Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Вне сумерек (Beyond Twilight). Глава 61 Часть 2

Глава 61 часть 2: Не совсем Comic Con


KPOV

Роб стоял в стороне, наблюдая за моим интервью Бену Лион из E! News, но я замечала, как он напрягался с каждой секундой. Я делала то, что мне сказали делать, чтобы способствовать продвижению «Новолуния». Ради Бога, так почему же он будто кидает в меня кинжалы своими взглядами? Ведь знает, что я причислила себя к Команде Джейкоба только для шоу... для продвижения фильма.

Иисус, как после прошлой ночи он может серьезно этим заниматься?

- Итак, ты точно в Команде Джейкоба? - спросил меня Бен, отрывая меня от взгляда на Роба и его реакцию. Я обняла руками Тейлора и прижалась к нему.

- А разве не видно? - лукаво улыбнулась интервьюеру и почувствовала, как оборвалось мое сердце, когда Роб быстро повернулся и вышел прочь. Несмотря на жару, он накинул на себя черную толстовку, капюшон на свои растрепанные волосы и закрыл лицо очками.
 

 


Черт! Черт! Черт!

Роб был, очевидно, храбрее, чем я, пробираясь сквозь внушительную толпу фанатов на Comic Con конвенции. Я знала, что он был расстроен, но он что, сошел с ума? Толпы девушек-фанаток разорвут его на части, если не быть осторожным.

Иисус, он что не усвоил этот урок в чертовом Нью-Йорке? Мгновенно я стала бояться, что он окажется настигнутым толпой, преследующей его или еще хуже, пострадает от их рук.

Как мне хотелось пойти за ним, но мы не могли себе позволить такого рода публичности. Фотографии меня, бегущей за ним сквозь толпу, были бы главной новостью, и уничтожили бы на ладан дышащую иллюзию, что мы пытались поддерживать, скрывая наши отношения до сих пор. Я должна была подождать, но мое сердце болело в груди, потому что я знала, что он страдает, и не могла ничего с этим сделать сейчас.

Тейлор похлопал меня по спине после того, как мы закончили интервью.

- Что? – спросила я, подумав, а заметил ли он реакцию Роба.

- Он будет в порядке, Кристен. Я думаю, ему просто надоело это дерьмо.

Я посмотрела в глаза Тейлора с благодарностью за его дружбу.

- Знаю, - вздохнула и пробежала рукой по волосам, потерла шею, глядя в пол. - Я собираюсь к Стефани или Джейн, может они помогут разыскать его. Мне надо с ним поговорить.

- У нас еще интервью с Entertainment Weekly в 16:00. Он не пропустит его, Кристен. Может быть, ты должна дать ему некоторое пространство, чтобы привести мысли в порядок, - разумно сказал он, и я кивнула головой в знак согласия. - Кажется, что он не в духе.

- Да, так и есть, и ты прав, ему, вероятно, требуется какое-то время. Спасибо, дружище. – Мы ударили по рукам, но мои внутренности сжались до тошноты.

- Он любит тебя, Кристен. Не беспокойся.

Я кивнула, но прикусила губу. Да, он любит меня, но давление со стороны фанатов, бесконечная вереница слухов в прессе подрывали наши отношения уже не один раз. И мы должны были снова бороться с этим. Учитывая еще месяцы разлуки, этого достаточно, чтобы разбить любую нормальную пару.

Иисус, с этим чертовски невозможно было иметь дело, а мы мирились так долго. Но после прошлой ночи...

Мои глаза сканировали толпу, ища Роба, когда мы шли по фойе в сопровождении телохранителей, но его нигде не было. Тейлор и я вернулись в комнату, которую они отвели для актерского состава, и стали ждать - до интервью было еще полтора часа. Может быть, после этого у нас с Робом появится возможность поговорить и уладить это дерьмо. Полтора часа казались вечностью при этих обстоятельствах. Я пыталась позвонить ему, писала сообщения, но все время попадала на голосовую почту, а на смски он не отвечал.

Дерьмо.

Найдя кресло в углу, я свернулась в нем, желая побыть одной. Обняла руками спинку кресла, спрятав свое лицо. Время шло слишком медленно. Я ненавидела это чертово дерьмо. Закрыла глаза, пытаясь расслабиться и успокоить свое неровное дыхание. Я поговорю с ним... и он поймет. Он должен понять.

Кто-то толкнул меня, и я подняла голову, пытаясь открыть глаза. Джейн трясла меня за плечо, пытаясь разбудить.

- Что?

- Крис, мы должны идти. Время последнего интервью.

- Извини, я думаю, что устала больше, чем думала. Ты видела Роба? Он исчез куда-то уже давно, - ощущая беспокойство, скрутившее мой живот, я с ужасом ждала ее ответа. Понимая, что должно быть выглядела жалко, протерла глаза и вылезла из кресла.

- Стефани дозвонилась до него час назад, и он сказал, что очень расстроен и хочет уехать. Вернуться в Нью-Йорк.

Резко вздохнув, схватила ее за руку:

- Она остановила его, не так ли? - с тревогой спросила я.

- Да. Ей удалось успокоить его немного, но она сказала, что Роб был очень капризным и злым. Он не сказал ей, что с ним. Ты знаешь причину его поведения?

- Да. Это моя вина.

Мы шли по конференц-центру в окружении моих телохранителей. Продолжить разговор больше не было возможности, так как фанаты начали кричать, увидев меня. Нам пришлось побыстрее преодолеть небольшое расстояние от нашей комнаты до той, где должны были давать интервью.

- Все это дерьмо достало нас обоих, - пробормотала я, когда мы вошли в комнату.

Эшли, Тейлор, Роб и я, вместе с Крисом Вайцем, должны были быть участниками этой встречи, но Крис дал свое интервью отдельно, раньше нас и уже уехал.

Когда я вошла в комнату, все трое уже сидели на маленьком белом диване напротив журналистки. Очередной безымянный интервьюер, с такими же приевшимися вопросами, как это надоело! Тьфу.

Роб сидел, опираясь локтями на колени, но взглянул на меня и провел рукой по своим волосам. Эшли подвинулась, чтобы освободить мне место между ними двумя. Я молилась, чтобы это интервью не было долгим, так как чувствовала себя странно от всего происходящего сейчас. Он ничего не говорил, так что я толкнула его локтем.

- Хэй.

- Угу, хэй, - ответил Роб отстраненно. У него была бутылка воды в руке, которую он крутил в своих пальцах, а потом сделал большой глоток, перед тем как журналистка начала интервью. После нескольких вопросов о том, как проходили съемки, о спецэффектах и трюках Тейлора, она обратилась к нам с Робом:

- Кристен и Роб, вы оба говорите о том, что «Новолуние» ваша любимая книга из всей серии. Можете ли вы рассказать, почему именно она стала любимой для вас? – Молодая женщина была приятной, и не похоже, что собиралась задавать какие-нибудь личные вопросы, как я боялась. Нас уже пытались спрашивать об этом раньше, и мне пришлось открыто послать того парня, но сейчас, казалось, все в порядке.

Я начала отвечать:

- Для меня это много значит потому, что это было сложно - для меня, хм, не то чтобы… не то чтобы раньше было проще, отношения всегда были напряженными. Но в этой книге все предельно обостряется, а в конце доходит до высшей точки. Я имею в виду тот момент, когда мы как бы прощаем друг друга и воссоединяемся, и это происходит секунд за 10, и знаете, нам даже не нужно ничего говорить друг другу. Это было… было… знаете, этот момент понравился мне больше всего.

Иисус, слишком много запинок, Крис.

Роб слушал, опустив голову, а затем пришла его очередь отвечать, и я затаила дыхание.

- Мое мнение по поводу отношений между Эдвардом и Беллой… я имею в виду, что всегда пытался, знаете, увидеть в них что-то, что поучительного мог бы извлечь из них... - Он сделал глубокий вдох и пожал плечами. - Знаете, когда ты парень, и ты обнаруживаешь, что влюбился в кого-то…

Я тихо ахнула, надеясь, что никто не заметил.

Показала Эшли на монитор над головой Роба. Он отвлекся и повернулся ко мне.

- Что?- он, казалось, был раздражен, но мы все смущенно засмеялись.

- Роб, ты вошел в роль, я думаю, ты должен продолжать, - улыбнулась я ему.

Вздохнув, он попытался продолжить:

- Хорошо, вы обнаруживаете, что любите кого-то или что-то, и знаете, это становится… вы начинаете копаться в себе и становитесь очень въедливым по отношению к себе.

Я пыталась слушать его не слишком внимательно, потому что знала, что он говорил о своих чувствах ко мне во время съемок «Сумерек», когда я еще была с Майком. Понимала, что ему больно, поэтому рассеянно играла с кольцом Эшли, а он, видимо, был слишком чувствителен к тому, что я делаю и остановился.

- Заткнись! – выдохнул он и рассмеялся, я тоже засмеялась.

Иисус, неужели никто не видит, что происходит между нами? Эта тема была настолько болезненна, а мы должны были сохранять нашу тайну... Это заставило нас вести себя неуклюже и неловко. Я опустила голову на колени, прикрыла ее руками на секунду, чтобы получить контроль над собой, и села обратно.

- Боже, и да, а потом вы начинаете, хм… - он вздохнул и пожал плечами, - я не могу больше сконцентрироваться. - Мы снова нервно засмеялись, он задумался на секунду, подбирая слова, чтобы продолжить. - Вы становитесь настолько поглощены тем, что думаете, что вы недостаточно хороши, потому что считаете, что тот, кого вы любите намного лучше вас, и вам надо тянуться к нему выше и выше...

Это то, как я заставляла его чувствовать себя тогда? Как будто он не был достаточно хорош? Он был настолько хорош - я не заслуживала его. Почувствовав себя ужасно, я решила добавить:

- Ни один из них не думает, что достоин другого.

Он посмотрел на меня.

- Но Белла единственная, кто может справиться с этим, а Эдвард просто идиот, и в «Новолунии» это единственный раз, когда за все время в «Сумерках», он думает, что он абсолютно...

Эшли что-то шепнула мне снова, и Роб вздохнул так глубоко, что его плечи поднялись, и мы услышали, как воздух покидает его легкие. Он поднял брови, его губы дернулись.

- Вот почему я никогда… не понимаю, почему все спрашивают, есть ли у нас «химия». Это не так... Вы видите, что это как... вражда, на самом деле!

- Да, правильно! – вырвалось у меня, и он посмотрел на меня, мы оба снова засмеялись.

Дерьмо. Я только что сказала это?

 

 

 

 


Когда интервью закончилось, мы смогли выйти на улицу перед конференц-центром в сопровождении телохранителей и массы кричащих фанатов, ожидая своих автомобилей. Нас всех выстроили для фотографии, и мы с Робом смогли слегка приобнять друг друга. Чувствовать его было так хорошо, и я попыталась сжать его бок, чтобы он знал, что я переживала из-за того, что вышло с интервью.

Из ниоткуда появилась Никки и встала справа от меня, Роб стоял слева. Даже не знаю, что она делала в Сан-Диего, так что я была совершенно удивлена ее присутствием.

Ник схватила меня в объятия, и множество камер защелкали своими вспышками.

Роб взял меня за руку и грубо вытянул из ее объятий, бросая на нее грозный взгляд, прежде чем отпустить мою руку... Я надеялась, что никто этого не заметил.

- Отстань от нее, Никки, - он почти прорычал себе под нос.

Я посмотрела ему в лицо, он выглядел неуютно и задумчиво.

- Господи, Роб. Ты такой собственник? - взорвалась Никки на него.

- Кристен не нужно это. Просто отвали от нее, Никки. Я серьезно. Никто больше не купится на твое дерьмо.

Никки издевалась над Робом, улыбаясь ему в лицо, и уже была готова ответить ему, но он наклонился ко мне, а я потянулась к нему, молча отворачиваясь от нее.

- Все нормально. Расслабься, Роб.

- Она - яд. Я не хочу, чтобы она крутилась рядом с тобой.

 

 

 

 

 


Если бы это был не фотоколл, я бы подумала, что это была очередная попытка Никки заполучить фото с нами. Никто не мог сказать, откуда она взялась. Это была самая раздражающая, двуличная сука, что я знала. По-прежнему мне было неловко в ее окружении после всего случившегося, хотя мы и решили оставить все в прошлом, и она, в конце концов, якобы встречалась с бывшим парнем Пэрис Хилтон - Лацисом. Да, по-моему, так.

Я знала, что это только, чтобы спасти лицо после того, как мы практически выгнали ее из Ванкувера, когда у нее закончились съемки в «Новолунии» в апреле прошлого года. Она должна была найти кого-нибудь, чтобы не выглядеть, будто она все еще тоскует по Робу. И чем богаче этот «кто-нибудь», тем лучше для нее, для прессы и для ее репутации.

Это не продлится долго, и я была уверена, что достаточно скоро она еще попытается снова крутиться вокруг Роба. Бедный Лацис и не подозревает, что он только инструмент в ее последней игре.

Мы с Робом сели в разные автомобили, которые привезли нас обратно в Hard Rock Hotel. Я не могла дождаться, когда смогу поговорить с ним. Как только оказалась одна, достала телефон, чтобы послать ему сообщение:

«Малыш... можешь прийти в мой номер? Мне нужно поговорить с тобой. Пожалуйста? Люблю тебя».

Тридцать секунд спустя, мой телефон завибрировал в моих руках.

«Да, мы действительно должны поговорить, Крис. Я тоже тебя люблю, но это дерьмо - это слишком для меня. Мне очень жаль».

Побежала в свой номер так быстро, как могла. Я дрожала и волновалась, но это должно было случиться как можно скорее.

Робу обычно требовалось больше времени, чтобы преодолеть толпу поклонников, поэтому я знала, что он будет на несколько минут позже меня. Сняв одежду, прыгнула в душ. Горячая вода прекрасно снимала напряжение в мышцах, и я молилась, чтобы она помогла мне расслабиться, прежде чем он поднимется в мою комнату.

Надела чистые джинсы и футболку, причесала волосы как раз, когда он постучал в дверь.

Открыла ему, он выглядел отстраненно, но все равно я была так рада его видеть. Встав на цыпочки, обняла за шею и попыталась оставить мягкий поцелуй на его губах. Он не двинулся, только руки слегка коснулись моей талии. Его губы были неподвижными. Какая разница с тем, что было несколько часов назад.

Мое сердце упало, он снял со своей шеи мои руки и прошел в комнату. Когда повернулся ко мне лицом, я увидела, что он все еще был зол, поэтому просто ждала, что произойдет дальше.

- Что это, черт возьми, было сегодня, Кристен? – тон его голоса был жестким, скрываемая им боль мелькала в глубине его голубых глаз.

- Ты имеешь в виду мое интервью с Тейлором? Это было то, что они сказали мне делать, Роб. Я думала, ты знал это! - Я ломала свои руки, пытаясь понять, что сказать дальше. - В следующих двух фильмах много внимания уделяется отношениям Беллы и Джейкоба, это было нужно только, чтобы поддержать линию этих персонажей. Ты не думаешь, что у меня есть чувства... ведь так?

- Черт, нет. Но ты не обязана была виснуть на нем, не так ли? Ты знаешь, черт возьми, как я себя чувствую? Завтра еще один журнал напишет статью о моей любви к тебе, а ты продолжаешь делать так, что все выглядит, будто ты не отвечаешь на мои чувства! Как долго еще мне придется выставлять себя дураком во всей этой шараде? Это чертов «People Magazine»? Ради Бога! Разве ты не понимаешь?

Он ходил взад и вперед, когда говорил все это, руками зачесывая назад свои волосы снова и снова, выражение его лица было таким болезненным, это разбивало мое сердце. «People Magazine» просил мои комментарии, и я все отрицала. Он был из немногих журналов, который все воспринимали всерьез, они не печатали ложную информацию.

Я сделала несколько шагов к нему, но он поднял руки, чтобы остановить меня.

- Мне очень жаль, Роб. Это всего лишь часть работы. Я никогда не хотела причинять тебе боль.

- Да, но причиняешь! Снова и снова! Хммм, – выдохнул он со свистом, подошел к кровати и сел, закрыв кулаками глаза, потер их и продолжил, - я знаю, что это для фильма, но и весь мир смотрит на нас.

Он колебался, и я замерла там, где стояла.

- Как и на премии MTV... Мы должны были поцеловаться, наконец, дать ключ к пониманию наших истинных отношений, в конечном счете, позволить мне придать огласке те чувства, что я исповедовал в течение последних полутора лет! Но за две минуты до этого ты решила, даже не посоветовавшись со мной, что мы не будем делать это. Ты меня даже не спросила, что я думаю обо всем этом? Я чувствую себя... посмешищем, в буквальном смысле! Я выгляжу, как долбаный идиот!

- Ты никогда не казался расстроенным этим... Я... я просто подумала, что это привлечет к нам еще больше внимания, чем уже было, и… - я остановилась и посмотрела на пол, глаза заполнили слезы. – В ту прекрасную ночь... ты.... был зол на меня?

Я могу понять, почему Роб был так расстроен. Он чувствовал, что признавал чувства, которые испытывал ко мне, снова и снова, а всё что я делала – это отрицала, отрицала, отрицала. Мое сердце болело в груди, дышать было невозможно.

Он вздохнул.

- Нет... позже. Я оставлял тебя и не хотел думать об этом тогда, но это все равно никуда не делось. А сегодня в этом чертовом интервью? Я изливал мое сердце, как влюбленный придурок, а ты и Эшли игрались рядом, как маленькие девочки. Я говорил о моих чувствах к тебе, на которых я основывался играя эмоции Эдварда, о чувствах, которые поглощают меня с того чертова прослушивания! Я говорил тебе, Крис! Рассказывал, как я люблю тебя, а ты даже не слушала.

Я замерла от тона его голоса. Не помню, чтобы когда-нибудь видела его таким расстроенным и злым, кроме темы с Майклом.

Его лицо покраснело, глаза стали стеклянными, дыхание поверхностным. Я видела, что он сдерживает слезы, сжимая кулаки.

- Кристен, мне очень жаль, но если ситуация не изменится, я просто не смогу так больше. Мне придется дистанцироваться от этого, - проговорил он болезненно. – Это убьет меня, но я не могу продолжать выставлять себя идиотом, если ты не чувствуешь необходимости быть честной в этом, – сказал он побеждено. Я была уверена, что мое сердце перестало биться в этот момент, я не могла дышать.

Он только что сказал, что оставляет меня?

Ноги не слушались меня, но я подошла и села рядом с ним на край кровати. Попыталась обнять его, но он отстранился от меня. Я почувствовала, как рыдания подкатывают к моей груди, когда мои руки упали на пустое место. Он никогда раньше не отказывался от прикосновений ко мне. Даже в Токио, несмотря на всё, обнимал и целовал меня. Понимая теперь, как серьезно это было для него, я испугалась. Мне нужно было объяснить ему.

- Извини. Я понимаю, почему ты злишься, но... - мой голос срывался, и мне пришлось остановиться на мгновение, - но я люблю тебя больше всего в мире. Я думала, ты уверен в этом. Разве я не сделала достаточно, чтобы ты был уверен во мне? – всхлипы вырывались из груди, я подтянула колени к груди и схватилась руками за голову, сдаваясь слезам.

Он вздохнул, но ничего не сказал... и не прикоснулся ко мне.

Я подняла на него заплаканные глаза, попыталась вытереть влагу со своих щек обеими руками, эмоции захлестывали меня. Отчаянное желание, чтобы он понял меня, подавляло меня.

- Так ты, блять, думаешь, что это не было тяжело для меня? Все это чертовски тоже мучает меня, Роб! Все таблоиды, сводившие тебя то с Камиллой Белл, то с Никки, а теперь с Эмили! Снова и снова я должна была иметь дело с этим полнейшим бредом! Папарацци, преследующие меня везде, куда бы я ни пошла, постоянно спрашивающие меня прямо в лицо, что я думаю о тебе и твоей новой партнерше… а в следующий раз о наших отношениях. Они даже спрашивают меня, трахаемся ли мы! – Я всплеснула руками, а затем вцепилась ими в волосы. – Трахаемся ли мы, Роб! Все это время я должна сдерживать свои эмоций и не показать ничего на своем лице, когда практически умираю внутри! Я сидела и глотала свою ревность и неуверенность, которую чувствовала, когда слышала, что ты ходил с ней на ужин, или вы были замечены вместе вне съемочной площадки, или что она заходила в твой трейлер между сценами... и все эти чертовы фотографии, где вы двое целуетесь! И знаешь, почему? Потому что я сказала себе, что мы едины! То, что это ничего не значит для тебя, что ты любишь меня, и это только для гребаного фильма! А потом, когда ты пострадал в аварии, и я не могла связаться с тобой, думала, что сойду с ума.

Я снова пыталась вытереть слезы, но они бесконечным дождем лились из моих глаз.

- Я только делала свою работу сегодня... речь просто о другом гребаном фильме, Роб! Это не имеет ничего общего с нашими отношениями. Я просто обнимала Тейлора. И неужели ты не знаешь после всего, что мы пережили вместе, что я люблю тебя даже больше, чем могу вынести? – Плакала я.

- Речь не идет о Тейлоре и том, что ты обнимала его. Это про меня, изливающего свое долбанное сердце, и тебя, постоянно отрицающую любые чувства. Это край, я сыт этим по горло! - крикнул он.

Я почувствовала, как разваливаюсь на куски, мой голос треснул. Едва ли я могла заставить себя произнести хоть слово, так болело горло:

- Я хотела бы, чтобы этого было достаточно, что ты знаешь, как я люблю тебя. Господи, почему этого не достаточно? Ты еще не знаешь, что ты завладел всей... моей... долбанной... жизнью?! - Я почти кричала на него от отчаяния.

Наконец, он повернул свое искаженное болью лицо на меня и потянулся ко мне. Но на этот раз была моя очередь отстраниться от него. Я встала с кровати и, отойдя в другой конец комнаты, встала спиной к нему, мои плечи сотрясали тихие рыдания.

- И вот где мы – наконец, вместе после больше чем двух долбаных месяцев разлуки, и все что ты хочешь, это сражаться со мной? - мой голос сорвался, когда я повернулась к нему лицом. - Я не хочу воевать. А все, что хочу - это прижаться к тебе и никогда не отпускать, - проговорила тихо, почти шепотом.

Закрыла лицо руками, после того как сказала эти слова, сердце буквально разбилось на миллион осколков. Следующее что я почувствовала - это руки Роба вокруг меня и его поцелуи в мою макушку. Мои руки опоясали его талию, и он прижал меня к груди, а я продолжала оплакивать свое сердце.

- О, Кристен. Прости меня. Я такой эгоистичный ублюдок. Не подумал о том, с чем тебе пришлось иметь дело... ты всегда такая сильная. Все что я мог видеть, как сильно мне больно. Мне очень жаль, любимая. Так жаль.

Обе его руки скользнули вокруг моего лица, пальцы начали вытирать слезы с моих щек, он приподнял мое лицо к себе.

- И ты тоже прости меня. Я не собиралась делать тебе больно. Это как разрывать свое собственное сердце, - сказала я отрывисто. - Не хочу делать этого больше.

Он отпрянул назад, озабоченное выражение затопило его черты.

- Что?

Увидев панику в его глазах, я бросилась объяснять:

- Я не хочу делать этого больше. Ты прав, мы должны показать наши чувства. Я понимаю, почему тебе это нужно.

Закрыв глаза, он вздохнул с облегчением. Затем начал целовать мои глаза, нос, щеки, прежде чем накрыл мои губы душераздирающим поцелуем. Весь гнев, боль, ревность, которую мы чувствовали, все эмоции, которые копились в нас все эти последние месяцы, проявились в этом настойчивом поцелуе и в том, как наши руки держали друг друга. Снова и снова он целовал меня, а я хотела большего.

Прежде, чем я поняла это, наша одежда уже была разбросана по всей комнате, и мы лежали в кровати. Наши тела слились в таком же отчаянном порыве, как и губы в поцелуе. Мы забыли о встрече за ужином с остальными актерами, забыли про показ «Сумерек», на котором должны были присутствовать по желанию Саммита... мы потеряли себя друг в друге. Подавляющее чувство любви и месяцы, сдерживаемой страсти друг к другу, были центром нашего внимания.

Когда наши тела двигались вместе, мы утоляли не только наше сумасшедшее желание, но и заполняли пустоту, от которой оба страдали во время нашей разлуки. Эта разлука не только эмоциональная, но и физическая, когда мы снимались в разных концах страны, вынужденная ложь о наших реальных отношениях, тянущаяся так долго, тяжело повлияла на нас обоих.

Мы отдавались и брали друг друга, пока наши тела не насытились, а сердца не исцелились.

Когда всё закончилось, мы оба цепляясь друг за друга, глядя в глаза друг другу, мягко ласкали тела друг друга. Роб убрал волосы от моего лица и шептал, как он любит меня, снова и снова оставляя мягкие поцелуи на моих губах.

- Разве ты не знаешь, как сильно я люблю тебя, Роб? Мое сердце разрывается, когда ты сомневаешься во мне, – в моих глазах еще были слезы, когда я посмотрела на него.

Его руки прижали меня ближе к нему, он уткнулся лицом мне в шею. Его горячее дыхание опалило мою кожу, он выдохнул, а затем оставил влажный поцелуй на чувствительной коже за ухом.

- Мое сердце знает это, Кристен... Но это было невозможно для меня - делать вид, что я не люблю тебя, и меня полностью опустошало, что это казалось таким легким для тебя. Я хочу взять тебя за руку и пойти на ужин, повести тебя на стадион - просто быть нормальными. Я боюсь, что все слухи вокруг разлучат нас, и это чертовски точно убьет меня, любимая. Мне нужно, чтобы ты перестала позволять всему этому вставать между нами и прекратила отталкивать меня. Все это такое дерьмо, Кристен. Эти последние недели были невыносимы.

Я знала, что он был прав, и, каким-то образом, это все стало казаться не таким уж страшным и болезненным, с тех пор - как он снова рядом со мной. Сделав глубокий вдох, выдохнула. Моя рука гладила волосы на его затылке, он крепко держал меня. Я повернула свою голову к нему и оставила несколько мягких поцелуев вдоль линии его челюсти, щетина чуть-чуть отросла и не колола мои губы.

- Ничто не разлучит нас, Роб. Я не могу дышать, когда ты сердишься на меня. Я не хочу потерять тебя - никогда.

- О, Крис. Я не могу дышать, когда дело касается тебя. Когда я с тобой, ты крадешь мое дыхание. И когда я без тебя, я тону.

Его бархатный голос и эти идеальные слова заставили меня крепче обнять его, я снова боролась с подступившими слезами.

- Пожалуйста, не возвращайся в Нью-Йорк. Поедем со мной домой, в Л.А.

- Ты предлагаешь сбежать? – тихо спросил он.

- Нам нужно понять, как быть дальше, и мы можем поговорить об этом в выходные. Кроме того я не готова пока отпустить тебя, - сказала я в его грудь, лежа рядом с ним. Почувствовала, как его сильные руки стянулись вокруг меня, губы начали целовать мои волосы. - У меня здесь машина, поэтому мне придется обратно ехать на ней. Можешь ли ты вызвать Дэвида, чтобы он забрал тебя отсюда?

- Будет быстрее просто нанять автомобиль здесь, тебе не кажется?

- Возможно.

- Но я хотел бы, чтобы ты поехала со мной. Не хочу тратить часы, которые могу провести с тобой, сидя в одиночестве в этом автомобиле.

Я думала об этом пару секунд, закусив свою губу, пытаясь найти способ, как перегнать машину обратно в Л.А., чтобы никто не заметил. Мои руки гладили его предплечье, мы молча лежали вместе.

- Хм... может быть, мы могли бы попросить Тейлора отогнать мою машину обратно?

- Ты думаешь, он согласится? – спросил с надеждой Роб и притянул меня ближе, целуя щеки, медленно лаская языком губы, когда он добрался до них. Я плотнее прижала свои губы к его губам.

- Думаю, да. Он - хороший друг.

Неохотно освободившись из объятий Роба, пошла за своим телефоном, чтобы набрать номер Тейлора. Я сказала ему, что мы с Робом не будем участвовать в просмотре фильма, как предполагалось ранее. Представим фильм зрителям, а затем улизнем, когда погаснет свет. Я отдам Тейлору ключ от машины и записку с точным указанием места, где я оставлю свой «Купер». Он был так добр и с готовностью согласился. Роб быстро оделся и пошел в ванную, чтобы позвонить Стефани и попросить ее прислать машину.

- Я думал, Роб уезжает? – спросил Тейлор по телефону.

- Планы изменились. Сейчас многое изменилось, Тейлор, - сказала я тихо, когда внезапное спокойствие поселились во мне.

- Хорошо. Это здорово, Крис. Я... ну, я рад за вас, ребята.

- Спасибо, Тэй. Действительно, спасибо, - сказала я искренне.



* * * * *


Я припарковала машину там, где сказала Тейлору, а затем нырнула на заднее сиденье лимузина Роба, прямо в его ожидающие объятия. Он затащил меня на колени, его губы жадно нашли мои губы. Мне всегда будет его мало- до тех пор, пока я жива. Я знала это и принимала, как нечто, выходящее из-под моего контроля. Это было до такой степени страшно - отдать бОльшую часть своего сердца и жизни другому человеку - но я понимала, растворяясь в нем, что это был бой, который я проиграла полтора года назад, и что это уже никогда ничего не изменит.

Дерьмо, этот бой я проиграла, прежде чем даже родилась.

- Думаешь, кто-нибудь видел тебя, любимая? - выдохнул он в мой открытый рот.

- Это не имеет значения. Мне все равно, Роб. - Моя рука нежно держала его лицо, поглаживая подбородок, и я потянулась к нему, чтобы посмотреть в глаза, мои пальцы убрали волосы с его лба. - Что тебе нужно сейчас? - Смотрела я прямо в его ясные голубые глаза, которые так же вглядывались в мои, а затем переместились на мои губы. Он выглядел так чертовски сексуально, что я просто хотела сорвать с него одежду.

Его влажные губы открылись и наши языки встретились, когда я ответила на его потребности своими собственными желаниями.

- Мммм... заняться с тобой любовью, - все, что сказал он через несколько минут, после того как его рот, наконец, оторвался от моих губ.

Я тихо усмехнулась в ответ:

- Нет, я не это имею в виду.

Он вздохнул и откинулся назад на сиденье, глядя на меня серьезно, заправляя мои волосы мне за уши и поднимая мой подбородок указательным пальцем. Его брови нахмурились, напряженная венка пульсировала на лбу.

- Хм, я просто хочу быть с тобой, любимая. В идеале, я хотел бы, чтобы мы не скрывали наши отношения. Весь мир все равно знает, что я люблю тебя, и я просто хочу быть честным, - сказал он серьезно. - Мне больно скрыть свои чувства к тебе, Крис. И я не хочу больше пробовать, так как чертовски плохо справляюсь с этим, в любом случае. А что ты хочешь?

Сглотнув, я посмотрела вниз на свои колени. Его рука сомкнулась вокруг моих пальцев, и он поднял мою руку к своим губам, целуя костяшки моих пальцев. Даже самое мягкое прикосновение его губ может послать дрожь по всему моему телу, и я задрожала. Он мягко улыбнулся мне в кожу, почувствовав мою реакцию.

- Я не хочу, чтобы ты страдал. Я никогда не хотела этого, - слова сломали мой голос. – Я хочу сделать тебя счастливым, так что я... ну, я готова к этому. Я хочу быть с тобой, Роб. Просто надеюсь, что мы сможем сохранить интимные детали для себя. Мне нужно для нас то, что только наше. Мне нужно, чтобы часть тебя принадлежала только мне. - Я подняла глаза снова и увидела его улыбающимся, его рука по-прежнему была в моих волосах, разделяя их на пряди пальцами.

- Кристен. Услышать, наконец, эти слова от тебя... это значит всё. Это прекрасно, что ты думаешь так же, как и я. Конечно, я понимаю. Ты должна знать, что у тебя есть весь я. Это МЫ. - Я кивнула и прислонилась лбом к его плечу, прежде чем он продолжил. - Мне просто нужно быть открытым с тобой. Настолько открытым, насколько позволяют наши контракты. Продюсеры не могут держать нас врозь как раньше, потому что они не смогут сделать два следующих фильма без нас. Так ты... согласна со мной, а? Даже если нас сфотографируют вместе? Я не хочу быть без тебя. Я имею в виду, вот я – здесь, вопреки их воле, еду в Л.А., чтобы быть с тобой. И я приеду на следующие выходные тоже, Крис. Больше не позволю им манипулировать нами и держать нас вдали друг от друга.

Улыбнувшись ему, я прижалась к его груди, уткнувшись лицом в шею. Его руки сжали меня так сильно, что воздух вышел из моих легких со свистом.

- Хммм! Я знаю, что ты хочешь, чтобы нас сфотографировали, но мы должны держать всё в тайне до премьеры «Новолуния». Мы просто не будем столь осторожны... ладно? Если что-то случится и просочится в прессу... ну, что ж, никто не виноват, верно? - улыбнулась я заговорщицки.

- Ммммм... и, может быть, если не можем прямо сказать, что мы вместе, то можем позволить снимкам говорить за нас. Может быть, мы можем организовать что-то без участия Саммита. Фотосессия только с нами, которая не связана с фильмом?

- Да. Моя мама могла бы помочь с этим. Она знает всех в Голливуде, - размышляла я. Если мы будем тщательно выбирать и дозировать информацию, постепенно выходя из-под контроля Саммита, это было бы идеально.

- Кристен, мы не должны ничего подтверждать, но можем мы прекратить отрицать это? - спросил он тихо, и я знала, что ему нужно. Он имел в виду меня. Я была той, кто говорил, что мы были друзьями, Роб никогда не делал этого. И я поняла: уже достаточно времени прошло с тех пор, как Майк исчез из поля зрения, так что незачем дальше прятаться.

Мое сердце ухнуло, когда я осознала, что хотела того же самого, и, в конце концов, была более чем готова. Боль на его лице сегодня была тем, что я не хотела видеть снова.

Повернувшись на его коленях так, чтобы оседлать его бедра, запустила пальцы в его волосы, а он улыбнулся мне.

- Угу, - кивнула ему.

Кривая улыбка, которую я так любила, озарила его красивое лицо, а глаза расширились:

- Да? Черт возьми... на самом деле? - спросил он недоверчиво.

Я кивнула, наклонившись к нему.

- Да, - прошептала в его губы, – я никогда не буду отрицать это снова, я обещаю, Роб. Я так тебя люблю, и никогда не хотела причинять тебе боль. Ты последний человек в мире, кого я хотела бы ранить. Это все равно, что ранить себя.

Он застонал и, обхватив мое лицо, начал целовать меня снова и снова. Совсем скоро руки Роба, блуждая по моему телу, стали стягивать с меня одежду, он опустил меня на сиденье, нависая надо мной, и мы стали в безумной спешке раздевать друг друга.

- Кристен… я люблю тебя. Ты самое дорогое, что у меня есть. Я хочу всегда заботиться о тебе, защищать и делать тебя счастливой. Не могу дождаться, когда мы поженимся.

Его слова заставили зашкалить мой пульс. Сердце вырывалось из груди, наши тела прижимались друг к другу. Мы пожирали друг друга, тела и души, как будто это была наша последняя ночь на Земле. Мы оба отчаянно нуждались друга в друге, целуясь снова и снова, цепляясь друг за друга. Его губы ласкали каждый сантиметр моей кожи, которую он обнажал, раздевая меня, и все равно этого не было достаточно. Я хотела большего и чувствовала, как его потребности поглощали его тело, заставляя дыхание срываться, и крепче прижиматься своей твердостью ко мне.

Мы оба тяжело дышали, и когда были уже полностью обнажены, он остановился, скользнув своими талантливыми пальцами вниз по моему телу к горячей влаге у меня между ногами. Я застонала в его губы.

- Оххх... Роб…

Я задохнулась, когда мои руки сомкнулись вокруг его длины, двигались по ней, призывая его взять меня, в то время как его пальцы продолжали выводить мягкие круги вокруг центра моего естества, приводя меня к экстазу.

- Кристен. Детка... скажи то, что мне нужно услышать. Ты знаешь что это, любимая. Скажите мне, и я дам тебе все, что тебе нужно.

В моей голове пронеслись сотни мыслей – что он хотел, чтобы я сказала - и я хотела сказать ему обо всем. Ахнув, зарылась своими пальцами в его волосах, притягивая его губы к своим, я слегка лизнула его верхнюю губу, а затем втянула его нижнюю губу в свой рот, посасывая ее.

- Это был только ты... всегда. Ты - единственный, только ты можешь прикасаться ко мне так, до конца моей жизни... Я твоя, и я люблю тебя.

Его рот обрушился на мои губы, раскрывая их своим языком, его пальцы нежно дразнили вершины моей груди, пока это не вызвало новый всплеск влажности и пульсации между ног. Мой рот был в его власти, полностью отдаваясь моей потребности в нем. Я не могла быть еще ближе к нему, глубоко проникая языком в его рот, также как и он в мой, двигаясь в унисон с ним и показывая ему, насколько нуждаюсь в нем.

Он был настолько совершенным и таким вкусным, мое сердце пылало. Он заставил меня задыхаться ему в губы, прося его взять меня, когда, наконец, его ноги раздвинули мои, и он медленно вошел в меня, наполняя и растягивая...

- О, Боже мой, Кристен. Пожалуйста... Пожалуйста, никогда не оставляй меня. Я должен быть с тобой всегда, - умолял меня его бархатный голос, это было так соблазнительно.

Мы занимались любовью, поклоняясь друг другу руками, губами, наши тела сливались настолько плотно, насколько мы могли. Его движения были медленными и настойчивыми, заставляя мое тело дрожать от восторга, и он последовал за мной, когда я сжалась вокруг него, взрываясь вокруг него, снова и снова.

- Роб... - Я ахнула в его плечо, когда последний спазм оргазма прошел через нас обоих. - Я не могу жить без тебя, – выдохнула я, целуя его лицо, он, наконец, расслабился и толкнулся в меня последний раз.

Его губы переместились на мою шею, он нежно поцеловал ее. Он вернулся к моему лицу, целуя мои закрытые веки, а затем потерся своим носом о мой нос, его губы зависли в миллиметре от моих губ:

- О, сладкая. Господи, Кристен, - простонал он, - ты - вся моя жизнь. Я бы отдал все, чтобы просто быть с тобой.

Я знала, что он говорил это всем сердцем и душой, потому что сама чувствовала то же самое.

Крепко обняла его своими руками, и он поднялся вместе со мной, садясь вертикально, он все еще было глубоко во мне. Я попыталась приподняться, но он не пустил меня.

- Куда это ты собралась? - улыбнулся он в кожу моей груди, вбирая губами мой сосок. - Я еще не закончил с тобой, любимая. Совсем нет. Я хочу быть в тебе вечно. - Он продолжал ласкать мою грудь, заставляя меня изгибаться на нем, это волновало его настолько же, насколько и меня.

Я напомнила себе, что я - самая счастливая женщина на Земле, его тело стало еще тверже во мне, он взял меня за талию, побуждая двигаться. Каждая женщина хотела его, и все же он хотел меня. Это был подарок, который я никогда не приму, как само собой разумеющееся.

Мои руки утонули в его великолепных волосах, я потянула его за эти бронзовые нити.

- Так и есть, Роб. Ты во мне навечно, - прошептала я, прежде чем наши губы возобновили страстный танец, который был НАМИ. Наши тела и души переплелись и стали НАМИ.

- Да, навечно, Крис... Это - МЫ.

 

 

 

 

 
~ * ~

 

 

Конец


____________________
переводчик: rs-online
редактор: Илария



Источник: http://robsten.ru/forum/19-980-58
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: RS-online (14.10.2012)
Просмотров: 803 | Комментарии: 16 | Рейтинг: 4.8/12
Всего комментариев: 161 2 »
avatar
16
Сумасшедшая глава. Спасибо!
avatar
15
прекрасная история любви!
avatar
14
Очень жалко, что этот замечательный фанфик закончился. Все же надеюсь, что когда - нибудь мы сможем прочитать продолжение истории.
avatar
13
Спасибо! good
avatar
12
Я не хочу, чтобы история заканчивалась! cray cray Требую продолжения! girl_blush2 girl_blush2 Боже, я буду перечитывать этот фанф, как "Сумерки" бесконечно! girl_wacko girl_wacko Огромное спасибо автору и переводчикам за такую безумно талантливую и романтичную историю!!! good good На сегодняшний день- это мой самый любимый фанф о Робстен на сайте! Я ваша навечно! hang1 hang1 hang1 lovi06032 lovi06032
avatar
11
Я напомнила себе, что я - самая счастливая женщина на Земле,не хочу чтобы эта история заканчиваласьСпасибо cwetok02
avatar
10
Как чудесно! Спасибо! lovi06032
avatar
9
не хочу чтобы эта история заканчиваласьь cray cray Спасибооо за эту замечательную главу.!! lovi06032 lovi06015 lovi06015
avatar
8
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
7
СПАСИБО ЗА ГЛАВУ!!! good lovi06032
1-10 11-16
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]