Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Воровка сердец. Глава 5. Под прикрытием


 

 

 

 

 


EPOV

Пятнадцать месяцев спустя.

Мы кружим рядом друг с другом, как львы в дикой природе, оценивая и зрительно изучая соперника. Его движения хорошо взвешены и уверены; его взгляд пронзителен, он оценивает мою позицию, пытаясь проанализировать слабые места, ищет изъяны в моей защите. Мои глаза делают то же самое.

Он бьет первым, быстро, как молния. Его нога нацелена в мою голову, но я протягиваю руку и легко блокирую ее всего в нескольких дюймах от своих глаз. Я разворачиваюсь, подпрыгиваю и пинаю ногой ему в грудь, но он ожидает этого и тоже блокирует удар. Но я предполагал от него подобную реакцию и, пока он сдерживает мой удар, я перепрыгиваю на эту ногу и бью ему прямо в челюсть другой. Он в шоке откатывается назад и смотрит на меня. Двигая челюстью из стороны в сторону, он вправляет ее и насмешливо улыбается.

- О, игра началась, Каллен. Я надеру тебе задницу, - шипит он.

Я легонько перепрыгиваю с одной ноги на другую, подманиваю его двумя пальцами, сгибая их, и усмехаюсь.

- Вперед, МакКарти.

Громко рыча, он атакует меня, ударяя огромными кулаками слева и справа, снизу и сверху, но я блокирую все его выпады. Он стонет, его удары становятся яростней. Он подпрыгивает и пытается меня пнуть, но я опять блокирую его.

- Черт побери, Каллен! - кричит он, тяжело дыша от напряжения. - Ты так и будешь стоять и блокировать все мои удары?

Я смеюсь.

- Нет, это не все, что я собираюсь делать.

Я поворачиваюсь и ударяю его в челюсть правой рукой, когда он этого не ожидает. Он отшатывается на два шага назад, а затем наши кулаки и ноги начинают лететь во все стороны. Но он сам себя выматывает.

Эммет всегда борется таким образом. Он выпускает весь свой пар в течение первых пятнадцати минут или около того, и если вы знаете, как продержаться это время, а именно этому я и научился на своей шкуре за последние пару лет, то это всего лишь вопрос времени - позволить ему утомить себя.

К счастью для нас, пока этот секрет известен только мне. В реальном бою, где Эммет не выматывает себя, он может вас убить.

Один раз он попадает мне в руку, а затем в правую щеку, но я отталкиваю его, прыгаю, разворачиваюсь, и моя нога врезается в его грудь. Он отлетает назад и падает. Я дважды ударяю его в шею, и он готов.

- Черт, Каллен! Этими гребанными пинками ты каждый раз делаешь меня!

Я смеюсь и помогаю ему подняться.

- Эм, я постоянно говорю тебе: «Не тратить сразу всю энергию». Иногда из-за этого мне слишком легко.

- Пошел ты, - смеется он, снимая защитный жилет с груди. Он потирает ее и смотрит на меня. - Однажды...

- Да, продолжай мечтать, - ухмыляюсь я, снимая свою собственную защиту.

- Ребята, вы изгнали достаточное количество тестостерона из своих организмов? – раздается крик со стороны входа в тренажерный зал, находящегося на двадцатом этаже федерального здания, в штаб-квартире Бюро в Сиэтле.

Медленной походкой Розали прогуливается к середине пустой комнаты. На ней черный костюм, белоснежная рубашка, на шее висит значок, а ее светлые волосы собраны в пучок. Я смотрю на Эммета. Он перестал двигаться. Его взгляд проходит вверх и вниз по моей сестре, изучая ее, но совершенно не так, как он изучал меня несколько минут назад. Я закатываю глаза.

- Агент Каллен, - обращаюсь я к ней. - Мы с агентом МакКарти просто немного позанимались спаррингом, пока ждали, когда вы и Ассистент Директора Уитлок примете нас. Мы же должны как-то поддерживать свою форму.

Она кривит губы, смотря на меня.

- Прошу прощения, если последние пару лет были для вас такими нудными, агент Каллен, - говорит она с сарказмом. - Я знаю, как вам хотелось стрелять из оружия и взрывать все вокруг, когда вы получили свой значок, но, к сожалению, не все задания включают в себя ковбойские разборки и связанных девиц в бедственном положении. Может быть, в качестве следующего задания вы сможете выбрать что-то более кровавое.

Я насмешливо улыбаюсь ей.

Не то, чтобы я считал последнюю пару лет скучными. На самом деле, несколько моментов в качестве доктора Энтони Мейсена были довольно интересными. Например, когда я узнал о фармацевтических связях Джеймса; или день, когда Элис и Эммет смогли наконец заснять их совместную встречу. Ночь, несколько недель назад, когда, находясь со мной в одной кровати, Кейт намекнула, что в ближайшее время они с Джеймсом хотели бы, чтобы я взял на себя большую ответственность и начал принимать более активное участие в реальной практике. Вот тогда я понял, что, почти два года спустя, я, наконец-то, в деле.

Да, это были довольно хорошие моменты. Они в каком-то смысле компенсировали отсутствие перестрелок, но не сбежавшую девицу в не-таком-уж-бедственном положении. Ту, которая исчезла однажды ночью более года назад, и которую я так и не смог найти.

Я отталкиваю в глубину своего сознания воспоминания о ее запахе, ее волосах и завораживающих карих глазах и возвращаю свое внимание обратно к Розали.

- Да ладно, Роуз, - дразню я свою сестру. Она застывает и с негодованием смотрит на меня, раздраженная тем, что я не обратился к ней, как к агенту, несмотря на то, что мы находимся на территории федеральной собственности. - Не веди себя так, будто ты сама жаждешь немного больше динамики. Я помню, как, когда нам было по двенадцать, ты пыталась надрать мне задницу.

Она поднимает бровь.

- Пыталась?

Я фыркаю и подношу бутылку с водой ко рту, прежде чем полить ей свою голову.

- Пыталась – это все, что у тебя получалось.

Она подходит ко мне, ее голубые глаза горят.

- Я постоянно надирала тебе задницу, когда мы были детьми, - медленно произносит она, хриплым голосом. - И я могла бы надрать тебе задницу снова, прямо сейчас, если бы захотела.

- Пфф, - фыркаю я. - Ты, дорогая сестра, не смогла бы надрать мне задницу даже в том случае, если бы я сам вручил ее тебе, в придачу со своей ногой, которой нужно было бы это сделать.

Ее тело излучает ярость, а лицо вспыхивает, как лесной пожар. Она снимает пиджак и швыряет его в воздух. Он приземляется Эммету в лицо. Тогда она начинает расстегивать пуговицы на воротнике своей белой рубашки.

- Какого черта ты делаешь? – кричу я.

- Готовлюсь надрать тебе задницу, - сухо говорит она.

- И для этого ты должна раздеться? – спрашиваю я.

- Я должна чувствовать себя комфортно, - говорит она, снимая рубашку и бросая ее в том же направлении, куда швырнула свой пиджак. На этот раз Эммет ловит ее и зажимает между своими пальцами, глядя на мою сестру с благоговением и открытой похотью.

Я ухмыляюсь. Она стоит передо мной в спортивном бюстгальтере и брюках от костюма. Но все еще на каблуках. Она - моя сестра, но я понимаю, что при других обстоятельствах, это может отвлекать ее соперника.

- Ага, - фыркаю я, - Ведь когда ты встретишься с преступниками на улице, они дадут тебе время, чтобы ты смогла раздеться для комфорта. Может, ты хочешь, чтобы я нашел резинку, которой ты бы смогла стянуть свои волосы?

Она выпускает боевой клич и бросается на меня, и у меня есть лишь доля секунды, чтобы блокировать ее удар. Мы – близнецы, и видимо скорость была распределена примерно поровну между нами.

Почти поровну.

Ее движения гибкие, напоминают кошачьи. И когда я блокирую очередной удар, то вспоминаю другую девушку-кошку, ту, что я встретил более года назад; то, как она свободно двигалась, прыгала и приземлялась, словно была рождена порхать. Ее карие глаза всплывают в моей памяти.

В этот момент кулак Розали встречается с моей челюстью. Моя голова откидывается назад, и я часто моргаю; пораженный. Розали смеется.

- Это было не слишком трудно.

Я кривлю губы и рычу.

- Тебе чертовски повезло, что я не бью девушек.

Она хмуро смотрит на меня.

- Тогда ты - идиот! Что ты будешь делать, если когда-нибудь окажешься загнанным в угол девушкой?

- Он сразит ее своей сексуальной улыбкой и разоружит своей очаровательной внешностью, - шутит Эммет.

Она снова наступает на меня с боковым ударом, но я хватаю ее за ногу и выкручиваю в обратном направлении. Она кричит и падает на пол. Я придавливаю ее ноги своими, хватаю обе ее руки и удерживаю их над ее головой.

Она в отчаянии стонет.

- Слезь с меня!

Я победоносно хихикаю и отпускаю ее.

- Я думала, ты не бьешь девушек? - жалуется она, вставая, отряхивая свои штаны, поправляя лифчик и проводя пальцами по волосам.

Я бросаю ей бутылку воды, которую она с легкостью ловит.

- Я не ударил вас, Агент Каллен, а просто уложил. И в следующий раз не пытайся отвлечь меня, напоминая мне о своей женственности, - говорю я, махнув рукой в сторону лифчика, давая тем самым понять, что я точно знал, что она делает. – Драка в бюстгальтере может сработать, когда ты борешься с кем-то другим, например, с Эмметом, - говорю я, глядя на отвисшую челюсть Эммета. - Но я - твой брат, и твои сиськи не производят на меня впечатления.

- Но они заставляют тебя думать о ком-то другом, - говорит она, давая мне понять, что она тоже знала, что делала. - И они отвлекли тебя на достаточное количество времени, чтобы я смогла ударить тебя, - хихикает она.

- Я ни о ком не думал, - бормочу я, снимая футболку, пропитанную потом.

- Да, конечно! - ликует она. - Я видела, как затуманились твои глаза.

Она подходит и становится прямо передо мной, пару раз снисходительно хлопая меня по щеке.

- Небольшой совет, младший братец. Никогда не позволяй красивому личику и хорошеньким сиськам отвлекать тебя от реальной работы. Потому что тогда ты проиграешь.

Я хватаю ее за запястье.

- Я никогда не проиграю, Розали, - шиплю я. - И не называй меня младшим братом.

Она криво улыбается и смотрит на меня.

- Запомни кое-что, Эдвард. Мы, женщины, имеем в своем распоряжении огромный арсенал оружия и всегда используем все до единого, чтобы получить то, чего мы хотим.

В этот момент дверь в помещение открывается, и в него заходит Ассистент Директора Уитлок. Он видит нас с Розали одинаково обнаженными.

- Ну что ж, если правительство Соединенных Штатов когда-нибудь решит собрать лидеров всех стран для обсуждения вопроса мира во всем мире, мы знаем, чем привлечь их к столу переговоров.

У Розали, по крайней мере, находится некоторое чувство приличия, чтобы покраснеть перед своим боссом за то, что он увидел ее в лифчике, и она идет к Эммету за своей одеждой. Тот пытается помочь ей с рубашкой, но она ударяет его по руке и уходит прочь.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Мы с Эмметом принимаем душ, затем надеваем костюмы и галстуки и направляемся в кабинет Ассистента Директора Уитлока. Розали уже там, все пуговицы застегнуты, а волосы идеально причесаны. Мы занимаем свои места вокруг кресла Директора, и в тот момент, как мы собираемся начать, влетает Элис.

- Простите, простите! – щебечет она. Ее короткие черные волосы, как и короткая черная юбка, торчат в разные стороны, когда она занимает свое место. На ее ногах военные ботинки, а сама она подпрыгивает на стуле, пытаясь удержать ноутбук на голых коленках. - Я должна была достать несколько фото, я достала их, и вот я здесь!

Если бы кто-нибудь другой, а не Элис, ворвался в офис Уитлока с опозданием, без предварительного уведомления и не был одет в соответствующий костюм, то лишился бы своего значка уже к концу дня. Но Уитлок запал на Элис. В течение последних пары лет я не раз замечал это. И видя то, как Элис практически светится во время наших периодических встреч в офисе Уитлока, можно сказать, что это чувство взаимно.

Розали закатывает глаза на Элис, которая с легкостью это игнорирует.

- Хорошо, теперь, когда мы все здесь, давайте начнем, - она поворачивается ко мне. - Агент Каллен, пожалуйста, введите нас в курс дел.

Я встаю и начинаю ходить по комнате, поправляя галстук.

- Хорошо. Как мы все знаем, чуть более года назад я и моя команда установили, что Деметрий Майклс, Феликс Сильверс и Кай Трент из компании Horizon Pharmaceuticals являются связными по доставке медикаментов для секретных экспериментальных испытаний, которые доктор Джеймс Пенн проводит на своих пациентах. Сама по себе фармацевтическая компания, похоже, не в курсе деятельности своих сотрудников. Эти трое мужчин, плюс Джеймс, Кейт и Лоран, кажется, нашли какой-то путь для обеспечения препаратами Джеймса и его группу. Лоран изучает потенциальных пациентов, Кейт слащаво уговаривает их, и, конечно же, доктор Пенн осуществляет контроль над всей этой операцией.

Джаспер кивает головой.

- Ты уверен, что они - единственные действующие лица?

- Мы следили за ними с Гавайского симпозиума в прошлом году. Мы уверены.

Упоминание симпозиума всегда влечет за собой болезненный укол. Я игнорирую его и продолжаю, чувствуя на себе пристальный взгляд Элис и Эммета. Лишь им одним известно, как удача улыбнулась нам и привела нас к Деметрию, Феликсу и Каю. Только они знают о Девушке-кошке.

Она ограбила их номера, а также Лорана и, конечно же, Кейт. Вся работа; все ее исполнение... было слишком совершенным... слишком хорошо спланированным, чтобы быть совпадением. Поэтому, пока Элис и Эммет проверяли, как связаны эти люди, я отправился на поиски маленькой воровки.

Мне понадобилось три дня, чтобы обыскать все потенциальные районы, где кто-то ей подобный мог бы прятаться. Я надеялся, хотя не был уверен до конца, что она еще не покинула остров. Но ранним утром третьего дня мои старания наконец-то увенчались успехом. Она сделала ошибку, сверкнув своими глазами менеджеру, когда освобождала номер в захудалом небольшом мотеле, где отсиживалась. И, когда час спустя я приехал туда, менеджер тут же вспомнил эти глаза, услышав от меня их описание. И хоть он был не в состоянии сказать, куда она направлялась, но моя интуиция привела меня в аэропорт.

В аэропорту я пошел прямо к службе безопасности и заставил их поднять все электронные удостоверения личности, которые были зарегистрированы за последние несколько часов. Да, список был длинный, но я быстро сканировал глазами экран, и мой взгляд, наконец, остановился на ней, на Мелании Каррера, очевидно, выдуманном имени, но лицо было ее. Она зарегистрировалась на самолет, направляющийся в международный аэропорт Sea-Tac и вылетающий через пять минут. Я влетел на борт как раз в тот момент, когда уже закрывались двери, и сразу же заметил, где она притаилась, фактически не скрываясь; ее обычный образ действий.

В сотый раз с момента последней нашей встречи, которая состоялась больше года назад, я пытаюсь выбросить ее из своей головы.

Элис изящно помещает папку на столе Уитлока. Он поднимает ее и начинает просматривать.

- Основываясь на данных предыдущих жертв, мы считаем, что эти два пациента будут следующими. Я думаю, что сейчас Джеймс и Кейт доверяют мне достаточно, чтобы ввести меня в курс дел, когда они доберутся до этих пациентов. Как только Джеймс и Кейт признаются мне во всем, я считаю, что у нас будет достаточно доказательств, чтобы…

Уитлок качает головой и закрывает папку.

- Этого недостаточно.

Я замираю, как вкопанный, и гляжу на него.

- Что вы имеете в виду, говоря, что этого недостаточно? – я тщательно выговариваю слова.

- Доказательств, - отвечает он, бросая коричневую папку на свой безупречный стол, прежде чем перевести свой взгляд на меня. - Это недостаточное количество доказательств для вынесения обвинительного приговора.

Я глубоко вдыхаю через ноздри, потом медленно выдыхаю.

- Вы получили фотографии встреч, даты, время, записи разговоров…

- На самом деле, они никогда и ни в чем не признавались, - прерывает Джаспер.

- Не прямо, но, если сложить все вместе, получается довольно-таки ясная картина. И как я уже сказал, как только они введут меня в курс...

Джаспер опять качает головой.

- Этого будет недостаточно. Нам нужно что-то еще, что-то, что докажет их вину, не оставив никаких сомнений.

Я бесстрастно смотрю на него. Мой взгляд движется в сторону Роуз, и я могу уверенно сказать, что она уже знала это; это была одна из причин, почему она отвлекала меня раньше, говоря о вещах, которые мы должны сделать, нравятся они нам или нет. Я смотрю на Эммета. Его челюсти крепко сжаты, как и ладони. Они лежат на коленях, сжатые в кулаки. Элис - единственная, кто не выглядит так, будто собирается слететь с катушек.

Я провожу рукой по волосам, тем самым сводя на нет все усилия, потраченные ранее на то, чтобы привести их в порядок.

- Агент Уитлок, - начинаю я спокойным ровным голосом. – Мы с командой работали почти два года над этим делом. Мы практически поставили нашу жизнь в режим ожидания…

- Я понимаю это, - снова прерывает меня Джаспер. - Но Директору Бенджамину нужно что-то другое.

- Больше ничего нет, - говорю я, не в состоянии полностью подавить резкость в своем тоне. - Если бы было, то наша команда уже бы это нашла.

Даже сейчас, когда я произношу эти слова, то знаю, что, возможно, я немного лгу.

Девушка-кошка.

Откуда она знала? Как она связана со всем этим?

Мы проверили все данные о пациентах; просмотрели десятки и десятки фотографий дочерей, внучек, племянниц, крестниц. Ее среди них нет.

Откуда она взялась? Почему она практически бросила мне под ноги самую большую зацепку в этом деле, а затем исчезла?

В тот последний день на Гавайях я оставил Элис и Эммета следить за фармацевтическими парнями и вытянуть из них все, что можно, в то время как я преследовал свою Девушку-кошку в самолете. Но она была напугана, поэтому не трогал ее до конца полета.

Ошибка, о которой я буду сожалеть всю жизнь. Просто класс!

Я не должен был уходить. Все, что ей было нужно, - это небольшая фора. Мне следовало бы сделать выводы из ситуации в отеле.

Пятнадцать месяцев спустя я все еще ее не нашел. О, я пробовал. Я обыскал каждый отель, мотель, обшарил все в радиусе пятидесяти миль, пытаясь обнаружить ее сияющие каштановые волосы и сверкающие глаза. Но она хорошо спряталась, если вообще находилась в этом районе, в чем я не был так уверен.

Мы трое сохранили воспоминания о ней: Эммет, Элис и я. Первые несколько недель после того, как я потерял ее, были... трудными для меня, особенно, когда поиски ни к чему не привели. Но я не хочу, чтобы Уитлок и Розали знали о ней, по крайней мере, пока я не выясню, какое она имеет отношение ко всему этому. Моя команда, к счастью, доверяет моим инстинктам, чтобы не ставить под сомнение это мое решение.

Порой я очень ценю свою команду.

В любом случае, в данный момент я начал подумывать, что больше никогда не увижу свою Девушку-кошку. Поэтому нет никакого смысла в ее упоминании. Я возвращаю свое внимание к делу.

- А как насчет Кейт Шоу? – спрашивает Уитлок. - Вы получили от нее все, что можно?

- О, да, - хихикает Эммет. Я сердито смотрю на него, он кашляет и берет себя в руки.

На счет Кейт. Я говорю себе, что это часть работы. То, что я спал с ней, позволило мне добиться ее полного доверия. Она намекнула, что у них с Джеймсом большие планы на меня. Я уверяю себя, что я должен был сделать это.

Я еще никого не убил, но иногда с трудом могу смотреть на себя в зеркало.

Я хочу, чтобы это дело закончилось. Сейчас.

- Доктор Шоу не расскажет мне больше, чем уже рассказала.

- Что совсем немного, - бормочет себе под нос Элис, бессмысленно проводя казенным карандашом по папке.

Я поворачиваюсь и свирепо гляжу на нее, но она не смотрит на меня. Вместо этого она начинает напевать себе под нос.

Порой я хочу убить свою команду.

Уитлок постукивает по подбородку.

- А как насчет ее бойфренда, доктора Гаррета Смита, может ли он…

- Смит не участвует в этом, - говорю я, не скрывая разочарования в своем голосе. Мы уже проходили это. - Джеймс и Кейт не подпускают его к своим делишкам.

Уитлок поджимает губы и начинает снова листать папку.

- Вы упомянули во время нашего последнего собрания, что Пенн начал встречаться с кем-то новым? - он достает фотографию Джеймса и его новой пассии, сидящих в открытом кафе возле университета, которую сделала Элис. - Вы проверили ее?

Я закатываю глаза и киваю.

- Элис проверила ее. Мари O'Дуаер. Двадцать три года. Она - студентка курса медицинской этики, которую Джеймс преподает в университете. Переехала из Флориды.

- Она чиста; никаких судимостей, - подтверждает Элис, вытянув еще несколько фотографий из своей папки. Она встает и аккуратно раскладывает их на столе Уитлока. - Вот еще несколько последних фотографий. Я сделала их сегодня.

Я заглядываю и смутно вижу фотографию Джеймса и его новой игрушки-блондинки, на которой они сидят на траве рядом с университетом.

- Это фирменные сапоги из змеиной кожи от Christian Louboutin, - восклицает Элис. - И посмотрите, - говорит она, указывая на другую фотографию, где O'Дуаер опустила голову вниз, пока Джеймс что-то шепчет ей на ухо. – Тут на ней черные лакированные шпильки Prada с вырезом на носке. Эта девушка обладает обалденным вкусом в обуви, - говорит она голосом, полным благоговения.

- Не знаю, компенсирует ли это ее плохой вкус в мужчинах, - посмеивается Эммет.

Элис поджимает губы.

- Ну, она ведь не знает, с кем связалась. Но эти туфли… - мечтательно говорит она, качая головой.

- Что это, черт возьми, доклад о состоянии расследования ФБР или показ мод? – фыркает Розали.

- Кто сказал, что нельзя совмещать одно с другим? – усмехается Элис. Она осматривает Розали сверху и вниз. - У тебя есть слабость к костюмам, у меня - к обуви. Ты делаешь свою работу по-своему, я делаю мою – по-моему.

Розали свирепо смотрит на нее, в то время как Джаспер, кажется, изо всех сил старается не перепрыгнуть через свой стол и не заклеймить Элис прямо тут и сейчас. Элис повезло в этом плане, иначе Розали стала бы той, кто перепрыгнул бы через этот письменный стол, но точно не для благих намерений.

- Слушайте, - прерываю я, раздражаясь, - смысл в том, что O'Дуаер ничего не знает. Больше нечего искать. Нет никаких других участников. Пришло время получить последние доказательства, собрать все это вместе и арестовать эту группу!

Джаспер смотрит на меня, изгибая губы.

- Агент Каллен, я знаю, что вы и ваша команда в течение почти двух лет вкладывали все силы в это задание. Просто сделайте мне одолжение и за ближайшую пару недель проверьте, нет ли чего-либо еще, что вы, возможно, упустили. А в это время я снова поговорю с Директором и посмотрю, смогу ли убедить его в том, что этого достаточно, чтобы начать судебный процесс против Пенна и его группы, и освободить вас, ребята, от этого дела, - он смотрит на нас четверых.

Я провожу рукой по волосам и кусаю губу изнутри, чтобы не начать материться.

- Я постараюсь, - наконец говорю я, но это, если Джеймс и Кейт возьмут меня в дело, в противном случае я не знаю, что еще смогу заполучить. Кроме того, в последнее время Джеймс был настолько увлечен своей новой подружкой, что я едва видел его за пределами офиса.

- Постарайтесь изо всех сил, - просит меня Уитлок. Его лоб покрывается морщинами. - Разве сегодня не планировалась какая-то вечеринка?

- Да, - подтверждаю я. - Сегодня день рождения Джеймса. Он пригласил кое-кого из нас.

- Я полагаю, что присутствовать будут только самые близкие. Может быть, вам наконец-то что-то подвернется?

Я пожимаю плечами.

- Да. Конечно, - в конце концов, говорю я.

Уитлок встает и идет ко мне. Он кладет руку мне на плечо.

- Агент Каллен, вы и ваша команда проделали отличную работу, и в гораздо более сжатые сроки, чем мы ожидали. Если бы это зависело от меня... - вздыхает он, - Но это не так. Поэтому еще пару недель.

Я киваю, хотя не могу скрыть своего разочарования.

- Когда это закончится, я прослежу за тем, чтобы вы и ваша команда получили заслуженный отпуск. А когда вы вернетесь, то сможете выбрать следующее дело, над которым бы сами хотели поработать.

- Спасибо, Агент Уитлок, - говорю я, немного успокоившись.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Джеймс является собственником таунхауса в Madison Park, прямо на берегу озера Вашингтон. Вероятно, это один из самых дорогих домов в штате Вашингтон. Джеймс не стесняется выставлять свое состояние на показ. Он чрезвычайно высокомерный, а его самоуверенность за последнюю пару лет, что я его знаю, даже выросла.

Но за это время мы с Джеймсом все же стали друзьями. В мире Энтони Мейсена, Джеймс, вероятно, даже является его лучшим другом.

Когда я приезжаю в таунхаус, Кейт, Гаррет, а также Лоран, уже находятся там.

В медицинской группе, которая работает под руководством Джеймса Пенна, мы все хорошо ладим, за исключением Лорана и меня. С самого первого дня мы с ним были как кошка с собакой. Я думаю, это потому, что, в отличие от Гаррета, Лоран всегда хотел быть правой рукой Джеймса. Я сделал вывод, что отношения между Джеймсом и Лораном строятся скорее на необходимости, чем на уважении, которое Джеймс может испытывать к нему. Лоран умеет выбрать нужных пациентов для медицинских экспериментов, таких, чьи сердца могут выдержать месяцы и месяцы испытаний, и кто умеет держать язык за зубами. Но это все, что связывает Джеймса с Лораном.

Как только я попал к ним, Джеймс взял меня под крыло в качестве своего протеже. Он говорит, что видит во мне себя. Мне хочется блевать, когда он говорит это, но я должен делать вид, что жажду его одобрения. Из-за этого Лоран ведет себя, как ревнивая сука.

Входя внутрь, я беру бокал вина у одной из официанток. Вероятно, я буду отпивать из этого бокала всю оставшуюся часть вечера. Я не могу позволить себе опьянеть даже слегка, потому что сегодня вечером я должен накопать еще больше грязи. Но когда я осматриваю комнату, то вижу все те же лица, что и всегда. Лица, которые мы уже проверили. Я начинаю чувствовать разочарование.

Лоран приближается ко мне с той же ухмылкой, которая непременно появляется, когда видит меня. Иногда он смешон в своей ревности.

- Тони, - наполовину улыбается, наполовину усмехается он. - Хороший костюм. Где ты его взял? Это Men's Wearhouse (п.п.: магазин, специализирующийся на продаже только мужских товаров)?

Я фыркаю, потому что это Armani, его выбрала Элис, и я знаю, что выгляжу в нем чертовски хорошо. Это подтверждают взгляды дам, находящихся в этом помещении.

- Спасибо, Лоран, - сухо говорю я и делаю глоток из своего бокала. Я указываю подбородком в его сторону. - А как насчет тебя? Где ты взял свой костюм? Стащил с одного из трупов в морге?

Он смотрит на меня и издает один короткий невеселый смешок, прежде чем уйти.

- Тони, - еще один голос зовет меня, а затем ко мне подходит Кейт и целует в щеку. Гаррет стоит рядом с ней. - Я думала, что сегодня вечером ты приведешь с собой подругу.

Кейт, как всегда, красиво одета. Ее длинные светлые волосы ниспадают по ее спине, а ее платье обтягивает тело во всех нужных местах. Трудно смотреть на нее, стоя рядом с Гарретом и зная все эти места ее тела, которые, возможно, известны и ему, а, может быть, о некоторых он даже не догадывается. Но это все часть моей роли, и в этом мне тоже следует быть лучшим.

- Я собирался, но Алекса сегодня вечером занята, так что я решил прийти на помощь Джеймсу и отпраздновать тот факт, что он стал на год старше, прочесав вместе с ним улицы в поисках хорошеньких цыпочек, - игриво говорю я.

Алекса, кстати, является несуществующей девушкой, с которой я якобы встречаюсь.

- О, - просто говорит она.

Мы с Гарретом пожимаем друг другу руки, и я чувствую в своем животе знакомое чувство вины, но отталкиваю его.

Он ухмыляется мне.

- Ну, мой друг, я боюсь, что тебе, возможно, придется делать это в одиночку, потому что Джеймс сегодня с Мари.

- Новой цыпочкой? Пффф… - фыркаю я. - Он посадит ее в такси еще до десяти вечера, а потом мы с ним уберемся отсюда.

- Ммм… я не совсем уверен в этом, - посмеивается Гаррет, делая глоток вина. – Он, кажется, серьезно запал на нее.

Я закатываю глаза.

- Да, конечно. Посмотрим, - я поглядываю на Кейт. – Как жаль, что ты притащился со старым бременем, иначе мог бы присоединиться к нам, - дразню я.

- Большое спасибо, - восклицает Кейт, но легкая улыбка играет в уголках ее накрашенных губ. Она берет Гаррета под руку. – Чтобы ты знал, это старое бремя заставляет доктора Смита видеть звезды.

- Да, так и есть, - соглашается Гаррет, наклоняясь и целуя ее в щеку. Кейт смотрит на меня.

Это игра. Я всегда должен оставаться одним из них. Постоянно быть во всеоружии.

- Во всяком случае, Гаррет - самый счастливый из вас троих, - продолжает Кейт. - Эти девочки-хиппи, которыми вы с Джеймсом так увлекаетесь, станут вашей погибелью. Ты должен оценить его новую девушку! - говорит она, изгибая губу. - Она лет на десять моложе его! - качает головой Кейт. - Рядом с ней он выглядит, как щенок на поводке.

- Теперь я точно хочу на это взглянуть! – смеюсь я. – Так, и где же этот дон Жуан?

- Кто знает, - говорит она сквозь сжатые губы. - Где-то здесь.

Я смеюсь, поднимаю свой бокал в их сторону и ухожу. Но дом Джеймса огромный, и мне не сразу удается найти его. Я иду в сторону ванной, чтобы отлить, и как только захожу внутрь, меня толкают двумя руками, и дверь захлопывается. Кейт придавливает меня к стене и засовывает свой язык мне в горло. Мои руки автоматически хватают ее за волосы, и я прижимаю ее к себе. Она стонет, и я чувствую, как становлюсь твердым. Хотя, когда ее руки опускаются к ширинке моих штанов, я останавливаю ее.

- Кейт, черт возьми! Ты с ума сошла? Мы на вечеринке, и Гаррет где-то там!

- Я знаю, - выдыхает она, а потом расстегивает верхнюю пуговицу моей рубашки и начинает посасывать мою шею и грудь. – И это возбуждает еще сильнее!

Она прижимается ко мне, и я откидываю голову назад, потому что она чертовски хороша в этом, и ей так легко удается заставить меня забыть, как сильно я буду ненавидеть себя утром.

Ее рука снова тянется к моей ширинке, но каким-то образом я снова заставляю себя остановить ее.

- Нет! – шиплю я, пристально глядя на нее. - Не сейчас! Если Гаррет увидит нас, то это убьет его!

Ее ноздри раздуваются.

- В чем дело, Тони? Думаешь о своей маленькой суке Алексе? Ты хотел сегодня вечером ее, а не меня?

Алексы не существует, но я все равно чувствую, что должен защищать ее честь.

- Теперь остановись, - говорю я, схватив ее запястья руками. - Ты даже не знаешь ее, чтобы так называть. И у тебя есть Гаррет, Кейт. Поэтому нет причин для…

- А что, если бы его не было? - вдруг говорит она.

- Что ты имеешь в виду? – говорю я сквозь зубы.

- Мы с тобой можем быть вместе, Тони, - соблазнительно бормочем она возле моей шеи. - Я не должна быть с…

Я грубо отталкиваю ее.

- Кейт, - медленно проговариваю я. - Гаррет любит тебя.

Она смотрит на меня. Внезапно выражение ее лица изменяется, и она отступает, поправляя свою одежду.

- Ты прав, - соглашается она, а затем снова прижимается ко мне, накрывая рукой через штаны мой член. - Хотя завтра Гаррета не будет в офисе, и мы могли бы...

Эта связь с Кейт становится слишком опасной. Я не хочу ее, но и не могу совсем оттолкнуть. В любом случае, я попал.

Я киваю, ничего не говоря.

Она улыбается и вытирает мои губы пальцем.

- Увидимся завтра, Тони, - улыбается она, затем открывает дверь и уходит.

Я иду отлить и задерживаюсь в ванной комнате еще минут на пять, чтобы взять себя в руки. Нужно заканчивать с этим чертовым заданием.

῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀*῀῀῀

Когда я наконец нахожу Джеймса, он разговаривает с обслуживающим персоналом. Я подхожу к нему, ставлю свой бокал на поднос и беру новый.

- Черт, а я с нетерпением ждал встречи с Алексой! - усмехается Джеймс, хлопая меня по спине.

- Почему? – ухмыляюсь я. – Я тут слышал, у тебя появилась своя собственная горячая штучка, из-за которой последнюю пару недель мы с тобой практически не виделись.

Джеймс широко, искренне и взволнованно улыбается, судя по чему, я могу сказать, что Кейт и Гаррет не шутили; Джеймс, кажется, действительно запал на эту девушку.

- Ну да, - просто говорит он. - Она довольно горячая. Но так же чертовски умная, мужик, - добавляет он. - Подожди, сам увидишь, когда познакомишься с ней.

- Так, и где же это чудо современности, о котором я столько слышал? – усмехаюсь я. - Ты должен познакомить ее со своим другом! Может, у нее и для меня найдутся такие же горячие и умные подружки!

Он смеется. Его голубые глаза искрятся. Да, он запал на нее. Я фыркаю про себя и на долю секунды почти ощущаю жалость к нему. Ведь, если все пойдет по плану, то через несколько месяцев он будет за решеткой. Не самое лучшее время для доктора Джеймса Пена, чтобы влюбляться. Я почти чувствую себя виноватым.

- Я не знаю, - говорит он. – Мари - единственная в своем роде.

Я смотрю на него и смеюсь, хлопая его по спине.

- Приятель, ты действительно начинаешь меня пугать.

И тут кто-то случайно толкает меня, и я проливаю на себя половину бокала, прямо в область своей промежности. Джеймс взрывается в приступе смеха и протягивает мне салфетку, которую выхватывает у проходившего мимо официанта.

- Ты думаешь, что это забавно, мужик? – ухмыляюсь я и, взяв салфетку, начинаю вытирать себя. - Это Armani, черт возьми. И стоит целое состояние!

- Не беспокойся об этом, - говорит он. – Держись рядом со мной, и сможешь позволить себе иметь много таких… - он быстро запинается. – Оу, дерьмо! - смеется он. – Вот к нам направляется Мари, а ты выглядишь так, будто только что описался. Теперь она подумает, что все, что я рассказывал ей о тебе: какой ты замечательный, спокойный и собранный – полная лажа.

Я фыркаю и продолжаю вытираться.

- Это не моча, уверяю тебя! - слышу я, как кричит Джеймс, когда кто-то в длинных черных сапогах на высоком каблуке приближается к нам. Она смеется.

Я перестаю вытираться и за долю секунды до того, как поднять голову, натягиваю на лицо приятную улыбку.

Зернистые снимки, сделанные Элис, не передают в полной мере красоту новой подружки Джеймса. Она – молода, красива, с длинными светлыми волосами, которые каскадом спадают вокруг ее лица. Темно-голубые глаза выделяются на фоне ее загорелой кожи. На ней довольно типичный наряд девушки из колледжа: короткая черная юбка в паре с черными колготками и высокими сапогами - которые демонстрируют сильные, стройные ноги - и голубой топ, соответствующий цвету ее глаз.

- Энтони Мейсен, - говорит Джеймс. - Это Мари O'Дуаер. Мари, это мой друг, о котором я тебе рассказывал.

Она приятно усмехается и протягивает свою руку.

- Приятно познакомиться, доктор Мейсен.

Я уверенно жму ее руку.

- Зови меня Энтони, - предлагаю я с усмешкой.

Она криво ухмыляется.

- Тогда Энтони.

- Приятно наконец познакомится с тобой, - говорю я. - Джеймс все время говорит о тебе.

Он намерено ударяет меня локтем в бок.

- Ой! – издаю я смешок.

Она смеется.

- Ничего плохого, я надеюсь?

- Нет, ничего плохого, - заверяю я ее.

- Ну, я тоже много слышала о тебе, - отвечает она. - По словам Джеймса ты - один из лучших врачей в области кардиологии, которых он когда-либо встречал. Ну, после него, конечно же.

Джеймс смеется над подколкой своей подруги.

- Я говорил не совсем так, - оправдывается он, обнимая ее.

- Нет, не совсем, - соглашается она. - Но близко к этому.

Он снова смеется.

Я робко улыбаюсь.

- Про него не знаю, а я, действительно, неплохо разбираюсь в этой области.

- Я вижу, ты брал уроки скромности у Джеймса.

- Хорошо! – говорит Джеймс, подняв руки ладонями вверх. - Хватит прикалываться надо мной в день моего рождения! - но я могу сказать, что ему нравится остроумие его подруги.

- Я бы не посмела подкалывать тебя в день твоего рождения, - тихо говорит она с хитрой улыбкой на лице, а затем поворачивается и целует его в щеку. Он смотрит на нее и практически тает под ее взглядом.

Он снова поворачивается ко мне.

- Тони, я хочу представить Мари Гаррету и Кейт. Встретимся через несколько минут?

Я поднимаю свой бокал в их сторону.

- Конечно, вперед. Я могу сам себя развлечь.

Он кивает в ответ.

- Ну и хорошо.

Мари снова очаровательно улыбается.

- Было очень приятно познакомиться с тобой, Энтони.

- С тобой тоже, Мари.

Они уходят рука об руку. Я наблюдаю за ними, моя улыбка все еще на месте. Но в долю секунды она исчезает.

Я иду на балкон, ночной воздух - прохладный и влажный; серые облака контрастируют с полуночным разноцветным небом.

Я никогда не слышал, как она на самом деле смеется; по крайней мере, не в реальной жизни. В моих снах она смеется радостно, находясь в постели рядом со мной; ее смех, исходящий из ее груди – заразительный, глубокий, хриплый. Ее роскошные коричневые волосы блестят и светятся, разметавшись на мягкой белой подушке, а ее шоколадные глаза внимательно всматриваются в мои. Ее смех, как музыка.

Поэтому, хоть я никогда и не слышал его, то все равно бы узнал. Даже если бы необъяснимое магнетическое притяжение, которое я не чувствовал уже более года, не появилось бы вдруг из ниоткуда.

Я делаю глубокий вдох, медленно выдыхаю и даю себе десять секунд, чтобы вспомнить ощущение ее губ на моих; запах ее шеи, которая находилась так близко к моему рту.

Несколько человек, находящихся рядом со мной, проходят обратно в помещение. Я хватаюсь за перила и крепко сжимаю их пальцами, позволяя ощущению впивающихся мне под ногти бетона и камня привести меня в чувства.

Как ни странно, первое, о чем я подумал, увидев ее, - это, как часто ей приходится красить волосы, чтобы скрыть блестящие коричневые корни. Помню, в прошлом году я хотел предложить ей носить контактные линзы, чтобы скрыть эти глаза. На самом деле я горд, что она тоже подумала об этом.

Вдруг мне становится плохо. Волна тошноты накатывает на меня, и я жестче сжимаю перила, сглатывая желчь, подкатившую к моему горлу.

Мари O'Дуаер.

Мари O'Дуаер – это не кто иная, как моя Девушка-кошка.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дополнительные материалы к главе.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Перевод: koblyktet
Редакция: Maria77, mened
Дизайнер: Дашулич

 

 

 

 

 

 



Источник: http://robsten.ru/forum/49-1493-18
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: Maria77 (31.07.2013)
Просмотров: 1964 | Комментарии: 44 | Рейтинг: 5.0/45
Всего комментариев: 441 2 3 4 5 »
0
44  
  Так и поняла что это Белла как появилась некая Мари, только вот чего она добивается обворовывая эту компашку, а теперь и внедрившись подружкой Джеймса  girl_wacko  JC_flirt

0
43  
  Судя по всему, Белле нужны от тесного окружения Джеймса не только драгоценности. Есть что-то, из-за чего она снова полезла в ту же лужу... Не поверю, что ей некого больше обворовывать и она меняет внешность только ради повторного куша

0
42  
  Спасибо lovi06032

41  
  Ооо... Так и знала, что это она! Слишком знакомые имя и фамилия.

40  
  Спасибо всем, автору, переводчикам, всем кто работал над этой историей! Просто СУПЕР! good hang1

39  
  не могу оторваться от чтения.....

38  
  Неожиданно 12

37  
  Ну вот и познакомились, только опять непонастоящему , имена-то фальшивые.  giri05003 Уже интересней. Спасибо. lovi06032

36  
  Вот так встреча! Спасибо! lovi06032

35  
  спасибо за главу

1-10 11-20 21-30 31-40 41-44
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]