Фанфики
Главная » Статьи » Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры"

Уважаемый Читатель! Материалы, обозначенные рейтингом 18+, предназначены для чтения исключительно совершеннолетними пользователями. Обращайте внимание на категорию материала, указанную в верхнем левом углу страницы.


Крик совы. Глава 14. Часть 3

Глава 14 
Часть 3 
POV Эдвард


За ужином в уютном теплом кафе – ела Белла, остальные только делали вид – мы обсудили вероятные планы. Нам придется найти пещеру и попробовать еще раз там все осмотреть, надеясь, что низкая температура хоть что-то сохранила за столетия. Маловероятно, что в ней мы найдем ответ, а хижину в болоте вообще искать не было смысла – она давным-давно сгнила, да и сами болота осушили большей частью, - но разве у нас был другой выбор? 

Вдруг мы отыщем в пещере какие-нибудь незамеченные ранее знаки на стенах или записи потомков ведьм, запечатанные в каких-нибудь сосудах и чудом сохранившиеся до нашего времени? Или какой-нибудь след приведет нас к ныне существующей живой ведьме, информированной о своем наследии, и тогда мы сумеем добиться от нее помощи и ответов?.. 

Если же нет, нам всем следовало готовиться к смерти – то есть, ни к чему иному, как к массовому самоубийству – а думать об этом никто не хотел. 

Украшенное блестящими гирляндами и мигающими огнями кафе, запах настоящей елки и горячего глинтвейна, общее предпраздничное настроение всех находящихся здесь людей словно защищали нас от всего плохого, заставляя проникнуться духом Рождества и на время забыть о проблемах, поверить в чудо. Джаспер и Элис смотрели только друг на друга, думая лишь о том, чтобы остаться наедине. Беспрецедентно дорогие номера – других свободных перед Рождеством попросту не осталось – ждали нас на верхнем этаже отстроенного замка Хейл-Хилл. 

За панорамными окнами кафе, расположенного на крыше и имеющего потрясающий вид на все окрестности, медленно падал снег в свете желтоватых фонарей, прогуливались влюбленные парочки, приехавшие в это сказочное место ради необычных впечатлений. Их мысли заполоняли эфир радостью, надеждами, верой, которыми я не мог не проникнуться, несмотря на мрачное грядущее. Мне совсем не хотелось думать о плохом – Белла понятия не имела, какое будущее нам всем уготовано, если мы решим прервать наш бесконечный путь и начать новую жизнь людьми. По понятной причине Джаспер тоже не заговаривал об этом. 

Мы с братом оба не хотели смерти своих любимых. Вдвоем мы могли уйти – но это проклятие касалось не только нас. Я смотрел на Беллу: на ее розовых щечках мерцали отблески огней, свободно струящиеся волосы падали ей на лицо, она улыбалась, бросая на меня доверчивые взгляды. И я не представлял, как вновь с нею расстаться. О том, чтобы убить ее своими руками, или чтобы она приняла какой-нибудь яд и умерла, не могло быть и речи – она человек! Но в прошлой жизни я превратил ее в вампира, так может, ее душа уже проклята? Или она искупила вину прошлой жизни, родившись вновь человеком? Все стало таким запутанным… 

Заскучавшая Элис поднялась, посоветовав нам с Беллой тоже не задерживаться – наступил вечер, в кафе становилось слишком людно. Они с Джаспером ушли, оставив нас с Беллой наедине. Любимая заказала десерт и, пока ждала, покачивала головой в такт сменяющейся мелодии, разглядывая посетителей и улыбаясь, когда парочки вставали танцевать. Я воспринял это как знак. Моя ледяная ладонь накрыла горячую, привлекая внимание. 

- Потанцуем? – предложил я, поднявшись из-за стола. 

Белла смутилась: к ее лицу густо прилила кровь. Она пыталась отказать мне, испуганно потянув руку, но я не позволил. 

- Я не умею, - бормотала она, следуя за мной на маленький, но уютный танцпол. 

- Зато я умею, - успокоил я, чувствуя себя всемогущим. 

Когда стало понятно после двух-трех шагов, что девушка путается в собственных ногах, я аккуратно приподнял ее над землей и поставил носочками на свои ботинки, объятиями зафиксировал положение, чтобы она могла просто расслабиться и позволить мне танцевать за нас обоих. Мы плавно закружились вокруг украшенной новогодней ели под медленный ритм песни Стинга. 

- Это… невозможно. И чудесно… - задохнулась она, не отрывая от меня потрясенного взгляда. В глубоких карих глазах блестело восхищение. Белла была счастлива. И я совершенно не хотел опускать ее с небес на землю напоминанием, что это счастье недолговечно… 

- Ты прекрасна, - пробормотал я очарованно и медленно наклонился к коралловым губам, когда красивая песня стала подходить к концу. Тепло девичьего рта взорвало мои вкусовые ощущения, а божественный запах прилившей к лицу крови возбудил рецепторы хищника, но не было ничего приятнее этого простого, нежного, взаимного поцелуя с возлюбленной… после стольких лет. 

Противный звук закоротившей гитары разбил миг нашего волшебного единения: музыка со скрежетом оборвалась, раздался треск электрического разряда где-то совсем рядом. Я резко вскинул голову, с ужасом наблюдая за падающей на наши голову елкой, сыплющей во все стороны искры. Я едва успел вытащить Беллу из-под линии удара, прикрыв собой. Мишура и осколки от разбившихся елочных игрушек брызнули во все стороны, раздался визг оказавшихся поблизости людей. 

Пьяная компания со смехом поднималась с поваленного дерева – к ним уже бежали официанты и взбешенные охранники. Возмущенные крики посетителей раздавались с разных концов зала. По всей видимости, одуревшие от алкоголя молодые люди споткнулись о провод и упали, уронив рождественскую ель и чудом не убившись током сами. 

- Ты в порядке? – испуганно вгляделся я в полные паники глаза Беллы, неотрывно смотрящей на дымок, поднимающийся от разорванной напополам гирлянды. Моя любимая вполне могла оказаться жертвой несчастного случая по вине напившихся дураков, и мы оба прекрасно это сейчас понимали. Если бы не моя реакция. 

- Да… да, я… 

Я торопливо отвел Беллу в сторонку. Настроение было безвозвратно испорчено. Белла молча доела десерт и мы расплатились, мрачно наблюдая за работниками, возвращающими елку на место и убирающими мусор с танцпола. Инцидент был исчерпан, виновников вывели прочь, но неприятный осадок не желал исчезать из сердца. 

Медленно прогуливаясь по заснеженной аллее к нашему отелю, мы невольно поглядывали на стоящие вдоль газона фонари, ожидая очередного удара судьбы. Не знаю, о чем думала Белла, но я не мог забыть о смертельной опасности, нависшей над ее головой и так старающейся забрать ее у меня. 

Мы только встретились, но нам не дали даже чуточку времени, чтобы узнать друг друга. Я должен как можно скорее обратить Беллу, пока она не умерла. Я должен поговорить с ней об этом… и это тогда, когда Джаспер находится за стеной и будет слышать каждое слово. Я должен совершить бессмысленное действие – подарить любимой вечность, а затем отнять ее жизнь, чтобы все мы могли родиться людьми заново. Или не обращать ее в вампира, но смотреть, как она умирает в аварии или от случайно оборвавшихся проводов… Любая из этих картин будущего приводила меня в ужас. 

В номере напряжение немного спало: Белла приняла душ и переоделась в пижаму, и была очаровательна с темными мокрыми волосами, пахнущими яблочным шампунем, такая милая и домашняя, словно мы с ней уже много лет женаты. Современное воспитание стерло границы дозволенности между полами: сегодня не считалось предосудительным провести ночь в одном помещении и даже в одной постели с мужчиной, не являющимся твоим мужем, с которым женщина познакомилась всего день назад. 

Естественность Беллы подкупала, заставляя забыть о правилах моей канувшей в лету эпохи. Но сейчас я был счастлив, что условностей прошлых столетий больше нет – хотя бы потому, что мог неотрывно находиться рядом и защищать, а не просить у ее отца благословения и ждать свадьбы. Если бы нам пришлось готовиться к церемонии целый месяц, Аннабель бы за это время умерла… 

- Ты такой грустный, - заметила Белла, найдя меня в мягком кресле напротив телевизора, который я включил ради фона, чтобы заглушить навязчивый гул мыслей из соседних номеров. – Все хорошо? 

Я улыбнулся: не мог смотреть на лицо любимой, не испытывая радости. Никакая грядущая трагедия не могла изничтожить во мне счастье видеть Беллу перед собой, иметь возможность касаться ее, говорить с ней и мечтать. 

- Ты очень красивая, Белла, - сделал комплимент я, считая себя удивительным везунчиком: из воплощения в воплощение моя возлюбленная становилась все прекраснее, и не важно, было ли на ней надето пышное платье и корсет или потертые джинсы и кроссовки. 

Немного помедлив, девушка подошла ближе и робко присела ко мне на колени. В восторге я прижал ее к себе, зарывшись лицом в волосы и слушая ритм ускорившегося сердцебиения. Белла задышала учащенно, когда я ласково прижался поцелуем к ямочке под ушком, найдя губами быстро сокращающуюся артерию. 

- Эдвард… - выдохнула она, и ее пальцы запутались в моих волосах, потягивая их на затылке. Она откинула голову на мое плечо: ее глаза были зажмурены, а рот чувственно приоткрыт. Не в силах противиться соблазну, я похитил еще один поцелуй, соединив наши уста. 

Воспитанный в ином времени, я даже и не подозревал, что мы этим не ограничимся. Как бы не так! 

Моя трепетная ласка не несла в себе большего, чем обычной нежности и любви, рвущейся из глубин мертвого сердца. Поцелуй не обязан был перерастать во влечение – по крайней мере, во времена моего рождения и взросления так бы и было. Я ухаживал бы за девушкой, получив на это благословение ее отца. Украл бы несколько поцелуев, но не рассчитывал бы на большее до свадьбы. Я полагал, что мужчина решает, как далеко ему можно зайти, потому, уверенный в собственном самообладании, не позволил бы себе ничего лишнего. 

Я опомнился, когда пальчики Беллы добрались до пуговиц на моей рубашке и стали расстегивать их одну за другой. Испуганный, я схватил ее за руки, останавливая от безрассудства. Мне потребовалась вся моя настойчивость, чтобы прервать уже не нежный, но жадный поцелуй. 

- Стой, стой, - пробормотал я, ища взгляд Беллы и ожидая, когда он станет осознанным. Я совершил ошибку – позволил ей подумать, что между нами может быть нечто большее, нечто интимное сегодняшней ночью. Не то чтобы я был против – какая-то часть меня хотела девушку так отчаянно, что это причиняло боль, - но имелось множество причин, из-за которых я не мог допустить близости. 

- Что-то не так? – девушка была прекрасна, дивный хрупкий ангел в моих руках. Подсохшие волосы завивались на концах, красивой каштановой волной лежали на плечах и щекотали мое лицо. Божественный запах, чувственное дыхание – всего этого было достаточно, чтобы свести мужчину с ума. 

- Прости, Белла, если я ввел тебя в заблуждение. Мне очень жаль, - я огорченно отодвинул ее на край колен, чтобы вернуть контроль над собой и противиться очевидному возбуждению. – Но мы не можем делать этого, по крайней мере, не сегодня… 

- Почему? – спросила она с такой спокойной естественностью, словно между нами нет абсолютно никаких границ, и мой страх – это лишь случайное недоразумение, которое она развеет спустя минуту. 

- Прости, - повторил я и, подняв Беллу на ноги, встал сам. Пока она находилась близко, пока я касался ее – я не мог мыслить хладнокровно. 

Я отошел к окну и несколько раз глубоко вздохнул, глядя в окно: сконцентрировавшись на падающем снеге, я отвлекался от возбуждающих мыслей о женщине, которая только что дала мне понять, что хочет стать моей. Нелегко было справиться с искушением и при этом найти слова, которые не обидят ее. 

Белла оказалась не из тех, кто легко сдается. Впрочем, она и в прошлом воплощении показала себя очень независимой и храброй, бросив все – родителей, свой дом, жениха – и приехав в поместье одинокого англичанина, тем самым поставив на кон свою жизнь и репутацию. Неудивительно, что в двадцатом веке она оказалась еще больше раскрепощена и совсем не стеснялась своих желаний. 

Теплая ладонь скользнула по моей спине, согревая сквозь рубашку. Я снова вздохнул: волна страсти опалила меня огнем. Но страх… мой страх был гораздо глубже примитивных инстинктов. 

- Ты не хочешь меня? – голос Беллы дрогнул, и я обнял ее рукой за плечи, привлекая к себе и впитывая приятное человеческое тепло. 

- Ну что ты. Еще как хочу, - не скрывал я, надеясь мягко донести свою позицию. – Но, Белла, мы ведь не женаты… 

Казалось, ей стало легче – девушка тут же расслабилась и обняла меня за талию, ласкаясь щекой. Я бы многое отдал, чтобы иметь возможность не отказывать ей. 

- Все в порядке, - бормотала она, упрямая в своем стремлении, - это не преграда для нас. Не в этом времени. 

- Я родился в другой эпохе, - напомнил я, успокаивающе погладив женское плечо. – Я мог стать священником, Белла, я очень долго прожил в монастыре и традиции имеют для меня большое значение. Моя душа проклята, но твоя – нет. Я не могу быть с тобой, пока мы не произнесем клятв перед алтарем и не станем мужем и женой, пока наш брак не будет благословлен Богом. Но я понимаю, что для подобного шага еще слишком рано, так что, надеюсь, у нас будет время подождать этого прекрасного момента… 

Белла издала звук, похожий на фырканье, но попыталась тактично прикрыть свой скепсис покашливанием. 

- Подождать, пока елки и машины пытаются раздавить меня? – за кажущимся юмором пряталась тревога. 

- Ты абсолютно права, - прижал я ее к себе в защитном жесте. – Возможно, у нас совсем нет на это времени. Но я не стану торопить тебя. И ты меня пойми: я не могу нарушать заповеди. Больше не могу. Я слишком часто ими пренебрегал, и посмотри, к чему меня это привело! 

- Ты думаешь, что если бы тогда не обратился к ведьме, проклятие не пало бы на ваши головы? – проговорила Белла с явным сомнением. 

- Может, оно уже и действовало, но очень медленно, и именно я дал ему ход, - мрачное настроение накатило с новой силой. – Да, наша семья и без того страдала от постоянных потерь близких – ты права. Но это могло считаться совпадением. Тогда как мое посещение могильника со спящим демоном привело нас туда, где мы все теперь застряли. Я и брат – проклятые чудовища, ты и Элис вынуждены помнить и страдать. – Я повернулся и заключил лицо девушки в ладони, умоляюще заглядывая в карие глаза, прося понять меня. - Послушай, Белла. Наверное, ты этого не помнишь, но в прошлый раз, когда мы встретились, я поспешил сделать тебя своей до свадьбы. Спустя несколько дней ты погибла. Я не хочу испытывать терпение Всевышнего и злить судьбу снова. Я молился и клялся тысячу раз, что больше никогда, никогда не согрешу ни подобным образом, ни каким-либо другим. Возможно, если я буду поступать в соответствии с законом Божиим, Господь смилостивится надо мной и защитит тебя от смерти, ну или хотя бы немного отодвинет ее. 

Противореча мне, Белла помотала головой. 

- Я не могу назвать себя верующей – меня так не воспитывали, - но даже если ты прав, то я уже согрешила до тебя, с другими мужчинами, - в шоколаде глаз мерцало глубокое сожаление. – Так что моя душа тоже проклята, и не имеет никакого значения то, что мы сейчас не женаты. 

- Ты – дитя своего времени, а я – своего, - возразил я. – Позволь мне поступать так, чтобы моя совесть была числа. Может, заодно это зачтется и тебе. Ты согрешила по неведению, и твоя душа не проклята, как моя. Это совсем другое! 

- Но ты говорил, что я уже становилась вампиром, - заспорила девушка. – Значит, ваше проклятие легло и на мои плечи. 

Я поперхнулся любыми словами возражения. Такая мысль не раз посещала мою голову после того, как Белла превратилась. Но я не хотел даже думать о том, что то мое решение настолько ухудшает и так непростую ситуацию. Я смел надеяться, что если мы сможем быть вместе – пусть даже и не людьми, - то обретем хоть какое-то подобие счастья, смирившись с новыми сущностями. Разумеется, если не будем убивать людей, а сможем жить по законам Божьим. 

- Да, но по теории Джаспера, если ты родилась снова человеком, то все прошлые прегрешения отпускаются… 

- Если это так, почему я все еще помню тебя в этой жизни? Почему не могла найти счастье, пока не встретила тебя? Почему теперь, когда я с тобой, я понимаю, что все происходящее правильно – несмотря на нависшую над моей жизнью опасность, - а до этого жила словно во сне и не осознавала, чего мне так сильно не хватает, и одержимо искала ускользающий мираж? Почему меня преследовали ужасные сны, и я так и не обрела в этом воплощении покоя, хотя по плану Джаспера – должна была? 

Это были сложные вопросы, на которые у меня не было ответов. Интересно, что сказал бы об этом сам Джаспер… который сейчас был занят Элис в соседнем номере и, в этом я мог быть уверен, совсем не слушал нас. 

- Даже если права ты, не стоит добавлять к прежним ошибкам еще и новые. Я могу защитить тебя хотя бы от одной! Той, из-за которой ты в прошлый раз и погибла… 

- Ты, правда, веришь в то, что мое выживание зависит от твоей добродетели? – моргнув растерянно, пробормотала любимая, накрыв мои ладони своими. 

- Да, верю, - я постарался придать голосу твердости, но знал, что Белла опять права: несколько происшествий подряд свидетельствовали, скорее, о том, что церемониться с нами судьба не собирается. Однако мне было бы легче знать, что я сделал все возможное, а не просто плыл по течению, как в прошлый раз… 

Белла вздохнула и, смирившись, прикрыла глаза. Наклонившись, я оставил целомудренный поцелуй на ее подрагивающих губах. Приподнявшись на цыпочки, чтобы продлить сладкое мгновение, Белла положила ладони мне на грудь и сжала в кулачках рубашку, не дав мне слишком быстро отстраниться. 

- То есть, если мы были бы женаты, то ты согласился бы заняться со мной любовью? – ее щеки окрасил восхитительный румянец смущения, и я был бы рад сделать все, о чем она просит. Но причина моего отказа, увы, была не одна. 

- Есть и еще кое-что, что нам необходимо обсудить, - помрачнев, я отодвинулся и засунул руки в карманы, чтобы не отвлекаться. – Ты наверняка думаешь, что в вампира превращаются через укус? 

- Ты хочешь сделать меня бессмертной? – даже в тусклом свете фонарей из окна было видно, как резко Белла побледнела. 

- А ты нет? – На минуту я пришел в ужас оттого, что буду делать в случае, если она откажется. 

Белла опустила глаза, призадумавшись. Отблески гирлянд откуда-то издалека играли на молочной коже девушки, подсвечивая ее всеми цветами радуги. Наконец, любимая заговорила. 

- Ты утверждаешь, что я уже становилась вампиром. И еще рассказал, что превращение сопровождается болью. Я знаю, какой сильной бывает боль. Думаю, мои сны об огне – это оно. Воспоминание о превращении… 

Мне нечего было возразить – возможно, так и было. 

- И добровольно пойти на это, - она покачала головой растерянно, - будет сложно… 

- Мне очень жаль, что тебе пришлось пережить это чудовищное испытание, да еще и напрасно, - от всего сердца сожалел я, в эту секунду почти ненавидя Джаспера за то, что он подарил Белле эту ужасную память о боли и смерти, которую она пронесла в новую жизнь наравне с любовью ко мне. – И я ни в коем случае не буду тебя заставлять проходить его снова, если ты не захочешь… 

- Но у меня нет выбора, верно? – голос Беллы звучал обреченно и со смирением, только нервно теребящие пуговицу пальцы выдавали волнение. 

- Это судьба лишает тебя выбора, не я, - мое мертвое сердце болезненно сжалось от сострадания. – Я всего лишь хочу защитить тебя, Белла. Если для этого понадобится охранять тебя всю твою человеческую жизнь – я сделаю это и до последней минуты буду рядом. 

Белла вскинула на меня удивленный взгляд, в котором мне почудился оттенок возмущения. 

- То есть, ты будешь смотреть, как я старею? 

Я растерялся, понятия не имея, каких слов Белла от меня ждала. Мне казалось, ее беспокоит мысль об обращении, ей страшно. Я бы никогда не сделал того, чего она не хочет… 

- Я жажду быть с тобой так же сильно, как и ты, - нашелся, наконец, я. – В любом времени, в любом облике, Белла – что бы ты ни решила. Я приму любой твой выбор, пойми. Но меня не радует перспектива причинить тебе боль! Как и то, что ты будешь стареть или болеть, и в конце концов умирать на моих руках… как и то, что тебе будет постоянно угрожать смертельная опасность. Я не знаю, что лучше, - признал я свое бессилие. – Я просто хочу быть с тобой. И готов отдать за это любую цену. Если бы я мог, если бы был такой способ, я бы прошел через обращение вместо тебя! 

- Ой, ты подумал, будто я не согласна стать ради тебя вампиром? – Белла сжала мои запястья, глядя снизу вверх в слепом обожании. – Господи, конечно же, я сделаю это! Прости, что обидела тебя своей нерешительностью. Но это только потому, что эти сны об огне… - она зажмурила глаза и испуганно покачала головой, - так реальны, что я прихожу в ужас от одной только мысли пережить их в настоящем. Прости, что я такая трусиха и не оправдала твоих ожиданий. 

- Перестань, - пробормотал я пристыженно. – Бояться – это нормально. Нет таких храбрецов, которые легко стерпели бы изменение. Оно очень болезненно, и я тебя более чем понимаю. 

Белла кивнула и перевела дух. Жаль, я не мог прочитать ее мыслей сейчас и узнать истинную глубину ее страха. Не мог ничем помочь. Не мог пообещать, что боль будет терпимой… 

- Тогда решено, - улыбнулась девушка, мужественно принимая решительный вид, но ее кожные покровы все еще оставались немного бледными, а сердце билось быстрее обычного. Приподнявшись на цыпочки, Белла нежно и благодарно чмокнула меня в губы. 

Я вздохнул. 

- Это может случиться быстрее, чем ты думаешь, - пробормотал я, подыскивая слова для объяснения, запоздало призадумавшись, способен ли яд из моего рта обратить через поцелуй. Я никогда не проверял этого. Впрочем, опомнился я поздновато: мы с Беллой уже не раз целовались, и если я был заразен, то она уже обречена. – Моя семенная жидкость содержит яд. В прошлую встречу ты превратилась именно так, а вовсе не через укус. 

Лицо девушки снова побелело. 

- Конечно, скорее всего, для заражения требуется рана – ты была девственницей, и вероятно, обращение стало возможным именно поэтому. Но это только теория, Белла. Я слишком мало об этом знаю, чтобы рисковать тобой. 

Человечество столетиями сочиняло легенды о вампирах, большинство из которых оказывались выдумками, и лишь маленькая часть совпадала с правдой. И у меня не было никакого практического опыта, чтобы с уверенностью утверждать, как происходит превращение человека в ночного хищника. В мою кровь через порез попала засохшая кровь древнего демона с клинка, и также я слышал в мыслях столкнувшихся со сверхъестественным людей, что укушенные изменялись. Я знал, что Белла стала вампиром после близости со мной – не от укуса. Самым разумным объяснением было то, что все жидкости моего тела ядовиты, но этим мои знания исчерпывались. И я не хотел даже в малейшей степени рисковать, так что и целовать Беллу старался крайне осторожно, закрытыми и сухими губами. Было ли этой меры достаточно? 

- Что скажешь? – забеспокоился я, потому что Белла слишком долго молчала. 

- Дай мне подумать, - улыбнулась она, тряхнула головой и, погладив меня напоследок по щеке, отправилась в ванную. Она не выглядела обиженной, и я надеялся, что мне удалось не задеть ее чувства. 

Пока Белла сушила волосы феном, я мысленно перебирал варианты дальнейшего развития событий. Для начала мы назавтра посетим старую пещеру, в которой, скорее всего, ничего не найдем. В таком случае решать будем все вместе: жить нам или умереть. Ни один план не выглядел идеальным: никто не хотел гибели, и ни я, ни Джаспер не желали становиться убийцами наших возлюбленных. Получится ли одолеть проклятие этим сомнительным, ничем не подтвержденным способом? Вдруг это приведет к новому витку страданий всех нас? 

Но что в противном случае? Сможем ли мы просто существовать дальше, оставаясь такими, как сейчас? Проклятая участь ничем не лучше долгих разлук и неожиданных смертей, мучения наших душ вряд ли кончатся при этом раскладе, а могут стать даже хуже. Но если другого выхода не останется? Позволит ли мне в таком случае брат обратить Беллу или мне придется смотреть, как она стареет? Или как она умирает от жестокой случайности? Вопросы, ответов на которые не было. 

Я вздрогнул, услышав крепкие слова из ванной и вопли боли. В мгновение ока я распахнул дверь, в ужасе глядя на то, как Белла сражается с натужно жужжащим феном, засосавшим ее прекрасные локоны. Выдернув провод из розетки, я накрыл женские руки, успокаивая девушку, и аккуратно стал высвобождать пострадавшие волосы, напоминающие теперь воронье гнездо. Белла шипела и отпускала новые тихие ругательства. 

- Только не надо все сваливать на проклятие, - защищалась она, бросая на меня сердитые взгляды из-под сведенных бровей. – Я и до встречи с тобой влипала во всякие неприятности. Я удивительно неуклюжий человек – такой уж родилась! 

- Ладно, ладно, - кивнул я, допуская, что судьба вряд ли использовала бы фен, чтобы убить девушку. Хотя неисправные провода вполне способны были навредить человеку… 

- Дальше я сама, - проворчала любимая, выталкивая меня наружу. – А ты пока надень костюм и приготовь наши паспорта. Мы спешим. 

Спешим?.. Озадаченный, я сделал то, что она велела: накинул пиджак, проверил наличие документов и денег в кармане. 

Белла появилась через двадцать минут, готовая к выходу на улицу: на ней была вязаная бежевая юбка ниже колен и синяя блузка, чудесно сочетающаяся с темно-каштановыми волосами, уложенными тугими кольцами, и аристократически-бледной кожей, подчеркивающая линию декольте. Глаза девушки были немного подведены карандашом, а ресницы подчеркнуты тушью, и от явившейся красоты у меня перехватило дыхание. 

- Куда мы идем? – я был смущен и заинтригован, завязывая ботинки и надевая куртку. – Что ты задумала? 

- Если вся проблема в свадьбе и в том, что ты не хочешь на меня давить, то, учитывая степень опасности, отсутствие времени и наше очевидное притяжение, я согласна стать твоей женой прямо сегодня. И я не буду заставлять тебя ждать, - Белла с трогательной счастливой улыбкой глянула на мое потрясенное лицо и вытянула за руку в гостиничный коридор. – В обычных обстоятельствах я бы спешить не стала – мое отношение к браку тебе не понравится. Но это важно для тебя, и я не стану возражать. Тем более когда злой рок поджидает ближайшего удобного случая, чтобы отнять нас друг у друга. 

- Белла, я ду… 

- Не спорь, я все решила, - перебила она, застав меня врасплох объятиями возле соседнего номера – обернувшись и приподнявшись на цыпочки, девушка прижала свой лоб к моему и обняла за шею руками. Ее блестящие глаза обладали буквально гипнотическим воздействием: восхищенный неожиданно свалившимся счастьем, я с трудом мог дышать. – Или ты не хочешь жениться на мне сейчас? 

- Я-то хочу, но это ведь не единственная наша проблема… - На самом деле, никаких возражений у меня не было, но Белла вновь не дала мне договорить, словно боялась, что я найду аргументы против скоропалительного действия и уговорю ее отложить. 

- Проблема с ядом решается даже проще: если ты не заметил, в современном мире полно средств контрацепции, которые защитят меня. 

Точно. Белла взглянула с вызовом, и я смолчал. На моем лице блуждала глупая восхищенная улыбка. Она так замечательно все придумала. 

- Дело за малым: уговорить священника обвенчать нас. На это понадобятся деньги в качестве пожертвования и все наше обаяние – мы ведь не в Вегасе, где подобное в порядке вещей, - усмехнулась она, ласково чмокнув меня в губы. 

- Еще нужны свидетели, - озадачился я, но у Беллы и на это оказался заготовлен ответ. 

- Надеюсь, твой брат и Элис возражать не будут, - хихикнув, Белла повернулась к смежному номеру и подняла руку, но прежде, чем она постучалась, дверь отворилась и в проеме появилась сияющая улыбкой маленькая вампирша. 

- Да! – вскричала Элис так, словно они с Беллой давние подруги, и ей не терпится стать участницей свадебной церемонии. 

Джаспер, мрачной тенью следующий за своей половинкой, выглядел хмурым – ему не нравилось то, что мы затеяли. Он строго взглянул на меня, и я прочитал его мысленный вопрос: он сомневался, что это хорошее решение, учитывая задуманное всеми нами будущее. Но даже он не мог сейчас испортить мне настроение. 

- Ты уверен? – в голосе брата звучало предостережение… и беспокойство. 

Он волновался, что все заходит слишком далеко: мы оба встретили своих возлюбленных, и ни один из нас не желал их терять. Чем больше проходило времени и чем сильнее росла наша привязанность, тем тяжелее было думать о том, чтобы разлучиться друг с другом. Искушение становилось слишком велико: вместо того чтобы поставить точку в существовании проклятого рода и начать все с чистого листа, имея шанс на исцеление наших душ от зла, мы могли поддаться соблазну жить дальше в этом обличии и навсегда потерять надежду на избавление от темного наследия. 

- Так или иначе – впереди нас ждет боль, - объяснил я, пока Элис и Белла оживленно обсуждали грядущее торжество, как добрые старые приятельницы, хихикали и держали друг друга за руки. – Все пути ведут в ад. Почему бы немного не насладиться путешествием? 

- Она знает?.. – напомнил он о нашем плане умереть, и я опустил голову под гнётом сложных чувств из неприятия, вины и сожалений, которые не хотел никому показывать. 

- Нет. 

- Ты должен ей сказать, - брат осуждал мое стремление оградить Беллу от неизбежной травмирующей правды. 

- Мы еще ничего не решили, - сердито покачал я головой. – Я не стану пугать ее сейчас, когда она и так напугана. Вдруг все обойдется… Если же нет… 

- Ты пробудешь ее мужем всего день или два, - Джаспер не отступал, хотя понятия не имел, как собирается осуществить свой грандиозный план. 

Я чувствовал его внутренний протест: он даже думать не мог о том, чтобы прервать жизнь Элис ни собственными руками, ни тем более с чьей-то помощью, как и допустить, чтобы она сделала это сама. Словно упрямый слепец, он цеплялся за свои убеждения, не осознавая силу глубинного противоречия в себе. Он постоянно мысленно повторял: я должен, должен, должен – как мантру, которую необходимо заучить. Но с той же силой, что и я, не представлял, как лишить жизни Элис, когда дойдет до дела. 

Я чувствовал его решительный настрой – он передавался мне благодаря дару эмпата, становился моей неотделимой частью, подавлял волю, принуждая ощущать правильность этого решения, как своего собственного. Но в то же время Джаспер даже не замечал, что его отрицание убийства транслируется с той же неодолимой силой. Меня словно разрывало изнутри на две части с мощью раскрученного ядра. Брат говорил, что должен, хотел убедить в этом и меня, и себя, но в глубине души и сам не верил в осуществимость миссии. Но с упорством барана закрывал глаза на собственное нежелание. 

- Или чуть больше, если ты позволишь, - пробормотал я рассеянно, улыбнувшись раскрасневшейся от эмоций счастливой Белле. Сейчас мне совсем не хотелось думать о смертях – перед моей свадьбой, в канун святого праздника, когда счастье буквально переполняло каждый кубический сантиметр воздуха вокруг нас, лилось из любого номера отеля и с переполненных улиц города. И Джаспер тоже наверняка его чувствовал. – Проклятие никуда не убежит, и ты, и я, и девочки – мы все можем позволить себе немного насладиться воссоединением. Пару недель, а? 

Я слышал, как некрепкая вера брата пошатнулась от искушения. Он попытался спорить с самим собой, но улыбка Элис его сразила… и он сдался чувствам. Его любовь хлынула через край и затопила меня, почти заставив захлебнуться. 

- Да, - согласился он и добавил, вовсе не чувствуя душой того, что говорит его рот: - Пару недель мы вполне способны потерпеть. Но не больше. 



Источник: http://robsten.ru/forum/64-1797-1
Категория: Фанфики по Сумеречной саге "Вампиры" | Добавил: skov (19.05.2019) | Автор: Авторы: Миравия и Валлери
Просмотров: 130 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 2
1
2  
  Спасибо за продолжение!  good  hang1  lovi06015  lovi06032

1
1  
  Спасибо за главу)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]