердым, и я не удержался и прижался к ней, простонав в ее плечо.

- Крис... - Ее руки протянулись между нашими телами и сомкнулись на моей эрекции. Это было удивительно, ее руки на мне, двигаясь вверх и вниз, оттягивая, сжимая, сводя меня с ума. Мое дыхание вырывалось из моей груди прерывистыми стонами.

Рукой, достигнув плоти между ее ног, я нашел маленький комочек нервов, который начал мягко сдавливать, нежно кружить вокруг него, пока она не начала задыхаться. Мои губы целовали ее лицо от подбородка к виску, и я смог ощутить соль ее слез.

Мое сердце разрывалось, даже если она разожгла в моем теле пожар.

Руки, дразнившие ее грудь, скользнули ей на спину к плечам, и она наклонилась вперед, молча прося меня взять ее. Я провел рукой по ее спине, и она вздрогнула. Продолжая стимулировать ее клитор одной рукой, другой придержал ее бедра, чтобы она оставалась на месте, когда прижался к ней. Она была уже такой влажной, что я легко вошел в нее.

- Ахх... Роб… - Ее лицо было таким удивительным, когда я смотрел на нее в зеркало. Рот был открыт, глаза смотрели вглубь меня, когда я двигался в ней, медленно, глубоко. Я отстранился, а потом вошел в нее полностью, она сжалась вокруг меня. Повторяя это несколько раз, продолжал наблюдать за эмоциями на ее прекрасном лице. Любовь, ощущения, которые она вызывала во мне, сжимаясь вокруг меня, наблюдение за ее реакцией в зеркале, все это было больше, чем я мог вынести.

- О боже, Кристен. Я не знаю, смогу ли еще сдерживаться. Ты так чертовски сексуальна... видеть тебя такой, это так красиво, это сводит меня с ума. Я хочу увидеть, как ты кончишь, Крис, - застонал в ее шею, продолжая двигаться в ней.

- Я люблю тебя, Роб... - сказала она тихо, ее тело напряглось и сжалось вокруг меня. Она закусила губу и закрыла глаза, прежде чем ее голова упала вперед. - О, Боже.

Закрыв глаза, я, наконец, излился в ее тело. Я хотел получить право на эту женщину, пометить ее, как мою, кричать всему миру, что люблю ее. Мое дыхание затруднилось, я упал лбом между ее лопатками, мы оба боролись с нашим дыханием.

Я вышел из нее и повернул к себе лицом, мои руки утонули в ее волосах, придерживая голову за затылок, отчаянно прижимая свои губы к ее губам.

Эмоции переполняли меня, слезы наполнили глаза. Я припечатал ее к себе, она руками и ногами обняла меня, мы прижались друг к другу так, как будто никогда не сможем отпустить.

Моя рука вернулась на ее затылок, и я обрушился на ее губы отчаянным поцелуем. Мы целовались, как изголодавшиеся, мы оба стонали друг другу в губы. Когда я, наконец, оторвал свои губы от нее, она уткнулась лицом в мою шею и зарыдала.

Мое сердце перестанет биться, когда я буду вынужден покинуть ее через три дня. Я знал это так же точно, как то, что солнце взойдет утром.

____________________
переводчик: rs-online
редактор: Илария

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-980-46
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (11.09.2012)
Просмотров: 618 | Комментарии: 21 | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 211 2 3 »
avatar
21
Кровавый ад
avatar
20
cray cray cray Спасибо за главу,я реву cray cray cray
avatar
19
cray
avatar
18
Спасибо,так красиво и чувственно все описано,просто чудесно!!! lovi06032
avatar
17
Спасибо за чудесную главу cray
avatar
16
плачу вместе с ними... cray грустно расставаться с любимыми
avatar
15
Спасибо, так грустно и трогательно cray
avatar
14
Как им тяжело расставаться друг с другом! Как грустно!
Спасибо за главу!
avatar
13
ваууу.. Глава потрясная) dance4 lovi06032 lovi06032
avatar
12
Спасибо за главу! lovi06032
1-10 11-20 21-21
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]