Фанфики
Главная » Статьи » Переводы фанфиков 18+

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Всё запутано. Главы 15-16

Глава 15

 

Я еще не надоел вам с этим грязными подробностями, нет? Я бы мог просто сократить все к минимуму и сказать: Кейт и я в выходные натрахались до смерти!

 

Но это будет неинтересно.

 

И это не даст вам полной картины. При более полном рассказе, вы получите все факты. А при более пристальном рассмотрении — все мелочи. Мелочи, которые на первый взгляд кажутся глупыми и неважными. Но сейчас, когда у меня простуда, это единственное, о чем я могу думать.

 

Каждый день. Каждую минуту.

 

У вас же бывало так, что в голове застряла какая-нибудь песня? Конечно, бывало, со всеми бывает. И, может, это красивая песня, может, даже ваша любимая. Но это все равно раздражает, так ведь? Это уже второй сорт. Потому что вы не хотите слышать ее в своей голове, вы хотите услышать ее по радио или на концерте в живом исполнении. Проигрывание ее в своей голове — это просто дешевая подделка. Пародия, чертово напоминание о том, что у тебя нет возможности прослушать настоящую песню.

 

Видите, к чему я веду?

 

Не волнуйтесь, вы поймете.

 

Так, где я остановился? Правильно, субботний вечер.

 

***

 

— Это идеальная подушка.

 

Мы только что заказали итальянской еды и ждем, когда ее доставят. Кейт сидит на моем диване посреди подушек и одеял. И держит на коленях одну подушку из спальни.

 

— Идеальная подушка?

 

— Да, — говорит она, — когда дело касается подушек, здесь я большой эксперт. И эта подушка — идеальная. Не слишком плоская, не слишком пышная. Не слишком жесткая, не слишком мягкая.

 

— Приятно слышать, Машенька! (прим.: имеется в виду сказка «Три медведя»)

 

Мы решили посмотреть кино. Цифровое ТВ по заказу — это второе великое изобретение нашего времени. Первое, конечно же, плазма с большим экраном. Встаю, чтобы сходить за пультом, пока Кейт достает что-то из своей сумки на полу.

 

Я вам говорил, что мы до сих пор голые? Так и есть. Абсолютно. Это так раскрепощенно.

 

Весело.

 

Можно с легкостью добраться до всех нужных частей тела. А вид просто потрясающий.

 

Когда я разворачиваюсь, чтобы вернуться к дивану, мне в нос бьет такой знакомый аромат. Приятный и цветочный. Сладкий и весенний. Я смотрю на Кейт и вижу, как она втирает себе в руки лосьон. Забираю у нее из рук бутылочку, как собака хватает косточку.

 

— Что это?

 

Подношу бутылочку к носу и глубоко вдыхаю, потом падаю на подушки с блаженным стоном.

 

Кейт смеется.

 

— Смотри, чтобы в нос не попало. Это увлажняющий лосьон. Не знала, что борьба с сухостью кожи на тебя подействует, как наркотик.

 

Я смотрю на бутылочку. Ваниль и лаванда. Опять нюхаю.

 

— Пахнет тобой. Всегда, когда ты рядом, ты пахнешь как… как букет из гребаного солнечного света, глазированный коричневым сахаром.

 

Она опять смеется.

 

— Ах, Дрю, да ты поэт. Сам Шекспир бы тебе позавидовал.

 

— Это съедобно?

 

Она строит гримасу.

 

— Нет.

 

Жаль. Я бы поливал этим свою еду как дорогущим голландским соусом. Хотя, сначала бы я полил им Кейт, чтобы испробовать его на ней.

 

Сейчас, когда я об этом задумался, мне это кажется более предпочтительным.

 

— Они производят еще и пену для ванны. Раз тебе это так нравился, я ее куплю.

 

Это первый раз, когда она упоминает следующий раз. Встреча как-нибудь потом. Будущее. Не смотря на мой одноразовый секс в прошлом, вероятность еще раз оказаться в постели с Кейт не вызывает во мне чувства безразличия и раздражения. Вместо этого я в предвкушении предстоящего.

 

Некоторое время смотрю на нее, наслаждаясь странной радостью, которую при этом испытываю. Я бы мог изобрести такой вид деятельности, как любование Кейт Брукс.

 

— Ну, — спрашивает она, — мы решили, какой фильм будем смотреть?

 

Она устроилась рядом со мной, и я как-то по естественному обнял ее.

 

— Я думал про Храброе Сердце.

 

— Брр, что такого в этом фильме? Почему всем мужчинам он так нравится?

 

— Ну, по тем же причинам, что и все женщины балдеют от Дневника Памяти. Ты ведь его собиралась предложить, так?

 

Она хитро улыбается, и я знаю, что был прав.

 

Дневник Памяти — романтичный.

 

— Чертовски скучный.

 

Она ударяет мне в лицо «идеальной» подушкой.

 

— Он — замечательный.

 

— От него затошнить может. У меня есть друзья, пылкие любовники-гомосексуалисты, вот такой фильм как раз для них.

 

Она мечтательно вздыхает.

 

— Это история любви. Красивая история любви. Все их так пытались разлучить. Но потом, спустя годы, они снова отыскали друг друга. Это была судьба.

 

Я закатываю глаза.

 

— Судьба? Да ладно. Милая, судьба — это хреновая сказка. И все остальное в этой истории — собрание всякого вздора. В реальной жизни все не так.

 

— Но это…

 

— Вот почему такое большое число разводов. Потому что подобные фильмы подают женщинам ложные надежды.

 

То же самое и романтические книги. Александра однажды чуть не оторвала Стивену голову за то, что он взял у меня Плейбой. Но зато каждое лето Эта Сучка лежит на пляже в руках со своим чтивом с элементами легкого порно.

 

Да, я сказал «порно». Оно самое.

 

И это вряд ли можно назвать хорошим порно: «Он направил свой мужской ствол к лепесткам ее женского начала».

 

Да кто вообще так говорит?

 

— Нормальные парни не думают так, как Нолан или Нилес или как там звали этого придурка.

 

— Ной.

 

— И какой парень будет строить дом для девицы, что его отшила? Какой мужик будет ждать, когда на его пороге появится девушка, зная о том, что она с кем-то другим? Да это не мужик совсем.

 

— А кто?

 

— Большая, волосатая, не побритая пизда.

 

Слишком грубо?

 

Боюсь, что да.

 

Пока не вижу, что Кейт закрывает рукой рот и валится на диван, содрогаясь от громкого смеха.

 

— О… мой… Бог. Ты такой… нахал. Как… как тебе это только пришло в голову?

 

Пожимаю плечами.

 

— Говорю то, что думаю. И не собираюсь за это извиняться.

 

Ее смех утихает, но улыбка остается на лице.

 

— Ладно, никакого Дневника Памяти.

 

— Спасибо.

 

Потом все ее лицо озаряется светом.

 

— О, а что насчет Телеведущий: Легенда о Роне Бургунди?

 

— Тебе нравится Уилл Феррелл?

 

— Ты издеваешься? Ты смотрел Лезвия славы?

 

Это одно из моих любимых.

 

— Стальной лотос? Классика.

 

Она то поднимает, то опускает брови и произносит как в фильме:

 

— А у тебя есть тот сладкий крем, чтобы помазать, где горит?

 

Я смеюсь.

 

— Боже, я люблю т…

 

И тут я давлюсь.

 

И кашляю.

 

И прочищаю свое горло.

 

— Я люблю… этот фильм.

 

Беру пульт, и мы ложимся на диван, когда начинается Телеведущий.

 

Ну ладно, только не надо сходить с ума. Давайте просто сейчас все успокоимся на минуточку. Это была обычная ошибка. Оговорка. Ничего больше. Последнее время моему языку приходилось усердно работать. Так что я думаю, это допустимо.

 

***

 

Когда мы поели, мы продолжаем смотреть Рона Бургунди, лежа рядом друг с другом. Она прижата ко мне спиной. Мое лицо в ее волосах и я вдыхаю аромат, к которому уже так пристрастился. Я нахожусь в полудреме. Смех Кейт отдается у меня в груди, когда она спрашивает нежным голосом:

 

— Ты также обо мне думал?

 

— Мммм?

 

— Когда я начала работать в фирме. Ты тоже считал меня «самкой скорпиона»?

 

Она имеет в виду слова Уилла Феррелла в фильме. Я сонно улыбаюсь.

 

— Я… когда я увидел тебя тогда в конференц-зале, мне просто снесло крышу. Я уже тогда знал, что уже не будет так, как раньше.

 

Наверно ей понравился мой ответ. Потому что минутой позже, она трется об меня своими бедрами. И мой наполовину вставший член оказывается между ее ягодицами.

 

Все равно, насколько может быть истощен мужчина, пусть он даже отработал тридцати пяти часовую смену, таская мешки с песком через границу штата, такое телодвижение всегда, я повторяю, всегда разбудит его. Мои губы припадают к ее шее, а рука тем временем скользит по животу.

 

— Боже, Кейт. Я просто не могу перестать тебя хотеть.

 

Это уже становится смешно, не правда ли?

 

Я чувствую, как учащается ее дыхание. Она разворачивается ко мне лицом и наши губы встречаются. Но до того, как мы продолжим, мое любопытство берет верх, и я отстраняюсь.

 

— А что ты подумала обо мне, когда мы впервые встретились?

 

Она смотрит в потолок, пока обдумывает свой ответ. Потом она улыбается.

 

— Ну… в ту первую ночь в REM подумала, что ты… классный. Ты просто излучал секс и шарм.

 

Она водит своими пальчиками мне по губам и бровям.

 

— Эта улыбка, твои глаза, нельзя быть такими. Это был единственный раз за все те годы, что я была с Билли, когда мне хотелось быть свободной.

 

Вот это да!

 

— А потом в офисе я слышала, как про тебя говорили секретарши. Как каждые выходные у тебя новая девушка. Но спустя какое-то время… я разглядела в тебе на много больше. Ты умный и смешной. Ты заботливый, всегда можешь защитить. Ты светишь так ярко, Дрю. Все, что ты делаешь — о чем думаешь, что говоришь, как двигаешься — это ослепляет. Я… счастлива просто находиться рядом с тобой.

 

Я онемел.

 

Если бы хоть одна женщина сказала мне такое, я бы сразу с ней согласился. Сказал бы ей, что она счастлива быть рядом со мной, потому что я — лучший из лучших. Нет никого лучше меня. Но слышать это от Кейт? От того, чьему уму я завидую, чьим мнением я восхищаюсь? У меня просто… нет слов. И опять пусть мои действия скажут все за меня.

 

Прижимаюсь своим ртом к ее губам, и мой язык умоляет его впустить. Но когда я пытаюсь перекатиться так, чтобы я оказался сверху, у Кейт другое мнение на этот счет. Она давит мне на плечи, пока я не оказываюсь на спине. Потом она целует меня в лицо, спускается к шее, прожигая дорожку к моей груди и животу. Я сглатываю, сильно.

 

Берет мой член и водит по нему рукой, медленно, а я уже жесткий, как сталь. Я уже был твердым, когда она только начала говорить.

 

— Боже, Кейт…

 

Держу глаза открытыми и вижу, как она облизывает свои губы, открывает рот и захватывает меня внутрь.

 

— Черт…

 

Она берет меня на всю длину, глубоко, сильно сосет, а потом медленно вынимает. А потом проделывает все снова.

 

Я, можно сказать, знаток в минете. Для парня это самый удобный вид секса. Никакой возни, грязи. Если никто из вас раньше этого не пробовал, то я раскрою вам маленькую тайну. Как только член парня оказывается у вас во рту, он уже счастлив и не важно, что вы потом с ним будете делать. Просто некоторые движения могут улучшить эффект.

 

Кейт двигает своей рукой по моему члену и при этом сильнее посасывает его кончик своим горяченьким ротиком.

 

Вот так, например.

 

Она крутит своим язычком вокруг головки, как будто лижет леденец. Где она этому научилась? Издаю беспомощные стоны и хватаюсь за подушку на диване. Она вбирает меня всего до самого горла раз, потом другой. Затем переключается на быстрые, короткие движения своим ртом и рукой.

 

Удивительно. Мне делали минет лучшие женщины. И я клянусь, у Кейт Брукс техника все равно, что у порно звезды.

 

Я стараюсь сдерживаться, понимаю, что на самом деле она делает это впервые, но это сложно. И потом ее руки подо мной, на моей заднице, заставляют меня приподниматься. Она направляет мои бедра вверх и вниз, проталкивая меня в свой рот, а потом из него. Боже Правый! Она убирает свои руки, но я продолжаю делать короткие мелкие толчки.

 

Я уже близок к развязке, но я всегда сначала предупреждаю об этом. Если парень вас не предупреждает? Уносите от него ноги. Он хренов идиот.

 

— Кейт… малыш, я… если ты сейчас не уберешь… Боже, я сейчас…

 

В данный момент я уже не могу связно произносить слова. Все равно думаю, она все поняла.

 

Но она не отодвигается. Я смотрю вниз в тот самый момент, когда она открывает и поднимает наверх глаза. И этого достаточно. Это то, о чем я фантазировал с того самого момента, как только увидел ее впервые. Этот большой омут ее карих глаз смотрит прямо на меня, когда мой член скользит между ее совершенных губ. Прохныкав ее имя, я наполняю ее рот пульсирующей струей. Кейт стонет и принимает ее всю, жадно глотая.

 

Спустя, кажется, вечность я начинаю опускаться вниз. Знаете, когда вы только выходите из джакузи? Все ваши конечности словно ватные? Да, так и у меня. Прямо сейчас.

 

Я дышу тяжело и широко улыбаюсь как идиот, когда за плечи подтягиваю ее вверх и крепко целую. Некоторые мужчины брезгуют целовать женщину, которую только что поимели в рот. Я не из таких.

 

— Где ты, черт возьми, научилась такое вытворять?

 

Кейт смеется над моим удивленным голосом, растягиваясь поверх моего тела.

 

— Долорес встречалась в колледже с одним парнем. А тот был любителем порно. Постоянно оставлял свои фильмы у нас в общаге. И как-то раз… я их посмотрела.

 

В следующий раз, когда я увижу Долорес Уоррен, напомните мне, чтобы я упал перед ней на колени и расцеловал ее задницу.

 

***

 

Когда фильм закончился, Кейт и я решили устроить марафон по просмотру Уилла Феррелла. Мы уже на половине Лезвий Славы, когда звонит мой телефон. Мы все еще удобненько валяемся бок о бок на диване, мне не особо хочется вставать. Или с кем-то разговаривать, кто сейчас не в этой комнате, во всяком случае.

 

Пусть ответит автоответчик. Комнату заполняет голос Джека, который пытается перекричать музыку, что орет на заднем фоне.

 

— Дрю, чувак, возьми трубку. Какого хрена ты где-то пропадаешь?

 

На мгновение он замолкает, и мне, кажется, до него доходит, что я не собираюсь отвечать.

 

— Ты должен сюда прийти, друг! Я в 69Club, и здесь кое-кто есть, кто жаждет тебя видеть.

 

Так, чувствую, из этого не получится ничего хорошего. Начинаю подниматься, мои Y-хромосомные инстинкты подсказывают мне отключить автоответчик. Сейчас. Но я не успеваю. И из ящика Пандоры вырывается пылкий женский голос:

 

— Дрююююю, это Стеееееейси. Я по тебе скучала, малыш. Хочу еще одного приключения в такси. Помнишь, как я отсос…

 

Моя рука стучит по кнопке отключения.

 

Потом кошусь взглядом на Кейт. Она с каменным лицом смотрит в телевизор, не могу понять выражения ее лица. Наверно, следует что-то сказать. И что сказать, черт возьми? «Прости, это была одна из моих шлюшек»? Неее, что-то мне подсказывает, что это не лучший вариант.

 

Она садится как-то скованно.

 

— Наверно, мне уже пора.

 

Вот дерьмо.

 

Кейт встает, держит подушку, чтобы прикрыть себя.

 

Черт, это плохой знак. Час назад ее вагина была на моем лице. А сейчас она даже не позволяет мне смотреть на нее.

 

Проклятье.

 

Она проходит мимо меня в спальню. Несмотря на отвратительное чувство, не могу не любоваться, как покачивается ее упругая попка. Как и следовало ожидать, мой член тут же резко встал, как Дракула из своего гроба.

 

Когда мне было десять, у нас была собака. Этот кобель сношался со всем подряд, начиная от ноги горничной, заканчивая ножкой от кровати моих родителей. Все не мог насытиться. Мои родители сгорали от стыда, когда к нам приходили гости. Но сейчас я понимаю, что он был не такой уж и плохой собакой. Это была не его вина.

 

Как я тебя понимаю, Фидо.

 

Я вздыхаю, поднимаюсь и следую за Кейт. Когда вхожу в спальню, на ней уже надета юбка и застегнута блузка. Она не смотрит на меня, когда я вхожу.

 

— Кейт…

 

— Ты не видел мою вторую туфлю?

 

Она шарит глазами по полу, кровати, где угодно, кроме меня.

 

— Может под кроватью, — она встает на колени.

 

— Ты не должна уходить.

 

Она не поднимает взгляда.

 

— Не хочется мешать твоим планам.

 

Каким планам? У меня только один план — с жадностью наброситься на те вкусности, что у нее между ног. Снова.

 

— У меня нет…

 

— Все нормально, Дрю. Знаешь, это было мило…

 

Мило? Она называет то, чем мы занимались всю прошлую ночь и весь день в спальне, на кухне, в душе, у стены в холле — «мило»? Она что, шутит?

 

Наверно она поняла все по моему лицу, потому что останавливается на полуслове и ведет вверх бровью.

 

— О, прости, наверно я неправильно выразилась? Неужели я задела твое хрупкое мужское самолюбие?

 

Возмущенно заикаюсь:

 

— Ну… вообще-то… да.

 

— А какое определение предпочитаешь ты?

 

К вашему сведению, я до сих пор голый, и глядя на мой член, не надо быть Эйнштейном, чтобы понять, что именно я предпочитаю в данный момент.

 

— Сногсшибательно? Необыкновенно? Бесподобно?

 

С каждым словом грозно шагаю в ее направлении.

 

Она же с каждым моим шагом нервно отступает, пока ее зад не наталкивается на туалетный столик. Ухмыляюсь ей.

 

— Ты окончила обучение по самой престижной бизнес-программе страны, Кейт. Думаю, ты можешь подобрать что-то, хоть что-нибудь получше, чем «мило».

 

С минуту она пялится мне в грудь. Потом поднимает на меня свои глаза. Выглядит серьезной.

 

— Мне пора.

 

Пытается обойти меня, но я хватаю ее за руку и притягиваю назад.

 

— Я не хочу, чтобы ты уходила.

 

Нет, не спрашивайте меня, почему. Все равно не отвечу. Не сейчас. Все мое внимание здесь — приковано к ней. Остальное не имеет значения. Она смотрит на мою руку, что удерживает ее, а потом на меня.

 

— Дрю…

 

— Не уходи, Кейт.

 

Поднимаю ее и усаживаю на столик, и встаю у нее между ног.

 

— Останься.

 

Целую ее шею, губами покусываю ушко. Она дрожит. Я шепчу:

 

— Побудь со мной, Кейт

 

Смотрю ей в глаза:

 

— Пожалуйста.

 

Она прикусывает губу. Затем немного улыбается.

 

— Хорошо.

 

Я улыбаюсь в ответ и накрываю своим ртом ее губы. Поцелуй долгий, медленный и глубокий. Сдвигаю вверх ее юбку, плавно скользя пальцами по ее ногам. Она все еще без белья.

 

Вы обязательно полюбите легкодоступность.

 

Я опускаюсь перед ней на колени.

 

— Дрю …? — это полу-вопрос, полу-стон.

 

— Шшшш. Если я собираюсь превзойти «мило», мне нужно сконцентрироваться.

 

И между нами не проскакивает ни одного разборчивого слова всю оставшуюся ночь.

 

 

Глава 16

 

У каждого супергероя должно быть свое убежище, святыня. Ну, по крайней мере, у достойных из них. У меня есть такое. Моя персональная пещера, как у Бэтмена. Вот где вершится волшебство. Место, где зарождалась легенда, моя карьера.

 

Мой домашний кабинет.

 

Это мужское пристанище. Дамочкам вход сюда воспрещен. Зона свободная от девиц, в хорошем смысле слова. У каждого парня должна быть такая. Я обставлял свой кабинет сам — каждый кусочек, каждую деталь. Если моя машина — это моя малышка, то эта комната — мой первенец. Моя гордость и отрада.

 

Полы из красного дерева, восточные ковры ручной работы, кожаная мягкая мебель из Англии. Камин из натурального камня, встроенный книжный шкаф во всю стену. За моим столом во всю стену окно, из которого открывается бесподобный вид на город. А в углу стоит карточный столик, за которым мы с ребятами пьем скотч, курим кубинские сигары и играем в покер раз в месяц.

 

Это единственный раз, когда Стивену разрешается уходить из дома, чтобы поиграть.

 

Я сижу за столом в одних трусах, работаю на компьютере. Этим я занимаюсь в обед каждое воскресенье.

 

Кейт? Нет, она все еще здесь. Но после нашего трахотрона прошлой ночью, я решил, что надо ей дать поспать. Подзарядить ее батарейки. Я отменил свой поздний завтрак с мамой, пропустил игру в баскетбол с парнями. И сейчас я смотрю на последний вариант договора, когда из двери доносится сонный голос.

 

— Хей.

 

Поднимаю глаза и улыбаюсь:

 

— Привет.

 

На ней уже другая моя футболка — черная Металлика. Она достает ей до колен. В этой футболке и со спутанными ото сна волосами она выглядит мило и сексуально. Соблазнительно. По сравнению с Кейт работа выглядит уже не так привлекательно.

 

Она проводит рукой по волосам, пока глазами обводит комнату.

 

— Какой красивый кабинет, Дрю. Просто дух захватывает.

 

Кейт относится к типу женщин, которые считают важным, чтобы рабочее место впечатляло. Если вы хотите одержать победу, вам нужен офис, который бы говорил, что вы уже победитель.

 

— Спасибо. Это моя самая любимая комната в доме.

 

— И я вижу, почему.

 

Она берет одну фоторамку с полки и показывает мне.

 

— Кто это?

 

На фотографии я и Макензи на пляже прошлым летом. Она по шею засыпала меня песком.

 

— Моя племянница Макензи.

 

Она смотрит на фото и улыбается.

 

— Она прелестная. Готова поспорить, она тебя обожает.

 

— Да, обожает. И я ради нее готов отрубить себе руку, если она попросит, так что это взаимно. Я бы хотел, что бы ты как-нибудь с ней познакомилась.

 

Кейт нисколько не колеблется.

 

— И я бы хотела.

 

Она подходит к моему стулу и садится мне на колени. Я наклоняюсь к ней, чтобы найти своими губами ее губы, языком проникаю глубоко в уже такой знакомый мне рот. Она прижимается к моей обнаженной груди.

 

— Ты такой теплый.

 

Кладет свою голову мне на плечо и смотрит в компьютер.

 

— Над чем ты работаешь?

 

Я вздыхаю.

 

— Это контракт с Джарвис Текнолоджис.

 

Джарвис — это коммуникационная компания. Они хотят заполучить фирму, предоставляющую услуги широкополосной сети интернет.

 

Тру свои глаза.

 

— Проблемы?

 

Я, по сути, одинокий волк, если дело касается бизнеса. Я никому не доверяю, я ни с кем не делюсь. Считаю свое мнение единственно верным. Но говорить с Кейт о бизнесе, это все равно, что говорить с самим собой. Также мне интересно узнать ее мнение.

 

— Да. Их директор весь такой умный, но при этом всего боится. Я нашел ему отличный вариант, но он соскочил. Кишка у него тонка, боится рисковать.

 

Она водит своими пальчиками по моим скулам.

 

— Любое слияние компаний имеет свои риски. Тебе надо показать ему, что игра стоит свеч.

 

— Это я и пытаюсь сделать.

 

Тут она приободряется.

 

— Знаешь, мне кажется, я смогу тебе помочь. Один мой однокурсник из Уортона разработал проект для новой модели по оценке. Если ты ей воспользуешься, и данные окажутся внушительными, возможно, у тебя получится убедить Джарвиса рискнуть.

 

Кажется, ум Кейт начинает меня возбуждать сильнее, чем ее задница.

 

— Программа есть у меня на диске. Он у меня в сумке, сейчас принесу.

 

Когда она поднимается, чтобы пойти, я хватаю ее за край футболки и притягиваю назад к себе на колени, так чтобы она обязательно заметила какой у меня сейчас стояк. Захватываю ее в кольцо своих рук. Мои губы возле ее уха:

 

— Прежде чем мы займемся делами, я хочу сделать кое-что другое.

 

В ее голосе слышится веселье:

 

— Чего же ты хочешь, Дрю?

 

Я ее поднимаю, скидываю все со стола и укладываю на него Кейт.

 

— Тебя.

 

***

 

Оставшуюся часть дня мы работаем. И разговариваем. И смеемся. Я рассказываю Кейт про Макензи и про банку со штрафами за плохие слова, которая выжимает из меня все соки. Она рассказывает мне еще про то, как росла в Гринвилле и о кафе своих родителей. Мы обедаем на балконе. Здесь холодно, поэтому Кейт сидит у меня на коленях, чтобы было тепло и кормит меня руками.

 

Не могу вспомнить, чтобы мне было так хорошо. И это мы даже сексом не занимаемся.

 

Кто бы мог подумать.

 

***

 

Уже больше десяти. Мы собираемся ложиться спать. Кейт в душе.

 

Одна.

 

Она взяла мою бритву и выставила меня за дверь. Мужчины не похожи на женщин. Им не надо уединения. Нет у них таких физиологических функций, которые они не могли бы делать на людях.

 

Мы ничего не стыдимся.

 

Ну да ладно, если Кейт нужно личное пространство, она его получит. Я нахожу, чем заняться, пока жду ее. Меняю постель. Достаю из ящика пачку презервативов, чтобы было легко до них добраться.

 

Тут мое сердце опускается, и если бы мой член мог, то обязательно заплакал.

 

Коробка пустая.

 

— Черт.

 

— Читаешь мои мысли. Гении мыслят схоже.

 

Поворачиваюсь на голос Кейт. Она стоит в дверях, одна рука на боку, другая упирается в дверной проем. Она великолепна, чудесна в своем обнаженном виде. Ее промежность сейчас выбрита еще больше, чем раньше — осталась совсем чуточка темных завитков. Боже правый.

 

Я тяну время, когда понимаю, что тело Кейт опять под запретом. Мы это уже проходили. Только теперь все намного хуже.

 

Это как, знаете, кушать лобстера. Если вы никогда его не ели, вы думаете: «Ну, может быть». Но если вы его попробовали? То при любой возможности отведать его, вы захлебываетесь слюной. Потому что теперь вы знаете, какой он вкусный на самом деле. Даже при одной мысли, что ее… Боже. Я могу стать первым человеком в истории, кто может мастурбировать, не касаясь при этом себя.

 

Видишь, мама — без рук.

 

Она подходит ко мне, обнимает меня за шею и целует меня медленно, высовывает свой язычок, чтобы пройтись им по моей нижней губе. Как же это сексуально. Я заставляю себя отстраниться.

 

— Кейт, подожди… мы не можем.

 

Она скользит своей рукой внутрь моих боксеров к уже твердому члену. Несколько раз проводит по нему рукой.

 

— Кажется, кое-кто с тобой не согласен.

 

Прижимаюсь к ее лбу. Сдавленным голосом говорю ей:

 

— Нет… то есть, у нас нет. Презервативов. Я… умм…

 

Кладу свою ладонь на ее руку, пытаясь остановить ее движения, чтобы иметь возможность связать пару слов, чтобы хоть как-то выразить свои мысли.

 

— Мне надо сбегать в магазин, что на углу и купить еще… а потом… Господи, а потом я буду с тобой всю ночь.

 

Кейт смотрит вниз и сглатывает. Ее голос приглушен.

 

— Или мы могли бы… не… без них.

 

— Что?

 

Я никогда не занимался сексом без защиты. Никогда. Даже в юношестве. Я люблю свой член слишком сильно, чтобы подвергнуть его упадку и усушке.

 

— Я на таблетках, Дрю. И Билли… у него может быть много недостатков, но он бы никогда не стал мне изменять. Ты… проверялся?

 

Конечно, проверялся. Сколько себя помню — каждый месяц. С моим образом жизни без этого никак. Это мои производственные риски, если хотите. Я практически повизгиваю:

 

— Да. Я… я проверялся. Все хорошо. Но… ты уверенна?

 

Мне много чего предлагали в сексе. Всякие извращенские штучки и ролевые игры, какие только можно представить. А некоторые и представить нельзя. Но потрахаться без защиты никогда не было среди них. Это глупо и опасно. Женщина может сказать, что она на таблетках, но как вы на самом деле об этом узнаете? Люди могут сказать, что они чисты, но я бы не стал им верить. Для этого нужно им доверять.

 

А доверие никогда не являлось особенностью в моей сексуальной жизни.

 

Секс у меня не ради общения — не для того, чтобы узнать кого-то поближе или позволить узнать себя. Он для того, чтобы получить удовлетворение и удовлетворить партнершу. Все!

 

— Я хочу чувствовать тебя, Дрю. Хочу, чтобы ты почувствовал меня. Не хочу… чтобы нам что-то мешало.

 

Смотрю ей в глаза. Она на меня так смотрит… так же, как вчера после нашего душа. Как будто она мне что-то преподносит — некий дар. Который предназначен мне. Только мне. И это сама она. Потому что она мне доверяет, она верит в меня. И знаете что?

 

Я не хочу, чтобы она когда-либо смотрела на меня по-другому.

 

— Кейт, эти пару дней с тобой были прекрасными. Я никогда… просто никогда…

 

Даже не знаю, как описать то, что я сейчас чувствую. Не знаю, как ей сказать. Я зарабатываю тем, что я общаюсь с людьми. Выражаю свои идеи на словах. Описываю планы.

 

Но в данный момент, слов, к сожалению, не достаточно.

 

Поэтому я беру ее за плечи и притягиваю к себе. Она стонет от удивления или предвкушения, точно не знаю. Ее язык скользит по моему языку, а руки тянут меня за волосы. Как-то мы оказываемся на кровати, бок о бок, губами впиваемся друг в друга, мои боксеры на полу. Мои руки скользят по ее груди, вниз к ее животу и затем между ее ног.

 

Я рычу:

 

— Черт, Кейт, ты уже вся влажная.

 

Так и есть. Стоит мне к ней только прикоснуться, как она вся течет. Господи. Никогда и никого я не хотел так сильно, как ее в этот момент. Она прикусывает меня за шею, когда я проникаю пальцами внутрь нее. А ее лоно как чертова перчатка облегает мои пальцы, и мы оба издаем громкий стон.

 

Потом руки Кейт на мне, ласкают меня всего. Мои яички, мой член, царапают мою грудь и спину.

 

Переворачиваюсь так, что Кейт оказывается подо мной. Она мне нужна, сейчас. Заставляю ее раскрыться для меня, поддразнивая своим членом, смазывая его кончик ее сладкими соками. От нее исходит жар. Она как пожар, манит меня, поглощает меня. Вхожу в нее медленно, но на всю длину. Мои глаза закрываются в совершенном экстазе.

 

Она голая, незащищенная и вся вокруг меня. Чувствую ее… сильнее. Она влажнее, жарче, туже. Сильнее во всем. Невероятно.

 

Кейт хватается за мой зад, мнет его, сжимает, заставляя проникнуть меня глубже. Но я выхожу из нее только для того, чтобы войти снова.

 

Господь Всемогущий.

 

Устанавливаю ритм. Не медленный или нежный. А жесткий, страстный и чертовски прекрасный.

 

С ее раскрытых губ срывается хныканье. А потом мой рот опять накрывает ее губы, прерывая все звуки, что исходят от нее. И мы хватаемся друг за друга, отчаянно, до боли.

 

Как будто это в первый раз. Как будто это в последний раз.

 

Она обвивает меня так, как только возможно, ее вагина обволакивает мой член, ее ноги обхватывают меня за талию, ее руки обнимают меня за шею — везде так крепко, словно заковывает меня в сладострастные тиски. И я зарываюсь в нее сильнее, хочу быть ближе к ней, глубже в ней. Боже, я хочу забраться в нее целиком и никогда не выбираться наружу.

 

Руки Кейт находят мои. Мы переплетаем наши пальцы и перемещаем наши сцепленные руки поверх ее головы. Касаемся друг друга лбами, каждый вздох, каждый выдох переплетаются, сливаются. Ее бедра двигаются в такт с моими, как течение океана. Назад и вперед. В безумный унисон. Вместе.

 

Наши взгляды сцепились.

 

— Боже, Дрю… не останавливайся… пожалуйста, только не останавливайся.

 

Я тону в ней. Едва могу дышать. Но все же могу вымучить из себя слова:

 

— Не буду. Ни за что не остановлюсь.

 

Я чувствую, как она кончает. С блаженством ощущаю вокруг себя каждую ее капельку. И это так приятно… просто до ужаса, хочется рыдать от удовольствия. Зарываюсь лицом ей в шею, вдыхая ее, поглощая ее. И потом кончаю вместе с ней, в нее. С каждым чувственным толчком заполняю ее внутренности. Меня пробивает сладострастным током, когда с губ снова и снова срывается ее имя:

 

— Кейт… Кейт… Кейт… Кейт.

 

Это просто чудо.

 

Спустя несколько мгновений наши тела успокаиваются. Единственные звуки в комнате — это наше прерывистое дыхание и учащенное сердцебиение.

 

Потом Кейт шепчет:

 

— Дрю? Ты в порядке?

 

Поднимаю свою голову и отыскиваю ее удивительные глаза, которые обеспокоенно смотрят на меня. Она с нежностью прижимает свою ладошку к моей щеке.

 

— Ты дрожишь.

 

Вы когда-нибудь пытались заснять что-нибудь вдалеке? Когда вы смотрите через линзу камеры, а картинка перед вами расплывается? Поэтому вы настраиваете фокус, приближаете и удаляете. Камера вращается и через секунду — бах — абсолютная четкость.

 

Все встает на свои места.

 

Картинка кристально чистая.

 

То же самое сейчас и у меня. Смотрю на Кейт. И сразу все становится таким очевидным. Чертовски ясным.

 

Я влюблен в нее. По уши. Бесповоротно. До ужаса.

 

Влюблен.

 

Она овладела мной. Телом и душой.

 

Она — все, о чем я думаю. Она — то, о чем я думал, что никогда не захочу. Она не просто идеальна, она идеальна для меня.

 

Я готов все для нее сделать.

 

Что угодно.

 

Хочу, чтобы она была рядом со мной. Все время.

 

Всегда.

 

Это не просто секс. Не просто ее шикарное тело или ее блестящий ум. Не просто то, что она заставляет меня думать или как сильно стремится бросить мне вызов. Это намного больше.

 

Все это.

 

Это она.

 

Я нарушил все свои хреновы правила, чтобы быть с ней. И это не просто ради того, чтобы трахнуть ее.

 

Это ради того, чтобы обладать ей. Чтобы удержать ее.

 

Как я не видел этого раньше? Как я раньше этого не понял?

 

— Хей?

 

Она дарит мне мягкий поцелуй в губы.

 

— Ты где? Я потеряла тебя на минутку. С тобой все хорошо?

 

— Я… — сильно сглатываю. — Кейт, я…

 

Делаю сильный вдох.

 

— Я… я в порядке.

 

Улыбаюсь и целую ее в ответ.

 

— Думаю, ты просто измотала меня.

 

Она смеется.

 

— Ух ты. Никогда не думала, что такое может произойти.

 

Да уж. Кто бы говорил.

 


Материал предоставлен исключительно в целях ознакомления и не преследует коммерческой выгоды.

 



Источник: http://robsten.ru/forum/90-1988-1
Категория: Переводы фанфиков 18+ | Добавил: freedom_91 (05.09.2015)
Просмотров: 302 | Комментарии: 14 | Рейтинг: 5.0/22
Всего комментариев: 141 2 »
avatar
0
14
Супер глава, описание всего происходящего, всё, что чувствует Дрю, он влюбился.
Спасибо большое за главу. lovi06032
avatar
0
13
Огромное спасибо за главы!
avatar
12
Когда-то это должно было произойти и вот случилось, Дрю влюбился.
Спасибо за новые главы! lovi06032
avatar
0
11
Спасибо большое за перевод!  good lovi06032
avatar
0
10
Спасибо большое за главу!   
avatar
0
9
как его накрыло giri05003
avatar
0
8
Большое спасибо lovi06032
avatar
0
7
Спасибо...И между нами не проскакивает ни одного разборчивого слова всю оставшуюся ночь....крутая глава....вау...быстро его затянуло...а вот интересно с её стороны такие мысли есть taktak
avatar
0
6
Большое спасибо ! good
avatar
0
5
Спасибо fund02016
1-10 11-14
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]