Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Всё запутано. Глава 12

Глава 12

 

Утром в понедельник сижу в конференц-зале в ожидании, когда начнется рабочее собрание. Все здесь. Все, за исключением Кейт. Отец смотрит на свои часы. Он уже с утра пораньше успел поиграть в гольф, и я знаю, что ему не терпится вернуться к игре. Чешу у себя за ухом.

 

Где она, черт возьми?

 

Наконец-то влетает Кейт, все еще в пальто, и с кучей папок, которые валятся у нее из рук. Она выглядит… ужасно. Я имею в виду, она красивая, она всегда красивая. Но поверьте тому, кто видел ее вблизи — у Кейт плохой день. Видите, какие синяки у нее под глазами? Волосы заколоты в беспорядочный пучок, который выглядел бы до чертиков сексуальным, если бы не ее… болезненный вид.

 

Она нервно улыбается моему отцу:

 

— Простите, мистер Эванс. У меня было то еще утро.

 

— Ничего, Кейт. Мы только начали.

 

Пока мой отец толкает свою речь, я не отрываю глаз от Кейт. Но она ни разу на меня не взглянула.

 

— Кейт, у тебя с собой те проекты для Фарматаб?

 

Это та сделка, о которой мой отец говорил тому говножую на корпоративной вечеринке. Та самая, что Кейт заключила на прошлой неделе. Она поднимает глаза и взгляд у нее, как у загнанного оленя.

 

У нее их нет.

 

— Ааа… они… ммм…

 

Я наклоняюсь вперед и заявляю:

 

— Они у меня. Кейт передала мне их на прошлой неделе, чтобы я их просмотрел. Но я забыл их дома на столе. Отец, я принесу их так скоро, как смогу.

 

Отец кивает, а Кейт облегченно прикрывает глаза.

 

Когда собрание закончилось, все потихоньку выходят, и я иду рядом с Кейт:

 

— Хей.

 

Она смотрит вниз на свои папки и держит в руках пальто.

 

— Спасибо, что выручил меня, Дрю. Очень благородно с твоей стороны.

 

Я знаю, что уже это говорил. Что завязал с ней. Я не это имел в виду. Тогда я молол чепуху, забивая на свой стояк. Вы же это знаете. Думаете, Кейт знает? Думаете, ее это волнует?

 

— Хоть раз в жизни я должен сделать что-то благородное. Ну, чтобы поддержать тебя.

 

Улыбаюсь ей немного, но она не улыбается мне в ответ.

 

И она все еще не поднимает на меня глаз, черт бы ее побрал. Что с ней случилось? Сердце начинает стучать в груди сильнее, когда прокручиваю в голове различные варианты. Может, она больна? Или что-то случилось с ее мамой? Может, ее ограбили в гребаном метро?

 

Господи.

 

Кейт проходит в свой кабинет и закрывает за собой дверь, оставляя меня стоять снаружи. Вот где мужиков облапошили, люди. Когда там Бог дал Еве то лишнее ребро? Он должен был дать нам что-то взамен. Например, телепатические способности.

 

Как-то я слышал, что моя мать говорила отцу, что она не обязана объяснять ему причин своего раздражения. Если он до сих пор не понял, что сделал неправильно, значит он, на самом деле, не может сожалеть об этом. Что это, черт возьми, значит? Экстренное сообщение, дамочки: мы не умеем читать ваши мысли. И сказать по правде, я не уверен, что этого хочу! Женский ум — что-то ужасное!

 

А у мужчин? Мы не заставляем никого сомневаться: Ты мудак. Ты трахнул мою девчонку. Замочил мою собаку. Я тебя ненавижу. Четко. Ясно. По делу. Вам, девушкам, стоит как-нибудь попробовать также. Это еще на один шаг приблизит нас к миру во всем мире.

 

Отхожу от двери Кейт. Похоже, я еще не скоро пойму, что там у нее случилось.

 

***

 

Позже, в этот же день, я сижу в кафе напротив Мэтью, игнорируя свой сэндвич.

 

— Ну, Александра уже добралась до тебя?

 

Он говорит про Кровавую Бойню в День Благодарения — на случай, если вы забыли. Я киваю.

 

— Вчера звонила. Кажется, я приговорил себя в следующем месяце стать добровольцем в Манхэттенском Обществе Помощи Пожилым.

 

— Могло бы быть и хуже.

 

— Не совсем. Ты помнишь тетку Стивена Бернадет?

 

Старухи питают ко мне слабость. И я говорю не о том, что они теребят меня за щечки или гладят по головке. Я имею в виду вещи, типа схватить меня за задницу, потрепать мое хозяйство или почему-бы-тебе-не-прокатить-мое-инвалидное-кресло-чтобы-уединиться-в-спальне-и-придаться-разврату.

 

Меня это до чертиков раздражает.

 

Сейчас Мэтью помирает со смеху. Спасибо за сочувствие, друг.

 

Звонит колокольчик, что над дверью кафе. Поднимаю глаза и решаю, что, может, Бог не так уж сильно меня ненавидит. Потому что в кафе только что вошел Билли Уоррен — Козлиная Башка. В любое другое время его лицо точно нанесло бы урон моему хорошему настроению. Но в этот момент? Он просто придурок, которого мне необходимо видеть. Я буду хорошим.

 

Приближаюсь к нему.

 

— Привет.

 

Он закатывает свои глаза:

 

— Что?

 

— Слушай, Билли. Я просто хотел узнать, с Кейт все в порядке?

 

Он сердито ворчит:

 

— Кейт — не твоего ума дело.

 

Так и запишем, я пытаюсь. А он ведет себя, как кретин. И почему я не удивлен?

 

— Вижу, о чем ты. Но этим утром она не очень хорошо выглядела. Не знаешь почему?

 

— Кейт — большая девочка. Сама о себе может позаботиться. Всегда так делала.

 

— Ты о чем?

 

И тут меня осенило. Словно меня окатили ведром ледяного энергетика после футбольной игры.

 

— Ты ей что-то сделал?

 

Он не отвечает. Смотрит вниз. Это все, что мне нужно. Хватаю его за грудки и притягиваю к себе. Подоспевший Мэтью тут же просит меня успокоиться. Встряхиваю этого придурка:

 

— Я задал тебе вопрос, твою мать. Что ты сделал Кейт?

 

Он просит меня убрать от него руки, а я встряхиваю его сильнее.

 

— Отвечай.

 

— Мы порвали! Порвали, к чертовой матери, понятно?

 

Он говорит, что он порвал с ней.

 

Он убирает от себя мои руки и пихает меня. Я не сопротивляюсь. Со свирепым взглядом поправляет свою рубашку. А я просто стою там. Ошеломленный. Он тыкает мне пальцами в грудь.

 

— Я ухожу. Еще раз меня тронешь, и я тебя раздавлю, урод!

 

И с этим он сваливает. Мэтью смотрит, как он уходит, а потом спрашивает:

 

— Дрю, что это за хрень? Что это сейчас было?

 

Десять лет, почти одиннадцать. Она любила его. Она так сказала. Десять чертовых лет. А он ее продинамил.

 

Черт.

 

— Мне надо идти.

 

— Но ты же не доел свой сэндвич.

 

Мэтью серьезно относится к еде.

 

— Съешь сам. Мне нужно назад в офис.

 

Выбегаю из дверей в…

 

Ну, вы знаете, куда я направляюсь.

 

***

 

Дверь в ее кабинет все еще закрыта. Но я не стучусь. Тихонько вхожу. Она сидит за своим столом.

 

Плачет.

 

Вас когда-нибудь пинала в живот лошадь?

 

Меня тоже. Но сейчас я знаю, каково это.

 

Она выглядит такой маленькой за этим столом. Юной и уязвимой, и… потерянной. Мой голос мягкий и заботливый:

 

— Хей.

 

Кейт смотрит на меня, удивленно, и потом прочищает горло и вытирает лицо, пытаясь взять себя в руки.

 

— Что тебе нужно, Дрю?

 

Не хочется ее смущать, поэтому притворяюсь, что не замечаю ее все еще влажных щек.

 

— Я искал папку…

 

Медленно подхожу ближе.

 

— У тебя… умм… что-то попало в глаз?

 

Она подыгрывает и вытирает опять глаза.

 

— Да, тушь наверно, или что-то еще.

 

— Хочешь, я посмотрю? Эти туши могут быть опасны, если вовремя не принять меры.

 

Первый раз за сегодня она встречается со мной взглядом. Они как два темных сияющих омута.

 

— Хорошо.

 

Кейт встает, и я веду ее к окну. Кладу свои ладони ей на щеки, нежно держу ее лицо. Ее прекрасное лицо в слезах.

 

Никогда мне не хотелось физически навредить человеку так, как в этот момент хочется сделать это с Билли Уорреном. И я уверен, что Мэтью мне поможет закопать то, что от него останется на заднем дворе.

 

Своими пальцами стираю слезы с ее лица.

 

— Все.

 

Она улыбается, а с ее глаз опять брызгают слезы.

 

— Спасибо.

 

С меня хватит притворства. Прижимаю ее к груди. Она не противится. Обнимаю ее и глажу по волосам рукой.

 

— Хочешь, я с ним поговорю? Это… это из-за… меня?

 

Не могу представить, что бы этот гандон был счастлив обнаружить нас с Кейт в офисе на прошлой неделе, когда она была в неподобающем виде. И нет, я не тронулся умом. Последнее, чего мне хочется, так это чтобы она вернулась к этому придурку. Но, черт возьми, она просто меня убивает.

 

Каждая ее слеза.

 

Она смеется мне в грудь. Горько.

 

— Это из-за меня.

 

Кейт поднимает глаза и печально улыбается.

 

— Я уже не та девушка, в которую он когда-то влюбился.

 

Должно быть, ей было тяжко услышать эти слова. Это старый трюк из книжек. Игра взаимных обвинений: Дело не во мне, дорогая. Дело в тебе.

 

Она трясет головой.

 

— Он собрал все свои вещи и съехал в субботу. Сказал, что будет лучше порвать по-быстрому и по-честному. Он поживет у Ди-Ди, пока не подыщет новое место.

 

Она смотрит в окно, потом удрученно вздохнула:

 

— К этому все шло, наверно. По правде сказать, не было шоком. Я так долго была зациклена на учебе… потом на работе. Все остальное было на втором плане. Я перестала… я не могла… дать ему то, что ему было нужно. Просто… он держал меня за руку на похоронах моего отца. Научил меня ездить на механике, убедил меня, что я пою достаточно хорошо, чтобы сделать это на людях. Билли помогал мне писать заявление в колледж и открывал конверт с письмом из колледжа о моем поступлении, потому что я слишком нервничала, чтобы посмотреть самой. Когда я училась по программе MBA, он работал на трех работах, только чтобы мне не пришлось этого делать. Билли был на моем выпускном и поехал со мной в Нью-Йорк, когда я захотела переехать. Он всегда занимал огромную часть моей жизни. Я не знаю, кем я буду без него.

 

Женщины. Без обид. Но она не понимает, что несет. Это ее заслуги. Проблемы, через которые она прошла. А тот полудурок просто болтался рядом. На заднем фоне. Это как обои. Можно поменять цвет стен в любое время, вроде что-то поменяется, но комната останется прежней.

 

— Я знаю, кем ты будешь, Кейт Брукс, — гениальным инвестиционным банкиром. Ты умная и забавная, и ты упрямая и шикарная и… идеальная. И ты останешься идеальной без него.

 

С минуту мы смотрим друг другу в глаза, а потом я опять прижимаю ее к себе, пока ее слезы не утихают. Она шепчет:

 

— Спасибо, Дрю.

 

— Не за что!

 

***

 

Уже поздней ночью, когда я забираюсь в холодную постель, до меня доходят последствия сегодняшних событий.

 

Кстати, я сплю голым. Вам следует это попробовать. Если вы ни разу не спали обнаженным, значит, вы не жили. Но это к делу не относится.

 

До меня только что дошло — Кейт Брукс свободна. Одно единственное препятствие, что стояло между мной, Кейт и моим диваном в офисе только что само отвалило. Твою ж мать! Наверно, Супермен так же себя чувствовал, когда смог повернуть время вспять и вытащить Лоис из той машины. Новый дубль. Вторая попытка. Еще один старт.

 

Складываю руки у себя за головой и устраиваюсь на своих подушках с самой большой, самой светлой, с-нетерпением-жду-завтра улыбкой, который вы никогда не видели.

 

***

 

Прошло уже четыре дня с тех пор, как я обнаружил, что тот недоумок порвал с Кейт. На следующий день она снова была похожа на себя, когда пришла в офис. Несмотря ни на что казалось, она полностью успокоилась из-за этого полудурка. Но Макензи простудилась, поэтому Александра перенесла наш ланч на следующую неделю. Наверно это к лучшему, учитывая, какие выходные были у Кейт.

 

А, да. Еще одна маленькая деталь, которую вам следует знать: я не трахался двенадцать дней.

 

Двенадцать дней.

 

Двести восемьдесят восемь часов без секса. Не могу сосчитать минуты — слишком удручающе. Помните? Много работы, мало развлечений делают из Дрю капризного мальчика. Что ж, на этом этапе Дрю уже практически чертов психопат, понятно?

 

Может, для вас, любителей-непрофессионалов, двенадцать дней не такой уж и срок, но для такого парня, как я? Это хренов рекорд! У меня не было такого застоя с зимы девяносто девятого. Тогда в январе сильнейшая снежная буря занесла три штата метровым слоем снега. На дорогах допускался только служебный транспорт, поэтому я застрял в пентхаусе со своими родителями.

 

И мне было семнадцать. Возраст, когда даже легкий ветерок может спровоцировать у парня стояк. Я столько времени провел в ванне, что моя мать начала подозревать, что у меня какая-то инфекция. Наконец, через семь дней, я уже не мог больше терпеть. Невзирая на погоду, я отправился в удаленный район города к дому Ребеки Уайтхаус. Мы потрахались как кролики в подсобке дома, где жили ее родители.

 

Она была нормальной девчонкой.

 

Итак, снова мне приходится дрочить в душе. Это оскорбительно. Чувствую себя грязным. Нет, я не считаю, что поласкать себя и помастурбировать с утреца ради хорошего начала дня — это плохо. Особенно если как, например, у меня по семейным обстоятельствам пришлось пропустить обычные субботние ночные похождения. Но если это единственный выход, что у вас есть? Ну, это как-то… печально.

 

Причина моей глобальной сексуальной голодовки? Виновата Кейт. Все ее чертова вина.

 

Меня прям, как червяк гложет изнутри. Я не знаю, откуда он взялся, когда, но я ему точно не рад.

 

Если бы я мог, то непременно бы его раздавил.

 

Потому что, знаете, как у гомиков есть гей-радар, чуют своих за версту. Так вот у меня стоит брошенка-радар. Я могу из миллиона вычислить девушку, которую только что кинули. Они являются легкой наживой. Им просто нужно сказать, что их бывший — идиот, потому что упустил такую девушку, и они уже умоляют тебя их поиметь.

 

Кейт сейчас попадает под вышеупомянутую категорию брошенок. Здесь даже думать нечего, верно?

 

Не верно. Вот где этот червяк кажет свою уродливую головешку.

 

Не могу заставить себя сделать и шага. Чувствую себя хищником. Трудно сказать, переживает ли она до сих пор. Вроде нет, но вы никогда не можете знать наверняка. Она может просто с виду казаться нормальной. А если она страдает и переживает, то я не хочу ее такой. Когда это произойдет со мной и Кейт, я хочу, чтобы она сорвала с меня одежду, и с себя, если уж на то пошло, потому что больше ни секунды ждать не может, когда я войду в нее. Я хочу, чтобы она стонала мое имя, царапала мою спину и кричала от полнейшего восторга.

 

Черт, опять начинается. У меня конкретный стояк только от мыслей об этом.

 

Что за хрень. Я не могу трахнуть Кейт и я не хочу трахнуть кого-то другого. Это мой собственный идеальный шторм. Говорил же вам, что получу то, что заслуживаю. Довольны теперь?

 

Выключаю свет у себя в кабинете и иду к Кейт. Она меня сразу не замечает, так что складываю руки у себя на груди и облокачиваюсь на дверь, просто наблюдаю за ней. Ее волосы распущены, и она стоит, наклонившись на стол, смотрит в свой компьютер. И поет:

 

Больше никаких посиделок с парнями

Больше никаких приставаний к девчонкам

Брошу все

В конце концов оно того стоит

 

Если бы ты была моей девушкой

Тогда бы я осознал

Какого это обладать чем-то настоящим

Я бы захотел стать хорошим человеком …

 

У нее действительно великолепный голос. И когда она вот так стоит, склонившись над столом… Боже. Не важно. Я просто извожу сам себя.

 

— Рианне надо бы быть поосторожнее.

 

Она поднимает глаза на мой голос, а ее лицо расплывается в широкой смущенной улыбке. Я прошу:

 

— Не останавливайся из-за меня. Мне понравилось шоу.

 

— Очень смешно. Шоу окончено.

 

Маню ее пальцем.

 

— Давай. Я тебя выгоняю. Сегодня пятница и уже больше одиннадцати, а ты до сих пор не ела. Есть одно местечко. Я угощаю. У них отличная индейка.

 

Кейт выключает монитор и хватает свою сумку.

 

— Я это люблю.

 

— Да, я знаю.

 

***

 

Садимся за столик возле бара. Официант приносит наши напитки, и Кейт отпивает свою Маргариту, что я для нее заказал.

 

— Ммм. То, что нужно сейчас.

 

Я же вам говорил, что разбираюсь в напитках, помните? Мы несколько минут болтаем, а потом … только посмотрите!

 

У Кейт глаза по чайнику и она ныряет под стол. Я оглядываюсь по сторонам. Какого хрена? Заглядываю под стол и смотрю на нее.

 

— Ты что делаешь?

 

Она в панике.

 

— Здесь Билли. Он наверху, там, над танцполом. И он не один.

 

Начинаю поднимать голову, а она кричит:

 

— Не смотри!

 

Боже мой, это просто смешно. Как-то слишком для той, что отошла от разрыва с этим идиотом.

 

— Просто… я не могу показаться ему в таком виде.

 

Теперь я запутался.

 

— Ты о чем? Выглядишь великолепно.

 

Он всегда выглядит великолепно.

 

— Нет, не в этой одежде. Он сказал, что быть такой деловитой — это непривлекательно. Это одна из причин, почему он хотел расстаться. Что я… он сказал, что я сильно… мужеподобна.

 

Вы, наверно, шутите, черт возьми. Я — мужеподобен. Хилари Клинтон — мужеподобна. В теле Кейт Брукс нет ни одной хреновой мужской клетки. Она сплошная женщина, поверьте мне.

 

Но я знаю, чего добивался этот мудак. Кейт умна, прямолинейна, амбициозна. Большинство мужчин, особенно всякие говножуи, не могут справиться с такой женщиной. Поэтому они используют это против них. Заставляют их стыдиться этих качеств.

 

Да пошло оно все. Хватаю Кейт за руку и вытаскиваю из-под стола. Она оглядывается по сторонам, пока веду ее на танцпол.

 

— Что ты делаешь?

 

— Возвращаю тебе чувство собственного достоинства.

 

По пути врезаюсь в людей, чтобы создать легкую возню, так я уверен, что этот кретин заметит нас.

 

— К тому времени, как я закончу, Билли Уоррен будет целовать твои ноги, задницу и другие части твоего тела, все, что попросишь, чтобы вернуть тебя.

 

Она пытается вырваться из моих рук.

 

— Нет, Дрю, на самом деле это не…

 

Поворачиваюсь, чтобы видеть ее лицо, хватаю за талию.

 

— Доверься мне, Кейт.

 

Ее тело близко к моему, ее лицо так близко, что я могу видеть зеленые крапинки в ее глазах. Какого хрена я опять это делаю?

 

— Я — парень. Я знаю, как устроен наш мозг. Ни один мужик не хочет видеть девушку, которая раньше принадлежала ему с другим. Просто не сопротивляйся.

 

Она не отвечает. Только обнимает меня за шею, прижимаясь ко мне — грудью к груди, животом к животу, ногами к ногам.

 

Это мучение. Сильное, сладостное мучение. Сам по себе мой палец медленно выводит круги на ее пояснице. Музыка окутывает нас, а я словно пьяный, не от алкоголя, а от ощущения ее тела. Мне хочется игнорировать тот факт, что изгибы ее тела так идеально подходят моим. Пытаюсь помнить о своих благих намерениях. Надо бы взглянуть наверх и посмотреть, наблюдает ли за нами тот идиот, но я этого не делаю. Ее взгляд меня заворожил.

 

Может, я себя обманываю, но клянусь, что вижу, как ее темные прелестные глаза наполняются страстью. Явным, непреодолимым желанием. Наклоняюсь к ней и слегка касаюсь своим носом ее, чтобы прощупать почву.

 

Я делаю это не для себя. Правда. Я делаю это не потому, что находиться с ней так близко — это просто такое блаженство, которое я до этого никогда не испытывал.

 

Это ради нее. Часть плана. Вернуть того мудилу, который ее не достоин.

 

Мягко прижимаю свои губы к ее губам. Поначалу как-то осторожно, но потом она тает во мне. Вот тогда я начинаю терять контроль. Она раскрывает свой рот, а я медленно проникаю в него языком. Затем сильнее, жестче, глубже, словно крутые спуски в американских горках.

 

Я позабыл, как хороша она на вкус. До неприличия вкуснее, чем самый дорогой шоколад. Греховна. Этот поцелуй отличается от прошлых, что у нас были. Лучше. За ним не скрывается злость, никакого отчаяния, вины или намерения что-то доказать. Он неторопливый, томный и до чертиков упоительный.

 

Наши губы отстраняются, и я заставляю себя посмотреть наверх. Как раз успеваю поймать подавленный взгляд Уоррена перед тем, как он сам исчезает в толпе. Снова смотрю на Кейт и прикасаюсь к ней своим лбом. Мое учащенное дыхание смешивается с ее слегка судорожным.

 

— Сработало, — говорю я ей.

 

— Что?

 

Чувствую, как ее пальчики играют с моими волосами на затылке. И когда она говорит, ее голос с придыханием. С надеждой.

 

— Дрю… ты не мог бы? Дрю… ты хочешь..?

 

— Все, что угодно, Кейт. Проси, что хочешь, и я сделаю.

 

Ее губы раскрыты, и на мгновение она уставилась на меня.

 

— Можешь… поцеловать меня еще?

 

Спасибо. Тебе. Господи.

 

Червячок? Да пошел он!

 


 

Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.



Источник: http://robsten.ru/forum/90-1988-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: freedom_91 (30.08.2015)
Просмотров: 289 | Комментарии: 15 | Рейтинг: 5.0/21
Всего комментариев: 151 2 »
avatar
0
15
Спасибо большое за главу. good
avatar
0
14
да ну этого Билли, Дрю ее судьба fund02016
avatar
13
Ну вот, кажется, Дрю дождался своего звёздного часа. Двенадцать дней без женщины для него это подвиг.
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
0
12
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
0
11
Да, он знает мужскую психологию! Но почему о себе не думает?
avatar
0
10
Спасибо за главу! lovi06032
avatar
0
9
Для такого любителя -профессионала двенадцать дней   - это действительно -подвиг. Кейт казалась такой сильной, самоуверенной, знающей себе цену, а на самом деле...Как хорошо Дрю знает женскую психологию..., утешает, что не воспользовался Кейт в ее сложной жизненной ситуации. Большое спасибо за перевод новой главы.
avatar
0
8
Спасибо...Это как обои. Можно поменять цвет стен в любое время, вроде что-то поменяется, но комната останется прежней...интересная философия..какая же она неуверенная в себя... прятаться под стол...Дрю правильно сделал...он вообще красавчик...в этой главе  безупречно себя ведет.. 12
avatar
0
7
Большое спасибо за перевод! good lovi06032
avatar
0
6
Огромное спасибо за главу JC_flirt
1-10 11-15
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]