Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Вне сумерек (Beyond Twilight). Глава 58

Глава 58: Убегая прочь... Помни меня


RPOV

Я знал, Крис захочет, чтобы я сыграл для нее сегодня.

Это будет трудно, но она любит, когда я играю для нее, а я хотел дать ей все. Особенно сегодня. Все, чтобы облегчить боль или создать момент счастья, - было то, к чему я стремился.

Мы были в уединенном уголке нового небольшого итальянского ресторанчика, который рекомендовала мой менеджер. Сидели так близко, как могли, и цеплялись друг за друга руками под белой скатертью, которая свисала достаточно низко, чтобы скрыть наши сплетенные пальцы. Я решил, что раз уезжаю на следующий день, то должен пригласить ее куда-нибудь, а не запираться с ней в гостиничном номере на всю ночь. Моя ладонь вспотела, и не знаю, произошло ли это, потому что я беспокоился о том, что нас поймают, или из-за переполнявших меня эмоций. Подумал, что она заметила.

Конечно, она заметила. Она знает все... даже если я ничего не говорю.

Я выбрал Ceccone’s (ПП: итальянский ресторан в Западном Голливуде), потому что у нас остались прекрасные воспоминания о нашем недавнем времени в Италии, и хотелось продлить это настроение, а еще - это был намек на «Сумерки». Первый откровенный разговор Эдварда и Беллы был за грибными равиоли. Мы сейчас так далеко ушли от того, что было тогда... когда я был безнадежно влюблен в нее, а она боролась со своими чувствами.

Стефани зарезервировала столик и позаботилась о других вещах, которые понадобятся мне позже этим вечером: цветы, шампанское, номер-люкс с джакузи, корзина со всем необходимым, чтобы провести эту ночь с Кристен.

Я не брал свою гитару в Италию, и поэтому она хранилась в лос-анджелевском офисе Стефани. Она попросила Дэвида доставить ее в гостиницу во время церемонии MTV, перед тем как вернуться за нами с Кристен.

Ресторан был новым и стильным с блестящей черно-белой плиткой, выложенной на полу по диагонали, стены задрапированы какой-то металлической сеткой, на потолке хрустальные люстры. Свет был тусклым, а свечи мерцали на всех столиках. Это создавало мягкую и романтическую обстановку, и это было идеально.

Я не мог заказать вина, потому что Кристен еще не исполнился 21 год, но, в любом случае, это не было главным сегодняшним вечером. Мне хотелось сохранить ясный ум, чтобы запомнить каждую минуту ближайших двенадцати часов. Я вглядывался в лицо Кристен, ее зеленые глаза смотрели в мои, закусив губу, она опустила взгляд и сжала мою ладонь.

- Ты выглядишь великолепно, - мягко сказал я, желая поднять ее руку, чтобы поцеловать в запястье или обнять, притянуть ближе к моему телу. Ее запах окутывал меня и был таким родным. Я буду скучать по нему каждый день. Мою грудь стянуло, стало трудно дышать.

Она мягко улыбнулась мне, когда снова подняла свой взгляд. Подошел официант, чтобы предложить нам напитки, оставил меню. Я не хотел отпускать ее руку, так что раскрыл перед нами одно меню на двоих, мы держали каждый одну сторону.

Она тихо засмеялась, потом внимательно прочитала его.

- Мммм... Что ты выбрал?

- Ну… а что ты выбрала? – спросил я с усмешкой. Она всегда выбирала лучше меня, и я всегда в конечном итоге ел из ее тарелки. Это было проще делать за закрытыми дверями нашего номера, но я позволял себе маленькое воровство и в ресторанах. Это было такой своеобразной игрой между нами.

- Ты всегда можешь заказать то же самое. Это будет проще, не так ли? - Волосы закрыли от меня ее лицо, когда она склонилась над меню. Она через пару дней отрежет эти прекрасные волосы для роли в «Ранэвэйс». Знаю, что она нервничает по этому поводу. Я тоже волновался из-за этого, но никогда не признаюсь ей в этом. Моя рука изнывала от желания откинуть ее волосы и открыть мне ее лицо.

- Ну, так будет неинтересно. А так... если мне не понравится мое блюдо, мы сможем поторговаться! - ухмыльнулся я. Она покачала головой и широко улыбнулась, ее глаза сверкали.

- Да, мы можем. - Мое сердце сжалось от того, как легко она согласилась со мной.

- Я заметил, что у них нет грибных равиоли... но зато есть равиоли с брокколи, - сморщил я нос, и она засмеялась надо мной. - Считаю эту перспективу довольно отвратительной.

- Нет, брокколи это не твой выбор, это точно. А вот мясо и десерт подойдут, - сказала она, толкнув меня локтем в бок. Это приносило мне столько удовольствия, что она знает меня и мои привычки так хорошо.

Мы выбрали стейк из телятины для меня, рыбу-меч на гриле для Кристен и, несомненно, тирамису на десерт. Один из моих любимых десертов, которым я сумел заставить ее поделиться со мной раньше.

Когда принесли наш заказ, Кристен взяла вилку и протянула мне, чтобы я попробовал ее рыбу, и я склонился над ней.

- Ты хочешь поговорить об этом фильме? Я имею в виду, что знаю, как тебе грустно, Роб, но не сбрасывай со счетов то, что это хорошая возможность для тебя. Ты ждешь этого с нетерпением?

- Чего именно? Оставить тебя или не видеть в течение трех месяцев? – спросил я насмешливо, отрезая кусок моего стейка и протягивая его ей.

Она наклонила голову набок и покачала головой.

- Нет, я не это имею в виду... Мы мало говорили об этом, но не хочу, чтобы ты думал, что я не рада за тебя. Я буду сильно скучать по тебе, но так же сильно гордиться тобой. Я знаю, как ты будешь прекрасен в нем.

Я вздохнул, зная, что она пыталась быть сильной и облегчить это для меня, и я любил ее за это. Делал те же усилия для нее, и это было безумно трудно.

- Я не так взволнован, как ты думаешь, - я остановился и посмотрел ей в лицо. – Мне казалось, ты почувствовала это.

Она пожала плечами.

- Не совсем так... Я поняла, что ты просто не хочешь говорить об этом, думая, что мне будет больно, но я действительно хочу знать. Если ты хочешь рассказать мне, - сказала она тихим голосом.

- Не о чем рассказывать, на самом деле, любимая. Я буду считать часы до его завершения, - сказал я уклончиво и попытался сменить тему. - У тебя скоро будет фотосессия для журнала, не так ли? Не могу дождаться, чтобы увидеть эти фотографии. Я буду гуглить их, как только ты закончишь съемки. Наверняка, кто-нибудь сольет их, - уголки моих губ дернулись от предвкушения.

- Да. - Она играла с ее вилкой. - Последнее ура, перед стрижкой.

- Не волнуйся об этом, Крис. Это волосы. Они отрастут, - успокоил я ее.

Она посмотрела на меня, мгновение, а затем отправила вилку в рот.

- Я знаю... это просто... - она не закончила.

- Что такое?

- Ты сказал во Франции, что тебе во мне больше всего понравились мои волосы.

Я рассмеялся.

- Да, я помню, а ты сказала, что тебе больше понравились мои ноги. Из всего ты выбрала... ноги!

Она покраснела, и я протянул руку и провел костяшками пальцев по ее щеке.

- Кристен, я люблю тебя независимо от того, какой длины и цвета твои волосы, так что все в порядке? - Я просто должен был сказать это. Представляю себе шум, если бы сказал правду.

Я обожаю в ней абсолютно все.

- Фотосессия для Allure не единственная, которая у меня будет, пока ты снимаешься в Нью-Йорке, и у тебя тоже будет несколько, не так ли?

Я кивнул:

- Да.

- Так что... каждый раз, когда я буду смотреть в камеру, я буду думать о тебе, - сказала она тихо.

Мое сердце стучало в груди, и я сжал ее руку.

- Кристен. Я тоже, милая. Я думаю о тебе все время, так или иначе, - сказал я и забыл про остальных людей в ресторане, наконец, позволив себе поднять ее руку из-под стола и поцеловать.

Мы закончили основное блюдо и разделили десерт, но мы почти не ели, потратив на ужин около часа.

- Прости, что не ем много. У меня просто нет аппетита.

У меня тоже.

Моя рука все еще держала ее руку под столом, и я не собирался отпускать ее, пока мне просто не придется это сделать.

- Ты готова уходить?

- Да, пожалуйста, - сказала она, кивнув и прижимаясь к моей руке.

Я вздохнул, когда попытался разорвать стянувшие мою грудь невидимые канаты и прогнать эмоции, которые угрожали задушить меня.

Сегодняшняя ночь должна стать великолепной и душераздирающей одновременно. Красивой и болезненной, но я хотел почувствовать все это, чтобы смаковать каждый момент, какой только можно чувствовать... с Кристен.


KPOV

Наше бунгало в Charlie , где мы готовились к церемонии, было убрано и украшено большими букетами белых роз и фрезий, которые стояли на столе и у входа. Они наполняли воздух великолепным ароматом, смешиваясь с ванильным запахом свечей, которые мерцали тут и там по всей комнате. И по всему покрывалу на кровати были разбросаны красные лепестки роз.

Я повернулась и посмотрела на Роба, который зашел следом за мной, прежде чем снова вернуться к осмотру комнаты. Мой рот открылся, но я не могла произнести ни слова.

Думаю, я не должна была быть удивлена, учитывая, как романтичен он был все эти месяцы... Тем не менее, я потеряла дар речи.

Он подошел ко мне медленно и, откинув обеими руками волосы с моего лица, наклонился, чтобы подарить моим губам нежный поцелуй, мягко двигая своими губами. Он не сдержался и углубил его настолько, что его губы мягко потянули и всосали мои, и я ответила взаимностью. Дыхание в спешке покидало мое тело, сердце выскакивало из груди.

- Роб... Боже. - Я едва могла говорить.

- Ты хочешь принять ванну? - тихо спросил он в мои губы. - Я хочу, чтобы сегодня все было медленно, Крис. Хочу говорить с тобой, обнимать тебя и заниматься с тобой любовью. Но хочу все это… медленно.

Чувствуя, что слезы уже бегут по моим ресницам, я кивнула и плотно обернула руки вокруг его пояса, уткнувшись лицом в его грудь и заставляя себя cдерживаться от рыданий. Он прижал меня к себе и поцеловал в макушку, в то время как его пальцы выводили маленькие круги на моей спине.

Иисус, помоги мне пройти через это. Он нуждается во мне, чтобы я поддержала его, помоги мне не развалиться у него на глазах.

Я была рада, что Кэмерон успел сделать то, что я просила: купил два новых iPod, настроил учетную запись и закачал в них песни, подготовив все к моему приезду домой, когда я заезжала за вещами. У меня не было времени, чтобы красиво упаковать тот, что для Роба, но я смогла спрятать его в дорожную сумку Роба, когда он вышел из комнаты, пока там был Мэтт. Схватив свой дневник, я вложила в него письмо, которое написала, зная, что он будет читать дневник во время полета, поэтому быстро найдет его.

Второй iPod, который Кэмерон купил для меня, был в моей сумочке, а док стоял на тумбочке. Когда я выскользнула из объятий Роба и села на кровать, то заметила его гитару, прислоненную к стене.

Он знал, что я захочу послушать, как он играет для меня сегодня вечером. Я на мгновение перестала дышать. Иисус... Он всегда знает.

Подняла глаза на него и увидела его грустную улыбку, он прошел через всю комнату и, склонившись, придержал мой подбородок кончиками пальцев. Я потянулась к его руке, чтобы оставить поцелуй на ладони.

- Спасибо, - сказала я, когда наши взгляды встретились. Я видела всю свою любовь и боль, которые отражались в его голубых глазах. Он сглотнул и кивнул.

- Мое удовольствие, Крис.

Эта чертова печаль собирается утопить нас обоих.

Я попыталась улыбнуться и встала, все еще держа его за руку, горло сжималось, а глаза жгли подступающие слезы.

- Да. Ванна, звучит великолепно. А в остальном... я с тобой согласна, - мой голос дрожал и срывался. - Как ты думаешь, если мы попытаемся, мы сможем замедлить время?

Он обнял меня, прижимая крепко к своей груди. Тяжело выдохнул мне в макушку.

- О, Кристен. Я был бы счастлив, если бы мы могли остановить его совсем. Мне так больно, что это невозможно. - Он поднял меня так, чтобы мое лицо было на одном уровне с его, мои руки легли на его плечи, пальцы сжали его волосы в кулаки. Я знала, что он любил, когда я так делала, и он закрыл глаза, прижимаясь к моему лбу своим лбом. - Я просто... не хочу, чтобы наступало это чертово завтра.

Эмоции сломали его бархатный голос, и я понимала, что он боролся с ними, так же как и я.

Наконец, его губы нашли мои, язык скользнул в мой рот. Я прижалась к нему ближе, чтобы раствориться в нем, мои губы отвечали ему поцелуем на поцелуй. Он был таким вкусным, я держала его голову обеими руками. Когда он, наконец, оторвался от меня, то обнаружила, что сижу на туалетном столике в ванной, но не знаю, как я туда попала. Мои руки скользнули вниз по его груди, чувствуя жесткие контуры его мышц под двумя слоями одежды.

Он мягко улыбнулся, перед тем как отошел от меня и включил кран над ванной... На ее дне тоже были лепестки роз, которые начали плавать в воде, заполнявшей ванну.

- Ты присоединишься ко мне в этой большой ванне, не так ли? – я пыталась дразнить его, быстро смахнув слезы со своего лица.

Он добавил в воду душистую пену для ванны, а затем наклонился, чтобы поднять одну из моих ног, начиная снимать обувь. Он был таким нежным и ласковым в своих движениях, его глаза почти не оставляли мое лицо. Мне было больно и грустно настолько сильно, что я едва могла дышать.

- Попозже. - Он мягко улыбнулся и потянулся, чтобы поцеловать меня еще раз, прежде чем поднял меня со столика и развернул, чтобы расстегнуть молнию платья у меня на спине. Убрал мои волосы в сторону и поцеловал в шею, влажность и нежность его губ послали мурашки по моей коже, его руки слегка пробежали по спине, где ему открылась моя кожа.

- Тебе нужно что-то из сумки, чтобы собрать волосы? Он был таким удивительным, подумав даже об этом.

- Да. У меня в кармашке с молнией заколка.

Оставив поцелуй на моем плече, он вышел из ванной комнаты.

Я закрыла глаза, борясь со слезами. Услышала его шаги, выскользнула из своего платья и медленно опустилась в теплую, душистую воду. Большая ванна наполнилась пенными пузырьками, в которых плавали красные лепестки роз.

Я откинула голову на подголовник и закрыла глаза, а потом почувствовала его руки в моих волосах, он собрал их вверх и заколол.

- Я вернусь, любимая.

Роб вышел из комнаты, а затем я услышала гитару. Мягкие аккорды нарушили тишину. Мелодия была мажорной, счастливой, и я улыбнулась, когда он вошел в ванную комнату. Он снял пиджак и рубашку, оставив только белую футболку. Сел на скамейку напротив ванной и продолжил играть на гитаре. Его глаза бродили по моему лицу и следили, как я закрывала кран ногой.

- Это красиво, - сказала я и улыбнулась.

- Точно, - ответил он, а потом начал петь для меня. Он был великолепен, как всегда, и я с удовольствием смотрела бы, как он играет для меня, всегда. Слушать, как он поет только для меня, было все, о чем я могла бы просить в этом мире, и была благодарна судьбе за такой подарок.
 

 

 

А время застыло в воздухе, ожидая часа,
Чтобы прикоснуться, чтобы только почувствовать любовь, которая, кажется, поглощает меня.
Она - это все, что мне когда-либо было нужно.
И, знаешь, ее любовь просто гипнотизирует меня,
Пока я не перестану видеть ничего, кроме того, как она красива.

 


Он широко улыбнулся, и я не могла сдержаться от ответной улыбки, почувствовав, что краснею. Я была той, что была загипнотизирована.

 

 

 

 

Ночью мне снится, что ты послана мне с небес.
Моя жизнь кажется здесь такой одинокой без тебя.
Ты вошла в каждый мой день,
И я не представляю любви без тебя
И ты останешься такой же

Прекрасной, как летний дождь, смывающий следы зимы,
Прекрасной, как утреннее солнце, рассветом приглашающее новый день,
Прекрасной, как радость, которую испытываешь, когда встречаешь любовь, которую так ждал,
Прекрасной, делающей все новым,
Ты так прекрасна.

 


Я потеряла дар речи. Просто... поражаясь тому, как он смог превратить такой печальный момент в один из полных радости. Мое сердце разрывалось от предстоящей разлуки с ним, но он дал мне понять, что расстояние - не то, что имело значение. Он был моим и это не изменится.

 

 

 

 

И все это время ты делаешь меня лучше.
А любовь парит так высоко, как каждый день, проведенный вместе,
Я оставлю мир где-то внизу,
Пока твое сердце не станет единственным, что я знаю.
Все, что я знаю - это то, что ты

Прекрасна, как летний дождь, смывающий следы зимы,
Прекрасна, как утреннее солнце, рассветом приглашающее новый день,
Прекрасна, как радость, которую испытываешь, когда встречаешь любовь, которую так ждал,
Прекрасна, делающая все новым,
Ты так прекрасна.

 


Когда Роб взял последний аккорд, я протянула ему руку. Он аккуратно отставил гитару, подошел, присев рядом с ванной, поднося мою протянутую руку к своим губам. Поцеловал мое запястье, а затем прижал открытые губы к моей ладони, прежде чем провести ей по своей щеке. Уткнулся лицом в мою руку, затем накрыл своей большой ладонью мою маленькую.

- Нет, это ты прекрасен, – тихо сказала я, - ты такой... удивительный, Роб. Спасибо. Это было великолепно.

Он смотрел мне в глаза не отрываясь, большим пальцем поглаживая мою руку, которую держал в своей.

- Я хочу, чтобы ты была счастлива, Крис. Я имею в виду, когда ты будешь снимать свой фильм, я хочу, чтобы ты наслаждалась этим. «Ранэвэйс» - это то, что ты так хотела, и ты должна принять это. Позволь себе получить удовольствие от этой работы. И не хочу, чтобы тоска по мне, разрушила это для тебя.

Я кивнула:

- Я знаю, но все равно буду скучать по тебе.

- Хорошо... я разрешаю тебе скучать по мне немного. Я рассчитываю на это, солнышко.

- Собираешься ли ты следовать своему собственному совету? - спросила я, подняв бровь, потому что знала, что он просил от меня того, чего не может добиться от себя.

- Ну... я... хм, сделаю все возможное, конечно, - сказал он с грустной улыбкой. Я хотела сделать его счастливым, спрятать боль в его глазах.

- Я думала, что ты присоединишься ко мне здесь...- упрекнула я его. Мы оба тихо засмеялись, он снова поцеловал мою руку и встал, чтобы снять свою одежду. Я не могла оторвать глаз от его тела, открывающегося моему взгляду сантиметр за сантиметром.

- Мэтт был прав, - дразнила я, - я счастливая, удачливая сучка.

И была награждена улыбкой и его красивым смехом, мое сердце сжалось внутри.

Ванна была достаточно большой для нас двоих, поэтому мы легли рядом лицом друг к другу, он подтянул меня ближе и стер дорожки слез с моего лица. Мы лежали так, глядя друг на друга и нежно касаясь.

- Я не хочу спать сегодня ночью, Крис.

- Я знаю. Я тоже, - наклонилась, чтобы тихонько поцеловать его в губы. - Я так люблю тебя.

- Не так сильно, как я люблю тебя, - посмотрел он на меня серьезно, и его брови сдвинулись. - Так что не забудь об этом.

Я иронично улыбнулась, он покачал головой. Начала протестовать, но он приложил палец к моим губам, чтобы заставить меня замолчать.

- Не спорь, - настаивал он, потершись своим носом о мой, я потянулась к его губам. Втянула его нижнюю губу в свой рот и медленно отпустила.

- Песня была невероятной, Роб, - сказала я, его губы оторвались от меня.

Он закрыл глаза, его челюсть напряглась, прежде чем он, наконец, заговорил.

- Я знал, что ты захочешь, чтобы я сыграл для тебя сегодня, и искал музыку, пока ждал тебя в Италии.

- Но... ты не... взял гитару, когда отправился в Канны,- сказала я медленно.

- От тебя ничего не скроешь, любимая. Я купил другую в Италии, чтобы подобрать песню для тебя. Хотел, чтобы она идеально подходила тебе сегодня вечером.

- Все, что ты делаешь прекрасно, Роб. Вот почему я так разбита. - Провела рукой по линии его челюсти, наблюдая за выражением лица. Голубые глаза были темными и напряженными. - Я не видела новую гитару в Италии, так что...

- Нет, я отдал ее сыну хозяина отеля в день твоего приезда. Я хотел тебя удивить. Нашел кучу песен, которые... ну, передают все, что я чувствую. Но хм... я реально запутался с выбором.

Мои глаза расширились.

- Есть еще? – спросила с надеждой. Его руки ласкали мое тело, талию, бедра снова и снова. Эти руки делали вкусные вещи.

- Да, но другие полны печали и потери... а я не хочу, чтобы ты грустила.

Проглотив комок в горле, я поняла, что он имел в виду, но не хотела, чтобы он думал, что должен сдерживать то, что чувствует.

- Все, что ты захочешь сыграть, я хочу услышать. Мы разделяем все, не так ли? - Мой голос и подбородок дрожали, глаза наполнились слезами. – Мне уже и так достаточно грустно… и я хочу, чтобы ты пел все, что ты чувствуешь, хорошо?

Он сглотнул и провел руками по моей спине, пальцы порхали по моей коже, заставляя меня дрожать.

- Это напомнило мне нашу первую ночь в Лондоне, - прошептала я в его красивый рот, когда вспомнила ту невероятную ночь. Мои руки пробежали по его груди и вокруг его пояса, а ноги сплелись с его ногами. Тело реагировало на его близость, и я не могла ничего с этим поделать, даже если мое сердце болело.

- Я знаю. Это была мечта, так красиво. Каждый раз, когда мы касаемся друг друга - это чудо для меня, Крис.

Моя рука поднялась к его затылку, и он повернулся так, что оказался на мне, его рот нашел мой, наши языки сплелись, поглощая друг друга, как будто мы изголодались.

Мы такими и были, отчаянно желая, быть ближе друг к другу. Мы целовались и ласкали друг друга, пока вода не остыла до такой степени, что я начала зябнуть. Его поцелуи останавливали мое дыхание, заставляя дрожать и всегда желать большего. Он был таким страстным, но нежным, и я не хотела останавливаться, никогда.

- Роб... Господи.

Его руки подхватили меня, он поднял нас обоих, чтобы мы могли выйти из ванны.

- Я знаю, Крис. - Его глаза ответили мне без слов. – Даже поцелуев достаточно, чтобы ощутить это, я знаю, - прошептал он мне в шею.

Чувствуя мою дрожь, он растирал мои руки своими руками, потом взял два больших белых полотенца и, завернув одно вокруг меня, а другое вокруг своих бедер, подхватил меня на руки, как невесту, и понес в спальню.

Когда он поставил меня на кровать, я встала и пошла к своей сумочке, чтобы достать iPod и подключить его к доку. Музыка мягко наполнила комнату, а затем мы залезли под одеяло, не вытираясь, и натянули одеяло до шеи, хихикая. Он сгреб меня в охапку, и я устроилась в родных руках, потому что это и было моим домом, я положила голову ему на грудь.

- Видишь? Ложиться спать голым и мокрым - это здорово, да? – Пар от наших тел заполнил пространство под одеялом, и наша кожа оставалась теплой, как в воде в ванной.

Его грудь тряслась под моей щекой, когда он смеялся.

- Да, невероятно, но это так. Если бы не кровавая разница во времени, мы могли бы делать это вместе по телефону, пока я буду в Нью-Йорке. Три часа разницы может сделать ночные разговоры не такими частыми, как я хочу.

Я кивнула и со всей силой стянула руки вокруг него.

- Разница во времени будет проблемой, но мы можем писать сообщения в течение дня, в то время пока мы работаем. Не так много, возможно, но я буду писать так часто, как смогу.

- Да, думаю, что сотру кнопки на своем телефоне, я буду так много писать тебе, любимая.

Мы еще долго просто лежали вместе, говоря о предстоящих фильмах. Мы говорили о Джоан Джетт, моей будущей стрижке, о моих репетициях в ближайшие несколько недель. Роб немного помогал мне с моими навыками игры на гитаре, но я знала, что мне предстоит еще много работать над этим, и это будет не так весело, как с ним.

Он рассказал мне о своей коллеге, хотя, только тогда, когда я спросила о ней. Я хотела дать ему почувствовать, что со мной все хорошо, даже если на самом деле съеживалась при мысли, что он будет целовать другую девушку, пусть даже в фильме. Но, хэй, это была его работа. Он говорил мне это сто раз, и он был прав. Я просто должна смириться с этим.

- Я не много знаю о ней, на самом деле. Я встречался с ней только один раз в Лос-Анджелесе, и я был занят, если ты помнишь. Моя девушка каталась по всему Ванкуверу на спине одного идиота, так что мои мысли были совсем в другом месте.

Я знала, что он дразнит меня, но и то, что ему все еще больно.

- Мне очень жаль, - тихо сказала я, мое сердце заходилось от боли, которую он испытывал от этого.

В одну секунду он оказался на мне, и я ахнула.

- Хорошо, что ты это понимаешь, - сказал он, понизив голос, и прижался к моей шее, но я слышала озорство в его словах. Мои руки переместились с его спины в волосы, и я повернулась лицом к нему. Он, очевидно, был также возбужден, как и я, и я могла почувствовать доказательство этому, упирающееся в мое бедро.

- Занятие любовью заставит время пролететь слишком быстро, Кристен, - его губы порхали по моим щекам, он прижимался ко мне, заставляя мое дыхание сбиться. Я потянулась к нему и нежно захватила мочку его уха своими губами, посасывая ее и слегка прикусывая своими зубами.

Он уложил меня так, что я оказалась полностью под ним, мои ноги были широко разведены по сторонам от его бедер. Его твердость прижималась ко мне, он оторвал свои губы от моих губ и переместил их на мой подбородок и дальше вниз по шее.

- Мммм... - простонала я.

Роб убрал мои волосы назад с моего лица, и я утонула в его голубых глазах, прежде чем он снова опустил свою голову, его губы продолжили свою пытку на моей шее, посылая дрожь по всему телу. Я потянула его на себя, чтобы поцеловать, и он застонал мне в губы, когда наши бедра еще плотнее прижались друг к другу.

- Я сказал, что не хочу заниматься любовью... - простонал он, но его рот взял мой так жадно. Я встретила его поцелуй, наши губы двигались в унисон, пока я не могла уже дышать, а мое сердце вырывалось из груди. Он оторвался на секунду, дав мне вздохнуть, и мы продолжили пожирать друг друга губами, снова и снова.

Мы так прекрасно подходили друг другу, заняться любовью было чем-то легким, естественным, необходимым.

Необходимым, как дыхание.

Я чувствовала, как нарастает волнение в груди, и горло сжимает боль, даже, когда он поджигал огонь в моей крови.

- Святой Боже, Крис. Я буду скучать по тебе так безумно сильно.

Я закрыла глаза от боли в его голосе. Слезы скользнули по моим ресницам, несмотря на мое решение не плакать.

Роб был прав. Потерять себя в нем, заставит время пролететь так быстро, но это было так хорошо, и мы оба нуждались в этой близости.

Его рот переместился к моей груди, и я против воли изогнулась ему навстречу, желая продолжить блаженную пытку его губ на моем теле. Я хотела быть связанной с ним всеми возможными способами. Наши рты снова встретились, когда он наполнил мое тело собой, пальцы одной руки сплелись с моими пальцами, а другая рука утонула в моих волосах, чтобы удерживать голову.

- Роб... – стонала я громко, свободной рукой нажимая на его ягодицы, чтобы погрузить его глубже в себя. Его движения были медленными, размеренными, как он хотел, чтобы смаковать каждое прикосновение и запомнить каждое движение. Это было удивительно, так красиво... это были мы. Только МЫ.

- О, малыш, - выдохнула я, перестав дышать, когда он толкнул меня к краю.

Мы занимались любовью несколько часов, руками, губами, телами. Поклонялись друг другу снова и снова, не желая другого пути, нуждаясь в постоянном контакте, защищаясь этим, как щитом от предстоящей разлуки... и боли одиночества, что нависали над нами как волна цунами, угрожая уничтожить нас.

Когда, наконец, мы упали, задыхаясь, в объятия друг друга, я повернула лицо в его шею и уступила рыданиям. Он положил меня за спину. Его нежные руки убрали мои волосы назад, когда он завис надо мной, до сих пор оставаясь в моем теле.

- Кристен. Посмотри на меня.

Мои плечи тихо тряслись, и я знала, что не в силах смотреть на него и видеть слезы в его прекрасных глазах. Я слышала по его голосу, что он умирал внутри от подавляющих его эмоций.

Мои руки обняли его, и я притянула его к себе еще сильнее, и почувствовала его губы на своем лице, он целовал мои щеки, залитые слезами, пока, наконец, не нашел мои губы и провел по ним своими губами.

- Крис... малышка, мы пройдем через это, потому что мы должны, но еще ты должна знать, как сильно я люблю и обожаю тебя. Ты все, о чем я думаю.

Кивнув, я попыталась справиться со своим голосом, но получилось только сказать:

- Я знаю. Я чувствую то же самое.

Он повернул нас, но продолжал смотреть мне в глаза, лежа на боку, лицом ко мне, касаясь моих волос, пытаясь успокоить меня, сцеловывая слезы. Я, наконец, подняла свои глаза на него. Он был настолько великолепным, его лицо такое мягкое и насыщенное нашей любовью, но также полное боли. Мы просто лежали, глядя друг на друга, и я подумала о том, сколько еще часов и минут у нас с ним осталось.

Он, должно быть, умел читать мои мысли, потому что отрицательно покачал головой:

- Я не хочу знать. Я не хочу, чтобы солнце всходило, Крис.

Я закрыла глаза.

- Как ты это делаешь? Как ты знаешь меня так хорошо?

Он мягко улыбнулся:

- Хммм. Ты часть меня. - Его большой палец потер мою нижнюю губу и потянул ее вниз, прежде чем он наклонился и нежно поцеловал меня в губы, - И я люблю тебя больше всего на этой земле.

Еще слеза выскользнула из моих глаз, и он наклонился, чтобы сцеловать ее.

- Эти песни, Крис... они все наши...

Закрыв глаза, я кивнула:

- Я знаю.

- Я имею в виду: песня, которую ты пела в Лондоне, которую я пел на прощальной вечеринке... - все, даже те, о которых мы только говорили. Он смотрел на меня недоверчивым взглядом, как будто был поражен, что я помню их.

- Да. – Мое горло болело, и я не могла говорить много, так что просто протянула руку, чтобы погладить его подбородок своими пальцами.

- Ты такой красивый. Ты... прикасаешься ко мне... в тех местах, в которых никто и никогда не будет снова. Ты так идеально подходишь мне, ты знаешь это? - Я не могла не улыбнуться сквозь слезы.

- Пока ты говоришь мне об этом.

- И я буду продолжать делать это, пока ты в это не поверишь.

Он поцеловал меня в нос и лоб, и я прижалась к нему, сосредоточившись только на том, чтобы удержать его, его запах и чувствовать его, прижимающегося ко мне.


* * * * *


Что-то светило мне в лицо, и я хотела, чтобы это исчезло. Закрыла глаза рукой и попыталась снова заснуть.

Заснуть?

Мое сердце упало в груди, когда я поняла, где я и что я, черт возьми, заснулаi. Я сидела прямо в постели, грудь вздымалась в прерывистом дыхании, я безумными глазами оглядела пустую кровать и комнату вокруг себя. Мои глаза ужалили слезы, горло сжалось от боли...

- Роб? - Я начала плакать. - Роб!

Он выскочил из ванной, и я увидела, что он уже был одет в серые брюки и черную футболку. Он взглянул на слезы, которые текли по моему лицу, и сел на край кровати, чтобы усадить меня к себе на колени.

- Прости... - рыдала я на его груди, - я не хотела засыпать, чтобы... так бездарно тратить наше время вместе.

- Любимая, все нормально. Я тоже устал.

- Ты тоже спал? - Я посмотрел ему в лицо, его пальцы смахнули мои слезы.

- Э-э... нет, сладкая, но все нормально.

Я покачала головой, мое лицо исказилось.

- Нет! Я так зла на себя, - сказала я с отвращением и, как обычно, он утешал меня.

- Малышка, не надо. Зато я мог любоваться, как ты спишь, Крис.

- Ну и что? Ты чертов Эдвард теперь?

Он лишь грустно улыбнулся мне.

- Только в том, что касается тебя, Белла.

Я скользнула руками на его шею и заплакала.

- О, Боже... Я не могу это сделать. Я думала, что смогу, но я просто чертовски не могу, Роб.

Его руки стянулись вокруг меня, он уткнулся лицом в изгиб моей шеи, другой рукой гладя меня по затылку. Он тяжело дышал, но молчал, только держа меня на руках, как будто никогда не отпустит.

Мой телефон завибрировал, я знала, что это моя мама. Она и мой дедушка собирались помочь Робу добраться до аэропорта незамеченным. Ну, по крайней мере, таков был план. Весь мир наблюдал за аэропортами, зная, что он будет путешествовать сегодня. Это чертовски сводило с ума.

Я отстранилась от него немного, чтобы посмотреть в лицо. Глаза Роба были влажными от непролитых слез, и я знала, что он страдает так же, как и я. Я прислонилась лбом к его щеке, продолжая сидеть у него на коленях и вдыхать его запах, вздыхая и пытаясь сдержать слезы.

- Который час? – спросила я, на самом деле, не желая знать ответ.

Он подождал и сглотнул.

- Уже... начало двенадцатого, любимая.

У меня перехватило дыхание. Это было хуже, чем я думала. Я крепче прижалась к нему, новый поток слез побежал по щекам.

- О, Боже.

Он просто обнимал меня, давая мне плакать.

Я знала, что он должен был уехать в 12, или он опоздает на рейс. Оглядела комнату и заметила, чемоданы уже упакованы. Его гитара также была в чехле.

- Я думала, что ты еще сыграешь мне? - проглотила я слезы и попыталась улыбнуться ему, зная, что мои усилия жалки, в лучшем случае. Я не могла обмануть его. Он знал все.

Он вздохнул.

- Ты этого хочешь? - спросил он тихо.

- Я не знаю, чего я хочу прямо сейчас... кроме того, что я не хочу, чтобы ты уезжал.

Он опять притянул меня к себе, уткнувшись лицом в мое плечо. Я знала, что он плакал вместе со мной в этот раз. Я была такой чертовски эгоистичной. Я должна была сделать это легче для него, помочь ему сделать то, что он должен был сделать, а вместо этого я здесь проливаю реки слез. Он заслуживал лучшего от меня.

- Мне очень жаль. Это не правильно с моей стороны, Роб. Я знаю, ты должен идти, и я буду в... в порядке. - Я встала с его коленей и пошла к своему чемодану взять одежду, которую привезла.

-Ну... а я нет, черт возьми, - сказал он печально.

Я надела трусики и лифчик, зная, что Роб наблюдал за мной. После того как натянула джинсы и футболку, я пошла в ванную, чтобы посмотреть на свое отражение. Опухшие глаза и губы, волосы в диком беспорядке.

Я была в беспорядке. Провела руками по волосам и под глазами, чтобы стереть остатки былого макияжа, уничтоженного занятиями любовью и слезами.

Когда я вернулась в спальню, Роб сидел на кровати рядом с открытым чехлом, держа инструмент на коленях.

- Я тот, кто будет не в порядке. В ту минуту, как я уйду, ты превратишься в жесткую суку-рокершу, да? - попытался он подразнить меня, но слезы на его глазах не дали желаемого эффекта.

- Хммм. Вряд ли, – сказала я и села рядом с ним, по его выражению поняв, что он догадывался, как слаба я была в том, что так беспокоило его.

Я бы хотела быть жесткой.

Он начал тихо перебирать струны на гитаре, наигрывая мягкую проникновенную мелодию, я поняла, что это песня будет полна печали и потери, как он говорил прошлой ночью. Слова песни, заставили мое сердце остановиться, как только он начал петь.

 

 

 

 

 

 

 

 

Вчера я умер, завтрашний день наливается кровью,
Тону в лучах твоего солнца.
За верой скрывается огромное будущее,
Если знать, почему надежда погибает.
Потеряно все, что найдено, мир опустел,
Так и застрявший в своем компромиссе.
Затем последовала тишина этого звука...
И солнце почему-то село.

Находя ответы,
Забываешь все вопросы. Мы вернулись домой,
Проходя мимо могил неизвестных.

Пока рассудок затуманивает взгляд тускнеющим великолепием,
Иллюзии солнечных лучей
И отражение лжи помогут мне дождаться
Любви, ушедшей так надолго.

 


Я смотрела вниз на мои колени, борясь со своими эмоциями. Закусила губу, дрожа, слезы упали с моих предательских глаз. Он знал, как это сказывается на нас обоих, так что я подняла свои глаза обратно на него. Я хотела видеть его красивое лицо каждую оставшуюся мне секунду. Мне не нужно скрывать свои чувства от него... я и не могла, даже если бы захотела.

 

 

 

 

Окончание этого дня - доказательство того,
Что время убивает мою веру,
Понимание того, что вера - это все, что у меня есть.

 


Музыка замедлилась, слеза упала из его глаз, и он поднял руку, чтобы быстро смахнуть ее, прежде чем продолжил, темп музыки увеличился. Его голос стал сильнее, когда он пел, и он не спускал с меня глаз. Мне пришлось закрыть рот рукой, чтобы удержаться от рыданий в голос. Я не знала, как он это делал... пел со слезами на лице. Он был настолько сильнее меня... даже если он не думал, что он сильный.

 

 

 

 

Я потерял себя
И не могу понять,
Почему мое сердце разбито вдребезги
И отвергает твою любовь.
Но без любви все становится неправильным -
Жизнь.
Меньше слов.
Продолжение...

Но я знаю.
Все что я знаю -
Это конец начала.

Кто же я такой изначально?
Забери меня домой, где мое сердце.
Отпусти меня,
И я убегу,
Но не замолчу.

Все это время я прожил напрасно:
Потраченные года,
Растраченное преимущество -
Все потеряно.
Остаётся лишь надежда,
И эта война еще не закончена...

Я потерял себя
И не могу понять,
Почему мое сердце разбито вдребезги
И отвергает твою любовь.
Но без любви все становится неправильным -
Жизнь.
Меньше слов.
Продолжение...

Но я знаю.
Все что я знаю -
Это конец начала.

Кто же я такой изначально?
Забери меня домой, где мое сердце.
Отпусти меня,
И я убегу,
Но не замолчу.

Все это время я прожил напрасно:
Потраченные года,
Растраченное преимущество -
Все потеряно.
Остаётся лишь надежда,
И эта война еще не закончена...

Но есть свет,
Есть солнце,
Забирающее всех разбитых людей
Туда, где мы и должны быть,
И его любовь победит все,
Да, его любовь победит все...
Вчера я умер, завтрашний день наливается кровью,
Тону в лучах твоего солнца.

 


Когда отзвучали последние ноты, он положил гитару обратно в чехол, я опустилась перед ним на колени и прижалась к нему, обняв его и уткнувшись лицом ему в грудь, так мы и сидели вместе, его рука гладила мои волосы. Я почувствовала, что его губы прижались к моей макушке, он дышал мной.

- Я люблю тебя. Всегда, - выдохнул он мне в лоб.

- Я знаю. Я тоже тебя люблю. - Через несколько минут я вынырнула из его объятий и села рядом с ним на кровати. Мне было нужно поговорить с ним.

- Ты знаешь все песни на iPod?

- Да, я заметил, что он новый. Ты потеряла свой старый?

Я улыбнулась и покачала головой.

- Нет. Это просто новый, - потянулась и взяла его за руку. - Я послала Кэмерону список песен, которые я хотела загрузить в него, он создал новую учетную запись и купил два новых плеера.

Его лоб нахмурился, он покачал головой, не понимая:

- Два?

- Угу. Один для меня и один для тебя. Я положила его в твою сумку вчера, когда ты вышел из комнаты. Учетная запись создана на мой адрес, но у тебя тоже будет доступ к ней.

Его глаза изучали меня, понимание появилось на его лице.

- Музыка всегда была способом, которым мы общались...

Я кивнула.

- И поэтому... я просто подумала, что мы могли бы каждый загружать песни друг для друга в те дни, когда не сможем поговорить... или, может быть, каждый день. Я могу загружать их утром, так что ты увидишь их, когда проснешься, а ты мог бы сделать то же самое для меня, прежде чем ложиться спать. Таким образом... - я водила пальцем по своей коленке, но он потянулся и взял мою руку, прижимая ее к губам, - мы сможем пополнять наш плейлист... вместе.

Он вздохнул.

- Кристен. Это... блестяще. Великолепно. Спасибо, что подумала об этом, любовь моя.

Мой телефон снова зазвонил, и на этот раз я должна была ответить. Он не хотел отпускать мою руку, но пальцы выскользнули, когда я пошла через комнату, чтобы взять телефон.

- Да?

- Привет, дорогая. Роб уже готов ехать? Мы ждем внизу у твоей машины. Вы должны поторопиться, Кристен, или Роб опоздает на рейс.

Слезы снова застили мои глаза, голос дрожал.

- Хм... да. Мы будем внизу в ближайшее время, мама. Спасибо, что ты здесь.

- Вы двое в порядке? - спросила она нерешительно.

- Хм, нет... но, в данных обстоятельствах нормально.

- Хорошо, дорогая. Увидимся через минуту.

Я обернулась и обнаружила Роба прямо позади себя, он обнял меня, прижимая к себе близко-близко, поднимая и крепко держа. Я прислонилась лбом к его плечу, пытаясь сдержать слезы.

- Может, будет легче для тебя, если я спущусь к ним один, а ты уйдешь, когда я уеду?

Я покачала головой, рыдания, наконец, вырвались из моей груди.

- Не сходи с ума, Роб. Я проведу каждую минуту, что у меня осталась, с тобой.

Он целовал меня долго и страстно, прежде чем опустил на пол. Собрал свои вещи, а я сунула ноги в кеды. Взял гитару и мою сумку на одно плечо, а свою сумку – на другое. Запрокинул голову и глубоко вздохнул, чтобы собраться, и, взяв меня за руку, вышел из комнаты, не говоря ни слова по пути вниз к стоянке.

Мой дедушка, мама и помощник Стефани, Джейн, ждали нас за открытой дверью маминого внедорожника с тонированными стеклами.

Джейн начала говорить.

- Как мы собираемся это сделать? Роб, я поеду в аэропорт с тобой, чтобы убедиться, что ты попал в руки охраны.

Роб кивнул и повернулся к ней спиной, чтобы обнять меня. Мы цеплялись друг за друга еще минут пять, молча, пряча заплаканные глаза за солнцезащитными очками. Мои руки гладили его спину, а он прижимался щекой к моей макушке.

- Я так люблю тебя... - прошептал он в мои волосы.

Мои руки сжались крепче и я кивнула.

- Да. Я тоже. - Я знала, что если не оторвусь от него сейчас, то потом просто не смогу это сделать, да и папарацци могли скрываться где-то, пытаясь сфотографировать нас. - Роб, я пойду в свою машину. Ты позвонишь мне сегодня вечером?

Его пальцы пробежались вдоль моего подбородка и подняли мое лицо, чтобы он смог оставить на губах небольшой, нежный поцелуй.

- Каждую ночь, любовь моя.

Я кивнула, наши пальцы переплелись в последний раз, я поднесла его руку к губам, прежде чем бросилась к своей машине.

Как только оказалась внутри, я вцепилась руками в руль, изо всех сил пытаясь справиться с рыданиями, которые угрожали утопить меня, пока ждала маму. Я пыталась сконцентрироваться на том, как дышать: вдох и выдох, вдох и выход.

Казалось, прошли часы, а слезы все тихо скользили по моим щекам, в груди жгло. Я чувствовала, будто мое сердце вырвали из моего тела. Услышала стук в окно и, подняв голову, увидела Роба, пытающегося привлечь мое внимание.

Он показал мне опустить окно, чтобы поговорить со мной.

- Ты в порядке?

Он смотрел озабоченно, и я знала, что он не мог сказать все, что хотел. Мне было трудно говорить, так что я просто вытерла глаза и кивнула.

- Я позвоню тебе, когда доберусь до Нью-Йорка.

Опять я смогла только кивнуть.

- Люблю тебя, - сказал он мне одними губами и, протянув руку к окну в последний раз, чуть поколебавшись, ушел.

Я смотрела своим размытым зрением, как он сел в машину, а мой дедушка сел за руль, чтобы отвезти его и Джейн в аэропорт. Мама, наконец, села в мою машину, посмотрела на меня грустными глазами и положила руку мне на спину.

- Мне очень жаль, дорогая. Одно можно сказать наверняка: он любит тебя, Кристен.

Я кивнула, до сих пор пряча голову в своих руках, рыдания вырывались из моей груди.

- Мама, можешь сесть за руль? Я ничего не вижу. Я... я даже дышать не могу.

 

 

 

 

 

 

 

 


Перевод песни «Shattered» взят: http://www.amalgama-lab.com/songs....Tt7W75j


____________________
переводчик: rs-online
редактор: Илария

 



Источник: http://robsten.ru/forum/19-980-50
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (20.09.2012)
Просмотров: 708 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 5.0/5
Всего комментариев: 151 2 »
avatar
0
15
Как это так разлучать двух настолько влюбле- нных Кристин и Роберта
avatar
14
Как грустно. cray cray cray cray cray
avatar
13
Я прямо не могу cray cray cray cray Спасибо
avatar
12
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
11
Очень грустно!Спасибо за главу cray cray cray cray cray
avatar
10
Спасибо за главу! cray cray cray
avatar
9
Спасибо за главочку! lovi06032 cray JC_flirt
avatar
8
спасибо за главу cray
avatar
7
Спасибо! sm408
avatar
6
бедненькие ((так грустно((
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]